Животноводство в России и Белоруссии

В своё время работу животноводческой отрасли сводили к принципу «трёх К»: кадры, корма и коровы. Такое условное и весьма упрощённое наименование квалифицированных специалистов, качественной кормовой базы и племенного скота хорошо описывает главные категории успеха животноводства. А вот выпадение даже одного из этих компонентов этой «триады гарантированного успеха» сразу же ставит под вопрос все начинание — отсутствие «кадров», «коров» или «кормов» критично для любого животноводческого хозяйства.

Коровы просят зерна!

Одной из проблем России и Белоруссии после распада единого хозяйственного механизма Советского Союза стало резкое сокращение кормовой базы животноводства. Связано это было сразу с тремя факторами.

Во-первых, резко упавший потребительский спрос диаметрально поменял спрос — население обеих стран значительно увеличило потребление продукции переработки зерновых (круп и макаронных изделий) в ущерб мясу. Страна буквально «села на макароны», что бумерангом ударило и по производству мяса и, опосредованно — по производству качественных кормов для животных и птицы.

Во-вторых, Россия и Белоруссия были вынуждены отказаться от существовавшего в СССР разделения труда в сельском хозяйстве, в рамках которого они были основными животноводческими регионами, в то время как производство зерновых во многом опиралось на другие республики, в первую очередь — Украину и Казахстан. Уход этих стран в «самостоятельное плавание» обусловил резкий рост стоимости сырья для производства кормов — всё украинское и казахстанское зерно разом стало импортным и, как следствие, стало продаваться по мировым ценам.

Ну и, наконец, в-третьих, негативный эффект на производство кормов оказала необдуманная политика импорта готового мяса, пресловутых «ножек Буша», которые буквально заполонили товарные полки магазинов и во многом вытеснили отечественную мясную продукцию всех видов. Население не просто стало покупать меньше мяса, но и перешло на дешёвые импортные суррогаты, которые завозились в готовом виде и подрывали и без того находящееся в кризисе отечественное животноводство.

Результатом такого тройного удара по отрасли стало не только катастрофическое падение производства собственного мяса, но и практически полное разрушение отрасли производства кормов. Все 1990-е и начало 2000-х годов прошли под знаком физического выживания отрасли, когда речь шла не о некоей «инвестиционной активности», а об элементарном сохранении квалифицированных специалистов и основных фондов предприятий. Практическим финалом такого сценария было бы полное уничтожение кормовой отрасли и тотальная зависимость отечественного животноводства от импортной кормовой базы. В таких условиях понятие «продовольственной безопасности» было бы лишь пустым звуком.

Пропасть пройдена

Негативные тенденции в животноводстве и, как следствие, в производстве кормов для животных были сломлены лишь в начале 2000-х годов. Удивительно, но факт — и Россия, и Белоруссия вот уже второй десяток лет живут в условиях непрерывного роста производства мяса домашнего скота и птицы. И это — при практически стабильном населении!

Россия - экономика производство мясо

В полном размере: Россия - производство мяса

Наиболее быстрорастущим сегментом стал сегмент птицеводства. Впервые собственное российское производство мяса птицы превзошло импорт в 2006 году — тогда страна ввезла из-за рубежа и произвела самостоятельно по 1,2 млн. тонн мяса птицы.

С тех пор импорт «куриного» мяса лишь продолжил своё падение, в то время как собственное производство в России только росло и достигло уровня в 6,16 млн. тонн в живом весе в 2016 году. Таким образом, лишь за прошедшее десятилетие производство мяса птицы в стране не просто удвоилось, но выросло более чем в четыре раза!

Конечно, нельзя отрицать того, что производство мяса птицы росло быстрее продукции других отраслей животноводства — так, за тот же период 2006-2016 годов общее производство мяса выросло «лишь» в 1,7 раза, что соответствует ежегодному росту в 5-7%.

Впрочем, рассказы о том, что «Россия сидит на курице» тоже беспочвенны — за тот же 2016-й год общее производство мяса достигло отметки в 13,97 млн. тонн, стартовав с 8,06 млн. тонн в 2006-м и не дотянув до заветных 14 миллионов тонн всего лишь чуть-чуть. Отсюда следует, что мясо птицы составляет всего лишь 44% от среднего мясного рациона российского жителя, в то время как 56% приходится на другие традиционные виды мяса — свинину, говядину и баранину.

Животноводство соседней с Россией Белоруссии тоже оправилась от кризиса 1990х-2000х годов и продемонстрировало пусть и более скромный в абсолютном выражении, но столь же мощный относительный рост — лишь за период 2010-2016 годов производство мяса всех категорий в Белоруссии выросло с 1,4 до 1,68 млн. тонн, что соответствует росту в 1,2 раза.

Следствием такого взрывного роста по всем отраслям животноводства стал и столь же впечатляющий рост отрасли производства кормов. Согласно данным Союза производителей комбикормов, средний рост кормовой отрасли даже превосходил общий рост животноводства, уступая по темпам только «взрывной» российской птицеводческой отрасли. Так, за период с 2008 по 2014-й год отрасль росла на целых 12% ежегодно, компенсируя чудовищный провал и развал производства в 1990е-2000е годы. Такое бурное развитие отрасли отразилось и на её показателях — стартовав с отметки 14,7 млн. тонн в 2009 году, к 2016-му году производство кормов практически удвоилось, составив в 2106-м году 25,8 млн. тонн.

Не отставала в росте производства кормов для животноводства и соседняя Белоруссия, конечно, с поправкой на более скромный рост собственного производства мяса — так, в 2010 году страна произвела 4,7 млн. тонн комбикормов, а в 2016 году — уже около 5,6 млн. тонн.

Мировые ресурсы

Годы пика производства различных продуктов: кукуруза – 1985, рис и ловля рыбы – 1988, молочная продукция – 1989, яйца – 1993, мясо – 1996, овощи – 2000, пшеница и молоко – 2004, домашняя птица – 2006, сахарный тростник – 2007, соя – 2009.

Проблемы роста и перспективы

Оценки российского Союза производителей комбикорма в целом показывают достаточно оптимистическую картину по будущему развитию «кормового животноводства». Конечно, повторить успех периода 2006-2016 годов будет достаточно сложно — прошлое десятилетие и в самом деле было периодом «низкой базы», когда новое производство кормов во многом опиралось на глобальное проседание прошлых пятнадцати лет и базировалось частично на старых технологиях, кадрах и производственных мощностях.

Новый период развития производства кормов для животных как в России, так и в Белоруссии будет гораздо более спокойным. Планируется, что средний годовой прирост составит 3-4%, а в 2025 году производство кормов в России составит около 38 млн. тонн. Ещё около 8 млн. тонн в общий «кормовой котёл» сможет добавить соседняя Белоруссия, что позволит двум странам в перспективе выйти на полное самообеспечение по кормовой базе и поддержать уверенный рост производства продукции животноводства и в будущем.

Как ни странно, основной упор в следующее десятилетие отрасль сделает на производстве кормов для свиноводства и для крупного рогатого скота — прогнозируется, что эти виды комбикормов вырастут в объёме на 61% и на 50% соответственно, в то время как «законодатель моды» прошлого десятилетия, корма для птицы, вырастут всего лишь на 29%. Это свидетельствует об объективной тенденции потребления мяса — на сегодняшний день рост производства мяса птицы уже замедлился, в то время как производство свинины, баранины и даже говядины имеет высокий потенциал роста.

Россия - экономика

Кроме того, в ближайшее время уже очень остро встанет вопрос и качества производимых в России и Белоруссии комбикормов. До настоящего момента времени рост производства, как уже было сказано, шёл в основном за счёт экстенсивного ввода новых мощностей и частичной «реанимации» простаивающих старых. При этом качеству производимых кормов уделялось недостаточно внимания — на быстро растущем рынке рулил принцип «съедят всё — и ещё попросят». В результате использования несбалансированных соотношений кормов, в первую очередь — с точки зрения наличия незаменимых белков и аминокислот, животные в России часто вынуждены были потреблять в два раза больше корма по сравнению с предписанными нормами в других странах. По сути дела, это приводило к тому, что производители мяса переплачивали за комбикорм и вынужденно растягивали сроки выращивания птицы и скота, в силу низкой кормовой эффективности.

Отсюда вытекает и основная задача следующего десятилетия — это создание более сбалансированного соотношения кормов в России и Белоруссии, которое будет включать как продукцию прямого синтеза незаменимых аминокислот, так и побочные продукты из пищевой промышленности. На сегодняшний день доля зерна в кормах для животных в России и Белоруссии колеблется на уровне 65-75 процентов, в то время как передовые мировые технологии позволяют снизить её до 40-45 процентами — причём сделать это без ущерба для качества мяса.

Побочным, но не менее важным последствием внедрения такого рода инновационных кормов, которые в меньшей степени опираются на зерно, как на основное сырьё, будет и более слабая зависимость животноводства от текущей конъюнктуры зернового рынка. На сегодняшний день индустрия производства кормов в России и Белоруссии критически зависит от производства зерновых — фактически, курицы и коровы «конкурируют» с людьми за продукцию зерновых культур. В то же время, громадные площади естественных лугов, мощная обрабатывающая пищевая промышленность с массой промышленных отходов и перспективы современных биотехнологических производств являются крупным резервом для качественного изменения структуры производства кормов.

Хочется верить, что следующее десятилетие для кормовой отрасли двух стран, как и для российского и белорусского животноводства, станет не менее успешным, нежели предыдущее десятилетие, которое позволило вернуть настоящее мясо на полки наших магазинов и супермаркетов.

Источник: https://vk.cc/78x8d4

Опубликовано 24 Ноя 2017 в 16:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.