Трагическая смерть 18-летнего афроамериканца Майкла Брауна, которого в Фергюсоне (Миссури) застрелил белый полицейский, вытолкнула проблему полицейского насилия в центр внимания СМИ.

После этого происшествия стало известно о множестве случаев, связанных с полицейской жестокостью и чрезмерным применением силы. В некоторых из них пострадали афроамериканские молодые люди или другие представители маргинализированных общин.

Всего лишь через два дня после убийства Брауна, полиция Лос-Анджелеса застрелила ещё одного негра Эзелла Форда. Как сообщали СМИ, у Форда были психические проблемы. А в ноябре полицейский Огайо застрелил 12-летнего ребёнка, который играл с игрушечным оружием на детской площадке.

Ближе к дому.

Но США – не единственная страна, которая сталкивается с этой серьёзной проблемой.

Как мы уже сообщали, в Австралии тоже имеет место полицейская жестокость и полицейские расстрелы, которые в последние годы резко участились. Но, в отличие от американских граждан, которые тысячами выходят на протесты против полицейского насилия, австралийцы не спешат это делать.

Полицейское насилие не ограничивается расстрелами. Недавно мы рассказывали о 16-летней девочке-аборигенке Мелиссе Данн (Melissa Dunn), которую полиция арестовала за сопротивление аресту и создание препятствий для исполнения служебных обязанностей полиции. На видеозаписи, показанной на канале CCTV, видно, что полицейские жестоко напали на девочку около ресторана McDonald в Сиднее, в результате этого, её голова ударилась о желоб, и она потеряла сознание.

Позже городской детский суд вынес решение о «невиновности» Мелиссы и раскритиковал полицию за использование «непропорциональной силы» во время её ареста. Мелисса скончалась через три дня после этого заседания суда.

А также, мы писали об известном случае с молодым и слабым парнем, которого огромный полицейский сбил с ног во время местного гомосексуального фестиваля. Этот наглый полицейский не был напуган присутствием нескольких представителей общественности, которые сняли его действия на видео. Этот список можно продолжать.

Такие случаи показывают, что проблемы полицейского насилия и применения чрезмерной силы вызывают беспокойство в Австралии, несмотря на попытки реформировать закон и исправить несправедливость.

Действующее законодательство.

Раздел 230 Закона о правах и обязанностях правоохранительных органов (LEPRA - Law Enforcement (Powers and Responsibilities) Act) 2002 года утверждает, что сила, используемая полицейскими, обычно должна быть «обоснованно необходимой для исполнения своих служебных обязанностей».

Это подтверждается в Разделе 231, который явно утверждает, что во время арестов должна использоваться сила, «обоснованно необходимая для проведения ареста и предотвращения побега арестованного».

Оба раздела изложены в Своде правил полиции Нового Южного Уэльса по лишению свободы, правам, расследованиям, управлению и доказательствам (NSW Police Force Code of Practice for Custody, Rights, Investigation, Management and Evidence - CRIME).

Учёба на ошибках.

Закон LEPRA использовался Королевской комиссией деятельности полиции Нового Южного Уэльса (Wood Royal Commission into the New South Wales Police Force), которая в 1995-1997 годах должна была расследовать коррупцию в полиции.

В промежуточном докладе отмечалось, что количество жалоб на полицию удвоилось с 1987 года, и многие из них касались применения чрезмерной силы, несправедливых арестов и условий содержания в заключении.
LEPRA был предназначен для описания и объяснения прав полиции в целях сокращения злоупотреблений властью, помощи при обучении и охране прав людей при контактах с полицией. Затем были внесены дополнения о процедуре ареста, в том числе пункт, что полицейский должен «иметь достаточные основания для благоразумного ареста».

Официальные документы полиции Австралии утверждают, что полиция «должна применять только такую силу, которая разумна, необходима, пропорциональна и соответствует обстоятельствам»; и примечательно, что арест должен использоваться только в качестве последнего средства.

LEPRA определяет диапазон силы при аресте или других полицейских мероприятиях, но в 2009 году Юридическое общество Нового Южного Уэльса (Law Society of NSW) отметило, что многие полицейские всё ещё плохо понимают законы, и необходимо проводить дополнительное обучение, чтобы полиция понимала смысл «обоснованно необходимой» силы.

Юридическое общество также отметило, что «многие полицейские, кажется, не понимают необходимость рассматривать альтернативы аресту и арестовывать, только если ни одна из этих альтернатив не подходит».

Но, несмотря на эти выводы и тот факт, что LEPRA был предназначен, в основном, для сокращения злоупотреблений силой со стороны полиции, продолжалось постоянное расширение полицейских полномочий, которые привели к разрушению прав и свобод людей.

Недавние изменения в полицейских полномочиях.

Полиция протестовала против закона LEPRA, и СМИ с радостью раздули сенсацию из этого вопроса. Заголовки новостей кричали, что этот закон поддерживает преступников, а полиция жалуется, что этот закон тяжело исполнять. А затем началась зачистка прав и свобод граждан.

В декабре 2013 года были внесены поправки в Раздел 99 этого закона, расширившие список обстоятельств, при которых можно арестовывать людей без ордера.

Примечательно, что поправки отменили одно требование для ареста, которое говорит, что арест производится для начала судебных процедур, а это, по мнению многих адвокатов, отменяет гарантию, что арест должен производиться только в крайнем случае.

Более того, этот закон вводит пять новых категорий арестов, и некоторые из них весьма неоднозначны. Например, новый пункт 99(1)(б)(ix) утверждает, что арест можно проводить, если есть оправдание «характера и серьёзности» преступления. Однако, закон не разъясняет подробности этого оправдания.

Кстати, за несколько месяцев до принятия этих поправок были приняты новые законодательные изменения о праве на молчание, которые позволяют суду делать отрицательный вывод из отказа арестованного отвечать на вопросы полицейских в присутствии адвоката. Это радикально изменило предыдущее положение, при котором молчание не означало наличие вины.

Влияние, которое эти поправки оказали на права и свободы граждан, очень серьёзны, особенно, когда дело касается уязвимых групп населения, включая коренных австралийцев, психически больных и представителей некоторых этнических групп.

Что же делать?

Законодатели часто сталкиваются с трудной задачей баланса защиты свобод людей и предоставления полиции полномочий, которые необходимы для исполнения служебных обязанностей. И, как и при любой проблеме, быстрое решение редко возможно.

Наверно, хорошим первым шагом может стать восстановление гарантий, что арест должен быть только последним средством, что арестованный имеет право молчать, что адвокатам не будут мешать посещать арестованных и что полицейские, замеченные в насилии, окажутся под независимым следствием.

В США предпринимаются некоторые необходимые меры для решения проблемы полицейского насилия. Например, недавно власти Чикаго объявили, что попытаются проанализировать свою историю полицейской жестокости, а затем выплатить компенсации жертвам и провести в школах специальные уроки с рассказом о тёмном прошлом их города. На выплату компенсаций для своих жертв полиция запросила 5,5 млн. долларов.

Но, хотя эти меры – безусловный шаг в правильном направлении, на австралийских законодателях лежит обязанность делать всё для предотвращения дальнейших несправедливостей.

http://antizoomby.livejournal.com/426863.html