В то время как Oxfam заявляет: «экономические, этические и финансовые аргументы в пользу перемен не могут быть сильнее», Соединённое королевство (СК) нуждается не только в политических переменах для исправления «противоречивых материалистических ценностей», оно нуждается в гуманитарных ценностях, которые смогут объединить людей и возродить доверие.

Валовой внутренний продукт (ВВП) 2014 года составлял в США 2,94 трлн. долларов, СК занимает пятое место по этому показателю, после Германии и Японии. Но королевство страдает от острого неравенства доходов, и, по данным агентства Oxfam (которое собрало информацию о бедности), «каждый пятый британец (20%) живёт ниже официальной черты бедности, это означает, что каждый день они должны бороться за существование».

Консервативное правительство неоднократно заявляло, что горькое лекарство жёсткой экономии крайне необходимо для «балансировки развалившегося бюджета», это «правильное действие», да, это больно, но «мы все должны быть вместе». Наш экономический план «работает», безработица и инфляция «снижается», а экономика «растёт быстрее», чем в любой другой промышленно развитой стране.

Бедные становятся беднее.

Поверив в эти «хорошие новости», можно было бы надеяться, что вскоре британцы заживут богато. Однако, до этого очень далеко. Проведя тщательное исследование, независимый проект «Бедность и социальное отчуждение (Poverty and Social Exclusion, PSE)» пришёл к выводу, что нынешняя бедность в Британии - «худшая за последние 30 лет» - количество бедных людей «удвоилось с 1983 года».

Выводы PSE резко противоречат позитивным разглагольствованиям «Кэмерона и компании», но они всего лишь подтверждают результаты исследований Oxfam и Barnardo, которые отмечают, что «около 3,7 млн. детей СК живут в бедности». Это более четверти детей этой страны.

«Бедность» - расплывчатый термин, а «серьёзная бедность» - ещё более расплывчатый. Различные правительства используют различные критерии для определения беден или нет какой-то человек, и эти критерии должны, прежде всего, отвечать интересам правящей партии. Правительство СК пользуется тривиальным и поверхностным методом: если семья зарабатывает «меньше 60% от среднего дохода (26000 фунтов стерлингов), то это бедная семья». Это примитивный и узкий подход, - считает PSE, - «это произвольное определение давно раскритиковано». PSE определяет бедность намного шире – на основе «согласованного метода». В него входят показатели «множественных лишений и дохода», минимальных «приемлемых жизненных стандартов», а также социального отчуждения. Для объективного учёного это более умный и системный подход.

Детальный доклад PSE полон удручающих подробностей: согласно статистики «треть населения СК сталкивается со значительными трудностями, и приблизительно четверть живёт в неприемлемо низких условиях жизни»; «4 миллиона детей и взрослых питаются плохо»; «1,5 миллиона детей живут в семьях, которые не могут позволить себе отапливать свои квартиры и более 2,5 миллионов детей живут в сырых помещениях».

Бедность оказывает на детей острое и длительное влияние, увековечивая социальную несправедливость и неравенство. Это главная проблема для СК. Благотворительная организация Barnado исследовала воздействие детской бедности на их образование и медицинское обслуживание. Она обнаружила, что бедные дети хуже учатся в школе – всего лишь 5% самых бедных «хорошо успевают по итогам первого года обучения (5-6 лет), по сравнению с 70% других детей. Бедные подростки хуже сдают экзамены, и, следовательно, не могут поступить в университет, т.е. им сложнее получить хорошую работу с высокой зарплатой, что мешает им выбраться из нищеты».

Состояние с медициной намного хуже. «Для нижних социальный групп младенческая смертность на 10% выше среднего показателя, а трехлетние дети, живущие в семьях с доходом ниже 10000 ф.ст. в год, в 2,5 раза чаще страдают хроническими заболеваниями, чем дети из финансово обеспеченных семей». Эти кошмарные факты указывают на последствия экономической идеологии правительства.

Речь идёт о неолиберальной стратегии, пущенной в оборот в 1980-х при правлении Маргарет Тэтчер. Эта стратегия сопровождалась «финансовой либерализацией, разрушением социального обеспечения и дерегуляцией рынка труда». Неразумные реформы продолжились при правлении «новых либералов» Тони Блэра, что «привело к резкому росту количества бедных людей, которое увеличилось с 7,3 млн. в 1979 году до 13,5 млн. в 2008 году» и увеличило доходное неравенство. Guardian пишет, что самый богатый 1% страны «имеет столько же богатства, что сколько и 55% самых бедных людей», и, в соответствии с экономическими планами правительства, это неравенство будет расти.

Неравенство – неизбежное следствие несправедливости, присущей неолиберализму. Чем сильнее экономика связана принципами неолиберальной идеологии, тем шире разрыв неравенства. Разговоры об «эффекте просачивания» оказались пустой фантазией, сфабрикованной богатыми для покорности бедных. Богатство, возможности и влияние по-прежнему остаются наверху, - как пишет Арундати Рой, - «просачивание вниз не работает, работает только высасывание наверх».

Неравенство – причина всех социальных недугов: от подростковой беременности, убийств, депрессии и недоверия до неграмотности, ожирения, наркотической и алкогольной зависимости. Директора крупнейших корпораций получают в 100 раз больше среднего английского работника. Поразительно, что в этой стране нет массовых народных протестов. Но большая часть работников слишком отягощена тяжёлым рабочим графиком и финансовым стрессом, и не способна на оправданное восстание. И конечно телевидение, плохое питание и прочие отвлекающие факторы гарантируют, что социальное неравенство, а также поразительная бедность и эмоциональная пассивность будут сохраняться в этой стране.

Директора получают в 100 раз больше среднего работника – это абсолютно безнравственно, несправедливо и бессмысленно. Доходы в организациях и компаниях, неважно больших или маленьких, должны распределяться среди работающих в них людей чуть справедливей. Сокращение самых высоких зарплат и перераспределение денежных ресурсов среди самых низкооплачиваемых работников – один из позитивных шагов. В некотором смысле, это делается в скандинавских странах, в которых неравенство находится на низком уровне, государственная помощь велика, а социальных проблем существенно меньше.

Идеологические проблемы.

В результате финансового кризиса 2008 года по всей Европе (в Испании, Португалии, Греции и т.д.) вводятся меры жёсткой экономии, а с 2010 года жёсткая экономия стала главным инструментом для борьбы с экономическим коллапсом в СК. Заявленная цель консервативной программы – «сокращение дефицита… восстановление доверия к рынкам и рост экономики».

Эта односторонняя методика включает в себя экстремальные сокращения в государственном секторе (в том числе уничтожение более 1 миллиона рабочих мест к 2018 году и замораживание зарплат); серьёзные сокращения социальных пособий; увеличение налогов («на каждые 100 ф.ст. сокращений дефицита приходятся 85 ф.ст. за счёт сокращений расходов, а 15 ф.ст. – за счёт увеличения налогов», - отмечает Oxfam). Консервативные меры жёсткой экономии – это «война против бедных» и главная причина резкого роста бедности, включая детскую бедность и бездомность.

Правительство предлагает сократить к 2017-2018 финансовому году 12 млрд. ф.ст. социальных расходов, и уже произвело значительные сокращения. Были сокращены налоговые льготы, все пособия заморожены на 4 года, несмотря на инфляцию, и уменьшена общая сумма пособий. Самые уязвимые члены общества (и прежде всего женщины и дети) стали жертвами агрессивной и негативной политики. Несмотря на обещания покончить с бедностью к 2020 году, «в категорию бедных дополнительно попадёт один миллион детей» – из-за социально противоречивой и несправедливой политики, не считая «1,5 млн. взрослых работоспособного возраста, которые добавятся к этому времени к существующим беднякам».

Нам постоянно говорят, что жёсткая экономия – неприятный путь к «длительному экономическому росту» и «Земля Обетованная Нулевого Дефицита». Идеологический рай, как обещают консерваторы, с лихвой окупит все трудности, разрушения социальной помощи и личные страдания, возникшие на этом пути. Общественные страдания, о которых премьер-министр и его приятели-миллионеры ничего не знают, продолжают усиливаться, но мифическая «Земля Нулевого Дефицита» всё не приближается. На самом деле, бюджетный дефицит СК в этом году составил 4,9% ВВП или 88 млрд. ф.ст., а правительственный долг - 1,5 трлн. ф. ст. - это в два раза больше, чем было в 2010 году, до прихода к власти консервативного правительства.

Жёсткая экономия, по словам нобелевского лауреата Джозефа Стиглица, «оказалась провальной» и «привела к неравенству, которое продляет экономическую слабость и без необходимости создаёт многолетние страдания безработных и бедных». Он отмечает, что «нет такой крупной экономики, которая выросла бы благодаря жёсткой экономии». Если политика жёсткой экономии будет продолжаться в Британии и в других европейских странах, то неравенство будет расти, а с трудом завоеванные социальные льготы будут ликвидированы, и целое поколение столкнётся с безнадёжной бедностью.

Необходимы реальные альтернативы.

Неолиберальные верующие часто поют псалмы о том, что не существует альтернативы их специфическим экономическим догматам. Эта модель удовлетворяет их интересам, и по понятным причинам, они очень привязаны к ней. Жёсткая экономия используется для усиления концентрации богатства и ослабления большинства населения. Хорошо отрепетированные партийные разглагольствования - «либо увеличение долга, либо жёсткая экономия, мы должны жить по средствам» - просты, когда ваши средства выражаются миллионами, и сложны, когда их нет, а ваши пособия уменьшаются, и вы не можете купить еду и обогреть свою квартиру.

Если мы хотим создать справедливое общество, нам нужен совершенно новый подход к управлению экономикой. Подход, который не ограничен идеологией, основан на принципе распределения, удовлетворяет нуждам и правам большинства, и не только основным потребностям на еду и приют, но и праву вырасти человеком.

В то время как Oxfam заявляет: «экономические, этические и финансовые аргументы в пользу перемен не могут быть сильнее», нам нужны не просто политические перемены, но и срочные системные перемены, позволяющие отказаться от материалистических ценностей, которые поощряют эгоизм. Нам нужен новый путь, который связан с гуманитарными ценностями, объединением людей и взаимным доверием.

http://antizoomby.livejournal.com/437089.html