Согласно оценкам последнего доклада ООН, более 25 000 иностранных боевиков из 100 стран мира присоединились к воинствующим группам исламских террористов, таким как «Аль-Каида» и «Исламское государство», только за последние годы, причем 71% из них – за период с лета 2014 по март текущего года.

На фоне растущего числа лиц, примкнувших к участию в деятельности экстремистских исламистских группировок, особо обращает на себя внимание увеличение числа девушек, все активнее устремляющихся в ряды террористов ИГИЛ. Их количество измеряется уже не десятками и сотнями, а тысячами, и эта тенденция стала походить на своего рода эпидемию, значительно затронувшую не только мусульманские, но и европейские государства, а также в определенной степени США, Канаду, Австралию. Так, по данным Института стратегического диалога (The Institute of Strategic Dialogue – ISD) в Лондоне, в последнее время наиболее массово в этом процессе стали участвовать представительницы «слабого пола» таких стран, как Великобритания, Дания, США, Франция, Германия, Швеция, Финляндия, Норвегия, Австрия, Россия, а также Австралия и Канада.

В исследовательских центрах различных стран пытаются определить, чем же обусловлена возросшая активность приобщения девушек к ИГИЛ и каковы возможные рецепты в целях принятия превентивных мер в странах, охваченных этим процессом.

Как показывают различные европейские исследования, присоединяющихся к ИГИЛ женщин-иностранок в основном можно разделить на следующие возрастные группы: 15-18 лет, 20-21 год, 25-26 лет и, примерно, 45 лет. Большинство из них – представительницы среднего класса, но определенная часть – это девушки из малообеспеченных слоев общества, всю жизнь прожившие в пригородах или в сельской местности.

Безусловно, у каждой из этих групп есть свои собственные социальные мотивации для принятия решения о вступлении в ряды ИГИЛ. Как отмечается в подготовленном Institute for Strategic Dialogue и International Center for the Study of Radicalization Королевского колледжа в Лондоне докладе, «женщин влекут к ИГИЛ разные факторы, в том числе чувство своей изолированности, убеждение, что международной мусульманской общине угрожает опасность и желание обрести духовных сестер (они особенно важны для девушек-подростков)».

Определенная часть девушек следует за своими бойфрендами, тогда как другие, напротив, стремятся к независимости и вынашивают собственные исламистские планы, возникшие в процессе их обработки различными религиозными кругами, в том числе и в результате активного общения в социальных сетях, чем сегодня поголовно занято большинство молодежи. При этом следует отметить, что в последнее время основной эмиграционный наплыв молодых людей в Европу и другие промышленно-развитые регионы происходит из мусульманских государств арабского мира и Африки, значительная часть бойфрендов и контактов молодых западноевропейских девушек в соцсетях придерживается мусульманского вероисповедания, что также побуждает девушек к углубленному познанию основ ислама. В этой работе ИГИЛ активно использует возможности социальных сетей в целях воздействия на широкие массы.

В процессе такого общения, естественно, затрагиваются и обсуждаются негативные аспекты и пороки, поражающие нынешнее общество, в частности, разрушение идеологических ориентиров, снижение роли семьи и традиционного брака, а главное – подчеркивается неустанная борьба приверженцев ислама за сохранение и торжество общепризнанных жизненных устоев, в противовес христианской религии. К сожалению, нередко такие обсуждения в Интернете изобилуют экстремизмом, который, в принципе, весьма легко проникает в сознание молодежи, а тем более, когда его проповедуют опытные представители исламистских группировок.

В результате увлекшиеся девушки переходят в ислам из христианства, иудаизма и буддизма или же отказываются от агностических или атеистических взглядов своей семьи. В результате искаженное восприятие общества (в частности, братьям по вере – суннитам нужна помощь в борьбе с вредоносной и еретической властью Асада, а для суннитов алавиты – это секта извращенцев) подталкивает девушек к присоединению к «священной войне» на Ближнем Востоке, у них возникает желание сражаться наравне с мужчинами в «горячих точках» на стороне ИГИЛ.

Идеализированный образ мужчины, который идет на смерть и проявляет стойкость веры и убеждений, является ключевым для таких девушек, окруженных, как им кажется, у себя на родине нерешительными, слабохарактерными и женоподобными юношами. Воплощающий в себе добродетели молодой человек становится в конечном счете идеальным кандидатом в мужья, способным помочь укрыться от растущей нестабильности современного мира и измененных в последние годы семейных отношений на Западе. Эти девушки обычно категорически не принимают независимый и индивидуалистический образ мужчины и женщины, царящий в нынешнем обществе, они ищут нечто вроде антропологической утопии.

Наивно романтическое восприятие любви накладывается при этом на тягу к войне и насилию, в результате чего значительная часть девушек оказывается буквально загипнотизированной военной агрессией. Нельзя забывать, что насилие может показаться привлекательным не только мужчинам, но и женщинам, а жизнь в экстремальной ситуации приобретает смысл, позволяющий на время изменить свое положение в западном обществе. Участие девушек в террористической деятельности ИГИЛ не является нововведением. Ведь ранее были и другие «революционные» или экстремистские группировки, в том числе в Германии и других европейских государствах (хотя бы «Фракция Красной Армии» – Rote Armee Fraktion, немецкая леворадикальная террористическая организация, действовавшая в ФРГ в 1968-1998 гг.), в деятельности которых в качестве боевиков активно участвовали девушки.

Такими чувствами девушек за последние годы научились прекрасно манипулировать экстремистские сайты «Исламского государства», используя их настроение и обрисовывая «благородный образ женщины», которая может найти убежище от современной неустроенности и жить в абсолютном доверии под крылом мужчины-борца за идею именно в «Исламском государстве».

В этой работе ИГИЛ использует не только открытую пропаганду своих идей, но и другие решения. Так, в феврале с.г. в социальной сети начал набирать вирусную популярность скриншот из эфира телеканала CNN, на котором утверждается, что террористы из организации ИГИЛ рекрутируют женщин с помощью котят и Nutella, показывая потенциальным членам своей организации, что их жизнь в полевых условиях мало чем отличается от жизни обычных людей. О необычной любви членов ИГИЛ к Nutella стало широко известно в августе 2014 года, когда СМИ обратили внимание на то, что террористы любят публиковать в соцсетях свои фотографии с банками орехового лакомства.

Первые группы отправившихся в ИГИЛ девушек превратились в вербовщиков: они отправляют электронные письма, ведут блоги, рассказывают о жизни жен моджахедов в Сирии. Прибыв на место, девушки иногда выходят замуж за европейцев, которые уже влились в ряды исламских радикалов.

К тому же женщины осуществляют надзор над «еретичками» (т.е. ставшими рабынями ИГИЛ езидками и ассирийками, которых используют для удовлетворения сексуальных потребностей боевиков). Такой надзор обычно доверяют перешедшим в ислам западным женщинам, которые входят в бригаду «Аль-Ханса», следящую, чтобы все женщины следовали законам шариата. Членам этого батальона выплачивается жалование в 200 долларов в месяц. Женщины патрулируют улицы и дежурят на блокпостах исламистов группами не менее 6 человек, они наделены «Исламским государством» правом останавливать людей и проверять документы. Прежде всего, это касается женщин, поскольку посторонний мужчина по шариату к ним прикасаться не может. «Женские батальоны» создали еще и для того, чтобы никто не мог проникнуть в столицу ИГИЛ – Ракку или бежать из нее переодетым в женское платье, что неоднократно случалось с боевиками ССА или с разочаровавшимися в «преимуществах» жизни в «Исламском государстве» девушками из Европы.

Значительная часть прибывающих в ИГИЛ из Западной Европы женщин выражает желание воевать на фронте, но интерпретация шариата, пропагандируемая ИГИЛ, официально этого не разрешает. Вместе с тем, военная подготовка этих женщин ведется «Исламским государством» весьма активно и из них даже формируются боевые отряды. Они участвуют в отдельных операциях ИГИЛ, а поскольку погибнуть от руки женщины для любого мусульманина считается большим несчастьем, это является сильным пропагандистским оружием террористов в их борьбе с противниками, т.е. с мусульманами – сторонниками законной власти в регионе.

С учетом непрекращающегося активного рекрутирования ИГИЛ новых сторонников из Европы и других развитых государств, одним из способов не допустить присоединения молодежи, в особенности девушек, к этой террористической организации может стать разъяснительная работа, в ходе которой необходимо настойчиво обращать внимание на реалии жизни под властью ИГИЛ в противовес утопической пропаганде, что, как представляется, в значительной степени способно удержать молодых женщин от присоединения к боевикам. Желательно также привлекать женщин в качестве преподавателей и социальных работников, готовых помочь уязвимым молодым девушкам найти пути решения их социальных проблем в современном обществе у них на родине.

Изощренный и безжалостный мир «Аль-Каиды», к сожалению, вовлекает в свои ряды не только мужичин, но и представительниц слабого пола, которые активно участвуют в террористической деятельности. Наиболее известный пример из числа женщин-боевиков – жительница Саудовской Аравии Нада Маид аль-Катани, также известная как Ухт Джулейбиб, которая отправилась в Сирию чтобы принять участие в боях вместе со своим братом, - сообщает общеарабское информационное агентство «Asharq al-awsat».

Решение поехать в Сирию, опубликованное аль-Катани в социальных сетях, вызвало волну поздравлений и приветствий джихадистских активистов, которые уподобили ее Вафе аш-Шихри и Арве аль-Багдади.

Вафа аш-Шихри - вдова бывшего лидера «Аль-Каиды на Аравийском полуострове» Саида аш-Шихри. Он бежал вместе с женой и детьми из Саудовской Аравии в Йемен, где стал одним из основателей АКАП и занимался террористической деятельностью, пока не был убит в конце 2012 года. Арва аль-Багдади – саудовская девушка, бежавшая в Йемен и присоединившаяся к местной ячейке организации «Аль-Каида», впоследствии вышедшая замуж за участника АКАП Аниса аль-Багдади. Обе женщины  - не только жены участников АКАП. Саудовские власти обвиняют их в организации финансирования, обеспечении идеологической поддержки группировки и публичных призывах присоединиться к «Аль-Каиде».

Вафа аш-Шихри впервые обратилась к саудовским женщинам с призывом присоединиться к «Аль-Каиде» в мае 2010 года. В статье, опубликованном филиалом «Аль-Каиды», она заявила: «Если ваши мужчины не способны защищать и заботиться о вас, приходите и воспользуйтесь гостеприимством и защитой лучших бойцов Аравийского полуострова».

Пожалуй, наиболее известной женщиной «Аль-Каиды» является Хайла аль-Кусейр по прозвищу «госпожа «Аль-Каиды». Аль-Кусейр была замужем за одним из видных участников «Аль-Каиды» Мухаммедом аль-Вакилем, убитым в перестрелке с силами безопасности в декабре 2004 года. В обязанности авторитетной среди местных боевиков «госпожи «Аль-Каиды»» входило техническое обеспечение экстремистов, сбор финансовых средств и пожертвований, а также вербовка женщин-новобранцев для террористических операций. Саудовским властям удалось задержать ее в 2011 году по обвинениям в «вербовке молодежи в террористические организации, укрывательстве лиц, разыскиваемых полицией, призывах к мятежу, а также в незаконном хранении оружия».

Таким образом, женщины-активистки «Аль-Каиды» на социальных сайтах и форумах подстрекают впечатлительных юношей и девушек присоединиться к делу терроризма. Наряду с онлайн-вербовками женщины «Аль-Каиды» постепенно начинают принимать участие в боевых операциях, в частности, в качестве террористок-смертниц. Первая операция с участием женщины-смертницы была предпринята в Ираке. Именно местные филиалы «Аль-Каиды» первыми стали активно привлекать женщин к диверсионной и террористической деятельности, - пишет агентство MIGnews.

В то же время наиболее авторитетные лидеры «Аль-Каиды» выступают против того, чтобы женщины принимали участие в боевых операциях. Например, известный идеолог «Аль-Каиды» Абу Мухаммед аль-Макдиси в фетве, адресованной сирийским женщинам, написал: «Если мужчина просит женщину в семье присоединиться к джихаду в Сирии – это значит, что он пренебрегает их благополучием и является наиболее беспечным человеком, а подобная небрежность не приветствуется моджахеду».

Несмотря на это, такие женщины, как Ухт Джулейбиб, принимают участие в реальных боевых действиях. Кстати, группа женщин, называющих себя «Компаньоны Джинан» недавно выступила с заявлением, защищающим решение Ухт Джулейбиб взяться за оружие. В заявлении говорится, что «решение женщины сражаться на поле боя – это личное дело». «Джихад – это не обязанность мусульманских женщин, но в случае его исполнения, она будет вознаграждена, даже если ее роль заключается в обеспечении медицинской помощи раненым бойцам», - сообщается в заявлении, которое завершается критикой мужчин, пытающихся помешать участию женщин в боевых действиях.

«Советы» в Интернете, как женщины могут присоединиться к ИГ в Сирии и выйти замуж за боевиков, показывают механизм вербовки в эту экстремистскую организацию. Похоже, что жертвами такой пропаганды становятся многие, в том числе и в Центральной Азии.

Британский боевик под псевдонимом Абул Гага аль-Баритани дает в Интернете «рекомендации» женщинам о замужестве, объясняя им, что для вступления в брак нужно разрешение родственника-мужчины.

Аль-Баритани предлагает, вообще, «консультации» по широкому кругу вопросов. К примеру, в предыдущих блогах он давал советы по «применению ядов или химического и биологического оружия, включая скорпионов, против [противника] в условиях населенных пунктов» и отмечал, что такое оружие якобы необходимо использовать против США, Великобритании и Франции.

«СЁСТРЫ МАХАР»

Как рассказывает аль-Баритани, женщины, прибывающие в Сирию для того, чтобы присоединиться к группировке «Исламское государство», живут в домах «Сёстры Махар», где находятся исключительно женщины. Они живут там до тех пор, пока не выйдут замуж. По его словам, женщины не проходят обучение в тренировочных лагерях.

«Насколько я знаю, тренировочных лагерей для женщин не существует, но они могут обучаться у своих мужей», - написал аль-Баритани на сайте Ask.fm 1 января.

В ответ на вопрос другой женщины, спросившей, могут ли женщины посещать уроки по изучению арабского языка и Корана, аль-Баритани говорит, что это возможно, но упоминает один нюанс.

«Как я уже сказал всем сестрам, это зависит от человека, за которого выходят замуж. Возможно, он захочет простую жену, которую можно оставить дома. Возможно, он захочет для своей жены чего-то большего, чем обычной жизни», - пишет аль-Баритани.

«ПРАВИЛА ЗНАКОМСТВ»

Аль-Баритани дает информацию о том, как на территории Сирии, контролируемой «Исламским государством», завязываются знакомства для вступления в брак. Он говорит, что заинтересованные в женитьбе и замужестве люди должны обратиться к боевикам, ответственным «за заключение браков». Потенциальные жених и невеста после этого встречаются на коротком свидании, чтобы понять, испытывают они симпатию друг к другу или нет.

«Ответственные за заключение браков организуют встречи для желающих вступить в брак. Им дается пять минут, чтобы поговорить друг с другом, и, если они пожелают, предоставляется возможность увидеть друг друга», - отмечает аль-Баритани. После пятиминутной встречи потенциальные жених и невеста могут принять решение о вступлении в брак. «У них есть выбор жениться или отказаться от этого, аллах знает лучше нас», - объясняет боевик из Великобритании.

«РАЗРЕШЕНИЕ НА ЗАМУЖЕСТВО»

В блоге Tumblr аль-Баритани рассказывает, что боевики могут жениться на мусульманках, которые приехали в Сирию, чтобы присоединиться к «Исламскому государству». Женщины, желающие выйти замуж на контролируемой ИГ территории, должны получить согласие опекуна, как правило, отца. Поскольку женщины находятся в Сирии, а их отцы в основном дома на Западе, потенциальные невесты могут связаться с ними через Интернет, чтобы спросить разрешения, говорится в блоге.

Как пишет аль-Баритани, если отец не одобряет брак «с человеком, подходящим его дочери по характеру и с точки зрения религиозной принадлежности», то женщина может обратиться к другому родственнику-мужчине, пока кто-нибудь из них не даст согласия.

Представленная аль-Баритани информация о браке и условиях жизни женщин на контролируемой «Исламским государством» территории схожа со сведениями, которые дают другие члены группировки.

Однако женщины-члены ИГ, как правило, интересуются другими нюансами жизни в Сирии. Женщина, пишущая под ником Умм Лейз, в своем блоге под названием «Дневник Мухажирах» советует прибывающим в Сирию женщинам брать с собой одежду, книги и косметику, потому что «здесь абсолютно ничего нет».

Кыргызская редакция Азаттыка сообщала в октябре минувшего года о жительнице Кара-Сууйского района, предположительно выехавшей в Сирию. Родные женщины сказали журналистам, что вестей от нее нет на протяжении нескольких месяцев.

По информации комитета национальной безопасности (КНБ), в Сирии может находиться около 150 женщин их Казахстана, которые направились туда для поддержки ИГ. На видеороликах о «казахских джихадистах», размещенных в Интернете предположительно сторонниками ИГ, представлены только мужчины и дети. Достоверной информации об условиях жизни воюющих в Сирии казахстанцев нет.

Человек интересно устроен: скажи "секс" — и градус интереса сразу повышается. Даже если речь идет о какой-то иной планете: где-то в Ираке, где-то в Сирии или Нигерии. О местах, где исламские джихадисты ведут войну против… а вот здесь начинается самое интересное. Против чего? Волна публикаций по всему миру о необычной роли женщин в этой войне может помочь сделать некоторые выводы.

Чужой против хищника

В этот вторник в одной из колонок индийской газеты "Пионер" вы можете прочитать одну простую и яркую мысль: а ведь это не ислам. Точнее, уже не ислам. Речь об активно обсуждаемой в немалой части мира (Россия тем временем отвлеклась на украинские дела) истории с "секс-джихадом", то есть вербовкой в самых разных странах женщин для услуг тем бойцам, которые сейчас пытаются создать свои государства на территории упомянутых Ирака и Сирии, Нигерии и не только там.

История началась еще в прошлом году в Тунисе, она была оглашена там на одном из заседаний конституционной ассамблеи: министр внутренних дел Лотфи бин Джеддо рассказал, что сирийские противники президента Башара Асада вербуют в Тунисе (и далеко не только там) молодых женщин, каждая из которых обслуживает "20-30-100" мужчин, воюющих с режимом. Потом они возвращаются домой в разных стадиях беременности, после чего и возникает скандал.

С тех пор публикаций на тему "женщины и джихад" возникло множество. Но они выглядели чересчур очевидными — в виде воплей западного феминизма. Писали предсказуемо: здесь у нас, в "постхристианском мире", прекрасные принципы свободы и равенства для женщины, а там у них — возвращение ислама раннего средневековья, вот между этими "полюсами" и идет битва.

И потребовалась индийская цивилизация, страна, где мусульман больше, чем в исламском Пакистане, чтобы сказать (как в этой публикации в "Пионере") простые и очевидные вещи. Перед нами "дикое воплощение современного ислама", которое "несовместимо с какой-либо из известных версий этой веры", даже суннитским салафизмом. То есть, попросту, уже вообще не ислам.

А тогда что? Нечто вроде фильма ужасов, когда внутри человека (в данном случае мусульманской цивилизации) вырастает этакий непобедимый "чужой", которому затем предстоят всякие приключения, в том числе битва с "хищником" (если считать таковым западную цивилизацию).

А то и еще интереснее. Да, джихадистская версия ислама взрывает изнутри, уничтожает настоящий ислам. Но давайте посмотрим на упомянутый в индийской публикации факт: вербовка женщин в Ирак, Сирию и Нигерию происходит не только в Тунисе, а еще и в странах Запада. Речь о живущих там мусульманках, но не только их. "Пионер" ссылается на американских экспертов, которые считают, что только в Сирию отправилось до 12 тысяч иностранных боевиков, из которых около 1000 — европейцы, и примерно 100 — американские граждане. Кстати, приходилось видеть цифры и побольше.

И еще есть вербовка "западных женщин" для работы на террористическое "Исламское государство" в Ираке и Сирии (раньше его называли ISIS, сейчас оно отбросило две последние буквы). Это уже не "фронтовой секс", а деятельность в социальных сетях. Информационная война. А тогда какая цивилизация служит живым (и затем гибнущим) инкубатором для "чужого"? Только мусульманская, или все сразу?

Запретить вообще все

Давайте посмотрим на еще одно "женское" лицо этой войны — знаменитую "бригаду из Ракки", сирийского города, захваченного джихадистами. Речь о "черных всадницах", разъезжавших там в конфискованных автомобилях в полном хиджабе, включая черные перчатки, с автоматами и прочим оружием. Они насаждали запреты, прежде всего среди местных женщин (избивали их за то, что их черная вуаль недостаточно плотная и т.д.), но также и требовали общих запретов на алкоголь и курение, музыку и телевизор.

А чем эти личности отличаются от их американских сестер, которые в прошлом-позапрошлом веках боролись в США за "сухой закон", а сейчас борются с курением? Разве что хиджабом.

А чем они отличаются от "полиции шариата", уже мужских групп, которые недавно появились на улицах немецких городов, дабы следить за соблюдением норм морали. В чем тут принципиальное отличие от резко оживившихся в России запретителей всего мыслимого, включая спектакли в театрах, поскольку там — секс? От людей, которые способны разглядеть голого мужчину даже на сторублевой бумажке? Наконец, если посмотреть на то, что творили в Камбодже при Пол Поте и в Китае при Мао в 60-е годы, то не то ли это самое?

Наверное, любое общество порождает вот такого "чужого" на каком угодно этапе своего развития: людей, ненавидящих это общество, не способных себя в нем реализовать по своей дикости и необразованности в широком смысле. И поэтому пытающихся уничтожить это общество изнутри, с помощью запретов всего, что человеку в повседневной жизни дорого и важно. Запрет — это уничтожение человека, это эффективнее, чем его просто убить.

Хотя по части секса тут все сложно, он у подобных людей вызывает специфическое внимание. С одной стороны — нельзя, надо запрещать, а с другой — как же оставить бойцов джихада без удовольствий? Значит, все-таки можно. В итоге, на стыке "бригад Ракки" и вербовки иностранных девушек, родится какая-то новая культура по этой части, запретительно-разрешительная. И, вспомним индийскую статью — это не ислам, это что-то новое. Такая вот специфическая форма освобождения женщин, сбыча мечт всех настоящих феминисток?

В эту среду президент США Барак Обама будет объяснять американцам (и всем прочим), что он будет делать дальше с "Исламским государством". Недавно он появился на брифинге в Белом доме и огорчил аудиторию. Половине не понравился его кремовый костюм, другая половина огорчилась: как это у США, по его словам, "нет стратегии" борьбы с новым врагом? Который режет головы журналистам (кстати, не двум, а трем — раньше они казнили таким же способом сирийского журналиста Бассама Раиса, но публика на Западе этого не заметила).

Скоро Обама сообщит Конгрессу и публике, что стратегия появилась. Для ее реализации в Ирак уже перебросили до тысячи американских военнослужащих.

Честно говоря, жаль, что американцы поучаствовали в украинской провокации против России (переворот в Киеве — война — идиотские санкции и т.д.), если не инициировали ее с самого начала. Потому что в войне против "чужих" мы бы могли как-то помочь, Америке и самим себе.

http://ru.journal-neo.org/2015/06/18/islamskoe-gosudarstvo-i-zhenshhiny/

http://islam-today.ru/islam_v_mire/bliznij-vostok/zensiny-al-kaidy/

http://rus.azattyq.org/a/ig-syria-verbovka-zhenshin/26777029.html

http://ria.ru/analytics/20140910/1023513343.html