В 2002 году европейские чиновники начали рыночными инструментами регулировать выбросы парниковых газов в атмосферу. Тогда казалось, что жёсткая система квот и штрафов задушит производителей «грязной» энергии, освободив место на энергетическом рынке «зелёным» компаниям. «Чистые технологии приобрели особо важную роль, – отмечалось в сообщении Европейской комиссии от января 2002 года. – Они не только помогут противостоять экологическим проблемам, но и окажут благоприятное влияние на общее развитие экономики». Более того, с радикальной реформой связывались конкретные геополитические изменения. Ожидалось, что уже в течение несколько лет в ЕС значительно снизится импорт энергоресурсов из третьих стран, что позволит Старому континенту без оглядки на «нефтяных и газовых партнёров» участвовать в международной политике.

Однако цели, поставленные Брюсселем, не только не были реализованы, но и вовсе стали казаться недостижимой мечтой. Если ещё в конце 90-х доля импортируемой в ЕС (включая будущих стран-участниц) энергии составляла не более 45 процентов от общего потребления, то согласно новейшим данным она выросла до 54 процентов. Таким образом, Европа, несмотря на мощный научный потенциал и развитую энергическую инфраструктуру, по уровню зависимости от внешних энергоресурсов обогнала ряд беднейших регионов третьего мира. К примеру, в ряде государств Карибского бассейна, включая Сальвадор и Кубу, этот показатель не превышает 50–55 процентов, и даже в неблагополучных странах Западной Африки, таких как Бенин и Сенегал, колеблется от 35 до 60 процентов.

Увеличение энергетического импорта в промышленно развитых странах принято объяснять ростом потребления. Однако в Евросоюзе, согласно официальной статистике, за последние десять лет он сократился на доли процента. За этот же период потребление в Китае и Индии увеличилось соответственно на 111 и 42 процента, при этом уровень энергетической зависимости практически не изменился – 5 и 35 процентов. Интересно, что к концу прошлого десятилетия Китай почти догнал Евросоюз по производству альтернативной энергии. За десять лет доля возобновляемых энергоресурсов на европейском рынке увеличилась с 5 до 9 процентов, тогда как в Поднебесной – с 1-2 до 8 процентов.

Отметим, что наименее энергозависимыми в Евросоюзе остаются скандинавские и восточноевропейские страны, которые открыто противостоят политике Брюсселя. Единственной страной, не зависящей от внешнего импорта, остаётся Дания, которая не спешит отказываться от угольной энергетики. Также каменный уголь нередко называют «подушкой безопасности» для экономик Чехии и Польши, где доля импортируемых энергоресурсов составляет не более 30 процентов. Следует подчеркнуть, что именно с отказом от собственного энергетического рынка экономисты связывают общее сокращение промышленности. К примеру, в Ирландии, Италии и Испании экономический спад проходил на фоне наиболее активной борьбы за «чистое» производство. Сегодня эти страны импортируют более 80 процентов энергии. В Германии доля импорта составляет около 60 процентов, однако с отказом от атомной энергетики уже в ближайшие годы этот показатель может возрасти до 80 процентов.

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=5509&Itemid=13