Реформа РАН идет своим чередом: в конце мая 2015 года правительство РФ одобрило правила координации Федерального агентства научных организаций (ФАНО) и РАН, утвердило перечень госзакупок для РАН. Теперь у Академии наук нет недвижимого имущества, она не имеет права заниматься хозяйственной деятельностью. Однако есть сфера, которую реформа не затронула, — это рынок научных публикаций. С 1989 года научные журналы, выпускаемые РАН, оказались скупленными издательским холдингом Pleiades Publishing, принадлежащим американцу советского происхождения Александру Шусторовичу.

По данным из открытых источников, Александр Евгеньевич Шусторович, он же Алекс Шусторович, родился в 1966 году в СССР в семье члена-корреспондента Академии наук СССР. В 1977-м выехал с родителями в США. Окончил Гарвардский университет. В 1988 году благодаря связям отца создал американо-российское совместное предприятие International Academic Publishing Co, которое получило права на публикацию и распространение за рубежом работ РАН.

Вскоре при содействии тогдашних министра атомной энергии Виктора Михайлова и министра иностранных дел Андрея Козырева Шусторович создал компанию Pleiades Group, которая некоторое время занималась посреднической деятельностью при продаже обогащенного урана из России в США. Американцам активность Шусторовича не понравилась. Так, когда он пытался финансировать избирательную кампанию Буша-младшего в США, его чек на 250 тыс. долларов не был принят избирательным штабом Джорджа Буша без объяснения причин.

В 1997 году РАН и фирма Александра Шусторовича Pleiades учредили ООО «Международное академическое агентство "Наука"» (сокращенно МААН). Предыдущий президент РАН Юрий Осипов подписал приказ, согласно которому с этого времени все права на использование любых экспонатов, коллекций, архивов, принадлежащих РАН, передавались МААНу, которое получило исключительное право их выставлять. После проведенных экспозиций многие экспонаты так и не вернулись в Россию. Доктор наук, экс-сотрудник Палеонтологического института Лариса Догужаева в телефильме «Диагностика РАН» (2013 год, РЕН ТВ) рассказала, что коллекции Палеонтологического музея вывозились на продажу грузовыми машинами. Лидер движения «За честную страну!» Вера Мысина утверждает, что «под этим соусом фактически шло разворовывание уникальных собраний».

Но утраченные коллекции — это вишенка на торте, мало ли в России воровали. Куда поразительнее то, что уже на протяжении двух десятилетий научные издания Российской Академии наук контролируются частным лицом — героем нашей статьи.

«РАН возглавляет Шусторович»

«Это дико, когда вся публикационная деятельность РАН — святая святых российской науки — принадлежит американцу, — говорит Вера Мысина. — Парадокс в том, что об этом никто не знает. Я узнала только потому, что возглавляла совет молодых ученых в Академии наук и крутилась в этой "тусовке". Когда впервые услышала эту информацию, то не поверила. Рядовые научные сотрудники не в курсе. А академики и члены-корреспонденты это комментировать не будут. Это большие деньги, бизнес никто не позволит рушить».

Как и предсказывала Вера Мысина, говорить на эту тему в академических кругах категорически отказались. Так, вице-президент РАН, главный редактор журнала «Авиакосмическая и экологическая медицина» Анатолий Григорьев, академик РАН Валерий Рубаков и глава Российского фонда фундаментальных исследований Владислав Панченко ситуацию комментировать не стали. Одна из самых крупных издательских компаний Шусторовича — ООО «Международная академическая издательская компания "Наука/Интерпериодика"» (МАИК) — ответила молчанием на вполне нейтральные вопросы РП.

Даже известный медиаэксперт, заместитель главного редактора «Российской газеты» Евгений Абов отказался отвечать на вопросы РП, хотя еще в 2012 году охотно комментировал РБК daily положение с изданиями, принадлежащими Шусторовичу, оценив бизнес американца по продаже доступа к российским и переводным научным публикациям как «высокорентабельный».

По мнению человека, работавшего с Шусторовичем в конце 90-х, который согласился на условиях анонимности побеседовать с РП, в те годы было ясно, что РАН возглавляет Шусторович. «Все встречи и переговоры с Алексом проходили в здании Академии наук на Ленинском проспекте. Было ощущение, что РАН принадлежит ему. Я познакомился с ним в 1998 году, тогда Алекс как раз начинал встречаться с Ксенией Собчак. Он не скрывал, что деньги у него ― в том числе от бизнеса, связанного с Академией наук», ― говорит собеседник РП.

Шусторович рассказывал, что он гений в научной сфере и абсолютный новатор. «Он себя считал благодетелем, потому что впервые после развала СССР стал платить ученым хоть какие-то деньги. А стал он им платить по три рубля, принялся выкупать все научные труды. Издавал он все действительно качественно. Но половина трудов, если не больше, издавалась сразу на английском языке, минуя русский. Он не рассчитывал на русский рынок вообще и на то, чтобы эти статьи были потом доступны в России», ― делится знакомый Шусторовича.

«Доходы от научных публикаций идут Шусторовичу. А доходы явно неплохие, иначе он бы этим бизнесом не занимался. Он же все под себя подмял», ― вторит собеседнику РП Вера Мысина. По сути, американский предприниматель занял очень хороший сегмент рынка, который долго был неинтересен другим крупным игрокам в издательском бизнесе.

«Шусторович не занимается Большим адронным коллайдером или ядерными разработками. С другой стороны, контролируя академические издания, можно контролировать и команду адронного коллайдера, и тех, кто исследует ядерные реакции. Публикуют-то они только самое интересное, что можно продать на Западе. Ученые передают все авторские права на публикацию компании Pleiades Publishing, дальше Шусторович уже продает доступ к публикации в интернете. Базу данных Алекса покупают крупнейшие отечественные вузы и библиотеки», ― сообщил анонимный собеседник РП.

То есть сначала российские ученые на бюджетные деньги делают какое-то открытие, права на эту научную публикацию приобретает Шусторович, и затем российским вузам продается статья нашего же ученого. «Вопрос, конечно, интересный: зачем в цепочке "российские ученые, работающие на российские бюджетные деньги, ― российские же государственные вузы" американец Шусторович? Но на него не так просто ответить, видимо, связи у него есть на самом верху, ― полагает знакомый владельца Pleiades Publishing. ― Почему все-таки РАН как бизнес? Потому что у него папа ― академик РАН. Сделал большие деньги Алекс и на продаже российского урана, и на продаже отечественных научных коллекций, принадлежавших Академии наук. Он вывозил их составами».

«Когда же я об этом заговорила, то стала подвергаться нападкам. За то, что я пытаюсь разрушить Академию наук», ― признается Вера Мысина.

Кто платит деньги, тот девушку и танцует

По словам Мысиной, фактически же тормозят и разрушают РАН сами академики, которые превратили академическую науку в средство зарабатывания денег. «Только бизнес, и зачастую по-американски. В результате такого подхода сейчас можно задаваться вопросом: может ли американец Шусторович контролировать научное сообщество России? ― рассуждает она.― Ведь пока ты не опубликовался за рубежом, ты никем не признан. Более того, без статьи в иностранном журнале ученый не получит и отечественных грантов. А это означает, что в руках у Шусторовича есть рычаг, с помощью которого можно "перевернуть" любого отечественного исследователя, лишив его доступа к западным журналам и отечественным источникам финансирования».

В 2012 году РБК daily оценила степень конкурентоспособности многочисленных компаний предприимчивого американца. «Конкурентов у издательства Александра Шусторовича немного: Pleiades Publishing издает более 1,5 тыс. российских научных журналов на иностранных языках ― это 95% всего научного контента в стране», ― утверждала газета. По ее данным, холдинг Шусторовича ежегодно реализовывал за рубеж до 13 млн российских научных публикаций, переведенных на английский язык.

С учетом того, что в этом бизнесе крупным считается контракт на сумму около 10 млн долларов, такие деньги платят, как правило, большие консорциумы. К примеру, все университеты Калифорнии ― один консорциум, с которым работает Pleiades Publishing. Крупных клиентов у издательства, по данным РБК daily, в 2012 году было около 400. Контракты заключаются на три года, получается, что такие подписчики приносят издательству более 1 млрд долларов в год.

Примечательно, что, несмотря на очень серьезные доходы Шусторовича, его фамилия никогда не появлялась в списках Forbes ― ни американском, ни отечественном. Хотя «глава РАН» имеет и российское гражданство. По словам анонимного собеседника РП, большинство бизнес-интересов Шусторовича связано с Россией. «Если бы Алекса поставили перед выбором ― гражданство США или гражданство России, он выбрал бы российское», ― рассуждает он. Причина проста: предприниматель старательно развивает бизнес в РФ.

Бизнес набирает обороты

Так, в конце 2005 года холдингом Pleiades Publishing было принято решение о создании системы доступа к единому научно-информационному пространству. Частью этой системы стали электронные библиотеки ведущих российских высших учебных заведений.

Как писали «Известия» в 2008 году, Александр Шусторович, являющийся главой Pleiades Group, и его давний знакомый академик Михаил Алфимов представили свой продукт ― крупнейшую в России «Научную электронную библиотеку eLIBRARY.RU». Она объединила ведущих производителей научной литературы, таких, как ИПО «Наука» РАН, МАИК «Наука/Интерпериодика», Pleiades Publishing, «Физматлит», «Академкнига» и др.

На сайте электронной библиотеки указано, что на 2015 год подписчикам eLIBRARY.RU доступны полнотекстовые версии около 4000 иностранных и 3900 отечественных научных журналов, рефераты публикаций почти 20 тысяч журналов, а также описания полутора миллионов зарубежных и российских диссертаций.

За впечатляющими цифрами и красивыми словами скрывается именно то, о чем говорит анонимный собеседник РП: скупив за бесценок авторские права на научные публикации отечественных ученых, предприимчивый американец продает к ним доступ отечественным вузам и библиотекам. Так, по данным открытых источников, «Научная электронная библиотека eLIBRARY.RU» за последние пять лет заключила более 130 госконтрактов на сумму 100 млн рублей. Между тем, по примерному подсчету обозревателя РП, подписка на журналы за 2015 год обойдется организации в 7,5 млн руб.

Кроме того, по некоторым данным, Шусторовичу принадлежит и Российский индекс цитирования (РИНЦ). Это инструмент, с помощью которого можно оценить деятельность ученого. Ведь базы данных научных публикаций индексируют библиографические списки каждой статьи. Поэтому можно узнать, какие статьи цитируются чаще, а какие реже. Например, первый автор написал статью и указал в списке литературы статью второго автора, и т.д. Для получения необходимых пользователю данных о публикациях и цитируемости статей на основе базы данных РИНЦ разработан аналитический инструментарий ScienceIndex. И он тоже принадлежит «Научной электронной библиотеке».

Российская наука в условиях дикого Запада

По мнению многих российских ученых, «вестернизация» отечественной науки далась дорогой ценой. Перевод на коммерческие рельсы подорвал большинство научных сфер деятельности. Публикационная деятельность ― лишь одна из числа пострадавших.

По мнению заместителя главы РАН Владимира Иванова, дела у российских научных изданий обстоят не лучшим образом. «У нас сейчас мало журналов входят в ведущие мировые рейтинги. Сложилась такая ситуация, что наши ученые вынуждены публиковаться в зарубежных журналах, тем самым работая на конкурентов, – рассказывает он. – Другая проблема заключается в том, что для того, чтобы наши журналы попали в международные базы научных изданий, нужны большие деньги, которых у РАН просто нет, и достаточно длительное время. Поэтому мы стоим перед выбором либо оставить все как есть, либо заняться целевым продвижением наших научных журналов, как это сделано, например, с университетами».

Целевое продвижение означает целевое государственное финансирование. Но тут возникает вопрос: если большинством изданий в том или ином виде владеет Алекс Шусторович, то получается, что бюджетные деньги должны принести американскому бизнесмену еще больше дохода. Логично?

Лидер движения «За честную страну!» Вера Мысина считает, что у нас 20 лет насаждалась культура публикаций в зарубежных журналах ― отечественные научные издания в мире не котируются. Между тем сама система оценки деятельности ученого по индексу цитирования порочна, поскольку индекс не отражает в полной мере «научной ценности» исследователя. Примером тому может служить Перельман с группой единомышленников, доказавший теорему Пуанкаре, над которой математики бились более 100 лет.

«Сейчас индекс цитирования стал самоцелью, что к научной деятельности все-таки не имеет отношения. Мою точку зрения разделяет некоторая часть научного сообщества, ― говорит Вера Мысина. ― Есть узкие специальности, например биоинформатика, ею занимается очень небольшое число исследователей. Сейчас эта сфера научной деятельности популярна, поскольку ученые считывают геномы и увлечены математическим моделированием в биологии. Они много публикуются и постоянно друг друга цитируют. Соответственно, у них растет индекс цитирования. Но это совершенно не означает того, что они являются гениальными учеными».

В научных сообществах появились «грантоеды», которые профессионально ищут гранты. Они знают весь алгоритм их получения и поэтому, как правило, получают деньги. Пишут отчеты, получают индекс цитирования и снова идут на грант. В результате «научного выхлопа» нет, есть только имитация научной деятельности.

По словам Мысиной, есть и особые умельцы в деле «пиления» грантов. Например, наши соотечественники, уехавшие за рубеж и получившие место в лаборатории. Они публикуют статью в известном западном журнале, в которой может быть до 30 авторов, соответственно, работа получает высокий индекс цитирования. Затем связываются с российским институтом и заключают договор, что якобы работают в российском НИИ. Совместно получают российский грант, хотя человек работает на Западе. Отчитываются же они статьями не российскими, а зарубежными, опубликованными на Западе.

«В то же время есть много умных и перспективных ученых, мечтающих заниматься наукой, но получить денежную помощь им не светит, потому что у них нет публикаций в иностранных журналах. Нет, у тебя, конечно, могут быть статьи в отечественных изданиях, но ты никогда не выиграешь в конкуренции с теми, у кого есть зарубежные статьи», ― говорит бывший председатель Совета молодых ученых РАН.

Западное научное сообщество тоже оказалось в этой ловушке, когда имитация научной деятельности и погоня за индексом цитирования оказывается важнее самой науки. Но иностранные «высоколобые» много лет живут по этим законам, собственно, они и установили эти правила игры. У западных ученых была и совсем другая форма образования, и научными исследованиями они занимались иначе. Для российской науки после падения СССР это все оказалось в новинку. В итоге выстроилась довольно ущербная система.

«Наше научное сообщество ориентировано на Запад. Ведущие ученые и чиновники от науки заявляют, что российские журналы, наработки ― все плохо. Самое важное и перспективное находится на Западе. Между тем за время существования СССР было совершено огромное количество научных открытий, как-то же наука жила и выдавала результаты, в отличие от сегодняшней ситуации, ― считает Мысина. ― Стране нужны результаты научных исследований, мы не можем работать на другие страны и чужие технологии».

«Минобр надо разделить»

Что же делать для того, чтобы самые интересные научные публикации не уходили на Запад? Заместитель президента РАН Владимир Иванов считает, что надо выделять целевым способом деньги на поднятие уровня и престижа российских научных журналов. «Чтобы и перевод был качественным, чтобы можно было нанять экспертов хорошего уровня. Сейчас на это денег нет»,― говорит он.

Вера Мысина также считает, что нужно развивать отечественную публикационную активность. «Мы большая страна и можем создать свой аналог Nature или Science. Должна быть настоящая конкуренция, наши издания должны конкурировать с западными, а не так, как сейчас», ― добавляет она.

По мнению лидера движения «За честную страну!», то, что сейчас государство возвращается в сферу науки, правильно. «В правительстве думают о том, как системно вернуться в науку. Лично мое мнение ― что должно быть целевое финансирование. Есть определенные задачи, которые нужно решать для государства. Их должны реализовывать научные и отраслевые институты. В то же время должна быть грантовая поддержка, ― делится идеями Мысина. ― Моя цель состоит в том, чтобы Академия наук работала и давала результат. А по результативности лучше ее время ― это время в СССР. Я не призываю вернуться в советский строй, но нельзя разрушать оголтело то, что работало, и работало хорошо. Я имею в виду нормальную систему, которая была бы нацелена на результат исследований, а не заставляла ученых, как попугаев, нагонять индекс цитируемости для получения грантов, а в итоге результаты исследований все равно оказывались бы на Западе».

Надо в принципе пересмотреть систему науки и образования в России, тогда и «остапы бендеры» вроде Шусторовича останутся не у дел. «Возможно, на данном этапе надо развести Минобр на Министерство образования и просвещения и Министерство науки, ― говорит Вера Мысина. ― Сделать это на время, чтобы решить актуальные задачи. Создать Министерство науки, посмотреть, где какие научные центры, чтобы все было под одним началом. Например, Миннауки, ФАНО, академический сектор, вузы, в которых занимаются наукой. Все эти структуры могли бы получать госзаказы. И обязательно должны быть люди, несущие персональную ответственность за госпроект. Не так, как у нас всегда, ― исчезли государственные миллиарды, и никто за это не отвечает. Тогда можно будет подумать и о журналах».

Мысина считает, что если во главу угла ставятся деньги и прибыль, то мы вымываем образовательный процесс и науку. «Для того чтобы конкурировать, нужно создать что-то свое. Нам надо порядок навести у себя дома с образованием, наукой, промышленностью. А для этого необходимо перестать, как мантру, повторять слова "конкуренция" и "рынок". Рынок ничего сам регулировать не будет. Нужна осознанная государственная политика в науке», ― резюмирует ученый.

http://rusplt.ru/society/komu-prinadlejit-rossiyskaya-nauka-17518.html