Министр энергетики РФ Александр Новак заявил, что долю импорта в нефтегазовом оборудовании в ближайшие 5 – 7 лет можно снизить с 60% до 43%.

Комментирует экономист Леонид Шипилов:

– Для начала немного истории. СССР ещё в конце 1970-х стал одним из крупнейших импортеров западного оборудования – нефтегазового, трубопрокатного, энергетического, газо-, лесохимического и т.п. Эта ситуация «перешла» в постсоветскую Россию. Причем зависимость РФ от ввоза многих видов означенного оборудования к середине 2014 г. достигла почти 90%, а по отдельным показателям и 100%. Такая зависимость от иностранных поставок способствует и политическому прессингу, оказываемому на Россию извне.

Понятно, что в считаные годы эту ситуацию нам не изменить. Да и западным производителям-поставщикам едва ли удастся найти другой, столь же крупный рынок сбыта продукции. Их потери от антироссийских санкций уже превысили 100 млрд долл. Поэтому ими используются любые возможности для ввоза в РФ различного оборудования. Поставщиками оборудования являются даже «миниатюрные» острова – автономные или независимые от тех же стран Запада, откуда к нам поступает импорт. А также - ряд стран СНГ и Абхазия. Это обстоятельство ощутимо препятствует импортозамещению в нефтегазодобыче и в других отраслях промышленности.

О том, что эти поставки продолжаются под видом реэкспорта или с помощью соответствующего оформления товаров, якобы изготовленных на не участвующих в санкциях территориях, косвенно свидетельствуют данные Центра международной торговли РФ. Поставки, скажем, нефтегазового оборудования из США, Канады, стран Евросоюза, Австралии, Норвегии и Японии за 2014 г. - первое полугодие 2015 г. сократились фактически на 11%, в том числе непосредственно из ЕС – всего на 9%. Немногим более, чем на 11%, сократился такой импорт из Канады, Австралии и Норвегии, располагающих высокотехнологичным оборудованием для нефте- и газодобычи в сложных геолого-географических условиях (на шельфе, в приарктических районах и т.п.).

Дело в том, что в документах, регламентирующих антироссийские санкции, во-первых, не уточнено, распространяются ли они на заграничные территории США, Великобритании, Франции, Голландии, Дании, Норвегии, Испании, Австралии. Во-вторых, почти все эти территории не входят в состав таможенных зон, как этих стран, так и региона ЕС. Немаловажно и то обстоятельство, что многие из названных заграничных территорий по-прежнему имеют режим максимального благоприятствования в торговле с РФ и ЕАЭС. Это, например, голландская Аруба (Карибский бассейн), британские острова - Бермудские, Виргинские, Каймановы, Ангилья, Монтсеррат, Святой Елены, Тёркс и Кайкос (в Атлантике и Карибском бассейне). А также - ассоциированные с США тихоокеанские Федеративные Штаты Микронезии и Республика Маршалловы Острова.

Согласно торговой статистике за последние 15 месяцев, в стоимостной структуре экспорта в РФ, например, из британских Карибских островов Ангилья и Виргинских, преобладают плавучие конструкции и суда (свыше 1,3 млн долл за 2014 г.); разнообразное энергетическое оборудование (свыше 310 тыс. долл.); В импорте из Французской Гвианы и ряда других заграничных районов стран ЕС значатся такие товары, как оборудование для атомной энергетики, контрольно-измерительная аппаратура; продукты органической и неорганической химии (реагенты, сорбенты и т.д.). А также электрические оборудование и машины, транспортное оборудование (и запчасти к нему). Схожая структура экспорта в РФ из Карибских островов Голландии, британских Бермудских островов (Атлантика) и с принадлежащей США части Виргинских островов.

С тихоокеанских островов Восточное Самоа (США) в РФ, оказывается, тоже поставлялись в 2014 г. разные виды энергооборудования, а также алюминий и черные металлы. В стоимости экспорта в Россию из автономного от США карибского острова Пуэрто-Рико доля различного оборудования, пластмасс, других продуктов химпрома, контрольно-измерительной аппаратуры и электрических машин превысила 70% (около 8 млн долл.).

В экспорте в Россию из автономных Гренландии и Фарер (входят в состав Королевства Дании) и из британского Гибралтара значатся машины, электротехническое, транспортное и другое оборудование. А, например, в поставках в РФ с Французских Южных территорий (острова в Индийском океане вблизи Антарктиды) доля энергооборудования превысила 80%. В числе поставщиков энергооборудования в РФ - даже Кокосовые острова (автономия Австралии). В импорте из Абхазии значатся такие позиции, как «реакторы ядерные, котлы, оборудование и механические устройства» (66 тыс. дол.), «изделия из черных металлов» (почти 86 тыс. долл.).

Практически весь ассортимент вышеупомянутой продукции в этих территориях/странах не производится. Поставляется эта продукция, по большей части, из самих стран-метрополий, но уже с маркировкой территорий. Поставки идут в РФ и через страны, не участвующие в санкциях, например, через Турцию, «карликовые» страны Европы. Так, из Монако, Сан-Марино и Южной Осетии (РЮО) в РФ поступили «реакторы ядерные, котлы, оборудование и механические устройства, их части» (на общую сумму почти 1,2 млн долл.). А в экспорте из Лихтенштейна в Россию та же товарная позиция составила... 1,8 млн долл.; «электрические машины и оборудование» и смежная продукция – почти на 500 тыс. долл. При этом Южная Осетия – еще и крупный поставщик в РФ черных металлов (почти 840 тыс. долл.). Напомню, что Абхазия и РЮО имеют режим свободной торговли с Россией.

Словом, российский рынок высокотехнологичной продукции остаётся для западного бизнеса в числе приоритетных. Естественно, заграничные поставки не могут не сдерживать развития технологического оборудования в РФ. Складывается впечатление, что Запад делает это вполне осознанно и целенаправленно. Россия на данном этапе в выигрыше. Однако любому здравомыслящему человеку понятно, что ситуацию надо менять, и чем быстрее – тем для страны лучше.

http://www.stoletie.ru/fakty_i_kommentarii/zapad_namerenno_tormozit_importozameshhenije_v_rossii_575.htm