Удивительна российская фармацевтическая отрасль при внимательном рассмотрении. Нет, я не про то, что 36,5% препаратов из списка жизненно важных на территории России не производятся вообще. Давайте взглянем подробнее.

Согласно данным центра маркетинговых исследований «Фармэксперт», рынок лекарственных средств крайне асимметричен:

Россия - экономика медицина

Вывод из этой картины прост: в России производят самые дешевые лекарства, а население с удовольствием переплачивает за возможность покупать импортные препараты.

Причины такой картины лежат в области качества. Так, портал «Инфарм» со ссылкой на экспертов Роспотребнадзора сообщает об уровне брака, выходящего с конвейеров российских фармпредприятий, в 10%. И это ещё не всё: по данным из доклада ВЭБа, ещё 10–15% — это поддельные лекарства, из которых половина производится в России. Другие источники указывают, что производят их на тех же самых заводах, что и «нормальные» лекарства.

Приблизительно 90% производимых лекарственных средств — это дженерики. Собственно российских инновационных («брендовых») препаратов — около 3%. А лидером по производству в России является… физраствор.

Несмотря на победные реляции и многомиллиардные инвестиции в рамках программы «Фарма-2020», ввоз пока и ныне там: доля российской фармпродукции растёт очень медленными темпами. Реальные прогнозы на переформирование целой отрасли — не менее 10 лет.

В этой ситуации вариант полного разрыва торговли по линии лекарств в ближайшие годы можно считать фактически невозможным.

Повод для оптимизма

В России, по сравнению с рынками США и ЕС, удивительно дешёвые условия для регистрации препаратов. В частности, коммерческие расценки на аутсорсинг тестирования препаратов (доклинические и клинические испытания плюс регистрация) составляют порядка 40 миллионов рублей. Для стран «загнивающего Запада» эта цифра измеряется девятизначными суммами в долларах, то есть в сотни раз дороже.

Активно продвигаются государственные программы субсидирования для предприятий биотехнологического сектора. И, что удивительно, субсидии выдаются.

Таким образом, РФ имеет огромный потенциал для создания новых препаратов с последующим экспортом.

Продукты питания

Если фармацевтическая отрасль является крайне хорошо — вплоть до уровня брака и контрафакта — обозреваемой, то пищевое производство куда менее прозрачно для взгляда. Разберём имеющиеся данные.

Правительственный позитив

По целому ряду продуктов питания Россия не только обеспечивает себя полностью, но и активно экспортирует излишки. Часто приводимые в пример «дефицитные» продукты вроде говядины и относительно невелики, и вполне заменяемы в рационе.

Россия - экономика

Россия - экономика

Наш дом — Россия: мы не сеем

При этом старательно замалчивается ситуация с генетическим материалом. Той же сахарной свеклы импортируется 82–95% от всех используемых семян. Ситуация с выращиваемым quantum satis подсолнечником не лучше — импортируется порядка 60% семян. Та же ситуация с картофелем. По ряду овощных культур доля импорта приближается к 100%.

Лучше всего иллюстрирует ситуацию в отрасли соотношение импорта и экспорта семян следующая таблица:

Россия - экономика

 

«…и животноводство!»

Среди рыбо-, птице- и животноводства ситуация также далека от идеальной. Лучшая ситуация в производстве курицы — всего 11,9% яиц импортируется, но это в силу того, что фактически весь племенной материал составляют кроссы западного производства, без притока свежих генов: «по расчетам экспертов, даже в случае введения санкций против России уже завезенного прародительского стада отрасли хватит на 3 года работы». Значительно существенней оцениваются проблемы в мясном сегменте КРС: «с начала 2012 года по текущую дату ввоз чистопородного племенного скота мясных пород в Россию… составил 143 тыс. голов, что сопоставимо с приростом общего поголовья КРС мясных пород в стране за этот период», правда, с тенденцией к снижению. С рыбой дело обстоит самым печальным образом: со слов ООО «Русское море – аквакультура», «в российской аквакультуре нет производственной базы по получению качественного рыбопосадочного материала, в частности, по рыбе лососевых пород», и даже вьетнамцы, армяне и немцы начали ввоз икры осетровых в Россию.

Импорт молочной продукции в 2013 году составил 23%.

Подытоживая: по основным продуктам питания Россия имеет неплохую иллюзию самообеспеченности, которая развеется при введении на 3–5 лет эмбарго на посевной и племенной материал. Полностью отказаться от импорта как готовой сельхозпродукции, так и — в особенности — от генетического материала на сегодня фактически невозможно.

Потенциал импортозамещения по семенному и племенному материалу колоссален: речь идёт о десятках миллиардов долларов ежегодно. К сожалению, становление компаний в сфере селекции занимает скорее десятилетия, чем годы. Но это совершенно не повод не работать в этой отрасли. Она ждёт своих стартаперов — будущих мультимиллиардеров.

Капитал и кредит

Много шуток ходит о том, что Apple стоит дороже, чем весь российский фондовый рынок. С одной стороны, и правда смешно, объём материальных активов несопоставим. А с другой стороны, это отражает изрядное непонимание, как работает рынок капитала.

Капиталистическая экономика принципиально кредитна. Прежде чем выпустить любую продукцию, нужно построить завод, закупить оборудование, отработать технологию, нанять и обучить сотрудников, получить необходимые разрешения… Всё это требует денег, а первые доходы пойдут только от продаж товара (если он к тому моменту не устареет). Разрыв может составлять от нескольких месяцев до многих лет. Соответственно, без кредита — никуда. Темпы развития (и стоимость) бизнеса впрямую зависят от ставок кредитования и доступности кредитов.

Источниками кредита могут быть:

а) депозиты,

б) пенсионные накопления в фондах,

в) международный капитал в виде синдицированных кредитов или покупки долгосрочных облигаций,

г) эмиссия денег государством.

Нетрудно выяснить, что львиная доля депозитов в РФ размещена на срок от 1 до 3 лет, то есть это достаточно краткосрочные деньги (статистика ЦБ по юридическим и физическим лицам). «Длинные деньги» пенсионных фондов в РФ можно считать отсутствующими, а после недавних экспроприаций — и невозможными. Доступ на основные международные рынки капитала (Нью-Йорк и Лондон) закрыт санкциями. Государственная же эмиссия имеет фатальный недостаток: провоцирует ускорение инфляции, а инфляция обязывает кредитные ставки расти. Какой толк отдавать деньги под 10% годовых, если инфляция — 9,5%? Проще вложить их в валюту и не беспокоиться о рисках невозврата.

Практически в настоящее время кредитные ставки для юрлиц выросли до 20–27% в секторе малого и среднего бизнеса и до ~13–15% для крупного бизнеса (рынок сверхкрупных кредитов крайне закрытый, ставки могут очень сильно варьироваться от заёмщика).

Что это означает для экономики? То, что все проекты с долгой окупаемостью и/или невысокой маржинальностью будут заморожены до наступления лучших времён — появления дешёвого кредита. Оптимистичный вариант — санкции будут сняты и откроются международные рынки капитала. Реалистичный сценарий — прилетят марсиане и дадут денег. Пессимистичный сценарий — возврат к мобилизационной (традиционной для докредитного или военного времени) модели экономической политики.

Итого

Внимательно посмотрев на реальную импорто(не)зависимость России по основным позициям, становится понятно: автаркию выстроить без принципиального перехода экономической и социальной политики на рельсы Чучхе — невозможно. Поэтому, вне зависимости от политической риторики Кремля, экономическое сотрудничество с миром продолжится, хотя мы все в целом станем беднее: импорт дорожает, заместить его полностью не выйдет, а на рост доходов внутри страны рассчитывать не приходится.

http://sputnikipogrom.com/economics/25832/on-import/