Официальная версия визита канцлера ФРГ Ангелы Меркель в Киев – это «мирный план» по урегулированию ситуации на Донбассе. Однако, как только начинаешь разбираться, становится ясно, что никакого «мирного плана Меркель» не существует в природе. На самом же деле Меркель скорее прилетала с «мирным планом» насчет поставок газа из России в ЕС через территорию Украины. А тему федерализации власти ФРГ использовали для прикрытия.

Невидимый план

Для начала стоит отметить, что практика международного посредничества в вооруженных конфликтах предполагает: основа для начала посреднической миссии – это план действий по мирному урегулированию. В данном случае представители ФРГ не озвучили даже тезисной канвы подобного плана – не говоря уже о конкретном списке пунктов, разработанных в привязке к ситуации на Юго-Востоке Украины. И поэтому есть все основания предположить, что никакого «плана Меркель» просто не существует в природе. С точки зрения конкретики, а не заявлений, разве что обещание Меркель выделить властям Украины 500 миллионов евро на восстановление Донбасса может считаться пусть и иллюзорным, но все же пунктом «мирного плана». Правда, для того, чтобы получить эти деньги, сначала необходимо установить мир на Донбассе. Собственно, читатели могут обратить внимание на трогательный момент – официальное сообщение с сайта президента Украины по итогам двойного брифинга гласит, что Петр Порошенко «отметил значительную роль канцлера в начинании мирного процесса для Донбасса», а сама Ангела Меркель заявила, «что полностью поддерживает мирный план президента Порошенко». Для полноты картины добавим, что мирного плана Порошенко аналогично не существует в природе – попытки работы контактной группы в составе Виктора Медведчука, Леонида Кучмы, представителей ДНР и ЛНР на данный момент заморожены. Так о чьем «мирном плане» на самом деле идет речь?

Как видим, никакого конкретного рецепта «лечения болезни» власти ФРГ сегодня не имеют. Именно поэтому и звучат слова о федерализации или о децентрализации – но звучат на уровне лозунгов. PR-версия администрации канцлера ФРГ заключается в том, что центральная идея визита Меркель – это федерализация Украины как магистральный способ снять противоречия между Донбассом и киевскими властями. Если кто заметил, ни сама Меркель, ни вице-канцлер Зигмар Габриэль и другие немецкие политики в один голос твердят о федерализации, но ни слова не сказали о конкретном содержании своего предложения. Ни пресс-служба, ни сама Меркель ни слова не сказали ни о принципах, ни о предлагаемой модели федерализации.

Федеральная маскировка

А ведь федерализация бывает разная. Например, Испания, как и Украина, является унитарной страной, однако Испания – это пример унитарного государства с сильной долей федерализма, где регионы имеют гораздо больше полномочий, чем в формально такой же унитарной, а на деле сверхцентрализованной Украине. США, Россия, та же ФРГ – все они представляют собой разные варианты такого понятия как федерация. Опять-таки, какой принцип будет положен в основу предлагаемой федеративной модели – «берите полномочий, сколько хотите», «всем поровну» или какой-либо третий вариант? В общем, говорить о федерализации, не уточняя содержание – это то же самое, что лечить болезнь словами вместо конкретных рецептов и ухода врача. Отсюда вывод, что тема федерализации – не более чем прикрытие. Когда пресс-службе есть что заявить, СМИ есть о чем написать. Ну, а воз военного конфликта на Юго-Востоке Украины и ныне там.

Впрочем, если внимательно изучать даже официоз, становится заметно, когда в ходе брифинга сама Меркель невольно подтвердила версию, что тема федерализации была выбрана поспешно, лишь бы для отвода глаз. «Есть некоторая сложность. Если мы говорим по-немецки про федерализацию, на Украине это понимается иначе… То, что у нас понимается под федерализацией, на Украине называется децентрализацией, и это то, к чему стремится президент», - рассказала канцлер ФРГ о своем открытии, как будто германский МИД, посольство ФРГ в Украине и ее собственная патронатная служба не могли выяснить такие вещи заранее.

Если же говорить о реальных мотивах приезда канцлера ФРГ, то Ангела Меркель действительно выступает в роли посредника. Разве что ее посредническая миссия касается несколько других вопросов. 8 августа премьер-министр Арсений Яценюк пригрозил приостановить транзит природного газа из РФ через территорию Украины в страны ЕС. Ссылаясь на правительственный законопроект о санкциях (принят Верховной Радой, находится на подписи у президента), Яценюк сообщил, что украинский Кабмин также предлагает применить санкции в виде «прерывания любого транзита» по своей территории, пояснив, что «это касается как авиаперелетов, так и транзита газа». А ситуация усложняется еще и тем, что «Нафтогаз» и «Газпром» ни на шаг не приблизились к компромиссу в части цены на природный газ из России. Понятно, что если украинский Кабмин решится остановить транзит, то под удар попадают страны ЕС.

Еще один опасный звоночек – решение технического премьера Болгарии Георги Близнашки и президента Росена Плевнелиева приостановить проект «Южный поток». В итоге, «на крючке» в первую очередь оказались промышленные локомотивы ЕС виде ФРГ и Франции. Поэтому наиболее вероятный предмет визита Меркель – это решение задачи о бесперебойной поставке газа через территорию Украины в страны ЕС. Сейчас на подписи президента Украины находится проект закона, разрешающий продажу 49 % ГТС. И уже прозвучала информация о планах американской компании Chevron стать акционером украинской газотранспортной сети. А с учетом того, что осень наступает через считанные дни, Евросоюз оказывается «на крючке» США и Украины, чьи политики в последнее время активно ориентируется именно на Соединенные Штаты.

Вот почему более верно назвать Меркель посредником между ЕС, США и РФ в вопросе поставки природного газа. А визит в Киев – это исключительно рекламный сюжет для телевизионной картинки. Поэтому говорить об эффективности или неэффективности миссии Меркель как посредника можно будет только в том случае, когда мы увидим какие-то подвижки в части транзита газа из России в ЕС.

Представители международного политического истеблишмента продолжают предлагать свои рецепты урегулирования вооружённого конфликта на востоке Украины. В частности, вице-канцлер ФРГ, председатель Социал-демократической партии Германии (СДПГ) Зигмар Габриэль в интервью газете Welt am Sonntag призвал Киев прекратить войну и провести федерализацию.

По мнению авторитетного немецкого политика, которое приводит ИТАР-ТАСС, только «продуманная концепция федерализации» позволит властям Украины сохранить территориальную целостность страны.

Соответствующее предложение, как считает вице-канцлер, Киев должен сделать районам с преобладающим русскоязычным населением. Но, прежде всего, нужно добиться прекращения боевых действий. При этом Габриэль не видит шанса на возвращение Крыма Украине.

Вопрос: насколько сама идея федерализации «незалежной» сегодня актуальна?

Если судить по недавнему заявлению премьер-министра ДНР Александра Захарченко, такой вариант в республике даже не рассматривается. По его словам, речь может идти только о полной независимости от Украины.

С чем Киев, понятно, никогда не согласится… Хотя большинству людей на Украине (за исключением, наверное, ярых националистов и части местного олигархата), безусловно, нужен мир.

При каких условиях он возможен? И есть ли еще шанс добиться прекращения кровопролития в Донбассе дипломатическим путем?

- Мне кажется, что некоторые западные политики уже догадались, что игра совершенно проиграна, - говорит заведующий кафедрой факультета прикладной политологии ГУ ВШЭ Леонид Поляков. - Ставка на силовое подавление не работает. Украина превращается постепенно в Ирак, в Сирию и Ливию одновременно. И все это в сердце Европы.

Похоже, что Порошенко начинают немножко подталкивать к пониманию этого.

Меркель, конечно, будет держаться строгой линии – то есть, «ни шагу назад». Но вице-канцлер, к тому же, лидер одной из крупнейших партий Германии – это тоже серьезное лицо.

То, что Захарченко неуступчив, это абсолютно понятно. Было бы странно, если бы люди, которые подверглись, по сути дела, этническим чисткам и геноциду пошли бы сейчас сразу на некий компромисс.

Поэтому я вижу только один вариант, при котором еще возможен мир и Новороссия в составе Украины.

«СП»: - Что это за вариант?

- Если Порошенко лично, как президент Украины, встанет на колени на Майдане и от имени украинской власти попросит прощения у донетчан и луганчан. Если он скажет: «Я прошу вас, сограждане, простите нас за то, что мы наделали. За погибших детей и погибших женщин. За разрушенные дома…».

Вот если он это сделает, если будет такая моральная позиция, то, по крайней мере, шанс на то, что наступит примирение, есть. Хотя, конечно, эти страшные месяцы не забудутся.

Если же со стороны украинских властей будет раздаваться только гром орудий и призывы «мочить» и так далее, то я не вижу шансов на то, что Новороссия останется в составе Украины.

Это будет кровоточащая рана. Это будет вечная война. И, скорей всего, повторяю, Украина будет превращаться одновременно в Ирак, в Сирию и Ливию. Других вариантов нет.

«СП»: - Многие возлагают большие надежды на встречу в Минске. По-вашему, какие сценарии здесь возможны?

- Вариантов может быть несколько. Первый – если Порошенко едет туда всерьез для того, чтобы решить проблему и достичь мира. Но тогда, я повторяю, он должен обязательно иметь в виду, что от него требуется вот это официальное покаяние.

Но есть другой сценарий. Он едет в Минск для того, чтобы сманеврировать. Для того чтобы продемонстрировать, прежде всего, своим олигархическим элитам, а также Западу и мировой общественности, что он сделал все. Что пошел на невероятное унижение. Что он хочет мира. Но мира не хочет Россия.

Поэтому нужно иметь в виду, что минская встреча со стороны Порошенко, это либо искреннее желание решить тяжелейшую проблему, либо – подставить Россию.

Но, мне кажется, что наш президент - человек настолько искушенный, то по ходу переговоров, он сразу поймет, в чем дело.

В любом случае, я думаю, эта встреча будет продуктивной: либо она подвигнет Порошенко на то, чтобы искать мира. Либо ситуация с «подставой» будет вовремя разоблачена, и этот номер не пройдет.

«СП»: - Власти Украины достаточно успешно пока водят Запад «за нос». Как долго это будет продолжаться? Или история с российским гуманитарным конвоем Европу чему-то научила?

- У Запада два глаза: один открывается, другой закрывается. Поэтому рассчитывать на то, что Запад нам поможет, это бессмысленная утопия. По-моему, на Украине это тоже уже начинают понимать.

Транш 17 млрд. долларов от МВФ в течение двух лет – это, конечно, замечательно. Но условия, на которых предоставляется «помощь», абсолютно катастрофические.

Поэтому, мне кажется, что политический истеблишмент там, действительно, стал постепенно разочароваться в том, что ставка была сделана на западную помощь, на то, что Украина завтра – Европа. Но Порошенко, он несамостоятельный игрок. Сценарии для него пишут. Причем не столько на Украине.

«СП»: - Тогда как с ним вести переговоры, если собственного мнения у него, в любом случае, быть не может.

- Если Порошенко понимает, что он на грани личной катастрофы, что осень для него последняя, возможен еще третий вариант.

Он, может, попытается при личной встрече с Путиным каким-то образом для себя найти шансы, чтобы выпутаться из тотальной зависимости от западных кукловодов. И, кстати говоря, от собственного олигархата, который его подставляет каждый день.

«СП»: - Он сам из того же олигархата…

- Да. Но он теперь не рядовой олигарх. Он теперь, что называется «primus inter pares» (лат., первый среди равных – ред.).

И остальные, как волки вокруг смотрят. А есть еще Юлия Владимировна, которая голодна, зла и готова на все. И выборы скоро. И вообще, осень грядет, холода, повышение тарифов. И многое-многое еще грядет…

По мнению публициста Егора Холмогорова, вопрос о федерализации Украины всерьез даже не ставился:

- Дело в том, что по заявлению вице-канцлера уже оправдалась Ангела Меркель. Она сказала, что ее заместитель имел в виду децентрализацию власти на Украине, а не создание действительной федерации. То есть, даже германские партнеры Украины, они, в общем и целом, о федерализации всерьез говорить на сегодняшний момент не готовы.

Тем более, не готовы к этому в Киеве. Потому просто, что, если любой украинский политик, системный и вхожий в нынешнюю власть, первым заикнётся о федерализации, ему просто оторвут голову. То есть, Киев ни к какому настоящему, серьезному диалогу не готов. Они как «попки» повторяют два тезиса: ополчение должно разоружиться. Граница Украины должна быть закрыта. Причем, чуть ли не сама Россия должна охранять эту границу от поступления какой бы то ни было помощи донбасским ополченцам.

Понятно, что здесь не может быть даже диалога о реальной федерализации, потому что на него Киев просто-напросто не способен в настоящий момент. Киев по-прежнему абсолютно политически невменяем.

Соответственно, со стороны Донецкой и Луганской народных республик, со стороны России тоже обсуждать тему федерализации бессмысленно в любом ключе. Потому, что отсутствует субъект к диалогу.

«СП»: - Но на диалог о независимости ДНР и ЛНР Киев, тем более, не пойдет…

- Требование независимости со стороны Донецкой и Луганской республик как раз волне разумно. Оно вполне обосновано прецедентами в международном праве, когда, скажем, ссылаясь на геноцид, многие страны, к примеру, признали Косово, как независимое государство от Сербии. Южный Судан, где, действительно, был настоящий геноцид, а не придуманный как в Косово, также, как известно, получил независимость. Поскольку основные признаки геноцида населения Донбасса налицо, Донбасс имеет, на мой взгляд, объективное право настаивать на полном признании его независимости.

И Россия имеет полное право, мне кажется, его признать.

«СП»: - Останется только украинские власти убедить…

- Понятное дело, что Киев придется убеждать признать независимость Новороссии только путем нанесения ему полномасштабного военного поражения. Это реально надо понимать. Когда говорят, что конфликт не имеет военного решения, на мой взгляд, это неправда. Конфликт имеет на сегодняшний момент только военное решение.

То есть, это военное решение должно состоять в том, чтобы войскам киевского режима было в Донбассе нанесено полномасштабное военное поражение, которое просто-напросто вынудит Украину прекратить свою террористическую операцию. Потому что у них просто не будет ни материальных средств, ни людей, чтобы ее продолжать

Если это поражение будет нанесено, тогда откроются перспективы политического решения конфликта. Если же будут продолжаться попытки чисто дипломатическими разговорами добиться от Киева какой-то вменяемости, то никакого результата не будет.

http://svpressa.ru/politic/article/96168/

http://svpressa.ru/politic/article/96299/