Респектабельная британская газета The Times предупредила о новом пакете санкций США против РФ, которые могут быть введены в случае обострения ситуации на востоке Украины. Главная «фишка» этой инициативы — сокращение максимального срока кредитования российских компаний из санкционного списка с 30 дней до 7. Цель очевидна — выдавить Россию с международных финансовых рынков, лишить ее дешевых денег, а значит, усугубить экономические проблемы страны.

Долги означают зависимость

Перечень отечественных компаний, которым в Европе и США запрещено выдавать кредиты более чем на 30 дней, с виду, можно сказать, скромен. Больше всего мест в нем досталось основным топливодобытчикам («Газпром», «Лукойл», «Транснефть», «Газпром нефть», «Сургутнефтегаз», «Новатэк» и «Роснефть») и банкам с госучастием. Правда, с оговоркой, что санкции распространяются на все структуры, которые более чем на 50% принадлежат банкам нон-грата. То есть шестерым официально «отлученным» от Запада коммерческим структурам составят компанию их же «дочки». И — о чудо! — список разбухает буквально на глазах: кроме Сбербанка, Газпромбанка, Россельхозбанка, Внешэкономбанка, Банка Москвы и ВТБ, в нем оказываются ВТБ-24, Лето-банк, банк «Россия», СМП-банк, Собинбанк, Инвесткапиталбанк, Российский национальный коммерческий банк (РНКБ), «Глобэкс», Связь-банк, Сетелем-банк и еще с десяток других.

Но и это еще не конец. Де-факто всех остальных российских банкиров тоже отказываются кредитовать на Западе. Остерегаются, так сказать. Потому что это навлечет гнев правительства США, плюс очень высок риск, что кризис усилится и наши компании не смогут деньги вернуть.

Что ни говори, а все-таки в Госдепартаменте и финансовых структурах США сидят не дураки. И они отлично понимают, что система частных банков РФ долгие годы работала по исключительно простой схеме: брать дешевые кредиты за границей и давать дорогие дома. Вычеркни из этого неравенства первую составляющую, и заменить ее нечем, маржа рассыпается в прах, а за ней и весь бизнес.

Чуть лучше, но отнюдь не хорошо дела обстоят в небанковском секторе. Там хоть и не зарабатывали основную часть прибыли на разнице в процентах, но кредитовались по возможности все равно на Западе, чтобы проценты по займу не съедали весь доход. С введением санкций этой веселой жизни, как и дешевым деньгам, пришел конец. На Западе не дают, а на родине предлагают такие ставки, что проще сразу сломать станки и поджечь здание.

Понятно, что далеко не все компании, условно называющиеся российскими, являются таковыми по месту официальной регистрации: как говорят экономисты, поскреби десяток крупных отечественных предприятий, и в девяти случаях увидишь офшор. Но иностранная «прописка» не спасет от санкций. Во-первых, борьба с офшорами ведется, деофшоризация уже приносит первые плоды. Во-вторых, повторимся, на Западе ведь тоже не дураки сидят и санкции применяют с учетом фактического пребывания компании, местонахождение же «материнской» организации с капиталом в $30 тысяч где-нибудь на Каймановых островах в расчет не берется.

Долги и рефинансирование

Степень зависимости российских компаний и банков от зарубежных кредиторов хорошо иллюстрируют следующие цифры: по итогам 2014 года совокупный внешний долг РФ составлял $599,5 млрд. Около 91% этой суммы иностранцам должны отечественные компании ($376,5 млрд) и кредитно-финансовые учреждения ($171,1 млрд). С тех пор размер нашего долга несколько упал, но затем снова стал расти.

Если санкции будут ужесточены (а пока сомнений в этом не возникает), долги придется отдавать уже без малейшей возможности прокредитоваться снова: семь дней — слишком малый срок для того, чтобы успеть воспользоваться заемными средствами и реструктуризировать задолженность. Банки физически не смогут брать кредиты и вовремя их возвращать. Сумма внешнего корпоративного долга, конечно, существенно снизится, но зато эти деньги уйдут из экономики безвозвратно.

А экономике деньги нужны позарез, особенно банковскому сектору, который и так уже изрядно потрепан, а теперь еще и примет на себя самый мощный удар новой санкционной волны. Вопрос в том, насколько ощутимым этот удар окажется для всей страны. Прежде чем вливать в банки очередную порцию бюджетных средств (а точнее, сливать их туда, как в бездонную яму), хорошо бы для начала оценить масштабы вероятной трагедии.

И без того худо

Есть такое понятие, как ставка рефинансирования Центробанка. В западном мире это реальный процент, под который любое кредитное учреждение может получить рефинансирование при соблюдении ряда элементарных условий. У Банка России ставка рефинансирования — это условная величина, являющаяся отправной точкой для расчета ряда экономических параметров, например налогов, пени, штрафов и т.п. У нас есть также понятие ключевой, или учетной ставки ЦБ, по которой коммерческие банки могут получить средства сроком на одну неделю (как правило, настолько краткосрочные кредиты нужны либо для спекулятивных сделок, либо для покрытия предыдущих долгов). Ключевая ставка непосредственно влияет на цену банковских кредитов для бизнеса и населения, а также используется Центробанком для таргетирования инфляции. Насколько адекватно он это делает, уже другой вопрос.

На настоящий момент ключевая ставка в РФ составляет 11,5% годовых. Это, конечно, не зимние 17%, но в любом случае слишком много по мировым меркам. Для сравнения: в 2014 году ставка рефинансирования у Европейского центробанка составляла 0,15%, а ставка по депозитам и вовсе была отрицательной: –0,1%. Не удивительно, что привычка перекредитовываться на Западе превратилась для российской банковской системы в своего рода дешевый наркотик. И, кажется, почти никому не приходило в голову, что западные «дилеры» могут резко поднять цены или вовсе зажать товар до лучших времен…

А ведь ввиду падения доходов населения банки России и без того в серьезном минусе: Топ-10 крупнейших розничных кредиторов не только ничего не заработали за первое полугодие 2015 года, а даже потеряли 42,6 млрд рублей, а это около миллиарда долларов. Понятно, что двойную бухгалтерию никто не отменял, но банкирам все же выгоднее слыть богатыми и благополучными, а не шаткими и убыточными. А то ведь, глядишь, и без лицензии останешься. Так что не исключено, что 42 млрд рублей — это еще и заниженная сумма.

Банковская метафизика

Если попытаться охарактеризовать социальную роль банковской системы в российском обществе, оказывается, что это довольно затруднительно. С другими сферами получается куда проще. Скажем, «рыцари» нефтегазовой системы приносят в страну деньги — вяло и неохотно, но приносят. Заводы военной техники, конечно, потребляют больше денег, чем дают, но взамен обеспечивают безопасность страны. Сельское хозяйство — понятно, наше все в эти трудные времена. Тетя Карина и дядя Махмуд из овощного ларька выполняют функцию доставки продуктов питания до конечного потребителя. Даже самогонщица баба Варя наливает страждущим умеренно качественный продукт по умеренным же ценам, как бы борясь при этом с монополией винно-водочного лобби.

Роль коммерческих банков в этой системе окутана тайной. Вроде бы они должны выполнять функции кредитора производства и хранителя средств населения и зарабатывать на разнице между процентной ставкой кредитов и депозитов. Но на деле получить кредит под реальное производство, особенно на стадии стартапа, в России практически нереально: без гигантского залога никто даже разговаривать не станет. Гораздо более охотно банки кредитуют население, с которого существенно проще при случае содрать и долг, и процент, и пени, и штрафы. Реального участия в финансировании российского производства подавляющее большинство российских же банков не принимает. Зато они исправно помогают малоимущим гражданам приобрести телевизоры последней модели, дабы пускать пыль в глаза соседям и родственникам… Впрочем, в последнее время и с этой ролью они справляются плохо — высокие ставки гонят бывших клиентов банков в микрофинансовые и иные сомнительные организации, так что рынок розничного кредитования сжимается на глазах.

Так, может, есть какой-то высший смысл в существовании российской банковской системы в ее современном виде? Не видимый нашему глазу и разуму недоступный? Начинает казаться, что все-таки есть. В столкновении российской экономики с западной политикой именно банки могут сыграть роль бампера, который примет на себя основной удар. А там уж посмотрим, помнется он или сразу разлетится на кусочки.

Сами себя перехитрили

Уже очевидно, что готовиться к углублению кризиса надо, и надо поскорей. Но любой кризис, как известно, это не только шок, но и новые возможности. Государство уже расписалось под обещанием поддержать десять системообразующих банков при угрозе коллапса. Теперь осталось не прошляпить те возможности, которые при этом открываются. А таковых две.

Первая — увязать неизбежную бюджетную помощь банкам с обязательным наращиванием доли государства в их капиталах и фактическом управлении. То есть деньги на спасение выдавать не в форме кредитов, часть которых явно будут невозвратными, а путем приобретения акций, обеспечивая тем самым право собственности для государства.

Вторая — отказаться от мифа о независимости Центробанка от правительства РФ и принудительно снизить все ключевые ставки до сколько-нибудь вменяемых. Данная мера, конечно, может привести к дополнительному негативу со стороны мирового финансового сообщества, но тут на руку нам сыграет парадокс санкций: чем больше их введено, тем меньше возможностей для дальнейшего ужесточения остается. В случае принятия Конгрессом и президентом США упомянутых ранее мер какие-либо иные способы давления на финансовую сферу России будут бессмысленными.

Банковская структура в ее нынешнем виде работает против страны, создавая у населения иллюзию наличия денег и вгоняя его в долги. Пора финансировать производство тракторов и комбайнов, а не продажу телевизоров и микроволновок. Радикальная реформа системы назрела, и если Вашингтон готов помочь нам ее провести, пусть и путем введения санкций, не стоит отказываться от такой поддержки, раз уж собственное правительство не в состоянии преодолеть сопротивление банковских лоббистов.

В сложное время деньги банков обязаны работать на страну, а не страна на деньги банков.

http://rusplt.ru/society/rossiya-sbrosit-ekonomicheskiy-ballast-18009.html