Процесс мирного урегулировании конфликта на Донбассе в течение месяца находился под угрозой полного срыва. Стороны обменивались обвинениями и констатировали невыполнение ключевых положений Минского протокола и меморандума о реализации основных его положений. Наиболее неуступчивой была позиция официального Киева, который считал, что лишь украинские власти вправе определять, каким образом и какой из подписавшихся сторон будут реализовываться конкретные обязательства в рамках Минского процесса. Западные партнеры Украины заинтересованы в том, чтобы конфликт на Донбассе как можно скорее исчез из медийного пространства. Иными словами, для Запада принципиальны не условия урегулирования, а сам факт его наличия.

За неделю до утверждения состава украинского правительства президент Петр Порошенко в очередной раз четко обозначил непримиримую позицию Киева:

«Если бы оккупационные войска покинули нашу территорию, мир и спокойствие пришли бы на территорию Украины за 2-3 недели. Именно так это произошло на освобожденных территориях».

Несмотря на определенное сочувствие США и ЕС по отношению к украинским властям, западные страны все четче ощущают, что и Киев способствовал эскалации конфликта. Стало понятно, что конфликт на Донбассе нельзя разрешить путем переговоров и взаимных уступок великих держав, так как у противоборства в Новороссии сформировалась собственная динамика. В рамках этой динамики Киеву все сложнее позиционировать себя как оплот демократии, стремящийся к европейским политическим стандартам.

Этот дисбаланс украинские власти вынуждены компенсировать агрессивной риторикой и постоянным давлением на западных партнеров.

Однако поступательные действия западного мира (включая Японию и Австралию) по ухудшению отношений с Россией с целью давлению на нее в целях урегулирования конфликта на Донбассе не встретили понимания со стороны развивающихся стран. В условиях большого количества внутренних проблем и беспомощности в борьбе с ИГИЛ страны Европы и Северной Америки осознают необходимость работать на сглаживание противоречий с остальными государствами, а не на их обострение. Долгосрочная выгода такой политики перевешивает эмоциональные реверансы в сторону «проевропейской» революции на Украине.  Поэтому за последнюю неделю состоялся ряд контактов западных лидеров и представителей руководства Украины. Европейские и американские политики настаивали, чтобы Киев смягчил свою позицию по Минскому процессу и возобновил переговоры с представителями «народных республик».

Причин для беспокойства Запада несколько. Во-первых, поддержка Украины не только затратная, но и неэффективная. Несмотря на усилия международных финансовых институтов и целевые кредиты ЕС и США, государственный долг страны увеличился с 40% ВВП в начале года до 70%. За исключением сельского хозяйства – в экономике Украины наблюдается тенденция к сокращению. Более того, обещанные правительством Арсения Яценюка реформы, нацеленные на приближение украинского регулирования экономики к западным стандартам, остались на бумаге.

Выходит, что Запад кредитовал Украину не для того, чтобы сформировать прочные механизмы, обеспечивающие определенную внешнюю и внутреннюю политику страны, а для того, чтобы сохранить конкретных политиков на властных постах.

Такая политика (акцент на личностях, а не институтах) не оправдала себя в период Холодной войны и не может оправдать себя в условиях логики ситуативности и поиска неожиданных компромиссов, к которой склонна украинская элита.

Во-вторых, сказывается ценностный разрыв между Киевом и западным миром. Украина в рамках Минского протокола и меморандума о выполнении его положений взяла на себя конкретные обязательства, неисполнение которых не может быть оправдано «статусом жертвы», недобросовестностью других сторон конфликта или изменившейся политической ситуацией. Аналогично, взятые обязательства о проведении реформ нельзя оправдать «агрессией», сопротивлением украинского бизнеса или парламентскими процедурами. Расхождение между декларациями и действиями характеризует более глубокий ценностный разрыв, а это убеждает западные страны в том, что Украина объективно не готова интегрироваться в европейское и евроатлантическое политическое пространство.

Наконец, конфликт на Донбассе все еще находится в «горячей» стадии, а значит велика угроза распространения нестабильности на остальные области Украины. К этому может привести не столько «рука Москвы» или деятельность подпольных групп в поддержку Новороссии, сколько социально-экономическая напряженность в регионах, недовольство местных элит распределением власти в Киеве, пробуксовка обещанной децентрализации на фоне ухудшения качества управления.

Возможно, первым сигналом грядущей нестабильности стали недавние столкновения в Виннице, где губернатор, лояльный президенту, попытался кулуарными методами сместить председателя областного совета, но столкнулся с массовыми акциями протеста. Местная элита отказалась исполнять распоряжения из Киева и избрала наиболее конфронтационный способ донести свою точку зрения. С учетом того, что Винницкая область является родиной Петра Порошенко и именно в этом регионе его партия получила наибольшую долю голосов на парламентских выборах, это крайне тревожный сигнал для Киева и для Запада.

Хроника телефонного давления на Киев такова: 1 декабря – беседа Порошенко с канцлером ФРГ Ангелой Меркель,  3 декабря – консультации Порошенко с председателем Европейского Совета Дональдом Туском, 4 декабря -  общение Порошенко с вице-президентом США Джо Байденом, 5 декабря – беседа Порошенко с госсекретарем США Джоном Керри, 6 декабря – консультации украинского лидера с президентом Франции Франсуа Олландом.

Кроме того, для согласования конкретных деталей в Киеве побывала делегация во главе с заместителем госсекретаря США Роуз Геттемюллер, переговоры с которой возглавил заместитель глав Администрации президента Украины Валерий Чалый. В итоге, 6 декабря Петр Порошенко согласился на новый раунд переговоров в рамках Минского процесса и сместил акцент в официальной риторике с контроля над российско-украинской границей на обеспечение всеобъемлющего прекращения огня. Все же, по внутриполитическим причинам Киев не мог не добавить ряд заведомо неконструктивных предложений, среди которых – отмена результатов выборов 2 ноября в «народных республиках» и одинаковые для всех сторон требования по отводу тяжелой артиллерии от линии фронта.

Новый раунд Минских переговоров, безусловно, не принесет долгожданного мира на Донбасс, поскольку Киев по-прежнему занимает непримиримую позицию по вопросу статуса ДНР и ЛНР. Более того, за рамками урегулирования пока останутся вопросы восстановления экономики региона, преодоления гуманитарной катастрофы и поставок необходимого для  энергетического сектора Украины угля. По внутриполитическим причинам Киев вынужден проявлять упорство по этим направлениям, вопреки экономической целесообразности, но запас прочности украинского государства невелик, а уступки в будущем неизбежны.

Давление Запада на украинские власти могло бы ускорить процесс урегулирования, особенно, если оно будет системным и корректным.

В итоге, формируется новый подход ЕС и США по отношению к конфликту на Донбассе. Если ранее намечалось добиться уступок Москвы, то теперь давление будет оказываться и на Киев. Конечно, требования к Украине будут более сдержанными, нежели к России. Более того, часть требований будет рассчитана на то, что украинская политическая элита сможет их видоизменить или не выполнить под благовидным предлогом. Но в целом, давление на Украину усилилось и еще усилится.

http://www.foreignpolicy.ru/analyses/mezhdunarodnoe-davlenie-na-ukrainu-usilivaetsya/