Закон об «иностранных агентах» (НКО, получающих финансирование из зарубежных источников и осуществляющих свою деятельность в политической сфере) большей частью российского общества был принят с энтузиазмом, меньшей – в штыки. Но, как выясняется, страсти по нему далеко не успокоились. Сейчас группа жаждущих реванша господ решила зайти «в обход». Что происходит вокруг закона, нам рассказала член Общественной палаты РФ, Генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив (ИНВИССИН) Вероника Крашенинникова.

- Вероника Юрьевна, что сейчас происходит вокруг закона?

- Битвы идут вокруг определения термина «политическая деятельность». Группа депутатов предложила определение , из которого четко и ясно исключаются «благотворительная деятельность, а также деятельность в области содействия благотворительности и добровольчества». Но вокруг благотворительности развернулись самые жаркие споры. На переднюю линию защиты зарубежного финансирования иностранные агенты вывели благотворителей, в особенности, фонды известных артистов, занимающиеся лечением детей. Очень характерный пример хотите? На слушаниях в Общественной палате не было ни одной организации из реестра иностранных агентов Министерства юстиции – а их там 125. Зато были организованные плотные ряды возмущенных благотворителей, к которым закон не имеет никакого отношения.

- Вы меня извините, но это уже бредом попахивает.

- Это не бред, а хорошо выверенная тактика, уже ставшая классикой у западных устроителей «цветных революций» и мастеров дестабилизации. Она даже имеет свое название: «теория милых котят» (the cute cat theory). Основная методика - выставить вперед самых невинных и беззащитных, обозначить их в качестве преследуемых со стороны государства, и пусть государство попробует бороться против них. Вместе с провокационным содержанием, например, призывами к неповиновению, размещайте фотографии кошек – или любые другие популярные невинные сюжеты, вроде «где купить велосипед в моем районе». Смыслов несколько. Если государство блокирует эти страницы, оно выглядит ужасающе репрессивным – «даже котят подавляет!», и одновременно до смешного слабым – «даже котят боится!». Если не обращает внимания, то этого авторам только и надо – их призывы и действия становятся все более радикальными.

Автором этой методики является весьма примечательная личность - Итан Зукерман, директор Центра гражданских медиа при Массачусетском Технологическом институте, а одновременно – член «глобального совета директоров» фондов Сороса. Господин Зукерман с удовольствием делится опытом «интернет-активизма» и очень основательно засветился в процессе разжигания «арабской весны».

Вот такими «милыми котами» и стали на слушаниях в Общественной палате и Государственной думе детские благотворительные фонды. Вот только вряд ли популярные актеры, другие известные люди, которые занимаются подобной благотворительностью, понимают, что их в данной ситуации просто использовали.

- Но это ведь откровенная подлость!

- Да, такой цинизм гнусен сам по себе. Но есть и более важная проблема по существу. Разговоры про благотворительность – только о ней и писали СМИ – увели внимание от истинных рисков. Из определения политической деятельности были также выведены «здравоохранение, социальное обслуживание и защита граждан, защита материнства и детства, социальная поддержка инвалидов, профилактика и охрана здоровья граждан» и другие важнейшие социальные и общественные сферы.

- Слушайте, неужели так плохо, если «защите материнства и детства» будет оказана дополнительная поддержка?

- Западные государства, конечно, тратят огромные средства на поддержку социальных проектов в интересующих их странах. Одно лишь Агентство США по международному развитию (USAID) в текущем году потратит 22,7 млрд. долларов. Знаете, до недавних пор Европой и Евразией в USAID руководил некто Дуглас Менарчик. Человек с замечательной биографией: 26 лет службы в ВВС США, в Министерстве обороны отвечал за разработку плана по борьбе с терроризмом, в Белом доме был военным советником вице-президента, ранее преподавал в школе спецопераций борьбу с терроризмом, антипартизанские действия и управление кризисами.

В 2007 году Менарчик заявил на слушаниях в Конгрессе США при одобрении на должность: «USAID расширяет сотрудничество с Министерством обороны в военно-гражданском планировании, подготовке кадров и операциях для обеспечения оптимального использования инструментов развития в рамках задач национальной безопасности. Я остро заинтересован в том, чтобы углубить вовлечение USAID в дела Министерства обороны. Мы должны координировать наше планирование с целью улучшить безопасность, управление стабилизацией, переходным периодом и реконструкцией». В рамках задач национальной безопасности чьей? Естественно, США. А в сентябре 2008 года Менарчик посещал в Симферополе родильный дом №2. Что, искал повстанце в роддоме? Практику у акушеров проходил? Защищал материнство и детство? Или посещение роддома служило прикрытием для какой-то другой работы в Симферополе, что более вероятно.

А глава офиса USAID в Москве Норт закончил Национальный военный университет США. Именно такие компетенции, как по всей видимости считают в Вашингтоне, и требуются для оказания социальной помощи развивающимся государствам.

- USAID больше ведь не работает в России.

- Вы серьезно так думаете? USAID закрыл офис в Москве, но не бюджет, рассчитанный на Россию. Кто-то всерьез рассчитывает, что иностранные государства будут искренне финансировать социальную сферу в России? Или кто-то в России хочет сдать ее на откуп зарубежным государствам?

Ведь дело до сюрреализма доходит уже. На слушаниях в Общественной палате глава Совета по правам человека при Президенте РФ Михаил Федотов внес предложение, достойное Михаила Ходорковского – исключить из определения политической три типа деятельности: 1) социально-ориентированную деятельность, 2) деятельность по осуществлению общественного контроля, 3) участие в консультативной деятельности органов государственной власти и органов самоуправления.

О чем речь идет? Общественный контроль над органами государственной власти Российской Федерации за иностранные деньги? Консультирование федеральной власти и самоуправления на местах из западных столиц? В таком случае, давайте просто введем внешнее управление, как Киев, и не будем больше лицемерить.

Мы находимся в очень опасной ситуации по этому вопросу. Если во втором и третьем чтении законодатели не включат социальную и общественную тематику в определение политической деятельности, зарубежные центры получат широкие возможности для дестабилизации российского общества.

http://m.kp.ru/daily/26523.4/3539771/