Российская оборонная сфера катастрофически пострадала в результате военно-торгового эмбарго, являющегося частью обширных экономических санкций, введенных Западом и его союзниками (в том числе Киевом) в ответ на агрессию Москвы против Украины, следует из объемного анализа автора "Радио Свобода" Владимира Воронова. По его данным, оказался полностью провален и заведомо невыполним план пресловутого импортозамещения, инициированный Кремлем полтора года назад перед лицом тотального запрета на поставку в РФ продукции военного и двойного назначения. По признанию самих российских военных специалистов, перед Россией, которая встала в оппозицию к цивилизованному миру, будучи практически абсолютным лидером по импортозависимости, стоит нереализуемая задача по переходу от модели производства XX века на производство XXI века: на это, по мнению работников российской "оборонки", уйдет более 5 лет.

Говоря о конкретных проблемах, автор материала отмечает следующее.

Заместитель министра обороны Юрий Борисов в июле 2015 года в докладе Владимиру Путину сообщил, что к 2025 году "спланировано к импортозамещению 826 образцов вооружений и военной техники". Другие источники дополняют, что замещение комплектующих только лишь из стран НАТО и ЕС должно коснуться не менее 800 образцов вооружения и спецтехники, а всего речь идет не менее чем "о десятке тысяч конкретных изделий". При этом в течение первого года, прошедшего после постановки задачи по замене комплектующих изделий из стран НАТО и ЕС, она решена лишь в семи образцах из 127 запланированных.

Критичной оказалась зависимость российского ВПК от украинских предприятий в сферах ракетно-космической, авиационной и кораблестроительной. По словам вице-премьера и председателя коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Дмитрия Рогозина, предстоит заместить 186 образцов вооружения и спецтехники из Украины, а это около 1 тысячи различных позиций. Самыми сложными для замещения, по его словам, являются "газогенераторы, силовые машины для ряда кораблей, а также авиационные двигатели для вертолетов и самолетов".

Проблемы из-за прекращения поставок украинских комплектующих начались практически сразу. Уже в марте 2014 года киевский "Арсенал" прекратил поставки в Россию ГСМ для ракет Р-73 и к началу 2015 года их запасы у производителя, по данным СМИ, были практически исчерпаны. В марте 2015 года был сорван намеченный запуск с космодрома Плесецк ракеты-носителя "Рокот" с тремя спутниками "Гонец-М" системы связи "Гонец": проблема возникла из-за запрета украинских властей на поставки комплектующих для "Бриз-КМ" – разгонного блока ракетоносителя, системы управления которым производит харьковский "Хартрон". Проблемы из-за комплектующих украинского производства возникли и при производстве торпед.

Столь же печально положение с вертолетными двигателями. Еще в декабре 2014 года заместитель министра обороны Юрий Борисов в интервью "Известиям" признал, что поставки двигателей с Украины – одна из самых больших проблем, и "чтобы уйти от зависимости, нам пришлось ускориться, удвоить или утроить объемы производства двигателей" — задача, которая так и не начала решаться. Всего российским вертолетам к 2020 году потребуется, по всей видимости, не менее 5000 таких двигателей, производство которых Россия только начала осваивать.

Самой же большой проблемой для России оказался тот факт, что 100% титановой руды РФ получает именно из Украины. как сообщают специализированные источники и издания, "в настоящее время в России полностью отсутствует собственная эксплуатируемая сырьевая база титанового сырья. Все действующие сырьевые объекты бывшего СССР остались на Украине".

Сроки поставки военной продукции в РФ постоянно срываются (в кавычках — выдержки из доклада замминистра обороны от июля 2015 года):

- Калининградский судостроительный завод "Янтарь" сорвал в 2014 году сроки поставки первого в серии сторожевого корабля проекта 11356 "Адмирал Григорович".

- Таганрогский авиационный научно-технический комплекс имени Бериева в установленные сроки не поставил самолет-амфибию Бе-200ЧС, затем сорвал и срок по так называемому догоночному графику, "под угрозой срыва находится и второй самолет программы 2015 года".

- "Всероссийским НИИ радиоаппаратуры не поставлены восемь станций адресного радиовизирования и передачи команд управления "Игла". Прогнозируется срыв поставки в 2015 году еще шести аналогичных станций".

- Этим же предприятием "более чем на год сорваны сроки разработки системы вторичной локации для авиационного комплекса радиолокационного дозора и наблюдения ОКР "Премьер".

- АО "Технодинамика" не поставила три многопозиционных пусковых устройства для стратегического бомбардировщика Ту-160, а поставка же других "шести программ 2015 года находится под угрозой срыва".

- Кировский завод "Маяк" не поставил 326 управляемых ракет "Вихрь-1" (в разработке еще с 1990 года, предназначены для противотанкового ракетного комплекса "Вихрь", которым планировалось оснастить вертолеты Ка-50 и штурмовики Су-25ТМ. Сейчас им должны оснащать вертолеты Ка-52).

- Аналогичная ситуация и по поставкам этих же ракет "Вихрь-1" концерном "Калашников": "Не поставлено 1972 управляемые ракеты".

- Сорваны на год-два сроки выполнения опытно-конструкторских работ "по направлению создания и развития автоматизированных средств управления и связи Вооруженных сил".

- Под угрозой срыва поставки Воронежским авиазаводом двух из четырех запланированных самолетов Ан-148-100Е из-за отказа "поставки основных стоек шасси украинским поставщиком".

- Амурский судостроительный завод с отставанием от графика ведет постройку корвета проекта 20380 "Совершенный".

- "Вызывает опасение незавершение судостроительным заводом "Северная верфь" в установленные сроки испытаний систем головного фрегата проекта 22350 "Адмирал Советского Союза Горшков".

В свою очередь Морская коллегия констатировала, что доля иностранных комплектующих в судовых машинах и приборах составляет 95%, а все миллиарды, вложенные в импортозамещение для кораблестроения, потрачены впустую: вся элементная база в приборах, производимых российскими корабелами, т. е. узлы и компоненты этих изделий, полностью иностранная. Главнокомандующий ВМФ России адмирал Виктор Чирков заявил на заседании Морской коллегии при правительстве РФ, прошедшей в июле 2015 года:

"Вы посмотрите, что происходит! Военно-морской флот заказывает энергетическую установку, проводит НИРы, ОКРы, НИОКРы, то есть тратит деньги государственные. Пограничники морские тратят деньги. Рыбаки тратят деньги. Гражданское судоходство, морское тратит деньги. Речники тратят деньги. Можно бесконечно перечислять. От "Газпрома" и до частных компаний ­– все тратят деньги на одно и то же.

Так вот, сегодня в России всего три предприятия, которые делают эти установки. Это Коломенский завод. Это Уральский дизель-моторный завод, который делает так, что крышки двигателей через два месяца просто-напросто морская вода разъедает. И это завод "Звезда", наш любимый. Двигатель-то новый у них – действительно их разработки, а изготовление чье? Опять импортное! Я вчера с ними общался. А металл, говорю, из которого сделан двигатель, у нас в России способны сделать? А корпус и составные детали? Нет! Растеряли все технологии! Электрооборудование? Нет! Задаю вопрос: турбонагнетающие установки для двигателя кто делает? Австрия, Швейцария, Швеция и так далее! Вы понимаете, что все здесь сидящие люди тратят государственные деньги, а на выходе-то ничего нет!" – констатировал главком ВМФ России.

Не менее пострадавшей от эмбарго выглядит российская ракетно-космическая отрасль: в серийных российских спутниках доля иностранной электронной компонентной базы (ЭКБ) колеблется в пределах 25-75%, а в наиболее продвинутых космических аппаратах, таких, например, как "Глонасс-К", доля импортных деталей и вовсе зашкаливает за 90%. Большая часть используемой в спутниках элементной базы – производства США или же американской разработки. В результате один из руководителей Института космической политики Иван Моисеев скептически заметил, что "если за 4 года взять и заменить 90% иностранных деталей на спутнике "Глонасс-К" на отечественные, то мы, боюсь, получим спутник не следующего, а предыдущего поколения".

Главное, без чего вообще невозможно никакое импортозамещение, – это станки, а Россия их не производит – те, которые нужны, самые современные, с ЧПУ, отмечает автор материала. Как констатирует один из экспертов, Юрий Шабалин, "в настоящее время собственного станкостроения в боеприпасной отрасли промышленности у нас в стране не существует".

Как признал гендиректор "Уралвагонзавода" Олег Сиенко, "нам реально не хватало и не хватает высококвалифицированных рабочих.

"Мы находимся под санкциями, это означает, что иностранные банки и поставщики не могут с нами контактировать. Мы очень серьезно трудились над созданием локомотива с Caterpillar. Но за два дня до отгрузки продукции, сделанной на площадке наших партнеров в Латинской Америке, были введены санкции. С Renault Truck Defense мы сделали хорошую машину, предназначенную для экспорта. И нашим военным она тоже понравилась. Но мы были вынуждены остановить эти процессы. С Bombardier у нас такая же ситуация. …

Были программы и с другими иностранными партнерами, которые мы вынуждены свернуть". "Импортозамещение крайне важно, но его нельзя сделать ни за день, ни за год, ни даже за пять лет, – реалистично признал гендиректор "Уралвагонзавода", – компетенции-то мы утеряли. Нам нужно заместить технологический процесс ХХ века на процесс ХХI века. … Но уйдут на это годы. Придется очень долго догонять то, что уже в мире сделано".

http://newsader.com/16847-shokiruyushhiy-proval-importozameshheniya/