Многолетняя газовая эпопея, основанная на маниакальном желании Европы диверсифицировать свои энергоресурсы за счет сокращения доли российского газа, совсем недавно получила неожиданное продолжение: в результате встречи между президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и премьер-министром Болгарии Бойко Борисовым было принято решение о начале переговорного процесса по восстановлению работ над проектом газопровода «Набукко». «Мы хотим, чтобы проект «Набукко», а точнее его часть, проходящая через Болгарию, был разморожен. Уже сегодня мы вместе с господином Алиевым представим Еврокомиссии проект реанимации «Набукко», - сказал Борисов. И в этом заявлении прекрасно все: начиная с технических возможностей реализации проекта, заканчивая самоубийственной последовательностью болгарского руководства. Действия наших украинских и болгарских братушек в газовом вопросе заслуживают полноценного аналитического труда «Течение газа вокруг тупых тел».

Новость можно было бы пропустить, если бы не старое иносказание наших либеральных аналитиков о неизбежном и скоропостижном крахе российской энергетической политики в Европе. Давно известно, что жанр либеральной аналитики являет собой совокупность наиболее пессимистичных и эмоциональных прогнозов, и чем они апокалиптичнее, тем более востребованы в известных кругах. Данный информационный повод не стал исключением. По самым скромным прогнозам либералов проект «Набукко» будет реанимирован, а после наполнения трубы газом российско-турецкие потоки окажутся бессмысленными, доля российского газа на европейском рынке сократится чуть ли не на 30 процентов. Реальность, однако, куда менее прозаична.

Впервые о проекте магистрального газопровода «Набукко», берущего свое начало в Иране и Азербайджане и уходящего в Австрию и Германию заговорили в 2002 году. Проектная мощность не превышала 32 млрд. кубометров газа в год. Изначально считалось, что стоимость газопровода составит 7,9 млрд. евро, однако к 2011 году стала фигурировать другая сумма – 14 млрд. евро. На момент появления проекта на бумаге планировалась сдача к 2014 году, но со временем сроки были перенесены на 2018 год. В 2013 году было объявлено о закрытии «Набукко», что объяснялось отсутствием необходимых объемов газа для заполнения трубопровода.

В итоге европейцам пришлось остановить свой выбор на более скромном варианте диверсификации своих энергоресурсов – строительство газопровода TANAP из Азербайджана через Грузию и Турцию, входящего в Трансадриатический газопровод (TAP), который проходит через Грецию, Албанию и заканчивается в Италии. Сдать проект планируется к 2019 году, а мощности оцениваются в 10 млрд. кубометров в год. Ресурсная база азербайджанская – месторождение Шах-Дениз. И вся соль в том, что в случае реализации проекта «Набукко» Болгария являлась бы транзитером, а вот газопровод TAP не проходит через территорию наших балканских братушек.

Само же заявление болгарского премьер-министра носит исключительно политический характер, то есть адресовано своему электорату. Давно известно, что гражданам Болгарии катастрофически не везет с руководством, которое только за последние сто лет третий раз впадает в антироссийскую истерию, и происходит это вопреки мнению большинства населения. После блокировки «Южного потока» рейтинги правящей элиты камнем рухнули вниз. Для того чтобы отыграть хотя бы несколько позиций премьер-министру и пришлось разыграть эту комедию с реинкарнацией проекта «Набукко», создавая видимость борьбы за свои национальные интересы, от которых осталось одно лишь название.

Но это все лирика. Рассмотрим технические аспекты возможности восстановления работ по проекту «Набукко» и выхода каспийского газа на европейский рынок.

Первым камнем преткновения является основной потенциально возможный наполнитель трубопровода - Азербайджан. У страны банально нет необходимых ресурсов для наполнения "восстановленного" газопровода, в связи с чем проект и был свернут два года назад. Абсолютно все объемы извлекаемого газа уже давно законтрактованы, а последние геологоразведочные работы не принесли ожидаемых результатов. Ситуация комична тем, что на сегодняшний день стоит вопрос: а сможет ли Азербайджан обеспечить заполнение хотя бы газопровода TANAP обещанными 10 млрд. кубометров к дате сдачи проекта, то есть к 2019 году. Часть экспертов уверяет, что данные объемы Баку сможет выделить только к 2021 году.

Однако, если Азербайджану все таки удастся высвободить желанные 20 млрд. кубометров, то возникает вопрос: в чем коммерческий смысл тянуть болгарскую ветку «Набукко» (1 млрд. кубометров), если проект TAP в своей проектной версии рассчитан на две параллельные ветки в Италию с суммарной пропускной способностью в 20 млрд. кубометров. Помимо прочего, подобные проекты собираются под определенный пул инвесторов, которых на сегодняшний день нет, так как нет необходимых мощностей. А само заявление болгарского премьера можно считать недействительным до того момента, пока не выскажется турецкая сторона, которая должна дать свое согласие на строительство ветки к Болгарии.

Помимо прочего существует определенные сложности с реализацией проекта TAP. Не так давно Азербайджан выиграл тендер на покупку греческой компании DESFA, которая владеет национальной газотранспортной системой. А загвоздка в том, что это прямо противоречит пресловутому третьему Энергопакету ЕС, так как производитель газа не имеет права владеть ГТС. Напомним: именно по этой причине всячески тормозилось строительство «Южного потока». Однако поражает не сам факт заключения сделки, а реакция Европейской комиссии, которая тянет процесс с 2013 года, дважды откладывая принятие решения. Очевидно, что Азербайджан приобрел определенный политический вес в Европе, обусловленный ложными мечтами европейских бюрократов о замещении российского газа.

Вторым потенциальным участником проекта «Набукко» называют Туркменистан. Но опять же: его участие в данном проекте пока что маловероятно, так как, несмотря на колоссальные объемы доказанных месторождений, почти весь вырабатываемый газ законтрактован Китаем, Россией и Ираном. В Китай идет около 56 % от всего объема, в Россию 24 %, в Иран 23 %. В сумме это почти 80 млрд. кубометров. Энергетическое сотрудничество между Туркменистаном и Китаем в последние годы расширяется все активнее: только за последние 6 лет было сдано в эксплуатацию 3 ветки газопровода Туркменистан-Китай, что позволяет абсолютно все новые объемы газа гнать на Восток.

Так что за туркменское "голубое топливо"  Европе придется бороться с Китаем, торговля с которым Ашхабаду экономически привлекательнее, так как Пекин в состоянии поглотить любые объемы, а газопровод уже построен и вполне успешно функционирует. Да и кредитная линия Китая вполне устраивает Туркменистан. Помимо прочего, существует сложность с прокладкой трубы по дну Каспийского моря, так как любая из стран участниц каспийского союза имеет право наложить вето на строительство. Иногда апеллирование к проблемам экологии играет и на нашу руку. Заканчивая разговор о туркменском газе нельзя не упомянуть проект Трансафганского газопровода в Пакистан и Индию, в котором Туркменистан планирует участвовать. Принимая во внимание все перечисленное, можно быть уверенным в том, что в ближайшее десятилетие Туркменистан энергетически будет завязан на азиатские рынки.

Больше всего вопросов по замене российского газа в Европе связано с возможностями Ирана. Многие российские аналитики рассматривают ИРИ как самого опасного конкурента «Газпрома». Другая часть занимает диаметрально противоположную точку зрения. Возможность участия Ирана в проекте «Набукко» требует более тщательного рассмотрения, нежели перспективы выхода на европейский рынок Азербайджана и Туркменистана.

Только за последние 12 лет внутреннее потребление Ирана возросло с 71 млрд. кубометров в год (2002-й) до 160 млрд. (2014-й). Большие объемы голубого топлива забирает программа газификации страны, согласно которой к концу 2015 года газом должно быть обеспечено 90 % населения в 630 городах и 20 % населения в 4,3 тысячах сельских пунктов. К 2016 году газом должно быть обеспечено 95 % всего городского населения и 80 % всего сельского. Уже на сегодняшний день это почти 250 млн. кубометров в сутки, то есть около 90 млрд. в год. Большие объемы забирает потребление электростанций, которые сейчас переходят с мазута на газ. По примерным подсчетам только на них уходит около 30-35 млрд. кубометров в год. Промышленность забирает порядка 32 млрд. в год. Плюс часть добываемых объемов закачивается в пласты для поддержания высокой производительности при добыче нефти.

Параллельно с внутренним потреблением газ уходит на продажу за границу: 5 млрд. в ОАЭ, 3 млрд. в Кувейт, 10 млрд. в Турцию. Согласовывается проект на поставку 15 млрд. в Катар и Оман. Ведутся переговоры с Ираком на строительство второй ветки газопровода к Басре, чья пропускная способность к 2016 году составит около 25-30 млрд. кубометров в год. Таким образом, в 2015 году почти все извлекаемые запасы газа уйдут на внутреннее потребление, и лишь малая часть (около 25 млрд. кубометров) на экспорт.

В официальной энергетической программе Ирана существует прогноз на 2020 год, согласно которому в предстоящие 5 лет Тегеран должен нарастить добычу до 215 млрд. кубометров в год, то есть на 55 млрд. больше чем в 2014 году. И очевидно, что внутренний рынок продолжит расти, поглощая наращиваемые объемы. Что же касается экспорта газа, то Тегеран придерживается вполне тривиальной стратегии – проще пустить газопровод протяженностью 300-700 километров, нежели тянуть его на тысячи километров, что для ограниченного в средствах бюджета малоинтересно. Помимо прочего существует проект строительства трубопровода в Пакистан и Индию. Так, к примеру, один только Исламабад в состоянии поглотить порядка 25 млрд. кубометров в год.

Таким образом, даже при самых оптимистичных прогнозах, говорить об участии Ирана в проекте «Набукко» пока что рано, так как внутреннее потребление будет поглощать все объемы увеличенной добычи, а остатки уйдут на рынки ближайших соседей по континенту. Не стоит забывать, что Иран, по убеждению его лидеров – новая Персидская империя, соответственно ближайшее десятилетие уйдет на развитие своей экономики и формирование шиитского блока в регионе, что без привязки к своим энергоносителям весьма проблематично.  Так что не стоит сомневаться в том, что все свои силы Иран приложит к удушению аравийских монархий и переконфигурации региона, а не к реализации весьма сомнительного в экономическом плане проекта «Набукко».

Отдельно стоит отметить, что заявления некоторых иранских политиков о готовности поставлять газ в Евросоюз носят такой же политический характер, как и высказывания болгарского премьер-министра. Не секрет, что администрация Обамы взяла курс на нормализацию отношений с Тегераном, кинув всех своих союзников на Ближнем Востоке. Американский президент вопреки здравому смыслу выступает за смягчение санкций, и всеми силами продвигает его на обсуждение в Совбезе ООН. Для положительного решения данного вопроса Обаме необходимо склонить на свою сторону и без того покладистых европейцев. Понимают это и в Иране. А что для европейских политиков может быть слаще персидской сказки об иранском газе вместо российского?

Но главная комедийная роль в этом газовом спектакле уделена Европе, вожделеющей к диверсификации своего энергетического рынка за счет сокращения в нем российской доли. На примере последних решений европейских бюрократов можно в доступной форме объяснить феномен политической деградации западных элит в постсоветский период истории. Предпринимая попытки выдавить Россию со своего энергетического рынка, увенчавшиеся отказом от «Южного потока», ЕС своими же руками заложил фундамент новой Османской империи, о которой так мечтает господин Эрдоган.

Очевидно, что Анкара выжмет из своего положения все, что только будет возможно. Нет сомнения, что Турция готова пропустить через себя не только российский газопровод, но и проектируемые ТКГ, TANAP и «Набукко», что полностью отвечает ее национальным интересам. Если руководство ЕС продолжит свою энергетическую политику, - а сомнений в этом нет, - то результатом диверсификации станет принципиально новый статус Турции на энергетическом рынке Европы. Анкара получит возможность самостоятельно регулировать не только отношения между поставщиками и покупателями, но и ценовую политику в Европе. То есть реализует «голубую» мечту Украины, которая к тому моменту, скорее всего, потеряет статус газового транзитера. А вот вполне справедливый вопрос, - чем зависимость европейского энергетического рынка от Турции лучше нынешней зависимости от России, - видимо, останется без ответа.

Однако представим, что Азербайджан с Ираном где-то нашли свободные объемы газа, а Туркменистан таки решил проблему с каспийской экологией и Китаем, и проект «Набукко» (32 млрд. кубометров) или TANAP (20 млрд. кубометров при условии строительства второй ветки) будет реализован. Принимая в расчет проектные сроки введения в эксплуатацию трубопровода (2020 год) и возможности его заполнения к этому году (15-20 млрд. кубометров), не сложно спрогнозировать, что по российской доле на европейском рынке это никак не ударит. Не секрет, что любая развивающаяся экономика требует увеличения энергоресурсов, а европейская экономика таковой, безусловно, является.

Параллельно с экономическим ростом, в Европе разворачивается процесс отказа ряда стран от атомной энергетики, что неминуемо приводит к повышению газовой зависимости. Однако добыча газа на территории ЕС стремительными темпами сокращается, а сланцевую революцию в Старом Свете задушил экологический прагматизм. Соответственно, к вполне вероятному запуску «каспийского» трубопровода, будь то TANAP или «Набукко», потребности Европы в «голубом топливе» возрастут, и по самым скромным подсчетам будут превышать предлагаемые «каспийцами» объемы как минимум раза в два.

Существует еще одно препятствие для выхода каспийского газа в Европу – пресловутый третий Энергопакет, предполагающий конкуренцию газа за вход в трубу, которой производители не владеют. Очевидно, что в ближнесрочной перспективе ЕС придется принять решение о строительстве соответствующей инфраструктуры к турецкой границе. А газовый хаб как у российского трубопровода, так и у «каспийцев» будет в районе Ипсала. И к моменту подвода трубопровода с европейской стороны, мы все вместе посмотрим, в чей трубе будет газ.

http://politrussia.com/world/zhdat-li-evrope-662/