Давно вы участвовали в референдуме по принятию закона? Я ни разу. И все же по каким правилам должны разрабатываться правовые акты, как приниматься и как применяться? Как сделать их лучше? На эти вопросы должен был бы ответить новый «закон о законах».

Зачем нужен «закон о законах»?

В России действуют тысячи федеральных законов, только в прошлом году было принято более полутысячи законов. Еще больше законов принимается субъектами Российской Федерации.

Но понятие «нормативный правовой акт» включает в себя не только законы, но и содержащие нормы права постановления правительств, других органов исполнительной власти, органов местного самоуправления. Сколько таких нормативных актов – точно посчитать невозможно. Да и не количество тут важно, а содержание, качество актов и соотношение друг с другом. По каким правилам должны разрабатываться правовые акты, как приниматься и как применяться? Как сделать их лучше? На эти вопросы должен был ответить новый «закон о законах».

Новый виток дискуссии

26 января этого года Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ (далее – ИЗИСП) провел круглый стол на тему «Актуальные проблемы правотворчества и проект федерального закона «О нормативных правовых актах в Российской Федерации». Это событие ознаменовало новый виток научной дискуссии вокруг многострадального проекта «закона о законах», уже в новой редакции.

ИЗИСП – ведущий НИИ, который должен на научной основе разрабатывать проекты законов по заданиям Правительства России. Именно он с 70-х годов прошлого века инициировал разработку проекта закона «О нормативных правовых актах» и разработал проект закона, внесенный в Государственную Думу еще в 1996 году. Законопроект был принят Госдумой в первом чтении в 1997 году и отклонен в 2004 году. В 2012 году ИЗИСП разработал новый «закон о законах», с учетом которого Министерство юстиции России в конце прошлого года подготовило свой проект аналогичного закона.

По структуре проект Минюста практически совпадает с проектом Института законодательства: министерский проект имеет 16 глав против 17 институтских, в отличие от последнего в нем нет главы об общественном обсуждении проектов законов и главы об использовании информационных технологий. По количеству статей проект ИЗИСПа в два раза превосходит министерский проект (113 против 65 статей).

Структура проекта соответствует жизненному циклу закона: есть главы о планировании подготовки нормативных актов, порядке их разработки, правилах юридической техники, экспертизе правовых актов, порядке их принятия, опубликования, изменения, реализации и толкования. Есть также главы о мониторинге правоприменения, систематизации законодательства, о системе и иерархии нормативных актов.

Что нового в законе?

Как ни банально, но принципиально новым является сам закон (если закрыть глаза на предыдущие аналогичные проекты). Такого закона в России еще не принималось. Казалось бы, теперь все законы должны будут составляться по строгим правилам, исчезнут все противоречия, проблемы и вопросы. Но этого не случится. Закон будет иметь статус обычного федерального закона, он не носит кодифицированного характера. Это означает, что вопросы правотворчества продолжают регулироваться и другими актами, в том числе более высокой юридической силы – Конституцией РФ, федеральными конституционными законами. А значит, правовые коллизии будут продолжаться.

Законопроект перечисляет способы разрешения таких коллизий: толкование нормативных правовых актов; принятие нового нормативного правового акта; внесение изменений в нормативный правовой акт; отмена нормативного правового акта; судебное разбирательство; систематизация законодательства; создание согласительных комиссий; международные процедуры. Есть в проекте и правила, по которым разрешаются коллизии: правило преимущества акта высшей юридической силы, специального акта над общим и более позднего над более ранним. Юристам эти правила знакомы с первого курса института: это аксиомы права.

Труднообъяснимой особенностью проекта закона можно назвать малое количество определений понятий в общих положениях закона. Их всего два: нормативный правовой акт и правотворчество. Для сравнения: в проекте ИЗИСПа их 11, в проекте Центра научной политической мысли и идеологии – 9, в проекте 1996 года – 0 (по тексту – 3).

Специалистам понятно, что нормативный правовой акт – это не только закон, но для простоты в нашей статье мы позволим себе вольно обращаться с этими понятиями. В статье 2, определившей два основных понятия закона, есть и другие немаловажные нормы. Одна из них, сформулированная очень криво и непонятно, видимо, пытается донести до нас, что судебное решение не считается нормативным правовым актом. Другая говорит о том, что закон не распространяется на локальные нормативные акты. При этом законопроект не объясняет, что считать локальным нормативным актом.

Законопроект многообещающе называет граждан России субъектами правотворчества, то есть лицами, имеющими право принимать законы. Но далее – что, впрочем, ожидаемо - следует разочарование: граждане принимают законы на референдумах всех уровней, а также участвуют в разработке и принятии законов в некоем «установленном порядке». Давно вы участвовали в референдуме по принятию закона? Я ни разу.

Что закон даст рядовым гражданам?

На уровне законодательства субъектов Федерации допускается институт правотворческой инициативы граждан. Некий аналог уже давно есть в законодательстве субъектов РФ. Например, в Уставе Московской области упоминается «гражданская инициатива», порядок осуществления которой определяется законом Московской области. Закон так и не принят в течение почти 20 лет.

Аналогичная ситуация с общественным обсуждением проектов федеральных законов, о котором говорит статья 24 законопроекта. Законы могут быть (а могут и не быть) вынесены на общественное обсуждение, опять же в установленном порядке. Надо ли говорить о том, что сейчас такой порядок отсутствует. Но даже если он будет принят, то учитывать мнение граждан традиционно никто не обязан. Потому что закон говорит просто, что «предложения и замечания учитываются», а как и кем, в каком порядке – неизвестно.

Кстати, многочисленные ссылки на пресловутый «установленный порядок» (по-научному, отсылочные нормы) нежелательны в текстах законов с точки зрения юридической техники. Но в законе о законах таких отсылок к «законодательству» более 20. При этом сам законопроект в главе 6, посвященной правилам юридической техники, говорит следующее: «В тексте нормативного правового акта недопустимы ссылки на положения других нормативных правовых актов, которые также являются отсылочными». То есть на отсутствующие нормативные акты ссылаться можно.

Излюбленная законодателем формулировка «в установленном порядке» доставляет немало неудобств не только простым гражданам, которые зачастую не могут найти нужный «установленный порядок», но и тем, кто применяет законы и разбирается в них.

Законопроект отличается и другими нарушениями юридико-технических правил. В частности, законопроект критикуется за дублирование многих существующих норм, например, норм Конституции.

Предполагается, что «правила по юридико-техническому оформлению проектов нормативных правовых актов Российской Федерации» должны будут утверждаться Правительством РФ. На сегодняшний день такие правила не утверждены, но есть методические рекомендации Госдумы. А главное, никто не отменял правила русского языка, которые одним своим наименованием намекают на то, что словосочетание «правила по оформлению» ошибочно. Иначе в целях единообразия (это требование статьи 30 законопроекта) нам надо переименовать Правила дорожного движения в «Правила по дорожному движению» и правила русского языка в «правила по русскому языку».

Научный подход к написанию законов

Положение части 2 статьи 2 касается принципов правотворчества, среди стандартного набора которых упомянуты следующие, нестандартные: научность, социальная справедливость, эффективность, ресурсная обеспеченность.

Как реализуется в законе принцип научности? Очень просто: правотворческий орган может привлечь (а может и не привлечь) научную организацию к разработке проекта закона. Для оценки качества проекта может быть проведена научно-техническая экспертиза. То есть принцип научности реализуется или не реализуется в правотворчестве по произволу правотворческого органа. Это очень странно для принципа, который по определению должен соблюдаться всегда и везде.

Представим себе ситуацию, если бы точно так же обходились с принципом законности, который обязывает всех и всегда соблюдать законы. Это было бы полной противоположностью законности и подменой ее на личное усмотрение. Но принцип научности, оказывается, можно соблюдать не всегда. И это понятно: научная обоснованность законопроектов потребует финансирования соответствующих научных исследований и приведет к затягиванию процедуры разработки законов, а самое страшное, к усложнению процедуры и сокращению количества законов. А это очень вредно для обширной имитационной правотворческой деятельности парламента и правительства. Зачем же тогда надо было декларировать принцип научности?

Вопросов больше чем ответов

Проект закона «О нормативных правовых актах» сохраняет прежнее соотношение вопросов и ответов: вопросов пока больше. Он адресован специалистам, занимающимся правотворчеством и правоприменением, которым предстоит самим ответить на свои вопросы или обратиться за толкованием (впрочем, порядок обращения за толкованием законопроектом не предусмотрен).

Возможно, из-за парадоксального преобладания исполнительной власти в правотворческой деятельности проект закона был написан органом исполнительной власти, а не депутатами, которые должны бы лучше разбираться в нормотворчестве и правилах юридической техники. А еще точнее, такой закон должен разрабатываться профессионалами – работниками аппаратов законодательных органов совместно с научным сообществом. Это повысит шансы на то, что закон будет прост и понятен не только юристам, но и обычным гражданам.

Казалось бы, это очевидное требование ко всем законам – быть простыми и понятными, но об этом проект «закона о законах» не говорит. Видимо, делать простые и понятные законы – высший пилотаж и недостижимый идеал для нашего законодателя.

http://rusrand.ru/analytics/zakon-o-zakonah-20-let-v-ozhidanii-chuda