Закон о профилактике правонарушений

23 июня подписан закон о профилактике правонарушений, отменяющий принцип презумпции невиновностиФедеральный закон № 182-ФЗ «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» был в пожарном порядке принят Государственной думой 10 июня, одобрен Советом Федерации 15 июня и подписан президентом 23 июня. Начинает он действовать с 22 сентября этого года. Пока общественность ломала копья в дискуссиях о хранении провайдерами телефонных разговоров и прочих, как теперь выяснилось, мелочах, парламентарии без лишнего шума приняли законопроект, который может существенным образом ограничить права каждого гражданина России.

Так называемый «профилактический подход» появился в юриспруденции сравнительно недавно и стал, по убеждению многих экспертов, тем «троянским конем», с помощью которого правоохранительные органы могут, минуя судебное разбирательство, ограничить или существенно изменить правовое и фактическое положение гражданина. Термин же «профилактика» до поры до времени использовался в медицине, эпидемиологии и техническом обслуживании. Юристы в ту пору предпочитали пользоваться термином «предупреждение преступности».

Но этого правоохранителям теперь мало, поэтому подавай им «профилактику преступлений». А одним из узких смыслов этого понятия являются «меры, направленные на выявление и ликвидацию причин и условий конкретных преступных деяний, а также на установление лиц, потенциально (заметьте: только лишь потенциально!) способных совершить преступление, для того чтобы осуществить направленное предупредительное воздействие». Вот об этом новый закон.

Теория говорит о том, что «в числе наиболее распространенных причин преступности» лежат такие качества, как «корыстолюбие, стяжательство, агрессивность, национализм, неуважительное отношение к общественным правилам и нормам, гедонизм, правовой нигилизм». Так что теперь любой милиционер, следователь сам может «установить», что такие качества у вас в наличии, и, пожалуйста, — вы уже на «профилактическом учете». В части шестой статьи 2 нового закона вводится замечательный термин «антиобщественное поведение», при наличии которого «принимают меры по устранению причин и условий, способствующих совершению правонарушений».

Так что же такое «антиобщественное поведение»? Согласно новому закону — «не влекущие за собой административную или уголовную ответственность действия физического лица, нарушающие общепринятые нормы поведения и морали, права и законные интересы других лиц». И это вся квалификация, больше никаких подробностей в законе нет. Уже многие эксперты отметили, что впервые в российской практике применен подход исламского шариата — то есть смешение правовых и чисто нравственных понятий. Таким образом, каждый человек может стать образчиком этого «антиобщественного поведения».

«Весь смысл этого закона в так называемом антиобщественном поведении, однако критерии этого общественного антиповедения не определены, — утверждает адвокат Дмитрий Аграновский. — Один из главных принципов права — это принцип правовой определенности. То есть каждый гражданин должен знать, что ему делать можно, что ему делать нельзя и что ему за это будет. То есть, грубо говоря, в 1930-е годы сажали за анекдот, а в cредние века — за богохульство. Так все знали, что это преступление. У человека был выбор: совершать эти преступления или не совершать. Во-вторых, наказания в отношении гражданина допускаются только по Уголовному или Административному кодексу, после того как его вина установлена соответствующими компетентными органами, как правило, судом. Кто-то из чиновников будет определять, антиобщественное у человека поведение или нет, причем по совершенно непонятным критериям. Возможно, это обеспечит произвол, следовательно, разовьет коррупцию и нарушит права человека».

Вообще в законе слово «суд» упоминается только один раз, и то своеобразно: основанием для применения специальных мер профилактики является решение суда либо решение одного из правоохранительных органов. А субъективно определять, «антиобщественное поведение» это или нет, есть ли основание для применения «специальных мер профилактики», будут: «1) федеральные органы исполнительной власти; 2) органы прокуратуры Российской Федерации; 3) следственные органы Следственного комитета Российской Федерации; 4) органы государственной власти субъектов Российской Федерации; 5) органы местного самоуправления». То есть вся мощная масса чиновников России.

Причем вся эта радость будет применяться чиновниками при «выявлении правонарушений либо причин и условий, способствующих их совершению, а также лиц, поведение которых носит противоправный или антиобщественный характер, — а теперь максимальное внимание! — или лиц, намеревающихся совершить правонарушение». Приходит к тебе в один прекрасный день компания полицейских и говорит: «Вы любезный, по нашему мнению, собираетесь совершить правонарушение, посему следуйте за нами, мы будем проводить с вами профилактику».

В законе присутствуют такие формы профилактического воздействия, как профилактический учет. Это когда производится «сбор, регистрация, обработка, хранение и предоставление информации, в том числе с использованием автоматизированных информационных систем». То есть это допросы тебя и родственников, сослуживцев, друзей. Поиск любого грязного белья, которое потом может использоваться как угодно. И главное по новому закону — ты не можешь отвертеться от проверок: «Лица, участвующие в профилактике правонарушений, не вправе своими действиями создавать препятствия деятельности субъектов профилактики правонарушений и их должностных лиц». Если при уголовном процессе обвиняемый может не отвечать на вопросы, то здесь ты как миленький должен рассказать все, что знаешь и, видимо, не знаешь.

«Если у нас фактически служба безопасности любой компании, да и любые граждане имеют доступ к этим базам данных, — обращает внимание адвокат Алексей Михальчик, — то, соответственно, человека, который поставлен на профилактический учет, пусть с благими намерениями, фактически табуируют и ставят на нем отметку, которая для потенциальных работодателей становится препятствием для того, чтобы взять его на соответствующую должность или работу. Или банкиры могут отказать в кредите. Практически мы опять будем значительную часть общества "отправлять на 101-й километр", как это было в советские годы. Опять мы возвращаемся к отдельному институту, в котором значительная часть общества будет таким образом противопоставляться другой части».

Особо хочется поздравить поклонников ювенальной юстиции. Они тоже могут праздновать большую победу. Похоже, фортуна теперь на их стороне: только-только Госдума приняла поправки к статье «Побои», увеличивающие риск отъема детей. Новый же закон вводит профилактику среди лиц, «находящихся в трудной жизненной ситуации: безнадзорные и беспризорные несовершеннолетние». Причем что такое «безнадзорные», не раскрывается нигде. «Мальчик! Где твои папа и мама?» — спросит полицейский у гуляющего во дворе своего дома 11-летнего мальчика. «Не знаю» — ответит он, чистосердечно полагая, что родители могут быть и дома, но вроде собирались сходить в соседний магазин. И все — парень беспризорный. И это не журналистское преувеличение. Родительскими комитетами была уже зарегистрирована масса именно таких случаев.

В новом законе много еще интересного. И возникает вопрос: а можно ли где-то оспорить применяемые к тебе профилактические меры? Отбросим ненужное жонглирование словами — представляется очевидным, что «профилактика» практически равна «обвинению». Таким образом и уничтожается веками утверждаемая в качестве главнейшего принципа юстиции презумпция невиновности. А жаловаться можно — да пожалуйста, вышестоящему начальству «в соответствии с законодательством страны». Только в этой 28-й статье почему-то не указан суд.

«Если мы говорим об уголовной административной ответственности, то мы, по крайней мере, понимаем, что есть соответствующее хотя бы законодательство — Уголовно-процессуальный кодекс, Кодекс об административных правонарушениях, которые регламентируют четко все эти процедуры как бы в рамках, в которых мы хотя бы номинально можем говорить о том, что человек может реализовать возможность: доказать свою невиновность, обжаловать решение неоднократно или доказательства какие-то предоставлять, ведь есть и вышестоящие суды для контроля, — считает Алексей Михальчик. — А здесь получается, что у нас лазейка открывается явочным порядком. Любого неугодного, скажем так, можно напугать и наказать. Ну и я, понятное дело, сейчас даже говорю не о политической составляющей». Действительно, по этому закону сосед сможет отомстить соседу, один бизнесмен другому, руководитель управляющей компании — слишком активному жильцу дома, решившему проверить счета.

«Я на 100% уверен, судебный контроль за такого рода вещами необходим, — завершает Алексей Михальчик, — причем прописанный контроль. Суд в полном объеме должен исследовать обстоятельства возникшей профилактической работы. Чтобы суды не отвечали какими-то формальными отписками по жалобам, а в полном объеме исследовали происшедшее, если гражданин посчитал, что его права нарушены и необоснованно предприняты меры профнадзора. Тогда суд обязан проверить, что стало причиной постановки на профучет, подтверждено ли соответствующими документами, соответствующими доказательствами отношение лица к этому и наличие законных оснований. Иначе это может превратиться в произвол».

«Логично поставить на учет все 146 миллионов населения нашей страны, потому что каждый может что-то да совершить, — подводит итог Дмитрий Аграновский. — По-моему, периодически МВД предлагает вот такого рода инициативы. В свое время, я помню, была инициатива о всеобщем дактилоскопировании. К счастью, она не прошла. Но это нормально — то, что МВД и вообще все спецслужбы во всем мире предлагают бог знает что, так у них работа такая, гайки закручивать. Но для этого и существуют другие власти, чтобы их как-то контролировать. Поэтому в таком виде закон, конечно, недоработанный, он оставляет большие возможности для произвола, для коррупции, для нарушений прав человека».

http://rusplt.ru/society/zakon-o-profilaktike-pravonarusheniy-26866.html

Опубликовано 16 Авг 2016 в 18:00. Рубрика: Внутренняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

  • OldMonkey

    Чет я не понял смысл фразы, что, мол, хорошо есть силы, способные исполнительной власти запретить «гайки закручивать». Нам что, алкашей на улицах в задницу прикажите целовать!? Или мы будем все-таки считать алкоголизм, проявленный в обществе, моральным, прежде всего, преступлением и наказывать это не простым порицанием, а показательным судом и общественно-полезными работами, при которых именно исполнительная власть обязана сделать так, чтобы и алкашу стыдно и впредь неповадно было и остальным зевакам впрок пошло.
    Вот что нужно делать сейчас, когда люди перестали бояться чего-либо и оттого пускаются во все тяжкие. Свежий пример. Коллекторы, выбивающие долги из, типа, бедолаг, хотя кто знает какой головой эти бедолаги думали, когда на кабальные условия соглашались. А если бы условием просрока оплаты был хирургический отъем почки? Как бы в этом случае граждане брали бы в кредит микрозаймы? Ответ — да никак, потому что страх гнал бы их подальше от этих гиблых мест. А так, деньги получили, коллекторов обо*рали и довольные сидят, правда не все.
    Нашей Думе сперва нужно смертную казнь в качестве высшей меры восстановить. Причем это вовсе не значило бы мгновенное решение главы государства или судов всех инстанций действовать в стиле «ежовщины» 30-х. Право исполнительной власти было бы в этом случае дано, но воспользоваться им может быть и не пришлось. Еще раз повторю — не бояться сейчас люди ничего ни воровать, ни убивать, ни насиловать.
    Может быть я старомоден, но взгляните на Европу, что с ней человеколюбие сотворило, причем свобода вовсе не означает вседозволенность.

  • OldMonkey

    Чуть погодя решил добавить…
    Свобода не есть вседозволенность, а значить свобода по своей сути несет в себе ответственность за поступки человека. Если человек сидит в темнице, он не ответственен за происходящее на воле и его может не интересовать жизнь за стенами. Но если человек находиться в обществе относительно равных себе индивидуумов, то, как гласит английская поговорка «твоя свобода рук заканчивается там где начинается граница моего носа». То есть, если я аморальный человек и совершаю общественно-порицаемое деяние, то обществу должно принудить меня к ответственности и убедить меня не совершать подобное впредь. Это есть общественное воспитание, которое способно, несомненно создать некие рамки, но тем не менее, позволить гулять ночью спокойно без опасности быть ограбленным или еще чего хуже. Те кто родился и вырос при Союзе могут меня понять.
    Несомненно, я перевел обсуждение вопроса в весьма философский план, но, по крайней мере, я постарался быть последовательным в своих рассуждениях, избегать эмоциональных решений.