25 мая депутат Госдумы от ЛДПР Виталий Золочевский направил в Генеральную прокуратуру РФ запрос на проверку организаций Фонд Карнеги, Transparency International, Human Rights Watch, Amnesty International и фонда «Мемориал». Он считает, что эти организации имеют признаки «нежелательных на территории Российской Федерации».

  1. Термин «нежелательная организация» был введен в юридическое пространство России самим президентом Владимиром Путиным двумя днями ранее. 23 мая он подписал соответствующий закон о внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации. В документе отмечается, что «деятельность иностранной или международной неправительственной организации, представляющая угрозу основам конституционного строя Российской Федерации, обороноспособности страны или безопасности государства, может быть признана нежелательной на территории Российской Федерации».

С этого момента «нежелательным организациям» могут запретить создавать структурные подразделения на территории России, распространять материалы в отечественном информационном пространстве и реализовывать свои проекты в нашей стране. Принятие подобного решения находится в компетенции Генпрокурора РФ и его заместителей (при согласовании с МИДом). В случае, если организация продолжит свою работу на территории РФ после запрета, ее руководителю может грозить уголовная ответственность, вплоть до 6 лет тюремного заключения.

Эта инициатива дала повод понервничать Госдепу США, который немедленно разразился фронтальной критикой в адрес принятого закона. Так, 24 мая на сайте ведомства был опубликован комментарий его представительницы Мари Харф: «Мы глубоко обеспокоены новым законом в России, который позволяет правительству запрещать деятельность «нежелательных иностранных и международных организаций» и признавать незаконным любое «сотрудничество» с такими организациями», - заявила она.

Судя по молниеносной реакции американского МИДа, подписанный Владимиром Путиным закон, еще сильнее, чем принятый почти 3 года назад законопроект об «иностранных агентах» бьет по интересам США в России и мешает им «продвигать демократию» в нашей стране.

Напомним, что 13 июля 2012 года Госдума обязала получать статус «иностранного агента» российские НКО, занимающиеся политической деятельностью на территории России «в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики» и при этом получающие финансирование или иную помощь из-за рубежа. С момента принятия закона такие НКО должны быть зарегистрированы в Минюсте как «иностранные агенты», а также самостоятельно указывать этот статус в своих публикациях.

Необходимость подобных мер диктовалась не волюнтаристским стремлением власти «держать инакомыслящих в узде», а вполне конкретными соображениями государственной безопасности. Со времени первого Майдана на Украине (2005г.) и примерно до начала 2012 года государственная политика по противодействию «цветным революциям» строилась на недопущении создания в России активных оппозиционных молодежных организаций, способных вывести свой актив на московский Майдан.

Именно для противостояния этой угрозе были созданы теперь уже известные на всю страну «НАШИ», «Молодая Гвардия», «Россия Молодая» и другие т.н. «прокремлевские молодежки». Однако произошедшая в конце 2011 года «болотная» и массовые митинги первой половины 2012 года заставили государство пересмотреть эту концепцию. Анализ «болотного» протеста показал, что «брать власть» собралась не только и не столько молодежь, а при организации протеста финансовым двигателем процесса и настоящим носителем soft power оказались не оппозиционные молодежки, а… российские НКО.

Например, значительное количество инфоповодов, породивших протестную волну на фоне парламентских выборов, исходило от российской ассоциации «ГОЛОС». Именно эта организация дала СМИ и «сетевым хомячкам» массив сообщений о нарушениях, на который можно было ссылаться в статьях или в публичной дискуссии. К этому моменту у руководства страны уже имелась информация о том, что «ГОЛОС» активно финансируется Национальным демократическим институтом США (NDI) и Агентством США по международному развитию (USAID).

Еще в 2004-2005 годах «Голосу» был выделен зарубежный грант в размере $1 248 000. А в канун парламентских и президентских выборов сумма финансирования ГОЛОСа от американских НПО за 2010 – 2011гг. выросла до $3 500 000 (более ста миллионов (!!) рублей). Конкретно за 2011 год американскими фондами было выделено ГОЛОСу порядка $2 000 000. В тот же период еще 400 000 евро были переданы ассоциации европейскими структурами и Англией.

Значительную сумму от тех же американских организаций, более $1 000 000, получил в 2011-2012гг российский филиал "Трансперенси Интернешнл". Не остались без грантов «Московская Хельсинская группа и «Мемориал». Увеличение зарубежного финансирования российских НКО, совпавшее с началом массовых протестов (в случае «ГОЛОСа» эта связка была очевидна), стало одной из главных причин принятия через полгода закона об «иностранных агентах».

Несмотря на огульную критику в оппозиционных СМИ, принятый закон не только не был «репрессивным» и «драконовским», но, вопреки ожиданиям, даже не стал препятствием для получения иностранными агентами президентских грантов. Так, в 2012 году «Московская Хельсинская группа» Людмилы Алексеевой и организация «За права человека» Льва Пономарева получили от критикуемого ими российского государства по 4 000 000 рублей, а глава «ГОЛОСа» Лидия Шибанова стала членом президентского Совета по правам человека. Президентские гранты были выделены для «ГОЛОС-Урал» (7 млн рублей), правозащитного центра «Мемориал» (5 млн рублей) и ассоциации «Агора» ( 2,4 млн рублей).

А Мэрия Москвы, подобно скрупулёзному риэлтору, нашла для организации «За права человека» Льва Пономарева бесплатное помещение размером 270 квадратных метров, на которое с завистью может смотреть большинство российских патриотических организаций. И это при том, что среди эпизодов бурной деятельности Пономарева, числятся подрывная деятельность в Башкирии на деньги Березовского и предложение японским дипломатам лоббировать отторжение Курил у Российской Федерации.

Работа по регистрации иностранных агентов продолжалась в размеренном темпе и ничем не грозила вышеуказанным НКО, кроме необходимости открыто говорить о своем зарубежном финансировании. Так, на 17 февраля 2015 г. в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента, вошла 41 организация, в том числе "ГОЛОС", "АГОРА", "Мемориал", "Комитет против пыток" и "ГРАНИ". Более того, все эти организации по сию пору сохраняют возможность получать на свою деятельность отечественные президентские гранты.

Однако поведение этих правозащитных структур и НКО после «предупредительного выстрела» практически не изменилось. Пропагандистская информационная политика в отношении власти, а, зачастую, и прямая подрывная деятельность, велись с упорством достойным лучшего применения. Так, «ГОЛОС», формально отказавшийся от зарубежного финансирования, в июле 2014 года провел обучающий семинар Санкт-Петербурге на деньги NDI, которые были переданы организаторам через ее литовскую «дочку». Вместе с деньгами и курсом лекций на семинар прибыла довольно одиозный куратор цветных революций Юстина Тилайте, последние 5 лет нарабатывавшая обширную «протестную» практику в Грузии и на Украине.

То же замечание касается и Ассоциации «АГОРА», глава которой Павел Чиков отправился с Pussy Riot в совместное турне, в поддержку введения новых санкций против России. Стоит ли говорить, что «АГОРА» одновременно является как иностранным агентом, так и получателем российских президентских грантов?

В итоге, несмотря на вал критики и стенаний от российских НКО, финансируемых из-за рубежа, закон об «иностранных агентах» стал не дамокловым мечом, а сто первым китайским предупреждением. Российские некоммерческие структуры за имевшиеся у них 3 года не обратили на него должного внимания и не сделали соответствующих оргвыводов. А зря, потому что вместо сто второго предупреждения был принят жесткий закон о «нежелательных организациях», призванный, в частности, пресекать подрывную деятельность, примеры которой были отмечены выше.

Естественно, как и в любой государственной практике, в истории с введением в практику закона об «иностранных агентах» случались перегибы. Так, в этот перечень курьезным образом попадали НКО "Помощь больным муковисцидозом" и «Муравьевский парк устойчивого природопользования», занимающийся охраной даурских и японских журавлей и дальневосточных аистов. Серьезные опасения, связанные с возможностью попасть в перечень «Иностранных агентов», выказывал и фонд Чулпан Хаматовой «Подари жизнь». Однако все эти эпизоды разрешились благополучным образом.

Аналогичная ситуация на днях возникла с фондом «Династия» Дмитрия Зимина, занимающимся поддержкой отечественной науки и просвещения. Общественная дискуссия, развернувшаяся вокруг этого инцидента, еще раз свидетельствует о необходимости совершенствования процессуальных механизмов закона об «иностранных агентах». Однако также очевидна необходимость его сохранения и противостояния информационным атакам в его адрес.

Недавно подписанный закон о «нежелательных» организациях», вкупе с законом об «иностранных агентах» составили единый двухэтапный механизм. Он позволяет сначала «высвечивать» политическую организацию, существующую на иностранные деньги (принуждая ее таким образом синхронизировать свою деятельность с национальными интересами Российской Федерации), а в случае выявления ведущейся подрывной деятельности – купировать ее активность на территории РФ. Теперь на повестке дня самый важный этап: отладка этого механизма. Важно не допустить попадания в него организаций, чья деятельность никоим образом не связана с иностранной soft power политикой на территории России. Поскольку самая серьезная угроза для этой «машины» - возможность ее дискредитации в глазах российской общественности.

http://antimaidan.ru/article/1703