Когда немцы предложили Сталину обменять его сына Якова Джугашвили, находившегося у них в плену, на захваченного под Сталинградом фельдмаршала Паулюса, Сталин отказался: «Я солдата на фельдмаршала не меняю».

Я вспомнил об этом эпизоде, слушая идиотские разглагольствования сотрудников отдела печати Белого Дома, пытавшихся объяснить, почему освобождение пяти ведущих лидеров движения «Талибан» якобы в обмен на американского военнослужащего Боу Бергдола не противоречит гласному принципу Соединенных Штатов не вступать в переговоры с террористическими организациями. Не нужно быть гением, чтобы понимать, что обменять рядового, да к тому же, судя по всему, дезертира, а то даже и перебежчика, на пятерых генералов противника – верх глупости, попахивающей к тому же государственной изменой.

Единственным оправданием для Белого Дома служит непреложный, с моей точки зрения, факт, что этот якобы обмен – на самом деле чистая фикция. Бергдола приплели к сделке для маскировки, с единственный целью придать делу «законный вид и толк» – выдать очередное мероприятие по разгрузке тюрьмы Гуантанамо и попытку умилостивить талибов за операцию по освобождению американского военнопленного. Причем резонно предположить, что при этом американскому налогоплательщику пришлось еще приплатить за «обмен».

Бергдол находился в руках «Сети Хаккани» – организации, не имеющей никакого отношения к «Талибану» и, стало быть, абсолютно не заинтересованной в том, чтобы лишиться своего ценного пленника ради освобождения совершенно ей чуждых талибов. А учитывая, что «Сеть Хаккани» – это не столько идеологически ориентированная террористическая организация, сколько бандитская группировка, промышляющая, в частности, похищением людей в целях получения выкупа, логично предположить, что она согласилась отпустить Бергдола только за солидное вознаграждение.

Однако вернемся к версии, изложенной Шехерезадой Белого Дома – пресс-секретарем Джошем Эрнестом – и его заместителем Эриком Шулцом: Соединенные Штаты нельзя обвинять в сделке с террористами и не следует смешивать «Талибан» с «Аль-Каидой» по той простой причине, что движение «Талибан» не является террористической организацией, ибо оно не фигурирует в списке таковых организаций, ведущемся Госдепартаментом.

И немедленно пропагандистская шавка затявкала на канале FoxNews (на других каналах апологетам Обамы тявкать не пришлось, в их передачах для этой сенсационной трагикомической истории не нашлось места), что во всем виноват – ну, кто же еще, как не Джордж Буш: почему, мол, он не классифицировал «Талибан» как террористическую организацию? Вам, консерваторам, только бы все валить с больной головы на здоровую! (Впрочем, Джордж Буш таки это сделал своим указом, но «Талибан» попал в список террористических организаций другого американского ведомства – министерства финансов.)

Развивая свою мысль, Джош Эрнест пояснил, что сфера деятельности истинно террористических организаций типа «Аль-Каиды» носит международный характер, в то время как «Талибан», хотя «иногда и оперирует методами, сходными с террористическими», орудует сугубо на территории Афганистана и посему не должен считаться террористической организацией, а должен рассматриваться как «вооруженное повстанческое движение».

Исходя из этой логики, непонятно, за что судят как террориста Джохара Царнаева (организатора теракта во время бостонского марафона). Ведь он действовал на территории своей страны и, стало быть, по определению Белого Дома, всего лишь вооруженный повстанец.

Точно так же и майор Нидаль, объявивший себя «воином джихада» и с победным кличем «Аллах велик!» расстрелявший несколько десятков человек в техасском военном городке Форт-Худ, вел вооруженную борьбу на территории своей страны и, значит, тоже не более чем повстанец. А то, может быть даже, и герой. Во всяком случае в приказе по редакции англоязычной телесети Al Jazeera America ее главный редактор распорядился изгнать из информационного обихода такие слова, как «джихад», «терроризм», «радикальный ислам» и т.п., наставительно заметив: «Для кого — террорист, а для кого – борец за свободу».

При всей смехотворности этой идеологической схоластики она может сбить в толку людей, не шибко разбирающихся в подобной казуистике. Поэтому, думается, будет полезно внести ясность в этот вопрос, прислушавшись к разъяснению видного юриста Энди Маккарти. Он в свое время выступал главным обвинителем на процессе «слепого шейха» Омара Абдель-Рахмана, лидера египетских «Братьев-мусульман» и организатора первого нападения на Центр всемирной торговли в Нью-Йорке в 1993 году, в результате которого шесть человек погибли и полторы тысячи получили ранения и травмы. В порядке подготовки к процессу Энди Маккарти пришлось вникнуть в принципы ислама и основательно изучить проблему терроризма.

Согласно федеральному законодательству – Закону об иммиграции и гражданстве (воплощенном в виде Раздела 1189(а) Титула 8 Уголовного кодекса США), для того, чтобы считаться «иностранной террористической организацией», та или иная группа должна удовлетворять лишь трем условиям: (1) она должна быть иностранной, (2) она должна заниматься «террористической деятельностью» (т.е. диверсиями, убийствами и пр., с целью запугивать население и влиять на государственную политику в желательную для себя сторону) и (3) она должна представлять угрозу национальной безопасности Соединенных Штатов.

Посмотрим, подпадает ли «Талибан» под определение «иностранной террористической организации».

О том, что «Талибан» – иностранная организация, спорить не приходится. Так же, как и о том, применяют ли талибы террористические методы (или, как деликатно выразился Джош Эрнест, «оперирует методами, сходными с террористическими»)

Но представляют ли они угрозу национальной безопасности Соединенных Штатов? Вспомним, чем занимались талибы, когда они правили Афганистаном. Они по своей воле, без всякого принуждения, предоставили террористам из «Аль-Каиды» убежище и плацдарм для планирования и подготовки нападений на американские объекты (в частности, диверсий 1998 года в отношении посольств США в Кении и Танзании, подрыва эсминца «Коул» в порту Адена в 2000 году, нападений на башни-близнецы Центра всемирной торговли в Нью-Йорке и здание Пентагона 11 сентября 2001 года и т.п.).

После трагических событий 11 сентября лидеры движения «Талибан» могли бы выдать американскому правосудию «Бен Ладена и Ко.», и на этом все бы закончилось – никто не стал бы вторгаться в Афганистан и свергать их. Вместо этого они ценой огромного риска для себя попытались укрыть «Аль-Каиду». И с тех пор вот уже 14 лет талибы принимают активное участие в глобальном джихаде и воюют с Соединенными Штатами.

И, словно издеваясь над своим апологетом в Белом Доме, после того, как его споуксмены объявили, что «Талибан» никак нельзя считать террористической организацией, талибы приняли решение поучаствовать в дискуссии. Спустя несколько дней после лишения «Талибана» звания террористической организации на военную базу при аэропорте Кабула напал террорист-смертник, при взрыве погибли три американских контрактника. Ответственность за террористическое нападение взял на себя «Талибан».

Энди Маккарти разоблачает лживость утверждений администрации Обамы и о том, что «Талибан», мол, ограничивает свою деятельность сугубо границами Афганистана. Трудно не заметить, что такое утверждение сродни попыткам Обамы обелить ислам, представить дело так, будто исламский радикализм не имеет никакого отношения к религии, будто мы имеем дело с мозаикой «туземных» повстанческих групп, не связанных друг с другом и не объединенных общей идеологией.

Имя им легион: афганский «Талибан» (не путать с пакистанским «Талибаном»), «Сеть Хаккани», ливанская «Хезболла», палестинский «ХАМАС, нигерийский «Боко харам», сирийские «Ан-Нусра» и «Ансар аш-Шариа», сомалийский «Аш-Шабаб», целый сонм «Аль-Каид» («АК на Аравийском полуострове», «АК в Ираке», ныне преобразившаяся в «ИГИЛ», «АК в Магрибе», «АК на Индийском субконтиненте» и т. д.

Мусульманские пропагандисты доказывают, что «джихад» – это не более чем духовная борьба, путь к самосовершенствованию. Они разят своих невежественных идеологических оппонентов на Западе проникнутыми миролюбием цитатами из Корана, и тем нечего возразить. И действительно, на ранней стадии своей проповеднической деятельности в Мекке пророк Мохаммед, когда у него была лишь горстка приверженцев и призывы к насилию были бы для него смертельно опасны, на самом деле проповедовал миролюбие и милосердие.

Но после его побега в Медину, по мере того как его позиции крепли, голос пророка звучал все более гневно и сурово. Догадливый Аллах поспешил приспособиться к новым веяниям, и соответственно кардинально поменялся тон Слова Божия, который, как заверял Мохаммед, ему надиктовывал архангел Джабраил (библейский Гавриил). Миролюбивые призывы вероучителя уступили место леденящим кровь приказам карателя.

В Коране мирные заветы соседствуют с кровавыми директивами, но статистический анализ показывает, что 97% упоминаний о джихаде в священной книге мусульман отвечают воинственной трактовке этого понятия, и лишь 3% касаются внутренней борьбы за преодоление греховных помыслов и духовное очищение. А разработанный исламскими правоведами принцип аброгации, т.е. отмены ранних заветов более поздними, повелевает правоверным следовать именно агрессивным заветам Пророка.

Согласно учению ислама, поначалу весь мир, созданный Аллахом, был мусульманским, но затем враги хитростью и коварством отняли у правоверных часть планеты. В силу этого всем мусульманам вменяется в религиозный долг вести вооруженную борьбу с неверными до тех пор, пока весь мир не «вернется» в лоно ислама. В этом и состоит истинная, воинственная трактовка концепции джихада.

Ислам – радикальная идеология покорения мира. В полном соответствии с заветами пророка исламистские группировки по всему миру, при всех своих локальных различиях, в глобальном идеологическом вопросе образуют единый фронт и готовы плечом к плечу сражаться не на жизнь, а на смерть до тех пор, пока не достигнут своей цели. Только слепой не видит, что в мире разворачивается цивилизационный конфликт, в котором не может быть ничьей: кто-то должен победить, а кто-то – проиграть.

Обама и его союзники отрицают эту реальность. В их представлении вина за все беды мира ложится на Запад и в первую очередь на Соединенные Штаты, а жители Третьего мира – невинные жертвы агрессии и империализма. И даже когда кто-нибудь из этих «жертв» совершает теракты, Западу следует понимать, что это оправданная, чуть ли не вынужденная реакция на злодеяния «империалистов» со стороны обиженных, в сущности хороших людей, которых добротой и лаской можно перевоспитать и вывести на путь добродетели.

Реальность никак не желает укладываться в эту абсурдную схему. Поэтому Обама и его приспешники пытаются выдать непримиримую войну против Запада за серию разрозненных местных конфликтов и территориальных споров, которые можно уладить уступками, а свирепый нрав воинов ислама – укротить добротой и доказательствами миролюбия. Такая стратегия предназначена затушевать глобальную угрозу джихада и ее истоки в самой религии ислама – угрозу, которая заметно выросла за годы правления Барака Обамы.

Особенно заинтересован Обама в том, чтобы внедрить в сознание американцев представление о том, будто «Талибан» – это сугубо «местное» формирование, не лучше и не хуже других действующих лиц на политической сцене Афганистана. Обама тщится представить дело так, будто он, выполняя свое предвыборное обещание, выводит американские войска из Афганистана в сознании выполненной миссии. На самом же деле Соединенные Штаты ретируются, бросая на произвол судьбы своих афганских союзников. При всей своей бездарности и наивности творцы американской внешней политики не могут не сознавать, что оставляют Афганистан на милость талибов, которым только чудо помешает вернуться к власти в стране.

Нетрудно представить себе, какое тягостное впечатление сложится у американского народа, когда выяснится, что все человеческие и материальные жертвы были принесены напрасно и что к власти в Афганистане вернулись террористы. Если же убедить народ в том, что «Талибан» – это обычное политическое движение и что все неурядицы в Афганистане проистекают из обычных политических разборок, тогда совсем другое дело. Народ махнет рукой, зевнет и быстро забудет о том, что на свете есть такая страна Афганистан.

Отсюда и нелепая на первый взгляд, но на самом деле вполне логичная попытка Белого дома выдать «Талибан» за рядовое повстанческое движение, обелить талибов, смыть с них ярлык «террористов» и представить катастрофический внешнеполитический провал Барака Обамы как торжество его миролюбивой внешней политики.

И отнюдь не исключено, что ему это удастся. Ведь президент настойчиво уговаривает нас не преувеличивать угрозу со стороны терроризма, а его главная советчица по национальной безопасности Сузан Райс заверила своих сограждан в том, что никогда еще Америка не наслаждалась такой безопасностью, как сегодня. Так что американский обыватель может успокоиться и заняться другими, более приятными вещами, ведь в мире так много интересного. Знаете ли вы размер бюста Ким Кардашьян?

Источник: http://vk.cc/3v54yH