История о том, как ЦРУ и все разведывательное сообщество без малого десять лет, с 11 сентября 2001 по май 2011 года, охотилось за Усамой бен Ладеном, всегда вызывала скептические усмешки профессионалов спецслужб и исследователей, изучавших Восток не по публикациям в интернете, а «в поле». Уж больно ситуация походила на известный анекдот о «неуловимом Джо», которого не могут поймать исключительно потому, что никто и не ловит.

Опубликованное на днях расследование лауреата Пулитцеровской премии Сеймура Херша камня на камне не оставляет от официальной американской версии ликвидации Усамы бен Ладена в пакистанском Абботабаде. Но эта «ликвидация» - лишь финальный эпизод «легенды о террористе №1», кульминация лжи администрации Белого дома и спецслужб США о «главном злодее XXI века».

По целому ряду причин Херш, один из самых талантливых журналистов нашего времени, не смог - или не захотел - разбираться в «сказке об Усаме» дальше и глубже.

Поэтому хотелось бы высказать несколько соображений. Не столько о выдвинутой Хершем версии, сколько о том, что предшествовало «ликвидации в Абботабаде», и был ли Усамой высокий худой старик, которого расстреляли американские спецназовцы в ту ночь.

Да, агент ЦРУ Усама бен Ладен к 2001 году вышел из-под контроля хозяев, по идейным соображениям «кинул» своих кураторов из Лэнгли. Попутно с этим напрочь разругался со своими дальними родственниками из королевской династии саудитов, «крышевавшим» его легальный бизнес.

И тоже по идейным соображениям: после того, как они отвергли его предложение защитить в 1991 году Кувейт от Саддама Хусейна силами арабских ветеранов афганской кампании, без привлечения коалиции во главе с США. Но главное задание в интересах Америки и ее союзников в регионе – создание «ястребам» из Вашингтона повода для вторжения в Афганистан и Ирак – он выполнить успел. Призрак «исламского терроризма» и мать его, «Аль-Каида», как главная угроза, оправдывающая любые действия правительства США как внутри страны, так и за рубежом, начал бродить по миру.

После чего, по суровым законам спецслужб и политики, надобность в живом Усаме бен Ладене начисто отпала, процесс вполне себе динамично пошел и без его личного участия. Достаточно было несколько раз в год поставлять на информационный рынок носители с записью видеообращений Усамы к своим сторонникам и зомбированному «угрозой всемирного джихада» журналистскому сообществу, чтобы поддерживать необходимый градус напряженности. Но, при современном развитии телевизионных технологий, штамповать эти «послания» можно ведь и без самого «террориста №1», достаточно подготовленного двойника, не так ли?

Живой он к 2004 году уже был не нужен, но вот товарный знак «Усама» в Вашингтоне оставался более чем востребован. Во-первых, как символ «всемирного зла», в связях с которым можно было обвинить и, соответственно, сурово наказать кого угодно в любом конце земного шара. Во-вторых, как некий светильник, на который, подобно мотылькам, слетались со всего света желающие «порадеть за ислам», получить обещанные каждому шахиду семьдесят две гурии-девственницы в раю, а заодно – пополнить своими личными данными информационные картотеки американских спецслужб. И, наконец, в-третьих, по порядку, но не по значимости: бренд «Усама» позволял разведывательному сообществу США с аппетитом переваривать многомиллиардный бюджет и регулярно требовать вкусных добавок в виде увеличения штатов, расширения полномочий, дополнительного и никем не контролируемого финансирования на «оперативные расходы».

Зачем же портить этакую благодать операцией по уничтожению? Слишком заметной была фигура, слишком громким вышло бы дело. Да и наверняка нашелся бы правдоруб, который, в силу идеологической распущенности и политической незрелости, ляпнул бы что-то вроде: «Усамы бен Ладена больше нет, его организация, державшаяся исключительно на авторитете вождя, разваливается, пора сокращать финансирование». И что тогда делать? Для тысяч агентов, оперативников, аналитиков и технического персонала разведслужб это означало бы конец льготной выслуги и крах надежд на повышенную пенсию. Для Вашингтона – утрату кнута в отношении остального мира, и так далее, и тому подобное. Возникла дилемма: и в живом Усаме бен Ладене особой необходимости не было, и его ликвидация могла повлечь за собой нежелательные последствия для геополитической партии, которую вел Вашингтон. Поэтому было принято соломоново решение сохранять некое равновесие, имитировать поиск, но резких движений не предпринимать.

В воцарившейся к 2004 году гармонии американских спецслужб с «неуловимым Усамой» был только один недостаток: бен Ладен, пользуясь терминологией разведки, был секретоносителем высшей категории.

Причем, хранившаяся в его голове информация была смертельно опасна для американской элиты, королевского дома Саудовской Аравии, пакистанских военных и большого количества менее значимых фигур на международной арене. Здесь и возник один из основных узлов «сказки об Усаме».

Между 2004 и 2006 годами бен Ладен превращается в символ. Его знают все, но похвастаться общением с ним не может никто, даже самые ближайшие его соратники. Да он им, собственно, особо и не нужен. Процесс клонирования «Аль-Каиды» шел полным ходом, многочисленные «полевые командиры» возникавших то тут, то там филиалов этой организации согласны были на «человека-знамя», но никак не на конкретного главнокомандующего. И возникший вскоре формат общения – некие послания от почтенного старца, на которые даже отвечать не было нужды - их вполне устраивал, и более тесных контактов они не желали.

Единственное, что достоверно известно о «главном злодее» в этот период – то, что некий человек, внешне похожий на Усаму, регулярно записывает видеообращения к своим сторонникам. Причем, это не руководящие указания подчиненным, как это можно было бы ожидать от главы «самой могущественной террористической организации в мире», а некие общие, совершенно неконкретные тезисы – «крепить единство в борьбе с неверными», «твердо стоять на пути джихада», «кто не с нами – тот против нас». Не «террорист №1», а какой-то Михаил Горбачев в чалме, словоизвержение на уровне «взгляд и нечто», одним словом.

Не вдаваясь в подробности, есть все основания утверждать, что в этот период бен Ладен, тяжело больной и прекрасно осознающий, что рак легких оставляет ему не так уж много времени, согласился на сделку. США обещали не трогать его многочисленную семью и, главное, детей. Саудиты обеспечивали пожизненное содержание и право семьи пользоваться частью доходов от принадлежавшего Усаме легального бизнеса. Ну а пакистанцы предоставляли безопасное убежище и брали на себя заботы по соблюдению секретности, медицинскому обслуживанию и решению мелких бытовых проблем. В обмен от бен Ладена требовалось не так уж и много: молчание, молчание и еще раз молчание.

В этом моменте – сделке, заставившей отошедшего от дел Усаму замолчать - большинство серьезных версий, в том числе и предложенная Сеймуром Хершем, сходятся. Единственное, о чем американский журналист не говорит, так это о том, что США тоже были участником соглашения. Вполне объяснимо – любая свобода слова в любой, даже самой демократичной стране, имеет свои пределы. Но представить себе, что Исламабад и Эр-Рияд пошли на этот шаг без согласия Вашингтона, тем более во времена, когда в Белом доме плотно сидел клан Бушей, попросту невозможно. Кроме того, с учетом, скажем так, многочисленных «неформальных связей» политических элит трех этих стран, утаить информацию такого уровня от американских партнеров попросту невозможно – «потекло» бы быстро, и сразу из десятка щелей. Так что сделка могла состояться только и исключительно при участии США. И ее условия вполне всех устраивали. Даже новых лидеров «Аль-Каиды»: символ есть, а повседневного руководства и мелочного контроля – никакого.

Наверное, мы никогда уже не узнаем, когда конкретно скончался этот человек, одно имя которого стало пугалом для «широкой мировой общественности». Анализ информации о поведении вождей «Аль-Каиды» и поисковых усилиях ЦРУ, сравнение тех капель информации, что изредка, практически незаметно просачивались в иранскую, турецкую и арабскую прессу, тех слухов, которыми делились источники на Востоке, позволяет предположить, что Усама бен Ладен тихо скончался от рака легких в Пакистане между 2006 и 2009 годом.

Ни для кого уже не опасный, поскольку свято соблюдал условия сделки. Никому уже не нужный - поскольку соратники прекрасно обходились без него. А «противникам» и общественности для поддержания мифа о «террористе №1» вполне достаточно было суррогата в виде регулярно появляющихся «посланий». Созданный при его участии механизм «исламского террора» и огромный, прожорливый монстр борьбы с ним вполне обходились символом, мифом, сказкой, которой этот человек стал еще при жизни.

И Сеймур Херш, и другие исследователи сходятся в том, что операция в Абботабаде была. И некий человек, имеющий схожую внешность и, вполне вероятно, генетическую близость с Усамой бен Ладеном, действительно был убит.

Американская сторона особо акцентирует внимание на совпадении ДНК, значит, этот момент ЦРУ, создававшее «туман» вокруг операции в Пакистане, отработало полностью и за достоверность данного факта не опасается. Но, если к моменту операции Усама уже был мертв, то для чего понадобился весь этот «цирк с конями», простите, со спецназовцами из подразделения «море-воздух-суша», со штурмом и последующей, откровенно театрализованной свистопляской? И, наконец, кого же той ночью в особняке пригорода пакистанской столицы убили?

Ответ на первый вопрос: вся постановка «штурма логова главного злодея с последующей его ликвидацией» потребовалась для того, чтобы обеспечить избрание Барака Обамы на второй срок.

Ответ на второй вопрос чуть менее конкретен. Был убит либо один из братьев Усамы бен Ладена - у его родного отца, по разным источникам, было то ли 54 ребенка, то ли 57, а у приемного, от матери бен Ладена 8 - либо один из его многочисленных родственников. Который по традиции проживал в этом доме с семьей Усамы бен Ладена в качестве мужчины, обязанного заботиться о семье покойного.

Результаты расследования Сеймура Херша этой версии ни в коей мере не противоречат, а ложатся в нее плотными кусочками качественного паззла, закрывая все нестыковки. Команда Барака Обамы начинает искать ход, позволяющий выиграть на выборах – и тут же появляется некий офицер пакистанской разведки, согласившийся за 25 миллионов и вид на жительство в США «сдать» местонахождение «террориста №1».

Для проведения операции требуется согласие пакистанцев участвовать в этом спектакле? Тоже не самая большая проблема, были бы деньги.

Нужно, чтобы «цель номер один» никто не опознал? Ну, это вообще самая легкая задача: объект «уничтожен при попытке оказать сопротивление», а затем останки сброшены с вертолета где-то над Гиндукушем.

Разумеется, проколы были. Сначала команда Барака Обамы испугалась того, что на месте операции остались вполне годные для идентификации обломки вертолета. А потому вместо заранее заготовленной версии о ликвидации Усамы бен Ладена «где-то на границе Афганистана и Пакистана» пришлось импровизировать и подставлять пакистанских партнеров.

Не очень складно получилось и с версией о захоронении в море, да еще и с соблюдением требований ислама. И уж совершенно феерично вышло с «захваченными в логове злодея» сверхсекретными документами, якобы давшими бесценный материал об «Аль-Каиде» и ее «зловещих планах». При тщательном анализе, который провел Сеймур Херш, выяснилось, что ничего подобного в Абботабаде и близко не было. Когда в 2012 году сотрудники Центра по борьбе с терроризмом в Вест-Пойнте провели анализ 175 страниц того, что было передано им как «бумаги бен Ладена», то вынесли вердикт: «Записки параноика, длительное время находившегося в изоляции от окружающего мира и не имеющего доступа к источникам информации о текущей политической ситуации».

Впрочем, все это, по большому счету – второстепенные детали.

Сказка об «отце исламского террора» с грандиозной лжи начиналась – не менее грандиозной ложью и закончилась. Главное в другом.

Эта «сказка об Усаме бен Ладене» полна фальсификаций, тайн и умолчаний. И из этого следует только один вывод, который сделал Сеймур Херш в своем расследовании: «Ложь на высоком уровне остается modus operandi (образом действия – И.С.) американской политики. Наряду с секретными тюрьмами, беспилотниками, ночными рейдами спецназа, действиями в обход руководства и устранением тех, кто может сказать нет».

Но мы ведь с вами это и так знаем, не правда ли?

http://www.stoletie.ru/print.php?ID=344178