Руководство Турции в очередной раз заявило о свержении сирийского режима как о своей главной цели. Эта новость вошла в серьезный диссонанс с утвердившейся в ряде российских СМИ идеей о развороте Анкары от Запада в сторону Москвы. В действительности Турция продолжает находиться «на передовой» ближневосточной стратегии Запада, получая за верность разрешение немного поиграть в самостоятельность.

Ностальгия по величию

Известный английский философ и политик XVI–XVII вв. Фрэнсис Бэкон, которого иногда называют вторым Макиавелли, считал скрытность и притворство важными достоинствами политического деятеля. «Скрытному открыты все тайны», – писал он. И добавлял: «Нельзя быть скрытным, не позволяя себе также и некоторой доли притворства».

Сложно представить, что большинство государственных деятелей штудировали английского мыслителя. Однако скрытность, притворство, а также лицемерие (которое тот же Бэкон считал в отдельных случаях допустимым) являются столпами, на которых держится современная буржуазная политика. Иногда, впрочем, среди лукавого многословия словно ненароком проскальзывают ценные признания, по которым можно заключить об истинных целях и задачах как отдельного политика, так и целого государства.

Несколько подобных заявлений прозвучало в последние недели из уст высших должностных лиц Турции. Первое высказывание принадлежит вице-премьер-министру Нуману Куртулмушу. По его словам, Турция проснулась от полуторавекового сна и обязательно возродит свою мощь. Для тех, кто плохо знаком с историей, поясним: 150 лет назад Турции как таковой не существовало. Нынешняя территория Турции была ядром огромной Османской империи, включавшей большую часть Ближнего Востока (современные Сирию, Ирак, Палестину, отчасти Саудовскую Аравию и Йемен), некоторые районы северной Африки (Ливия) и Балкан (Болгария, Албания, Македония и т.д.).

По итогам Первой мировой войны, в которой она приняла сторону Германии, Османская империя прекратила свое существование. Однако, как оказалось, и сейчас, спустя почти столетие, есть люди, которые мечтают о ее возрождении. Как пояснил Нуман Куртулмуш, распад Османской империи вызвала «утрата амбиций и культуры». Сейчас они возрождаются, что служит прозрачным намеком на возможность восстановления самой Османской империи.

То, что авторы подобных высказываний принадлежат не к маргинальной части политического спектра, а к самому верху государственной иерархии, является тревожным сигналом. Он свидетельствует о том, что в основе внешней политики турецкого правящего режима лежит экспансионизм. Подтверждением тому служит второе откровенное высказывание – на этот раз президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана. В конце января он заявил, что целью Анкары является смещение Башара Асада и его правительства. «С Асадом ситуация в Сирии не разрешится», – изрек Эрдоган так, как будто судьба страны находится в его руках, а не в руках народа Сирии. Рассказал президент и о конкретных инструментах, которыми власти Турции будут добиваться свержения законной сирийской власти. Это создание бесполетных зон и «зон безопасности», куда будет запрещено проникновение подразделений сирийской армии (читай: создание анклавов под властью боевиков), а также обучение сирийской вооруженной оппозиции и ее обеспечение всем необходимым для борьбы с Дамаском.

Союз Анкары и Ракки

Агрессивная политика нынешнего турецкого режима – это факт, не вызывающий сомнений. Однако в последние месяцы в российском медиапространстве получила распространение иная тенденция – представлять Анкару и лично Эрдогана в образе союзников Москвы. Данный поворот, толчок которому был дан переговорами о поставках газа, является крайне преждевременным и неосмотрительным. Во-первых, даже предварительного согласия на строительство «Южного потока» через территорию Турцию от Анкары не получено. Турецкие власти предпочитают использовать этот подвешенный в воздухе вопрос для тонкого шантажа. Причем как Запада – в частности, добиваясь ускорения процесса принятия Турции в ЕС, – так и России: Анкара требует от Москвы 15-процентной скидки за уже поставляемый газ.

Во-вторых, Турция продолжает исполнять крайне неприглядную роль на Ближнем Востоке. И дело не только в антиасадовской риторике. Анкара оказывает сирийской оппозиции вполне осязаемую помощь, причем получают ее не только так называемые «умеренные» группировки, но и радикальные исламистские организации наподобие «Джабхат-ан-Нусры» и «Исламского государства». Контакты с последним, понятное дело, не афишируются, но регулярные утечки позволяют заключить о существенных объемах поддержки.

Львиная доля добровольцев, пополняющих ряды «ИГ», попадает в Сирию и Ирак через турецкую границу. И дело не в слабости турецких органов безопасности: во время осады исламистами курдского города Кобани они весьма эффективно противостояли попыткам турецких курдов прийти на помощь своим соплеменникам. Речь идет о целенаправленном открытии коридоров для боевиков.

Характерен еще один факт. Турецкой оппозиции удалось выяснить, что раненый в августе прошлого года видный функционер «ИГ» проходит лечение в частной турецкой клинике, причем все расходы взяло на себя государство.

Никакого парадокса в этом нет. Анкара заинтересована в успехе исламистов по нескольким причинам. Среди них – тот самый неоосманский проект, ставший негласной идеологической основой турецкого руководства. Как наиболее мощная из исламистских группировок, «ИГ» призвана очистить Ближний Восток от неугодных режимов и снизить влияние конкурентов – в первую очередь Ирана. Анкару и Ракку (ставку «Исламского государства») объединяет еще одна общая цель – недопущение создания светского курдского государства.

В связи с этим стоит прислушаться к мнению Башара Асада, высказанному им в интервью влиятельному американскому журналу The Foreign Affairs. Президент Сирии напомнил о резолюции Совбеза ООН №2170, которая запретила оказывать какую бы то ни было помощь «Джабхат-ан-Нусре» и «Исламскому государству». «Но именно это все еще делают Турция, Саудовская Аравия и Катар», – заявил Асад и подчеркнул, что Эрдоган «несет личную ответственность» за происходящее.

Противоречия, которых нет

В своем интервью руководитель Сирии указал на еще один аспект, по вполне понятным причинам замалчиваемый на Западе. Это поразительно низкая результативность воздушных ударов возглавляемой США коалиции. Назвав действия последней очковтирательством, Башар Асад обратил внимание на тот факт, что с началом авиаударов «ИГ» только окрепло и заняло больше территорий в Сирии и Ираке.

Данные обстоятельства ставят под сомнение раздуваемые рядом изданий – как российских, так и западных – якобы серьезные противоречия между Анкарой и Западом. На деле это никакие не противоречия, а временные тактические расхождения, не отменяющие общности стратегических целей. Да, Турция отказалась начать сухопутную операцию против «Исламского государства», выставив условием борьбу коалиции с Асадом. В повестке дня Вашингтона свержение сирийского режима пока не значится. Но лишь пока! На Западе не перестают обвинять Дамаск во всех грехах, а наращивание под предлогом борьбы с «ИГ» военной группировки на Ближнем Востоке имеет своей конечной целью смену режима в Сирии.

Эти расхождения не мешают США и Турции координировать свои действия. На прошедшем 23 января в Лондоне совещании участников «антиисламистской» коалиции была достигнута договоренность о совместной подготовке боевиков «умеренной» сирийской оппозиции. Обучение 15 тыс. человек начнется этой весной на базах в Турции, Иордании и Саудовской Аравии. Если верить официальным заявлениям, бойцов бросят на борьбу с «Исламским государством», но в этом есть большие сомнения. Достаточно сказать, что по плану боевики будут действовать на юге Сирии, хотя основной ареал активности «ИГ» – это север и восток страны.

Кроме того, НАТО продолжает размещать в Турции зенитно-ракетные комплексы Patriot. Они появились здесь в 2012 г., когда страны альянса согласились поддержать Анкару перед лицом «сирийской угрозы». Свои подразделения в Турцию отправили США, Германия и Нидерланды, а в конце января голландских военных сменили испанские.

Так что никакого раскола между Турцией и Западом нет. «Неоосманизм» правящей элиты не противоречит их стратегическому партнерству, а, наоборот, используется США и НАТО для продвижения своих целей в регионе. Что же касается недавних резких заявлений турецкого руководства о том, что страна не станет умолять Евросоюз о своем членстве, то это гораздо больше напоминает словесную игру, столь любимую Эрдоганом и его окружением. Подобными угрозами Анкара выбивает для себя ту или иную выгоду. Серьезно эту тактику воспринимать не стоит, тем более что, едва заняв полгода назад посты премьер-министра и лидера правящей Партии справедливости и развития, Ахмет Давутоглу первым делом заявил о вступлении в ЕС как о приоритете внешней политики Турции.

Между тем громкими демаршами власти страны преследуют и внутриполитические цели. 7 июня в Турции пройдут парламентские выборы. Для Эрдогана и правящей партии они чрезвычайно важны. Поставленная цель – не простое, а конституционное большинство в парламенте. Оно позволит провести реформу Конституции, до этого блокируемую оппозицией. Данная реформа превратит Турцию в президентскую республику, где Эрдоган, ныне скованный законами, получит широкие полномочия.

Для достижения полного контроля над парламентом власть идет на показные и шумные акции. В декабре, ровно через год после знаменитого коррупционного скандала, в котором оказалось замешано окружение Эрдогана, в стране прошли массовые задержания отставных офицеров полиции, оппозиционных журналистов и политиков. Их обвинили ни много ни мало в подготовке государственного переворота. В качестве всемогущего злого гения опять представлен живущий в США проповедник Фетхуллах Гюлен и его движение «Хизмет». Согласно официальной пропаганде, это движение как паутина опутало всю Турцию и хочет опорочить и свергнуть существующую власть. То, что чиновниками не представлен ни один документ, подтверждающий заговор, не мешает Эрдогану и провластным медиаресурсам изо дня в день твердить об опасности.

Под этим предлогом руководство стремится еще более ужесточить законодательство. МВД Турции разработало новый закон о внутренней безопасности. В соответствии с ним полиция сможет без предупреждения открывать огонь по протестующим с коктейлями Молотова в руках, а офицеры полиции получат право задерживать на улице любого, кто «угрожает общественной безопасности или частной собственности». Для принятия этого закона власть опять-таки ждет результатов выборов в парламент, в котором, как она надеется, влияние оппозиции будет сведено до минимума.

Скандальные, рассчитанные на громкий общественный резонанс заявления вроде обвинений в адрес Евросоюза преследуют ту же цель – подтолкнуть электорат голосовать за Партию справедливости и развития. А потому и относиться к ним нужно с известной долей осторожности, не принимая их за свидетельство какого-то геополитического разворота. Турция остается в обойме Запада, а за верную службу оруженосцу могут иногда разрешить поиграть в имперские игры.

http://sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=599031