«Важно понять, что у Ирана в настоящее время нет программы создания ядерного оружия, как нет и самого ядерного оружия.

26 февраля Джеймс Клэппер, руководитель национальной разведки, заявил в Комитете по вооруженным силам Сената, что Аятолла Хоменеи, руководитель Ирана, в 2003-м закрыл программу создания ядерного оружия в стране и «насколько мы знаем, он не принимал решения постараться его получить», что вторит «весьма уверенному» мнению американского разведывательного сообщества, впервые высказанному в ноябре 2007-го».

– Мика Зенко, «Рассматривая иранскую ядерную программу в контексте», Council on Foreign Relations.

Всегда полезно начать с правды, а в случае с Ираном правда весьма проста. Иран не имеет ядерного оружия, у него нет программы получения ядерного оружия, и его никогда не ловили на попытках использовать ядерное топливо в иных целях. Иран стремился получить ядерные технологии лишь в мирных целях.

Таковы факты. Они могут не соответствовать лжи, пропагандируемой западными СМИ, но факты остаются фактами. Иран ни в чём не виноват. Он просто-напросто стал жертвой безумной попытки Вашингтона контролировать жизненно важные ресурсы на Ближнем Востоке и усилить региональную гегемонию Израиля. Вот что происходит на деле. Это – геополитика. Ничего общего с ядерным оружием.

Освещение СМИ так называемых ядерных переговоров в Лозанне, и теперь – в Вене маниакально сфокусировано на количестве центрифуг, мониторинговой программе МАГАТЭ, возможностях по обогащению урана и мириадах других запутанных вопросов, которые предназначены отвлечь внимание от того факта, что у Ирана нет программы ядерного вооружения и он не заинтересован в развитии таковой. При попытке дотошно разобраться в деталях этих вопросов, у читателя возникает ощущение, что, должно быть, Иран что-то скрывает, и следовательно, представляет реальную угрозу американской национальной безопасности.

А ведь именно этого авторы таких статей и надеются достичь, они хотят втереть нам очки и заставить поверить нечто откровенно лживое. Дело в том, что Иран не делает ничего из напечатанного и ничего противозаконного. Он просто требует уважать своё право на обогащение урана в мирных целях по условиям Договора о нераспространении. Иран не позволит США угрожать или обращаться с собой как с гражданином второго сорта. Иран с самого начала вел себя благородно, что намного превосходит всё, что можно сказать о США.

СМИ не хотят обсуждать «дополнительные протоколы», которые Иран принял ради укрепления доверия среди членов ООН, поскольку тогда люди поймут, что Иран в прошлом много раз шёл навстречу, и только для того, чтобы получить в ответ ещё более фальшивые обвинения или нечестную игру. Но где же доказательства несоблюдения правил или нечестной игры? Таких нет. Есть просто паникёрские и язвительные спекуляции, изрыгаемые вводящими в заблуждение СМИ. В них нет ни слова правды.

Последнее из жульничества СМИ касается темы «времени прорыва», то есть времени, которое потребовалось бы Ирану для создания ядерного оружия, если бы он захотел – а он не хочет.

«Время прорыва» – новый пропагандистский термин, неоднократно повторяемый прессой, предполагает, что Тегеран всего лишь в нескольких часах от создания ядерного оружия, которым немедленно воспользуется, чтобы уничтожить Израиль. Это идиотская сказка, из которой следует, что  – поскольку одержимые мыслью об убийстве Соединённые Штаты мечутся, стараясь разбомбить к чертям всё, что шевелится – другие государства обязаны вести себя так же, как и они, если им представится хоть полшанса. Это неверно на многих уровнях. Во-первых, Иран не желает иметь ядерное оружие, и, во-вторых, руководители других стран – отнюдь не свихнувшиеся на власти маньяки, у которых единственная радость в жизни – разнести обширные территории планеты в щебёнку. Такое поведение свойственно только руководителям Соединённых Штатов. Другие не страдают от такого социопатического расстройства.

Ядерный вопрос не имеет никакого отношения к фальшивой программе ядерного вооружения Ирана. Это просто дымовая завеса. Реальная проблема в том, что Иран – независимая страна с независимой внешней политикой. Вашингтону не нравятся независимые страны. Вашингтону нравятся страны, которые молчат и делают, что им велено. Страны, которые отказываются воспринимать приказы, для Вашингтона – враги, их вносят в чёрный список. И тут-то в игру вступают санкции. Санкции – вот способ, которым Вашингтон ослабляет своих врагов прежде, чем разбомбить их вплоть до уничтожения. Они – та палка, которую США используют, чтобы склонить соперников к покорности.

Если вы следите за последними новостями, то знаете, что происходит что-то очень странное. США проделали разворот и изменили политику в отношении Ирана. Шокирующее развитие событий. США проводили такую же свирепую политику в отношении Кубы в течение 60 лет, ни капли её не меняя. Работает такая политика или нет – это никогда не имело значения; имеет значение лишь причинение максимальных страданий народам, которые не нравятся Вашингтону. Так с чего же такое внезапное изменение в отношении Ирана? Почему Обама пытается достичь соглашения с государством, которое американские элиты открыто презирают?

И помните, что делает Обама – крайне непопулярно во многих влиятельных кругах: Конгресс, СМИ, Израиль и даже руководители высокого уровня его собственного Госдепартамента. Может ли такое быть, что влиятельные лица, которые дергают Обаму за веревочки и говорят, что ему делать, вдруг внезапно увидели свет, и теперь хотят открыть новую эру примирения и дружбы с Ираном?

Конечно, нет, в это никто не верит. Единственная причина, по которой Обама заключил бы сделку с Ираном, – США что-то хотят получить взамен. А они очень хотят получить кое-что взамен. США хотят найти замену российскому газу, идущему в Европу, чтобы суметь подорвать экономику России и выполнить стратегический план по расширению американского влияния на всю Азию, чтобы американские корпорации смогли укрепить свои доминирующие позиции в глобальной экономике. Обама ведёт тонкую игру с Ираном, пытаясь как можно легче развернуться к Азии.

Итак, насколько реально для Ирана заменить Россию на роскошном рынке ЕС?

Взгляните на отрывок из статьи, написанной в 2014-м, где приводится сценарий, который мы видим сегодня, а именно, попытки США воспрепятствовать интегрированной зоне свободной торговли ЕС-Россия, которая уменьшит ВВП США и оставит «исключительную нацию» перед лицом многих лет крутого спада. Статья озаглавлена «ЕС разворачивается к Ирану, как альтернативе российскому газу».

Европейский Союз втихую усиливает срочность плана по импорту природного газа из Ирана по мере того, как отношения с Тегераном смягчаются, а с основным поставщиков газа, Россией, становятся холоднее…

«Иран существенно продвинулся в списке приоритетов наших среднесрочных мер, которые помогут снизить зависимость от российских поставок газа, – сказал источник. – Иранский газ мог бы легко прийти в Европу, а политически существует явное сближение между Тегераном и Западом»….

Пусть и находясь под санкциями, Иран обладает вторыми по величине в мире резервами газа после России, и представляет собой потенциальную альтернативу ей, если учесть переговоры между Тегераном и Западом с целью заключить соглашение по спорной ядерной программе Исламской Республики.

«Высокий потенциал по добыче газа, реформа внутреннего энергетического сектора, которая уже проходит, и продолжающаяся нормализация отношений с Западом делают Иран надёжной альтернативой России», сказано в докладе, подготовленном для европейского парламента…

«Учитывая нынешнюю политическую стратегию России, которая конфронтационна по отношению к Европе, я считаю, что у ЕС нет иного выбора, кроме как найти альтернативные поставки газа», добавил автор…

«Интерес Ирана к поставкам газа в Европу весьма велик. Часть экономической и политической элиты Ирана, как и западные компании, готовятся к окончанию санкций», сказал Франк Умбах, директор энергетических исследований Королевского Колледжа в Лондоне…

Иран давно лоббировал  строительство проектируемого трубопровода, который связал бы его огромное газовое месторождение Южный Парс с европейскими потребителями – так называемого Персидского трубопровода.

«Это крайне амбициозный проект, – заявил Ханджани. – Даже если будет освоена половина его мощности, это станет огромным достижением и для Европы, и для Ирана»…

Независимые исследования выполнимости проекта показывают, что если санкции будут сняты и следом начнутся инвестиции, Иран мог бы поставлять 10-20 миллиардов кубометров газа в год в Турцию и в Европу к началу 2020-х.

«ЕС разворачивается к Ирану, как альтернативе российскому газу», euractiv.com.

Вот почему Обама и хочет ослабить санкции – потому, что ему нужно найти альтернативный источник газа для Европы, пока он продолжает свою войну против России. Поражение России стало высшим стратегическим приоритетом для Вашингтона. США намерены рискнуть всем – даже пойти на ядерную войну – чтобы укрепить свой захват глобальной власти и продлить свою гегемонию в следующем столетии.

http://polismi.ru/politika/bolshoj-blizhnij-vostok/1117-pochemu-obama-khochet-snyat-sanktsii-s-irana.html