С 23 по 26 сентября с.г. состоялся государственный визит председателя КНР Си Цзиньпина в США, которому предшествовал ряд двусторонних подготовительных мероприятий. На первый взгляд его ход, а также итоги переговорного процесса лидеров двух ведущих мировых держав оставляют странное впечатление.

Удивление мог вызвать уже набор слов, чаще всего использовавшихся в процессе подготовки и в ходе визита Си Цзиньпина в США. Наиболее востребованными оказались несколько конструктов на базе специфического слова “кибер” (“кибершпионаж”, “кибербезопасность”).

Как будто в отношениях между основными мировыми игроками нет более существенных проблем, отображаемых традиционными для международной политики словами, такими как “территориальные споры”, “экономическая конкуренция”, “борьба за мировое влияние”.

Конечно, с позиций обеспечения эффективного функционирования государства и проблематики обеспечения безопасности, трудно переоценить значимость надёжной работы системы управления, одним из ключевых элементов всегда были национальные информационные сети (как государственные, так и частные).

Кто принимает решения в Китае
и от чего зависит его политика
в статье

Экспертные центры Китая и внешняя политика

Оформление этих сетей на базе новых (“кибер”) технологий не привнесло ничего принципиально нового в саму древнюю проблематику обеспечения закрытости систем передачи значимой для государства информации от “постороннего” проникновения. Какая разница, кто в них пытается заглянуть – обобщённая “Мата Хари” или очкарик-“хакер” за компьютером?

Действительно, в последние годы не раз были (вроде бы) схвачены за руку хакеры одного из ведущих игроков “компетентными службами” другого. И что? После многочисленных заявлений (сделанных и в ходе данного визита) о необходимости кооперации в сфере усилий обеспечения взаимной “кибербезопасности”, оба глобальных конкурента перестанут заглядывать в замочные скважины друг друга?

Почему, вообще, эта банальная тема оказалась в центре внимания последнего американо-китайского саммита? Дело в том, что стратегически значимые аспекты двусторонних отношений находятся в таком состоянии, что на публике по “торжественному случаю” их лучше не затрагивать.

Закулисье китайской политики
объяснение в лицах и подводных течениях
в статье
Кто управляет Китаем?

Одной из самых серьёзных проблем в американо-китайских отношениях последнего времени является ситуация в Южно-Китайском море (ЮКМ). Китай претендует на владение порядка 80% поверхности ЮКМ и поэтому находится в состоянии территориальных споров с рядом прибрежных стран.

США де-факто и по очевидным причинам также в них вовлечены, о чём свидетельствуют высказывания ответственных лиц американской администрации. За три недели до начала визита Си Цзиньпина министр обороны США Эштон Картер заявил, например, о намерении его ведомства “летать, плавать и оперировать везде, где это позволяет международное право”.

Казалось бы, совершенно ординарное высказывание, не заслуживающее специального внимания. Ибо кто же из игроков за глобальным политическим столом не декларирует уважение к писаным правилам игры. И почему вообще могут возникнуть проблемы в связи с намерением “летать и плавать” там, где это не запрещается международным правом?

Еще одна важная причина для Китая
воевать с кем угодно
в статье
Экология Китая - проблемы

Однако характер недвусмысленного месседжа в адрес главного геополитического оппонента приведенному высказыванию придаёт совершенно конкретный повод его появления. И этот повод обусловлен ситуацией именно в ЮКМ. Причём содержание послания не должно было вызывать сомнений у адресата: США ни в коем случае не согласятся с китайскими территориальными претензиями в ЮКМ.

Весомость этому посланию придают конкретные дела в виде разнообразных военных демонстраций, осуществляемых в последнее время боевыми американскими кораблями, самолётами, а также всесторонней поддержкой оппонентов Китая (Филиппин, Вьетнама, Индонезии).

Ответный месседж также носит совершенно определённый характер. В частности, в ходе визита китайский лидер в очередной раз заявил о том, что Китай “имеет право защищать свой территориальный суверенитет”.

И как при таких исходных позициях обсуждать одну из наиболее значимых для поддержания региональной и мировой стабильности проблему?

Особенности китайской психологии и поведения
объясняющие поступки политиков и поведение государства, в статье
Сохранение лица в китайской культуре

В этих условиях, если уж собрались, то лучше поговорить на безобидные темы из серии “хорошо быть богатым и здоровым, а не бедным и больным”. Таковой является проблема загрязнения окружающей среды и (якобы) связанными с этим глобальными климатическими изменениями.

В том же Китае вследствие специфической энергетической политики она носит вполне реальный характер. Но это проблема самого Китая и едва ли мира в целом.

Однако обсуждение “загрязнительно-климатических” вопросов – крайне благодатная тема для обеих ведущих мировых держав, которые воспользовались очередным случаем напомнить человечеству о свой ответственности за его судьбу.

В принятом по данному вопросу “Совместном заявлении” говорится о намерении обеих стран содействовать успеху проведения очередной (21-ой) конференции по климатическим изменениям, которая состоится в Париже в декабре с.г.

Отношение китайцев к иностранцам и чужеродным элементам
в статье
Расизм в Китае

В последнее время, столкнувшись с серьёзными проблемами, как внутреннего плана, так и в отношениях с соседями, КНР стремится понизить уровень напряжённости в отношениях с США. На встрече с Бараком Обамой Си Цзиньпин сформулировал обширную концептуальную программу из шести пунктов по их развитию.

В ответ американский президент заявил, что “США и Китай имеют общие интересы в различных областях”, таких как иранская ядерная программа, проблема денуклеаризации Корейского полуострова, восстановление Афганистана, проблема климатических изменений, сохранение диких животных и растений.

Не мало, но всё же далеко не то, о чём говорится в упомянутой программе китайского лидера.

Си Цзиньпин в очередной раз заявил о том, что АТР – регион большой и в нём места хватит всем для плодотворного сотрудничества. Но, как известно, если отношения далеки от дружественных, то и весь мир становится тесным. А это, увы, случай нынешних американо-китайских отношений.

В целом, создаётся впечатление, что лидеры двух ведущих мировых держав в ходе подготовки и проведения саммита были озабочены, скорее, созданием TV-картинки конструктивных двусторонних отношений.

По крайней мере, это справедливо по отношению к США, оказавшихся на пороге внутриполитической турбулентности небывалых за последние десятилетия масштабов. Едва ли сегодня найдётся эксперт, дорожащий своим именем, который рискнёт предсказать итоги предстоящих в следующем году президентских выборов, а также их последствия для внешнеполитического курса одного из главных участников новой глобальной игры.

А, следовательно, самым значимым позитивным итогом последнего американо-китайского саммита следует считать сам факт его проведения, свершение которого ещё два-три месяца назад отнюдь не казалось очевидным. Несмотря на то, что он когда-то был запланирован обеими сторонами.

http://ru.journal-neo.org/2015/10/03/k-itogam-vizita-si-tszin-pina-v-ssha/