Если бы в 2012 году кто-то сказал лидеру египетского Майдана и любимчику Госдепа США Мухаммеду Мурси, что его ждет не триумфальный президентский срок, а переворот, суд и смертный приговор, он бы не поверил. Жизнь оказалась сложней. Если бы американским и российским аналитикам в 2012 году сказали, что через три года после египетского Майдана глава Египта прилетит на парад 9 мая в Москве и будет искать у Кремля внешнеполитической защиты, аналитики и эксперты покрутили бы пальцем у виска. А зря. Русские всегда возвращаются. И не только за деньгами, как писал Отто фон Бисмарк.

Впрочем, без денег не обошлось. После недолгого, но яркого царствования майданных орд и окологосдеповских кураторов египетская экономика, которая и так не блистала перспективами, оказалась в состоянии полной недееспособности. И тут выяснялось интересное: желающих и способных поучаствовать в работе над подъемом египетской экономики, без попыток превратить Египет в колонию, не так уж много. Фактически у маршала Абдул-Фаттаха Саида Хусейна Халила Ас-Сиси был выбор между двумя "противовесами" влиянию Вашингтона. Он мог выбрать Москву или выбрать Пекин.

Как умный военный, маршал Ас-Сиси решил сотрудничать и с Китаем, и с Россией, но приоритет все-таки отдал стране, которая может предоставить Египту серьезный аргумент против попыток внешнего вмешательства — высокотехнологичное, эффективное и дешевое оружие. Вот потому и случился знаковый визит Ас-Сиси в Москву, который ввел ближневосточный отдел Госдепа в продолжительную депрессию, совмещенную с длительным запоем.

В феврале этого года Путин нанес ответный визит в Египет, и этот визит был воспринят западными СМИ, например, британской Guardian, как "недвусмысленный сигнал Западу". Интересно, каково было сотрудникам Госдепа смотреть на Путина и Ас-Сиси, стоящих на площади Тахрир, с протестов на которой и начиналась египетская "оранжевая революция"?

Февральский визит Путина имел одно очень конкретное последствие: Путин и Ас-Сиси договорились о создании в Египте российской промышленной зоны, и эта договоренность стала очень важным элементом внешнеполитической стратегии Москвы. Россия снова начинает расширять свои рынки сбыта, и теперь этим вопросом целенаправленно занимается государство, а не единичные частные компании. Мы учимся у наших друзей и конкурентов, перенимая лучшие практики Пекина и Вашингтона.

На этой неделе в Каире высадился целый десант топовых российских чиновников под руководством министра промышленности и торговли Дениса Мантурова, который привез с собой и несколько российских губернаторов, и очень представительную делегацию бизнесменов.

Результаты визита уже впечатляют:

1. Россия и Египет перейдут на взаиморасчеты в национальных валютах. Текущий оборот между странами 5,5 миллиардов долларов, но зато теперь он растет и в рублях, и египетских фунтах. Любое расширение рублевой зоны — благо для нашей страны. Расширение рублевой циркуляции за счет сжимания долларовой циркуляции — благо вдвойне. - http://www.mk.ru/economics/2015/05/26/manturov-rossiya-i-egipet-pereydut-na-raschyoty-v-nacionalnykh-valyutakh.html

2. Египет направил заявку о зоне свободной торговли с ЕАЭС - http://ria.ru/economy/20150527/1066691737.html

Чем дальше, тем активнее развиваются российские интеграционные проекты. Совсем недавно подписано соглашение о зоне свободной торговли с Вьетнамом, сейчас на очереди Египет. Без печенек на Майдане, без "Восточного партнерства", без фейерверков и громких заявлений Россия втягивает в свою интеграционную орбиту все новые и новые страны.

3. Достигнута предварительная договоренность по возможности поставок 12 самолетов Sukhoi Superjet 100 с опционом на продажу еще 12 машин, поставки первых самолетов могут начаться в конце 2016 года.

Очень вероятно, что лизинг самолетов будет финансировать специальный русско-китайский фонд: "Сейчас этот вопрос прорабатываем, речь идет о возможности поставок 12 самолетов плюс с опционом еще на 12 самолетов. Недавно в рамках визита главы КНР Cи Цзиньпина в Москву подписали соглашение о создании спецфонда на 3 миллиарда долларов, который будет обеспечивать с РФПИ и китайскими партнерами поставку SSJ100 в количестве 100 единиц", — пояснил Мантуров.

4. Значительный пакет заказов в области поставки оружия. В официальных комментариях упоминаются самолеты, вертолеты, сухопутная техника и зенитно-ракетные комплексы. К сожалению, деталей пока нет, так как участники переговоров ссылаются на "деликатность темы".

С учетом развития сотрудничества в области атомной энергетики, работы российских нефтяных компаний в Египте и значительного роста поставок зерна из России в Египет, можно сказать, что Египет прочно связывается с экономикой России и ЕАЭС. Это очень важно, потому что после падения СССР и уничтожения СЭВ российский рынок, даже с учетом ЕАЭС, не может обеспечить нужную емкость, необходимую для саморазвития. Нам нужно дотянуться до всех возможных рынков сбыта и занять там ниши, из которых нас будет трудно или невозможно вытеснить.

В этом плане мы явным образом учимся у Китая, а значит, важным элементом такой стратегии является российская промышленная зона в Египте. Слово министру Мантурову:

«Мы придаем важное значение задачам наращивания сотрудничества в сфере промышленной кооперации и поставок высокотехнологичной продукции в Египет. Полагаю, что хорошим заделом будущего активного сотрудничества может стать совместная работа в рамках проекта по созданию российской промышленной зоны в районе Суэцкого канала и созданию новых совместных проектов в области промышленности».

Первый потенциальный резидент российской промышленной зоны в Египте — корпорация "Уралвагонзавод". Генеральный директор корпорации УВЗ Олег Сиенко вел в Египте переговоры о возможности производства на территории Египта изделий подвижного состава, дорожно-строительной техники и нефтегазового оборудования.

Есть еще одна причина, по которой для нас важно закрепиться в Египте. Наполеон Бонапарт справедливо отмечал, что "география — это судьба", а в случае Египта это можно формулировать как "Суэцкий канал — это судьба". Если нам удастся стать важным экономическим и военным партнером Египта, это даст нам доступ к болевой точке Евросоюза и Великобритании — Суэцкому каналу, что особенно важно в условиях развития Китаем концепции Нового Шелкового пути.

Посмотрите на карту Нового Шелкового пути в том виде, в котором ее показывает своим читателям Wall Street Journal:

Китай Россия

Новый Шелковый Путь от Wall Street Journal

Для того, чтобы не травмировать своих нежных и чувствительных читателей, главное экономическое издание США показывает на карте только один из так называемых "коридоров" Нового Шелкового пути — южный морской коридор (синяя линия) — единственный полномасштабный транспортный путь, связывающий Китай и Европу. В принципе, уже сейчас можно доставлять грузы по железной дороге из Китая в Германию и обратно, только вот пропускная способность пока оставляет желать лучшего.

В этом контексте контроль над Суэцким каналом, а точнее, влияние на Египет, становится важным геополитическим козырем. Отобрать у США возможность "перекрыть кран" товарообороту между Европой и Китаем дорогого стоит, и это только один из бонусов российской стратегии в Египте. Поставить производственные мощности прямо на самом оживленном торговом маршруте в мире — тоже залог хороших доходов в будущем.

А теперь посмотрим на другие карты Нового Шелкового пути, где Россия обозначена не только как участник "экономического пояса", но и как страна, через которую пройдет "северный коридор" этого китайского мегапроекта, который, по признанию американских СМИ (http://www.usatoday.com/story/money/markets/2015/05/25/oilprice-dotcom-silk-road/27746785/ ), может радикально изменить глобальную экономику, что приводит американских экспертов в состояние экзистенциальной тоски.

Китай Россия

Новый Шелковый Путь от CCTV

Китай Россия

Новый Шелковый Путь от Haver Analytics

В чем красота сложившейся ситуации? Если России удастся включить Египет в свои интеграционные процессы, "подсадить" Египет на свои технологии в энергетической и оружейной сфере и в перспективе сделать Египет элементом российской системы международной безопасности, то и северный, и южный коридоры Шелкового пути будут "завязаны" на Россию. Конечно, есть еще и "средний коридор", который может пройти по Индии, Пакистану, Ираку, Сирии, Ирану и Турции в самых разных вариациях маршрутов, но проблема в том, что у этого коридора есть два огромных минуса — рельеф и ИГИЛ.

Приятно видеть, что Россия — в игре. Приятно видеть, что Москва понимает геополитический контекст и старается играть на опережение. Приятно видеть, что Москва перенимает лучшие практики наших партнеров и конкурентов. Это дает мотивы смотреть в будущее с обоснованным оптимизмом.

http://crimsonalter.livejournal.com/57433.html