Прошло более 63 лет с начала войны на Корейском полуострове. Но по сей день на Западе и в Японии существует миф, что северокорейские войска напали первыми. Этот «тезис» прозвучал недавно и на некоторых российских телеканалах. Однако даже небольшой экскурс в послевоенный 1945-й показывает, что изначально именно США и группа корейских коллаборационистов были сильно заинтересованы в эскалации конфликта в этом регионе. Находясь на корейском полуострове, США могли контролировать всю Юго-восточную Азию, включая восточную часть Советского Союза и Китая, которые были основными геополитическими соперниками для Вашингтона.

Американцами был разработан секретный план по развязыванию войны на полуострове, который также позволил бы дискредитировать не только Северную Корею, но и идеи социализма и коммунизма в целом, заклеймив их как агрессивные. США было крайне необходимо утвердиться в качестве главного в мире борца «за идеалы свободы и демократии», что, естественно, облегчало им путь на новые рынки в странах Африки, Азии и Латинской Америки. Там отмечался рост симпатии к Советскому Союзу: быстрые темпы восстановительных работ без какой-либо помощи извне свидетельствовали о преимуществах плановой экономики над свободным рынком. Кроме того, для полноценной работы НАТО, созданной в апреле 1949 г., нужен был прецедент, который позволил бы наглядно продемонстрировать эффективность нового альянса. После чего США смогли бы успешно манипулировать странами Западной Европы, втянув их в долгосрочную «стратегию сдерживания».

В США была создана секретная группа по вопросам национальной безопасности, которой руководил бывший банкир с Уолл-Стрит Пол Нитце. Эта группа занималась обоснованием будущей военной агрессии и определяла подходящие для этой цели государства.

Ранее делались ставки на план «Дропшот», предполагавший ковровую ядерную бомбардировку Советского Союза. Но 29 августа 1949 г. был проведен первый взрыв советской атомной бомбы на полигоне в Семипалатинске, военно-политическому руководству США стало ясно, что они могут получить ответный удар.

Конъюнктура изменилась. Нужно было спровоцировать кризис в другой стране. Выбор пал на Корею, в южной части которой у власти находилась проамериканская марионетка Ли Сын Ман, проживший более 30 лет в США.

Генерал Макартур в секретной беседе с Ли Сын Маном настаивал на необходимости осуществить нападение на Северную Корею раньше июля, и передислокация войск Южной Кореи, где были и американские советники, началась в апреле 1950 г.

Так как после парламентских выборов в мае 1950 г. в Южной Корее большинство депутатов было не на стороне президента, это подстегивало Ли Сын Мана осуществить данный план в соответствии с американской директивой. 17 июня 1950 года в Южную Корею прилетел спецпосланник президента США Трумэна, будущий госсекретарь Джон Фостер Даллес, который окончательно утвердил план войны. Он дал распоряжение развернуть пропагандистскую кампанию - Северная Корея напала первой, и одновременно начать наступление на север. Даллес заверил: «Если выстоите две недели, то за это время США успеют возбудить в ООН дело по поводу нападения Северной Кореи на Южную Корею и заставят ее от своего имени мобилизовать армию, флот и авиацию, и все пойдет по намеченному плану».

Даллес являлся одним из инициаторов формирования ООН в качестве глобальной структуры, проводящей проамериканскую политику, поэтому он и делал ставку на роль этой новой организации. Важно отметить, что впоследствии, в 1953 г. при урегулировании кризиса Даллес объявил о необходимости сохранить военное присутствие США в Южной Корее для того, чтобы «помочь восстановить страну». Он же лично подписывал договор с Ли Сын Маном о взаимной обороне, который юридически закрепил право США на размещение в Южной Корее своих вооруженных сил.

В историческом письме Ли Сын Ману Даллес писал: «Я придаю большое значение той решающей роли, которую ваша страна может сыграть в великой драме, которая сейчас разыгрывается». Конечно же, Даллес имел в виду возможность создания плацдарма для нападения на СССР. Этот план был одобрен в верхах политического истэблишмента США, и ему придавали большое значение.

Кроме того, отчеты разведки говорили о том, что Северная Корея не в состоянии нанести поражение войскам Южной Кореи. ЦРУ рапортовало, что Китай вряд ли ввяжется в этот конфликт в 1950 г., поэтому Вашингтон и Сеул торопились развязать агрессию.

Американский историк Джон Гантэр, который в тот момент находился в поездке по Японии с генералом Макартуром, подтверждает факт провокации со стороны Сеула, ссылаясь на слова помощника американского генерала, который взволнованно сообщил о телефонном звонке из Сеула: «Южнокорейцы напали на Север!».

В 4 часа утра 25 июня 1950 г. было совершено внезапное нападение по всей линии 38-й параллели. Согласно воспоминаниям одного из офицеров южнокорейской армии, «24 июня 1950 года была суббота, но офицерам запрещена отлучка, отдано распоряжение – ждать приказа о начале войны. Ночью 24 июня получил тайный приказ – на рассвете 25 июня перейти 38-ю параллель и начать военные действия против Северной Кореи».

В ответ войска Северной Кореи начали массированное наступление, которое стало поводом для ответных действий со стороны США, сразу же поднявших в ООН вопрос о военной интервенции. Правда, почему то умалчивалось, что уже 23 июня ВВС Южной Кореи наносили удары по своему северному соседу, а южнокорейские войска заняли город Хэджу.

Кстати, тема корейской войны остается важной еще и потому, что этот конфликт можно считать практически началом Холодной войны (знаменитая Фултонская речь Уинстона Черчилля, напомним, прозвучала еще в 1946 г.).

В этой войне США следовали политике двойных стандартов, которая отличалась особым цинизмом. Именно для войны в Корее и в ходе ее США создали специальные силы по проведению психологических операций.

Генерал Макартур отдал распоряжение о формировании небольшого подразделения по психологической войне в дивизии G-2 генерального штаба Дальневосточного командования в Токио еще в 1947 г., что подтверждает планомерную подготовку США к войне. Подразделение возглавил отставной армейский полковник Джей Вудалл Грин. Он принимал активное участие в психологической войне на Тихом океане во время Второй мировой войны. Другими членами группы Грина являлись полковник Майерс, имевший восьмилетний опыт работы в подразделении PSYWAR на юго-западе Тихого океана, и подполковник Далкист, который руководил одной из китайско-американских «команд мира» под командованием генерала Маршалла.

Необходимо отметить, что Северная Корея при поддержке СССР проводила реорганизацию армии и тоже готовилась к конфликту. Первоначально и СССР, и Северная Корея предполагали, что разделение по 38-й параллели было временным и обе Кореи, в конце концов, объединятся. Однако в 1948 г. Южная Корея провозгласила независимость. Ли Сын Ман боялся роста патриотических и антиамериканских настроений, поэтому старался узурпировать исполнительную власть в стране. США пошли ему навстречу, так как считали такую политику продуктивной для достижения своих целей. В ответ Северная Корея тоже вынуждена была объявить о своем суверенитете.

К лету 1951 г. подразделение полковника Грина возросло до 55 человек и было переименовано в отдел психологической войны. К первому дню вооруженного конфликта были готовы листовки. Они разбрасывались миллионами с призывом к военнослужащим Северной Кореи сдаваться. С самолетов сбрасывались специальные пропуска для перехода на территорию Южной Кореи.

Целенаправленно работало радио. На линии фронта были установлены громкоговорители. Пол Линьергер в статье «Психологическая война» отмечал: «Радио в корейском конфликте использовалось в качестве стратегических целей и консолидации. С начала войны радио было голосом нашей (США – Л.С.) военной политики. Амбициозная сеть, управлявшаяся в 1950-1951 гг. непосредственно отделом психологической войны, а затем при помощи Первой группы RB&LGroup, стала известна как «Голос командования Организации Объединенных Наций». Корейская радиовещательная система и радиовещательная система Японии работали на кооперативной основе, а правительство США платило за эфирное время».

Результатом успешной пропагандистской кампании, проведенной США, можно считать и официальную причину войны, которой до сего дня придерживаются во многих странах: войну начала Северная Корея.

Было заявлено о планируемой ядерной бомбардировке. С учетом уже имевшихся сведений об ужасающих последствиях в Хиросиме и Нагасаки это привело к массовой панике среди жителей Северной Кореи. Боясь атомной бомбардировки, северокорейские женщины с детьми часто уходили на территорию врага с разрешения своих мужей, ведь тогда думали, что конфликт продлится недолго, и они смогут воссоединиться. Но так как большинство взрослого мужского населения было мобилизовано в первые дни конфликта, многие семьи были разрушены навсегда.

Кроме того, войска ООН проводили бомбардировку промышленных объектов. С помощью штурмовой авиации осуществляли налеты на дороги, крестьянские поля и колонны беженцев (подобная тактика применялась войсками НАТО в Югославии в 1999 г.). Часто сбрасывались зажигательные бомбы, которые превращали зоны налетов в сплошные пожарища (этот элемент ведения боевых действий применялся уже во Вьетнаме).

Однако трагедия обрушилась не только на жителей Северной Кореи, но и Южной, где местное население еще ранее испытало все прелести «демократии» по-американски. Войскам США, к примеру, был отдан приказ убивать всех людей, приближающихся к их позициям на линии фронта, даже если они выглядят как мирные люди. В результате таких инцидентов погибли сотни и тысячи мирных жителей. Наиболее известным случаем стал расстрел беженцев в деревне Ногылли в 1950 г.

До сих пор в Южной Корее происходят случаи изнасилований девушек американскими солдатами, которые остаются безнаказанными, а крестьяне безуспешно требуют возвратить свои земли, незаконно занятые военными базами. По статистике, из 100 тысяч преступлений, совершенных американцами, начиная с 1945 г., только 4% рассматривались в корейских судах, и в большинстве случаев американские солдаты были отпущены безнаказанно, либо выплачивали жертвам компенсации.

Непосредственно после оккупации войсками США территории ниже 38-й параллели в сентябре 1945 г. начались «зачистка» неблагонадежных элементов и репрессии против идеологических противников. В их числе оказались не только бывшие борцы с японцами, но и многие крестьяне, придерживавшиеся прокоммунистических взглядов. Ноам Хомский описывает эти драматические события так: «Когда американские войска вошли в Корею в 1945 году, они разогнали местное народное правительство, состоящее, в основном, из антифашистов, которые сопротивлялись японцам и начали проводить жестокие репрессии, используя японскую фашистскую полицию и корейцев, которые сотрудничали с ними во время японской оккупации. Около 100 тыс. человек были убито в Южной Корее еще до того, что мы называем Корейской войной, в том числе около 40 тыс. во время подавления крестьянского восстания в одном небольшом регионе на острове Чеджу».

Именно жители этого острова в 1948 г. в знак протеста против разделения страны подняли восстание, а южнокорейские силы безопасности в ответ жестоко его подавили. Лишь в 2005 г. президент страны принес извинения за причиненные злодеяния, назвав о. Чеджу «островом мира во всем мире». Правда, название «мирный» фактически - это нонсенс, так как в январе 2011 г. там началось строительство новой военной базы США. По плану она будет занимать площадь 130 акров (примерно 169 футбольных полей) на земле местных фермеров, которые проводят акции протеста в защиту собственности, о чем умалчивают мировые СМИ. База Чеджу будет способна принимать до 20 американских и южнокорейских военных кораблей, включая подводные лодки, авианосцы и эсминцы, некоторые из которых будут оснащены баллистическими системами противоракетной обороны «Aegis».

Однако, возвращаясь к событиям 1950-х, отметим, что, несмотря на боевые потери, в плане экономики и политики США добились поставленной цели.

Военный бюджет США был увеличен более чем на 50 млрд долл. (т.е. почти на 400%, т.к. до войны он составлял около 13 млрд.), численность армии и ВВС удвоены, а американские военные базы размещены в Европе, Ближнем Востоке и странах Азии. В самой Азии был создан блок АНЗЮС (США-Австралия-Новая Зеландия).

Военно-промышленный комплекс США получил много заказов, над которыми работали различные секторы промышленности. Благодаря Корейской войне появились автоматические винтовки M-16, гранатомёты M-79 и знаменитые самолёты F-4 «Фантом», позже применявшиеся во Вьетнаме, но, подчеркнем, оказавшимися неспособными противостоять советским истребителям.

В 1949 г. для политического руководства США стало окончательно ясно, что нужны жесткие меры по оздоровлению экономики - за год промышленное производство снизилось на 15%, прибыль крупных компаний упала до 28,4 млрд. долл. (с 36,6 млрд. в 1948 г.), около 5000 фирм обанкротилось, количество безработных увеличилось до 6 млн человек. В целом с 1948 по 1950 г. безработица в США выросла на 130%, национальный индекс производства упал со 170 на 156 позицию (во время войны на пике мобилизационного производства он был на уровне 212), снижался рост инвестиций, экспорт за год до начала корейского конфликта также понизился на 25%.

Экономика, переведенная на военные рельсы, позволяла государствам, не вовлеченным в конфликт напрямую, извлекать большую выгоду из продажи вооружений всем остальным участникам. США это хорошо поняли во время Второй мировой войны и сразу после нее, поставив в геополитическую зависимость с помощью Плана Маршалла все Западную Европу. Однако объемы созданного ранее оружия и боеприпасов лежали мертвым грузом, а их производство в США резко сократилось, что привело к росту безработицы и угрозе экономического спада.

Как указывает историк, профессор Йельского университета Джон Гэддис в своей книге «Холодная война: новая история», изданной в 2005 г., эту концепцию обосновал советник президента США, финансист Бернард Барух, который сказал в 1949 г., что «необходимо массированное расширение военной промышленности на постоянной основе».

Методы, примененные США для подготовки войны в Корее, во время ее и после перемирия, продолжают оставаться в арсенале Вашингтона, и для полноценного анализа действий Белого дома необходимо помнить исторические уроки.

Между прочим, Барух лоббировал монополию США в атомной сфере. Его предложения, известные как «план Баруха», состояли в запрете на изготовление и применение всеми государствами мира ядерного оружия, в то время как мирные исследования должны были проходить под контролем международных структур. Фактически этот план был направлен на установление полного господства США в этой области, так как Вашингтон не собирался уничтожать свое ядерное оружие.

Американский писатель Уильям Энгдаль отмечал, что «министерство обороны США стало крупнейшим в мире подрядчиком, размещавшим заказы на миллиарды долларов в американской и избранной европейской и японской промышленности для поддержки «боеготовности». Результатом войны в Корее для Германии стало разрешение приступить к восстановлению Рурской сталелитейной промышленности. Военно-промышленный комплекс в течение 1950-х годов разросся до гигантских масштабов. Холодная война была запущена с размахом, и «Стандарт Ойл» стал великим благодетелем, обеспечивая топливом военно-воздушные силы, танки, джипы, истребители и прочие транспортные средства Пентагона. Во внутренней американской экономике политические деятели быстро смекнули, что могут проталкивать через Конгресс почти любую программу, если в ней есть слова про «американскую национальную безопасность» и «защиту против тоталитарного безбожного коммунизма».

Поджигатели войны из Белого дома и Уолл-стрит снимали «сливки» с корейского конфликта. Примечательно, что главным инвестором в войну стал National City Bank, который контролировал Рокфеллер, а его поверенный Джон Фостер Даллас был в совете директоров New Korea Company в Сеуле.

Таким образом, война в Корее стала поворотным пунктом в реализации геополитических амбиций США, что обеспечило им дальнейшее продвижение своих интересов во всех уголках мира.

А семена дезинформации, посеянные более 60 лет тому назад, продолжают приносить плоды, которые помогают оправдывать злодеяния, совершенные США под эгидой ООН не только в Корее, но и во многих последующих конфликтах. Можно сказать, что агрессия против Ливии и Сирии, манипулирование террористическим подпольем и радикальными исламистами в странах Ближнего Востока, Средней Азии и Кавказа имеют тех же самых заказчиков – Уолл-стрит и Белый дом, которые время от времени меняют тактику действий, но не стратегию, направленную на глобальное доминирование.

http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/kto_napal_pervym_823.htm