В современных условиях наиболее эффективный способ подчинения одних государств другими – экономический, когда подчиненная страна (финансовая колония) сама оплачивает свою экономическую зависимость от подчинившей (финансовой метрополии). Достигается это через использование валюты финансовой метрополии как во внешней торговле, так и во внутренних расчетах. Причем использование непосредственно валюты метрополии не является обязательным условием. Достаточно эмитировать валюту страны-колонии как дериватив валюты метрополии, как вторичный инструмент.

Деньги категория не только количественная но и качественная, что упорно отказывается видеть российская экономическая наука. Важны не только такие количественные характеристики денежного обращения, как инфляция, ключевая ставка ЦБ, банковский мультипликатор и т.д. Важно то, каким образом и в соответствии с какими принципами осуществляется денежная эмиссия, в процессе которой формируются качественные характеристики национальной валюты.

Качественные характеристики национальной валюты влияют на социально-экономическое развитие эмитирующих их стран не меньше чем количественные, возможные диапазоны количественных характеристик во многом определяются качеством денег. И именно с целью выявления степени важности данного фактора, рассмотрим монетизацию российской экономики не с позиции уровня денежного обращения, на котором в России принято искать решение финансовых проблем, а поднявшись на эмиссионный уровень, на котором формируются качественные свойства денег.

Качественные свойства денег определяются принципами эмиссии и тем, чем обеспечивается денежная база по балансу Центробанка. При этом подразумеваемое обеспечение и гарантии Центробанка, воспринимаемые участниками валютного и долгового рынка, могут играть не меньшую роль, чем публичные регламенты.

Если представить ситуацию, что по балансу Центробанка каждый рубль обеспечен золотом, это дает валюте определенные качественные характеристики, даже если Центробанк не объявляет открыто о количественной привязке денег к золоту. В этих условиях валюта становится своего рода деривативом на золото, и ее курс к другим валютам и активам начинает определяться уровнем востребованности золота на мировом рынке. С другой стороны, Центробанк становится ограниченным в проведении денежной политики – не может произвольно расширять денежную базу и должен учитывать ограничения на ликвидность в банковской системе в целом, которые накладываются той или иной формой золотого стандарта.

Аналогичная ограниченность возникает в том случае, если Центробанк обеспечивает денежную базу валютами других государств. Валюты других государств могут быть либо заработаны путем продажи товаров на экспорт, либо взяты в долг. Даже если они приходят в экономику в форме прямых иностранных инвестиций, они все равно имеют долговое происхождение, как и все кредитные деньги, создаваемые иностранными коммерческими банками. Таким образом, Центробанк, который желает обеспечивать национальную валюту валютными резервами (как это, в частности, делает Банк России) и, в соответствии с этим принципом, наращивает денежную базу сугубо путем покупки валюты с открытого рынка, ставит экономику в зависимость от платежного баланса и доверия иностранных кредиторов. Такая зависимость ограничивает Центробанк в возможности проведения денежной политики.

— Грозит ли России инфляция рубля, в случае резкого увеличения уровня монетизации? Ответ. — Да, поскольку: во-первых — в процессе его создания через покупку иностранных валют, импортируется инфляция покупаемой валюты, которая перекладывается на него, и как скрытый налог выплачивается народом России эмитентам выкупаемых при этом валют. Обменивая реальный продукт (содержащий и добавленную стоимость) созданный трудом народа России, на валюту, изначально являющуюся обеспеченной лишь долговыми обязательствами, номинированными в ней же, экспортеры латентно осуществляют неэквивалентный обмен, при котором реальные продукты обмениваются на нечто несуществующее материально, называемое безналичными, виртуальными деньгами. При этом происходит наполнение ценностным содержанием долговых обязательств называемых деньгами, что, по сути, является ничем иным как чисто мошеннической операцией, благодаря которой и обеспечивается возможность эмитировать эти виртуальные деньги без инфляции.

Можно сказать, что это – отмывание денег «наоборот». В криминальной практике под отмыванием денег подразумевается легализация преступных доходов, когда под уже имеющиеся деньги путем подлога создается фиктивное обоснование, например, фиктивные договора с фиктивным объемом работ, якобы выполненных и оплаченных отмываемыми деньгами. В случае обеспечения национальных денег иностранными, ситуация в чем-то похожа, а в чем-то прямо противоположна. Совершенно легальный и честный труд народа и совершенно реальные богатства государства, проданные на экспорт, обмениваются на фиктивные деньги, и благодаря такому обмену фиктивные деньги становятся реальными, обретая покупательную способность за счет отъема покупательной способности у денег, которые они «обеспечивают».

В этом отъеме покупательной способности и кроется причина того, что инфляция в странах, обеспечивающих свою национальную валюту иностранными валютами, всегда выше, чем в странах, чья валюта является обеспечением и валютой расчетов за экспорт. Поддерживая такую практику, правительство никогда не добьется ни снижения инфляции, ни становления национальной валюты в качестве валюты долгосрочных сбережений. Ставить цель борьбы с инфляцией, имея такое качество денег – шизофрения, и именно этой шизофренией страдал ЦБ РФ в те времена, когда придерживался точной корреляции денежной базы с валютными резервами. В последние годы, правда, корреляция имеет тенденцию к размытию, что указывает на качественные сдвиги в работе ЦБ, все еще недостаточные, однако, для того, чтобы они привели к качественным сдвигам в экономической системе.

Но создания рублевой массы через покупку валют,  это лишь первая фаза ограбления России.

Далее, выкупленная в обеспечение денежной базы валютная выручка экспортеров инвестируется Банком России в государственные облигации стран-эмитентов валют под низкую доходность. При этом из-за перманентно высокой инфляции являющейся следствием преднамеренно осуществляемых комплексных ошибочных действий ЦБ, ставки рублевого кредита достигают уровня обессмысливающего использование рублей в качестве валюты долгосрочного кредитования и инвестиций. В результате не только российские экспортеры кредитуются в валюте по более низким ставкам, но и компании, ориентированные на внутренний рынок начинают наращивать внешний корпоративный долг. При этом занимают они все по ставкам выше, чем размещены «валютные резервы» Центробанка, и занимают, по сути, те же самые деньги, которые размещены Центробанком в резервы.

Отдавая деньги народа России под минимальный процент конкурентам, Банк России ставку рефинансирования всегда держит в 3-4, а порой и в 5-6 раза выше чем в США, этим искусственно создавая в самой России дефицит инвестиционных капиталов. В результате российские производители вынуждены под залог своих активов кредитоваться в банках подконтрольных тем же производителям долларов под 7-8% годовых. И это уже третья фаза ограбления России).

Особенно остро эта проблема начинает проявляться тогда, когда корпоративный долг начинает превышать резервы Центробанка.

Одной из антикризисных мер, стабилизировавших валютный рынок в начале года, было выделение Центробанком больших лимитов для операций валютного РЕПО, когда Центробанк сам взял на себя рефинансирование внешнего корпоративного долга в условиях закрытия из-за санкций внешних кредитных рынков. Благодаря тому. Что Центробанк рефинансировал внешний долг под минимальную ставку, удалось не только решить все проблемы с валютной ликвидностью, но и частично ликвидировать курсовые последствия прошлогодней валютной паники, укрепив рубль более чем на 20% от февральских минимумов. Но возникает два вопроса. Первый: почему Центробанк, имея все возможности наладить рефинансирование еще в прошлом году, допустил эту панику? Второй: почему Центробанк вообще проводил такую политику, которая привела к накоплению значительного внешнего долга с одной стороны, и резервов, являющихся отражением большей части этого долга, с другой стороны? Чтобы потом начать тратить резервы на рефинансирование внешнего долга, появление которого стимулировал он сам же? Это похоже на анекдот об экскаваторе и ВВП. Экскаватор добывает руду, стоимости которой хватает только на то, чтобы сделать новый экскаватор, добывающий руду. ВВП при этом растет, только пользы обществу от этого роста нет никакой, разве что вред для экологии.

С ростом корпоративного дога связана следующая фаза, циклическая, и наступает она в ситуации падения российского фондового рынка из-за причин, которые могут быть как достаточно случайными, так и специально спровоцированными (например, санкции или массового ухода с российского фондового рынка доминирующего там иностранного (в основном западного) капитала, происходящего по команде эмиссионных центров, что имело место в 2008 году). При падении фондового рынка падает стоимость залогов, что автоматические приводит к росту ставок по кредитам. Включается положительная обратная связь: чем сложнее экономические условия, тем больше их усложняет долговой рынок. Снижаются рейтинги, в кредитных соглашениях срабатывают дополнительные условия, согласно которым возможно предъявление требований о досрочном погашении долгов. Все это сопровождается обрушением национальной валюты и резким ростом инфляции, которая «съедает» все, что было заработано ранее при относительно стабильном курсе на высоких рублевых ставках. Поскольку на такие кризисы Центробанк реагирует еще и поднимая ставку, циклическая фаза заканчивается истеричным обвалом рынка, когда номинированные в рублях акции и облигации по-дешевке скупают те, у кого в этот момент есть иностранная валюта, а именно – иностранные инвестиционные банки, способные контролировать все фазы обвала.

Все сказанное выше дает основания для следующих выводов:

  • все перечисленные методы ограбления России созданы искусственно и реализуются с помощью ее финансовых властей, осуществивших качественную привязку своей эмиссионной политики к объемам экспорта и притоку иностранного долгового финансирования.
  • процесс создания рублевой массы через покупку валют является базовым способом скрытого ограбления страны с помощью сложных, многошаговых и многоступенчатых финансовых технологий, при котором из страны выводится как добавленная стоимость, создаваемая в реальной экономике, так и эмиссионный доход образующийся при создании рублевой массы, суммарный объем которого практически равен всей сумме ликвидности эмитированной Банком России.

Собственно, на примере России мы можем наблюдать новую форму колониальной эксплуатации, осуществляемой латентно с помощью современных финансовых технологий, – финансовый колониализм. Охарактеризовать сегодняшний статус России можно одним словом – неоколония.

Доказательством того, что Россия неоколония, является тот факт, что из нее через эмиссию путем приобретения иностранной валюты и последующее ее инвестирование в государственные долги стран-эмитентов выводится весь эмиссионный доход (ЭД). Он передается как невозвратный кредит финансовым метрополиям. И очень важно понимать, что в данном вопросе имеет значение не столько сумма выведенных денег, сколько политическая значимость для государства ЭД как экономического инструмента.

Именно ЭД, образующейся при создании фиатных (фидуциариных, необеспеченных твердыми активами) денег, является энергией главного экономического инструмента государства, — денег, питающих энергией и национальную экономику. По той простой причине, что в замкнутой денежной системе фиатных денег, когда чья-то прибыль по балансу всегда чьи-то расходы, рентабельность экономики в целом может появиться только из денежной эмиссии, первичной, связанной с ростом денежной базы, и вторичной, связанной с деятельностью банков, выдающих эмитированные Центробанком деньги в кредит, создавая денежную массу. Именно ЭД является базовым драйвером экономического роста государства, инструментом, позволяющим преобразовывать создаваемую в нем добавленную стоимость в экономическую энергию и вовлекать ее в процесс экономических отношений. Деньги это самый экономически эффективный продукт государства, обеспечивающий повышение общей экономической эффективности государства, соответственно, его политическую конкурентоспособность.

Но главный экономический инструмент России рубль, призванный обеспечивать ее развитие и экономическую безопасность, на деле является ее «троянским конем», инструментом ограбления государства и эксплуатации ее народа. В результате создания рублей через покупку валюты, при котором с него снимаются «сливки» – эмиссионный доход, мы имеем слабую, лишенную энергии, зависящую от доверия иностранных кредиторов и состояния внешних рынков суррогатную валюту, являющуюся деривативом выкупаемых валют. А так как финансовый капитал это концентрированная созидательная энергия денег, рубль лишенный ее, не способен преобразовываться в созидательный, инвестиционный капитал, необходимый стране для развития. В результате, обессиленный, некачественный рубль вчистую проигрывает доллару конкуренцию даже на внутреннем рынке.

В связи со всем вышесказанным, возникает масса вопросов, самый важный из которых — как охарактеризовать происходящее? Что это — афера мировой финансовой мафии, в которую вовлечены и финансовые власти России, или это результат глупости ее финансовых властей? Однозначного ответа у нас нет. Но все мы свидетели того, что множество экспертов, видя, как экономика России задыхается от безденежья, требуют увеличения ее монетизации. Но чем больше эмитируется рублей под экспорт при его постоянных объемах, тем больше девальвация и инфляция, тем больше эксплуатируется народ России, и тем больше «монетарной дани» выплачивается эмитентам доллара. Палка здесь, о двух концах.

Поскольку именно получение эмиссионного дохода является самым эффективным видом экономической деятельности государства, его передача конкурентам, снижая эффективность российской экономики и повышая ее у конкурентов, лишает Россию даже теоретических шансов на победу в межгосударственной конкуренции. Это значит, что при нынешнем принципе создания рублей, увеличение монетизации не только бессмысленно, но и смертельно опасно для страны. И в то же время, без увеличения уровня монетизации невозможно обеспечить развитие. Круг замкнулся.

Что получаем в итоге? Экономику «обмена сырья на бусы», ставшей критически зависимой от импорта. Доля импорта в станкостроении более 90%, тяжелом машиностроении 60-80%, легкой промышленности 70-90%, электронной промышленности 80-90%, фармацевтической и медицинской промышленности 70-80%, машиностроении для пищевой промышленности 60-80%. (Оценка Минпромторга, Российская газета, 5.08.2014). Экономику, в которой 70-80% прямых инвестиций приходят из оффшоров (по этому показателю мы удерживаем мировое лидерство), ставшей, с экономической точки зрения, пустой скорлупой – все прибыли и активы держатся за границей. Монетизация – в пределах 40 – 45% ВВП, меньше даже, чем в Папуа – Новой Гвинее. (Это не шутка!) У Папуа – Новой Гвинеи монетизация 52%. В развитых странах монетизация 90 – 120%, в Китае монетизация больше 180%. Доля инвестиций в ВВП у нас – всего 20% (Китай – более 45%).

К вопросу о том, как разомкнуть порочный круг, мы еще вернемся. А сейчас, для более полного раскрытия сути происходящего, хотелось бы сказать несколько слов о том, что происходит с валютами, выкупаемыми при эмиссии рубля.

Не совершив в России ни одной транзакции и не принеся ей никакой пользы, они отправляются на фондовый рынок их эмитентов, выполняющий функцию инструмента абсорбции и стерилизации денежной массы. Там, через покупку «ценных бумаг» их структур, выкачанная из российской экономики эмиссионная энергия вливается в экономику стран конкурентов. Эмитенты же, надувая, а потом схлопывая пузыри контролируемых ими фондовых рынков (а именно они обеспечивают львиную долю мирового финансового оборота), стерилизуют существенную часть созданной в мире добавленной стоимости. Освобождая в момент схлопывания очередного пузыря рынок избытка финансовых активов, они создают себе условия для продолжения эмиссии своих долговых обязательств, и продолжения скупки ими мировых богатств.

Победа в протекционистских войнах, условие необходимое для обеспечение конкурентоспособности, а значит и жизнеспособности государства

В условиях ужесточающейся с каждым днем межгосударственной экономической конкуренции (по сути экономической войны), успех определяется масштабом субсидирования национальных экономик с целью обеспечения конкурентоспособности своей продукции на мировом рынке. Но при субсидировании имеют значение следующие факторы.

Во-первых, для государств, несущих основную нагрузку при дотировании, степень его эффективности зависит от качества денег, которыми оно осуществляется. Преимущество имеют страны, обладающие дешёвыми, созданными деньгами. Попытка конкурировать с такими государствами с помощью заработанных денег бессмысленна и опасна, поскольку чревата поражением от экономической перегрузки, примером чего может служить судьба СССР.

Во-вторых, поскольку самым рентабельным продуктом государства являются деньги эмитируемые под его долговые обязательства, то страны осуществляющие субсидии такими деньгами, имеют возможность повышать конкурентоспособность своей продукции и экономики в целом, практически не испытывая экономической нагрузки.

Из этого следует, что основным фактором, определяющим исход экономической, а значит, и политической конкуренции (по сути — войн) между государствами, является качество денег, что основная борьба между ними протекает на мировом рынке финансов, и, что главными субъектами финансовых войн являются силы, формирующие политику центральных банков. Отсюда следует самые важные выводы – в современных условиях наиболее могущественными политическими субъектами, определяющими общемировую политику являются силы контролирующие самые мощные эмиссионные центры. Другими словами – степень влияния в мире политической силы во многом определяется степенью мощи ее эмиссионного центра.

Россия в протекционистских войнах.

В силу фундаментальных (географических и климатических) факторов на любую российскую продукцию дополнительным бременем ложатся бо`льшие, чем у оппонентов, транспортные и энергетические расходы, снижающие их конкурентоспособность. В результате неконкурентоспособной оказывается вся ее экономика в целом, за которой неизбежно следует снижение конкурентоспособности и самого государства.

Выходом из этой ситуации является в системное, масштабное субсидирование экономики. Но при нынешнем принципе создания рубля — когда чем больше создаётся рублёвой массы, тем больше «дани» приходится платить метрополии, — субсидирование не только бессмысленно, но и самоубийственно. Данное обстоятельство ставит ее перед необходимостью изменить принцип создания рубля, а именно — отказа от валютного обеспечения в пользу обеспечения, сформированного на основе своих гособлигаций, формализованных (капитализированных) национальных богатств, а также создаваемой в стране добавленной стоимости

Именно на возможность стабильно эксплуатировать мир с помощью финансовых технологий реализуемых на базе контролируемой ими мировой финансовой системы, обеспечивает могущество сил колонизовавших Россию. И попытки обеспечить развитие ее оставаясь в рамках существующей системы, и действуя по ее правилам, обречены на провал. На техническом уровне, выходом из сложившейся ситуации является отказ от создания рубля через покупку валют, в пользу его создания под обеспечение своих гособлигаций и формализованных национальных богатств. Но это потребует изменения правовой базы и создания новой, суверенной финансово-банковской системы решающей принципиально иные задачи. Главной функцией суверенной системы должна быть не борьба с инфляцией, а насыщение рынка и экономики качественной денежной массой в объеме, обеспечивающем их полноценное функционирование и развитие. Но на пути решения задач технического уровня, предстоит решить несколько не менее сложных политических задач. В частности, создание и принятие Финансовой Доктрины России, в которой и должны быть прописаны цели и задачи как самой финансовой системы, так и функций всех ее институтов, структур и ведомств.

Одним из вариантов обеспечения финансовой независимости (деколонизации) России, на наш взгляд, является и создание единой финансовой системы и валюты ЕАЭС. Для этого потребуется спроектировать принципиально новую систему обеспечивающую: а) ее (системы) полный суверенитет (учредителями могут быть только страны ЕАЭС); б) служение национальным интересам стран ЕАЭС; в) возможность ее функционирования независимо от международных клиринговых центров, подконтрольных западным эмиссионным центрам; г) формирование резервной и залоговой базы системы на основе национальных богатств стран Союза.

Президент Путин уже поставил перед правительством и Банком России задачу подготовки к 1 сентября документа, обосновывающего целесообразность создание единой финансовой системы Союза. Но поскольку высока вероятность того, что они подготовят документ направленный не на укрепление а на развал Союза, необходимо создать альтернативный, учитывающий интересы всех членов Союза. Создание этого документа, на наш взгляд, должно стать одной из первоочередных задач нашего комитета, и создавать его нужно будет совместно с ведущими экспертами стран Союза.

Высока вероятность того, что лидеры стран союза не только поддержат процесс создания такого документа, но и станут лоббировать его продвижения, что  может в их глазах существенно повысить авторитет готовившей его группы.

Источник: http://vk.cc/3TnYk7