Публикации западными СМИ малообоснованных и откровенно фейковых материалов уже давно не новость. Но в этот раз британская The Times превзошла всех. Под уже набившие оскомину фразы вроде нарушения минских договоренностей и якобы фиксирование наблюдателями ОБСЕ передвижения российских танков и артиллерии, преподнесена, что называется, информационная «бомба». По мнению газеты, сославшейся на данные СБУ, у ополчения ЛДНР есть некая тайная лаборатория, где они совершенно точно создают «грязную атомную бомбу». Тот факт, что Москва это отрицает, по словам британской газеты, означает отсутствие контроля Кремля над ситуацией на Донбассе: «Путин должен проявить себя ответственным лидером и предоставить ОБСЕ доступ к этому тайнику».

Тенденциозность, безосновательность и откровенную лживость статьи обсуждать нет смысла. Равно как не стоит спрашивать у редакции, почему они ни словом не обмолвились о возможности радиоактивного заражения местности летом прошлого года, когда территория Донецкого завода химических изделий (ДЗХИ) подверглась массированному артобстрелу со стороны ВСУ, что вызывало взрыв складов готовой продукции (завод производит взрывчатку), который чудом не затронул расположенное рядом хранилище ядерных отходов? Или когда в октябре туда же «упала» украинская ОТР «Точка — У», почему не беспокоились? Почему сейчас? И почему именно в формате «грязной бомбы»? Почему именно бомбы? И почему столь топорно и вопреки известным фактам?

Версия про попытку кинуть очередную порцию грязи на медийный вентиллятор не выдерживает критики. Украинские националисты и без того убеждены в безоговорочной вине России во всех бедах мира. Общественность Европы? Она от Украины давно устала. Ее такая статья не проймет, даже опубликованная в Times. В то же время это слишком серьезное издание для запуска беспредметных газетных уток. Следовательно, публикация имеет реальную цель. Понять ее можно только смоделировав варианты дальнейшего развития событий.

Совершенно понятно, что никакого «радиоактивного тайника» на Донбассе нет, и никакой «грязной бомбы» ополченцы не собирают. Но тут следует обратить внимание на три вроде бы не очевидных фактора. Во-первых, статья написана, прежде всего, для внутреннего потребления. В России и на Донбассе Times практически не читают. Во-вторых, «грязная бомба» является традиционной западной обывательской страшилкой, типа пьющих водку и играющих на балалайке русских медведях. В-третьих, вина за это подспудно сходу возложена на Россию. Кремль недоглядел за тем, что начали творить поддерживаемые им ополченцы. А значит, случись что, вина за последствия автоматически ложится на Москву.

Теперь допустим, что некие неизвестные лица производят на территории Донбасса подрыв чего-нибудь радиоактивного. В какой угодно форме. Отработанную топливную сборку подорвали динамитом или ведро с отходами медицинской радиологии (часто представляющих собой радиоактивные порошки) гранатой — совершенно без разницы. Главное, чтобы был взрыв, и потом счетчик Гейгера тут совершенно западных журналистов начал громко трещать. Это ЧП является не просто хорошим медийным поводом для активизации антироссийской истерии, оно как бы переворачивает страницу украинских событий и создает условие для начала всего буквально с чистого листа. Вот только «всего» — это чего именно?

Формально происшествие подобного масштаба, да еще с заранее назначенным «крайним» является железобетонным поводом ввести на Донбасс иностранные войска под флагом миротворческого контингента. Естественно, от имени НАТО, так как любая подобная инициатива в ООН в два счета блокируется Россией и, вероятно, Китаем. Другое дело, что ни у НАТО, ни у США реальных воинских контингентов для подобной операции нет. Совсем. Да и желания официально лезть на передовую — тоже. Военно-политическое руководство Альянса хорошо понимает состав и характер наших ответных шагов. Ввязываться в прямую войну с Россией они не желают. Экономические санкции и судебные заседания это совсем не то же самое, что лавина рвущихся в атаку танков. По этой же причине не рассматривается и вариант обмена ядерными ударами.

Картинка, что называется, складывается «без швов», если предположить, что упомянутая статья является пробным шаром для подготовки некоего решительного шага, одновременно приносящего масштабное преимущество Западу и не сопряженного с немедленным началом Третьей мировой войны. Почему это происходит именно сейчас — также понятно — провокация с Международным трибуналом по «Боингу» проваливается и нужен новый громкий долгоиграющий повод для продолжения шельмования России и Путина в западных СМИ. Посмотрим на «Боинг» — он свое год отыграл. Дальше — нужен новый инфоповод.

Не секрет, что главной целью «украинского проекта» является сокрушение России. Но мы не пошли на ввод своих войск на Украину и не загнулись от объявленных нам санкций. Более того, в ЕС начинается постепенное осознание их разрушительности для самой Европы. Депутаты стран ЕС стайками потянулись в Крым, во Франции крестьяне бунтуют уже вообще открыто. Следовательно, Вашингтону необходимо нечто такое, что могло бы кардинально изменить всю геополитическую картину в целом. Вот тут, на мой взгляд, важный смысл приобретает заявление премьер-министра Великобритании насчет начала проверки законности происхождения денег, использованных для приобретения иностранцами британской недвижимости.

Собственно, прямую антироссийскую направленность идеи в Лондоне особо и не скрывают, а их министр иностранных дел так открыто говорит о возможности использования банковской информации для усиления давления на Россию. Вот только все это не более чем информационное прикрытие первого подготовительного этапа операции. ЧП подобного масштаба, да еще поданное под соусом традиционной страшилки про страшных террористов с «грязной ядерной бомбой» позволяет быстро ввести не просто новые расширенные антироссийские санкции, а полностью заморозить все иностранные активы России за рубежом.

К тому же, по факту, они не такие и иностранные. Например, зарегистрированному на Кипре оффшору Mastercroft Ltd. принадлежит 70,8% акций холдинга EvrazGroup S.A., включающего в себя ОАО «Западно-Сибирский металлургический комбинат», ОАО «Нижнетагильский металлургический комбинат», ОАО «Новокузнецкий металлургический комбинат». Кипрским компаниям Gallagher Holdings Ltd., Seropaem Holdings Ltd., Coalco Metals Ltd. и SamInvest принадлежит ОАО «ХК «Металлоинвест» (43,8%, 30%, 20% и 6,3% соответственно). ОАО «Северсталь» принадлежит компаниям Astroshine Ltd. (20%), Pearlgreen Ltd. (20%), Loranel Ltd. (20%) и Rayglow Ltd. (10,9%) тоже зарегистрированным в юрисдикции Кипра. Офшорам принадлежат ГМК «Норильский никель», СУЭК, «Уралкалий», Мечел» и «Альфа Групп». 50 крупнейших российских компаний рейтинга «Эксперт-400» с совокупной выручкой 266 млрд. долл. принадлежат частному капиталу, в основном зарегистрированному в оффшорах Кипра, Нидерландов или Британских Виргинских островов.

По разным оценкам, в подобных схемах задействовано до 2 трлн. долларов, из которых около 500 млрд. это выведенные из России деньги, и примерно 1,5 трлн. — перерегистрированная на оффшоры собственность. Причем важно понимать один существенный нюанс. Те же американцы и европейцы тоже активно используют оффшорные схемы, но применяют их, прежде всего, для укрытия прибыли, в то время как головные управляющие структуры корпораций остаются в «родной» юрисдикции. Российские владельцы использовали оффшоры не столько для налоговой оптимизации, сколько для вывода из-под российского контроля самих прав собственности на активы.

Т. е. речь идет о том, что в руках этих малоприметных «ltd» на самом деле находятся центры управления российскими корпорациями. По некоторым данным, 95% крупных и крупнейших российских компаний управляются из оффшорных юрисдикций. Как говорят специалисты, оффшорные структуры в России контролируют практически всю черную и цветную металлургию, большую часть угольной промышленности, и даже водоканалы некоторых городов страны.

Очень похоже, что байки про секретный радиоактивный тайник на Донбассе, где ополченцы тайно собирают «грязную бомбу» являются элементом подготовки удара именно сюда. Истерика, которая поднимется в западных СМИ после «какого-нибудь такого инцидента» позволит одномоментно заморозить все вышеперечисленные российские активы. Даже с прямым нарушением юридических норм и устоявшихся правил. Так сказать, ввиду революционной необходимости. История с недавним кризисом на Кипре за счет средств самих вкладчиков, как и события с передачей швейцарцами Берлину подробной информации о немецких владельцах депозитов в банках Швейцарии однозначно подтверждает принципиальную реализуемость подобного плана.

Самое в нем неприятное заключается в том, что мы не сможем ответить на такие шаги ядерным оружием или высадкой десанта на Кипр. Формально они останутся в своем праве. В том смысле, что подобное решение на волне предварительно раздутой и хорошо управляемой СМИ истерики будет поддержано перепуганным общественным мнением населения Европы. Да, в ответ мы в состоянии заморозить все иностранные активы в РФ, но, во-первых, их куда меньше, во-вторых, это не отменит паралич российской экономики.

Очень надеюсь, что если эту схему удалось просчитать мне, то руководство страны ее просчитало тоже. И принимает необходимые меры. В конце концов, события последних лет показали, что инструменты непубличного влияния есть не только «у них на нас», но и «у нас на них» они есть тоже. Потому хочется верить, что эта статья в Times так и останется просто очередной журналистской уткой (в медицинском значении этого слова) и до реального подрыва «грязной бомбы» на Донбассе или где бы то ни было, дело не дойдет.

http://alex-leshy.livejournal.com/580028.html