Ответ на вопрос — зачем Евросоюз так старательно ищет альтернативные источники поставок энергоносителей, в частности газа, — самоочевиден. По крайней мере в западной системе ценностей. В конце концов, экономические санкции и всякие там торговые эмбарго как средство политической борьбы придумали как раз в Европе. Кому интересно, могут почитать на тему Континентальной блокады, проводившейся Наполеоном I по отношению к Великобритании в 1806-1814 годах. Если есть возможность где-нибудь перекрыть краник поставок чего-либо важного, то это непременно следует сделать. Потом чуток подождать до начала задыхания экономики противника. И лишь затем предложить переговоры на важную политическую тему.

Общее текущее потребление газа в Европе по итогам 2014 года (данные за период с января по октябрь) составляет примерно 495,4 млрд куб. м. По разным причинам, в том числе за счет развития «зеленых технологий» и в целом заметно более теплой, чем обычно, зимы, оно упало на 7,1% в ЕС и на 8,6% в Турции. По источникам получения газа этот объем довольно точно делится на три части. Одна треть добывается на собственных месторождениях в Северном море. Еще треть (именно так, 29,67% за 2014 год) — 147,2 млрд кубов — поставляется «Газпромом».

Остальное приходит из прочих источников: Африки, Ближнего Востока и США. При этом пик собственной добычи пройден. Например, в Великобритании ежегодное падение объемов добытого газа на протяжении уже более 5 лет держится на уровне 7%. В результате из 91 млрд кубов потребляемого газа Лондон вынужден покупать 49 млрд. Из них 29% — в Норвегии, 7% — в Нидерландах, 7% — в Бельгии, 15% (или 14 млрд кубов) — СПГ из Катара. По оценкам специалистов, к 2020 году за счет импорта Великобритании придется покрывать не менее 70% своих потребностей.

Европа - ресурсы

И это еще не самая худшая ситуация в ЕС. Так что превращение поиска «нероссийских» источников получения газа в идею-фикс вполне понятно. Ибо если не сделать чего-нибудь эдакого, то к 2025 году российский газ займет две трети газового рынка Европы. Как после этого можно будет вводить какие-бы то ни было антироссийские экономические санкции? А без них как вообще возможно пытаться влиять на политические решения в России? Так что опубликованный Еврокомиссией 24 февраля 2015 года план создания Энергетического союза совершенно закономерен.

В целом он преследует две глобальные цели. Во-первых, найти, точнее, создать «нероссийский» канал получения газа. Во-вторых, получить доступ к международным договорам на поставку топлива еще до момента их подписания. Развернутая вокруг проекта пиар-кампания сильно напирает на первое и старательно держит в тени второе. А когда вам что-нибудь недоговаривают, дело обычно смахивает на шулерство. Значит, следите за руками.

Поиск «нероссийских» источников уже сам по себе отдает некоторым обманом. Ибо фактически речь идет не столько о том, чтобы вытеснить «Газпром» из Европы, сколько найти возможность не дать ему занимать освобождающуюся долю газового рынка. Ее формируют три объективных фактора. Во-первых, как уже говорилось выше, падает собственная добыча в Северном море. Примерно на 9-9,5% или на 14,25 млрд куб. м в год. Во-вторых, рост добычи газа в Катаре окончательно отстал от роста спроса в ЮВА, прежде всего — в Китае.

Европа - ресурсы

Европа - добыча газа

Наращивая свою промышленность, а также стремясь привести свое среднедушевое потребление газа до уровня Южной Кореи, Пекин в скором будущем выйдет на потребление газа в объеме 2 трлн кубов в год. Для справки: все сегодняшнее потребление газа на планете составляет 3,3 трлн куб. м. Потому добыча газа в Катаре уже давно и надолго, минимум до 2020-2023 годов, законтрактована потребителями из ЮВА. Последняя европейская страна, успевшая урвать себе часть объемов, — это Польша. Больше свободного газа в Катаре нет и на ближайшие 8-10 лет не будет.

В-третьих, обещанная Америкой великая сланцевая революция, скажем дипломатично, не состоялась. Хотя это был один из козырей, с помощью которого США агитировали ЕС на создание трансатлантической зоны свободной торговли. Точных цифр обещанных объемов в открытых источниках нет, но в комментариях называются «до 200 млрд кубометров американского СПГ в год» по цене, может, и малость дороже, чем российский, но явно дешевле, чем газ из Катара.

Получается, что «сейчас», т.е. не позднее 2020 года, Европе необходимо где-то найти примерно 70 млрд кубометров газа ежегодных поставок. Иначе их придется покупать у России без вариантов. Т.е. согласиться на увеличение доли «Газпрома» с нынешних 30 до 44% через 8 лет. Этот газ Европа, по словам вице-президента Еврокомиссии, «нашла» в Азербайджане, Туркмении и, как ни удивительно, в Иране. Определенный резон в этом заявлении есть. Месторождение Шах-Дениз, расположенное в азербайджанском секторе шельфа Каспийского моря, содержит 1,5 трлн куб. м, а общие запасы газа в Азербайджане достигают 2 трлн кубов. Запасы месторождения Галкыныш в Туркмении оцениваются от 13,1 до 21,2 трлн кубометров. Это четвертый показатель в мире. Больше только в Иране, чьи разведанные запасы оцениваются в 34 трлн куб. м.

Россия - Европа - ресурсы

В полном размере: Европа - доставка газа

На первый взгляд, вполне достаточно для наполнения Южного газового коридора, по которому пройдет Трансанатолийский трубопровод (TANAP). По замыслу авторов, он будет состоять из нескольких этапов. Сначала газ по южно-кавказскому газопроводу пойдет от Каспия до грузино-турецкой границы. Далее труба протянется через всю Турцию до границы с Грецией. Казалось бы, вот оно — счастье. Но если внимательно присмотреться к деталям, картина несколько меняется. Начнем, как водится, от печки, т.е. от месторождений. Формально все правильно. Более 50 трлн кубов газа в указанном месте действительно есть. Но…

Туркмения уже продает газ России, Китаю и Ирану. Из 76,9 млрд кубов годового объема добычи на экспорт уходит 43,9 млрд. Из них около 20 млрд — в Китай. Страна, конечно, активно расширяет добычу, тем более это дело широко финансируется китайскими банками. Но весь будущий объем снова оказывается уже расписанным. В 2012 году Туркмения подписала с Китаем соглашение об увеличении экспорта до 65 млрд кубов газа в год. Это съест все наращивание добычи на ближайшие 10-12 лет.

Европа пытается сагитировать Ашхабад перебросить часть «российского» объема напрямую в Европу через TANAP. Мол, Европа будет платить дороже, чем сейчас платит Москва. Но, во-первых, сотрудничество с Россией, кроме прямой выручки от продаж газа, дает Туркмении множество других серьезных преференций, которые европейскими деньгами даже близко не компенсируются. Во-вторых, европейцы не просто предлагают покупать дороже. Участие в проекте TANAP увязывается с предоставлением европейским добывающим компаниям, в частности BP, долей в газовой добыче в самой Туркмении. Т.е. часть дополнительных прибылей все равно пройдет мимо бюджета и сразу осядет в европейских карманах. Что совершенно не впечатляет Туркмению.

В Азербайджане дело обстоит еще веселее. Там на европейские условия в целом согласны. Государственной компании Азербайджана (ГНКАР) предусмотрена в проекте доля в 58%, турецкой Botas — 30%, британской ВР — 12%. Но максимальные объемы экспорта не превышают 10 млрд кубометров. И вырасти в будущем они могут лишь до 12-13 млрд, что совершенно недостаточно. Ни для проекта TANAP, ни тем более для потребностей Европы.

Изначально пропускную способность TANAP заявляли как 20 млрд кубов в год сразу на этапе запуска. И далее до 40 млрд кубов после строительства второй параллельной ветки к 2020 году. Сейчас же про вторую ветку речи уже не идет вообще, а пропускную способность первой уже снизили до 16 млрд кубов. Не только на Азербайджан, а всего, на всех участников, включая Иран. Причем трубопровода еще нет, хотя строительство азербайджанского участка уже начато. Первый газ по нему ожидается не ранее 2018 года, а выход на полную проектную мощность намечен где-то в 2019-2020 годах.

Что касается Ирана, то про импорт его газа Брюссель говорит много, но никак не освещая скользкий момент с действующими антииранскими санкциями, в том числе блокирующими торговлю нефтью и газом. Пока вся внутренняя добыча страны — 160 млрд кубов — без остатка идет на удовлетворение растущего внутреннего спроса. Теоретически Европа намекает на то, что американская позиция по санкциям постепенно ослабевает. Да и Евросоюз может, так сказать, в нужную сторону повлиять.

Иран - нефть и газ

Карта в полном размере: Иран - нефть и газ

Тогда Иран сможет нарастить к 2020 году свою добычу до 215 млрд кубов, и даже до 260 млрд — к 2030 году. Что создаст лишние 30-35 млрд куб. м газа для экспорта. Но даже если не рассматривать реалистичность обещаний «поспособствовать возможности создания перспективы пересмотра взглядов на подход…» (как это обычно говорят дипломаты, когда им что-то сказать надо, но ничего конкретного сказать нельзя), все равно остается непонятным другой момент. Зачем Ирану продавать излишки своего газа в Европу? Какую бы цену ни предлагал Брюссель, в Пекине газ еще долго будут покупать значительно дороже.

В результате получается, что все разговоры о поисках альтернативных «Газпрому» источников газа для Европы в реальности сводятся лишь к получению всего 10-12 млрд куб. м из тех 217 млрд, которые к 2020 году составят нынешние 147 млрд кубов доли российских поставок плюс 70 млрд ожидающегося дефицита из-за падения собственной добычи в Северном море. Про перспективы сланцевой добычи в Европе разговор можно даже не начинать. Их нет. Совсем.

Причем из приходящего по трубе TANAP непосредственно странам Евросоюза достанется… — этого сейчас точно не знает никто. Ибо в официальных пресс-релизах расклад приводится, исходя из полной загрузки TANAP на 16 млрд кубов. Тогда 6 млрд остаются в Турции и 10 — уходят дальше в Европу. Но как там выйдет фактически, если реальный объем из Азербайджана не превысит 12 млрд, а Турция настоит на сохранении «своих» 6 млрд кубометров в год — вопрос, что называется, открытый. Может получиться так, что Брюсселю достанутся лишь крошки…

Впрочем, в самом начале упоминался и второй, организационный, момент политического характера. Насчет получения Еврокомиссией права принимать участие в процедуре заключения международных договоров на закупку газа странами ЕС. Официально такое правило должно придать газовым соглашениям больше прозрачности и рыночной предсказуемости. Ведь, помимо весьма запутанного механизма формирования цены на газ в зависимости от цены на нефть, стоимости транспортировки и законтрактованных объемов, на конечное значение оказывает влияние множество политических факторов.

Например, Германия получает дополнительную скидку за то, что позволяет «Газпрому» подписывать контракты на поставку сразу с конечными потребителями, как, например, WinterShall или E.One. Украина в свое время имела скидку за размещение российских военно-морских баз в Крыму. Основания для скидок — вообще огромная и интереснейшая тема. Причем нельзя сказать, чтобы Россия не пользовалась этим инструментом в свою пользу. Как в виде кувалды для обеспечения своих интересов в конкретной стране, так и для расшатывания политической монолитности единой Европы.

Понятное дело, Брюсселю (а в определенном смысле и Вашингтону) такое не может нравиться. Однако за красивой оберткой повышения прозрачности и выторговывания более справедливых и более «единых» условий для всех членов ЕС стоит очевидная попытка обретения легального права давления на независимую политику европейских стран. Подчеркиваю, прямого и непосредственного давления, прежде всего, в политической области. Одних лишь евродотаций, во-первых, мало, во-вторых, на них уже начинает откровенно не хватать денег. А если протолкнуть идеи, представленные в плане европейского Энергетического союза, то появляется чудесная возможность.

К примеру, прийти в Венгрию и задать вопрос: а почему это вы тут не присоединились к общей европейской декларации о признании, допустим, России — страшно тоталитарным государством, поедающим безвинных младенцев? Или, как вариант, что вам не нравится в представленных НАТО доказательствах наличия российской армии в Донбассе? Ну и что, что картинки взяты из компьютерной игры?! Ах так! Тогда мы вот тут не признаем «Газпром» поставщиком, соответствующим нормам и требованиям Евросоюза. А без нашего согласия никакого договора с Россией вы не подпишете. Что? Граждане у вас зимой замерзнут и промышленность остановится? И что? Вон, можете купить газ у Катара. Что? У него свободного газа нет? Тогда идите в Алжир. Там есть. Да, в три раза дороже, и что?

Вот так и выходит, что весь проект европейского Энергетического союза представляет собой не что иное, как шкатулку уличного фокусника. На первый взгляд, все честно, и из пустой коробки кролик достается при помощи магии. Но если подойди к вопросу «с отверткой», то вдруг выясняется, что никакой магии нет. Добродушную публику откровенно дурачат. Да еще отвлекают внимание красивыми пассами и аппетитными формами сексапильной помощницы. А на самом деле… если все это не мошенничество, то что тогда?

http://alex-leshy.livejournal.com/476444.html