Мир лишь начинает осмысливать произошедшее. Трясет и будоражит торговые биржи, стоимость золота на мировом рынке подскочила, цена на нефть сдала. Премьер-министр Соединенного Королевства Дэвид Кэмерон уходит в отставку, аргументировав свое решение тем, что дальнейшие переговоры с Брюсселем должен вести другой премьер, который, собственно, и будет воплощать в жизнь выход Великобритании из ЕС. Мнение о необходимости проведения референдума во Франции по аналогичному вопросу озвучила лидер французской партии Марин Ле Пэн. Реакцию на решение о Brexit можно охарактеризовать одним словом - "шок". Одним словом, первый пошел…

Распад ЕС для новой пересборки

Начало распада ЕС - шок только для сторонников евроатлантизма, так как Brexit означает окончание проекта американской Европы, каковым он и являлся. Этот американский проект Европейского союза с самого начала его реализации был основан на доминировании США в Европе, на американском контроле надо всеми политическими процессами на Европейском континенте, на изъятии суверенитета у европейских государств. А также, если брать социальный уровень, что не маловажно, - на растворении народов Европы в едином "плавильном котле", - превращении европейских народов в этакую гомогенную атомизированную биологическую массу индивидуумов без коллективной идентичности.

Этот завершающий сегодня существование проект был изначально заточен под интересы американских, в первую очередь транснациональных корпораций. Население Европы воспринималось в нем как источник эксплуатации, сама Европа - как рынок сбыта. По сути, американцы сегодня вплотную подошли к прямой привязке Европы не только экономическим и стратегическим образом к США, но и к торговым интересам Америки, открыв европейские рынки для абсолютно бесконтрольного и ничем не ограниченного поступления американских товаров в ЕС.

То есть, по сути, нынешняя Европа захвачена США, ее фактическая оккупация началась с момента окончания Второй мировой войны и после устранения Советского Союза как геополитического субъекта, уравновешивавшего США в глобальных процессах. Именно тогда для Америки открылись неограниченные возможности для тотального контроля над Европой.

В нынешнем виде ЕС - это фиксация американского контроля, а брюссельская бюрократия - абсолютно безвольные исполнители американских интересов на европейском континенте. Именно из такой Европы выходит сегодня Великобритания, которая свою геополитическую миссию и историческую субъектность как раз осознает очень остро, понимая, что и сама вскоре может окончательно превратиться в американский придаток.

После Второй мировой войны Британию и так уже называли американским авианосцем у западных берегов Европы, а тут еще такие серьезные социально-политические и экономические трансформации, в которые Британия должна включаться как часть Европейского союза. А на фоне наплыва беженцев из Арабского мира это стало совсем невыносимым.

Плюс подъем коллективной идентичности - ирландцы, шотландцы - это народы, которые не хотят растворяться в американском плавильном котле. Они и раньше-то весьма болезненно относились к своему участию в составе Великобритании и всегда оговаривали свой особый статус, некую автономность, особую идентичность, а тут еще и ЕС, который вообще превратился в чудовищную социальную мясорубку с огромной примесью арабской компоненты, совершенно не свойственной для культурно-цивилизационного типа европейских народов.

Таким образом, в запуске процесса распада ЕС наложилось несколько факторов - от экономических до социальных, кроме того, остро встал вопрос идентичности. Именно поэтому процесс распада ЕС в его нынешнем виде можно считать неизбежным. Но это совершенно не означает невозможность новой пересборки Европы на иных основаниях. На тех, о которых говорили интеллектуалы, стоявшие за процессом создания Единой Европы в прошлом столетии и предлагавшие проект так называемой Европы народов, когда народ, как органическая общность, становится субъектом, а не атомизированным индивидуумом.

США недовольны недовольством народов Европы

Cвоенравные британцы показали свой характер. На это есть и официальная реакция США. "Белый дом разочарован решением британцев покинуть ЕС. Президент США заявил, что Великобритания была сильнее, когда в полной мере работала с Европой", - говорится в официальном коммюнике Белого дома. Все это еще раз подчеркивает отчужденность европейских элит от населения Европы. Если американцам удалось за последние несколько десятилетий буквально подчинить себе элиту, скупить ее, запугать, заставить работать на американские интересы, то вот с населением, с народами Европы, которые заявляют сегодня о себе как о данности, этот номер не прошел.

Именно европейцы, представители европейских народов, сегодня высказывают недовольство той политикой, которая реализуется проамериканскими, абсолютно лояльными Вашингтону элитами. Это мы наблюдаем не только в Британии, но и во Франции, в Германии, в других европейских государствах. Американцы считали, что, подчинив себе элиту, можно управлять Европой, потому что массы - это такое бессловесное быдло, которое безмолвно выполняет все, что ему спускается сверху. Но европейцы сегодня демонстрируют, что это не так. Именно народ является носителем суверенитета - не декларативно, а по факту. Сегодня мы видим огромные, многотысячные демонстрации в Париже, во Франции. Это - протест против реформ, которые осуществляет проамериканское правительство Франсуа Олланда.

Отчуждение британских элит - Кэмерона и его кабинета - от масс, от людей, которые как раз и являются главным носителем суверенитета Великобритании, настолько увеличилось, что народ просто перестал воспринимать свою элиту как производную от своей воли и воспринял ее как некое чужеродное явление. Вот этим недовольны американцы - восстанием масс, восстанием народов Европы против проамериканских элит.

Новая элита для новой Европы

Означает ли этот факт, что народы Европы, отторгая чужеродную элиту, двигаются к глубинным изменениям и вскоре мы будем наблюдать за восхождением новой европейской элиты? Именно сегодня начинается пересдача не только в структуре формирования самого Европейского союза, но и в структуре власти. Недалек тот час, когда принадлежность к проамериканской элите будет крайне отрицательным фактором для любого европейского политика. До нынешнего момента, если политик декларировал свою ориентацию на Вашингтон, он был перспективным, потому что именно Вашингтон определял карьерный рост того или иного политика внутри Европы. Это тот период, последних нескольких десятилетий, когда народы Европы не решали ничего. Им просто спускали директивно уже принятые в Вашингтоне решения, завизированные брюссельской бюрократией.

Европа движется к тому, чтобы именно населяющие ее народы определяли, кто будет отстаивать их интересы. И уже сегодня принадлежность к проамериканским элитным группам - это черная метка для любого европейского политика, и, естественно, это приведет к серьезной ротации элит. Наверх будут подниматься те политические деятели, которые отстаивают интересы европейской Европы, а не Европы американской, каковой она была до этого момента.

Эта новая европейская Европа будет олицетворять ту Европу, которая будет действовать в интересах собственных, а не в американских, что крайне выгодно для России. Евроконтинентализм - это та тенденция, то направление, которое способно примирить Европу с Россией и, заставив европейских политиков действовать в интересах Европы, создаст взаимовыгодные условия для сотрудничества между Россией и Европой, что было недопустимым до этого момента.

Если такое сотрудничество по факту состоится, это будет серьезный вызов и, в значительной степени, геополитический вызов единоличному доминированию США в мире. Это будет означать серьезную пересдачу карт в политике и глобальной безопасности. И тогда уже не Вашингтон будет отвечать за безопасность Европы, а сами европейцы. Они сами будут определять приоритеты развития, и здесь Россия становится одним из важных факторов европейского развития, что стало особо заметно в момент введения антироссийских санкций, принятых под давлением Вашингтона. Это стало последней каплей терпения в европейском обществе, которое, по сути, восстало против американской доминации.

Brexit: конец глобального доминирования США

Буквально через несколько дней после Brexit’а американский миллиардер Джордж Сорос, которого сложно упрекнуть в каких-то симпатиях к России, заявлял о том, что Евросоюз разваливается на фоне того, как Россия будет становиться мировой державой. Сорос - это финансовый реалист, он смотрит на события с точки зрения своих финансовых интересов. Безусловно, являясь меценатом продвижения американского доминирования во всем мире, как всякий финансист, на происходящие события он смотрит здраво. И видит, что Америка вошла в стадию имперской перерастяжки, когда мощностей американского государства уже не хватает для того, чтобы не то что доминировать над миром, а хотя бы контролировать те многочисленные процессы, которые сами же американцы запустили в различных точках планеты и пытаются их как-то удержать в сфере своего контроля и влияния.

Сорос видит эту перерастяжку по состоянию рынков - по состоянию фондового рынка, как мирового, так и американского, по котировкам, по ценам на нефть, по экономическим прогнозам, доступ к которым он имеет. Исходя из всего этого, Сорос констатирует закат американского глобального доминирования как некий факт, подтвержденный цифрами, экономическими показателями. Сегодня мы наблюдаем завершение этого однополярного момента, как его определял Карл Краутхаммер. Американское доминирование подходит к своему концу, и начинается обратный процесс сворачивания этого единоличного волюнтаристического американского правления.

В то же самое время Россия пытается предложить миру иную модель. Речь идет о многополярном мире, и сегодня мы наблюдаем за тем, как данная идея набирает популярность на постсоветском пространстве. Европа, которая понимает, что нынешняя модель ЕС, которая находится под американским влиянием, разваливается, уже вполне готова принять протянутую руку Москвы, и вместе с Россией пойти по пути многополярного мира. Именно многополярная модель является наиболее справедливой моделью мироустройства, так как в ней не единственный цивилизационный центр будет диктовать всем свою волю, а несколько цивилизационных центров на основе консенсуса будут определять судьбу человечества.

Перспектива многополярности: без американского волюнтаризма

В многополярном мире цивилизационных полюсов будет гораздо больше, чем один, но значительно меньше, чем количество нынешних суверенных национальных государств. Речь идет о порядка 6-7 цивилизационных полюсов. И одним из них в такой многополярной картине мира становится так называемая Евро-Африка. Это цивилизационный полюс, который будет развиваться на основе тех культурных кодов, что стали достоянием исторического развития Европы. Еще одним цивилизационным полюсом в такой картине мира становится Евразия, а также Азиатско-Тихоокеанский регион, Арабский мир, Индия, как особая цивилизация, и Америка, как один из цивилизационных полюсов.

Для простого гражданина ЕС, как и для жителя любого другого региона, преимущества многополярного мира перед однополярным также должны быть понятны и очевидны. В первую очередь, каждый получит более безопасный мир. Нынешний американский мир - это мир опасный. Мир был безопасным, когда был двухполюсным, когда Соединенные Штаты Америки и Советский Союз имели все инструменты принуждения друг друга к соблюдению международных договоров и конвенций, к следованию международному праву. Когда Советский Союз самоустранился из этой системы баланса сил, Америка почувствовала вседозволенность, то есть ощутила возможность диктовать всем свою волю и насильно навязывать свои подходы, свои стереотипы, не обращая внимания ни на кого, потому что в американском мире сила - есть право.

Америка изымает суверенитеты у любого государства, исходя исключительно из своих волюнтаристических предпосылок, из своих корыстных интересов, не обращая внимания ни на мнения других государств, ни на позицию Организации Объединенных Наций, которая после самоустранения Советского Союза превратилась просто в канцелярию, визирующую американские решения. То есть сегодняшний мир, американский мир, мир, в котором Америка является единственной сверхдержавой, как об этом недавно сказал Владимир Путин, - это мир опасный.

Многополярный мир, в котором несколько цивилизационных полюсов будут определять судьбу человечества, - это мир безопасный, ибо он будет основан на уравновешивании в том числе и силового фактора. В таком мире Америка уже не будет иметь  возможности бесцеремонно вторгаться в любое из государств, лишая его суверенитета, превращая его в руины, сея там хаос и кровь, что мы наблюдаем сегодня на Ближнем Востоке. То же самое мы наблюдали и в Восточной Европе - аналогичный сценарий был реализован в отношении Югославии. Сегодня же американцы инициируют цветные революции там, где им вздумается.

Такие попытки были и в странах СНГ. Американцы легко изымут суверенитет любого из государств в свою пользу, когда посчитают нужным. Когда вдруг обнаружат, что элиты того или иного государства недостаточно проамериканские, недостаточно лояльные Вашингтону. Тогда они будут смещены, а само это государство будет ввергнуто в хаос по тому сценарию, по какому, например, это происходило на Украине, и с теми же самыми последствиями. Поэтому Американский мир - это мир опасный. Мы, говоря о многополярном мире, говорим о мире безопасном. И это касается каждого.

"Зараза евроскептицизма": американский карантин

Сразу после Brexit’а Евросоюз призвал Великобританию как можно скорее выйти из его состава. Цитата: "Британское правительство должно как можно скорее начать процедуру по выходу страны из Евросоюза". Об этом прямо было сказано в совместном заявлении главы Совета ЕС Дональда Туска и президента Европарламента Мартина Шульца. Получается, не успели британцы высказаться за выход из состава Евросоюза, как руководители ЕС уже торопят? В этом прослеживается попытка как можно быстрее изолировать Британию от ЕС, дабы сохранить свой контроль над тем, что осталось, и ввести некий цивилизационный карантин в оставшейся части Европы, чтобы "зараза евроскептицизма" не успела расползтись по оставшейся части, все еще подконтрольной Вашингтону. Это - попытка скорее изолировать то, что осталось, чтобы удержать хотя бы это. Это - отчаянная попытка, совершенно эмоциональная, но абсолютно бесперспективная.

Мы видим, как евроскептицизм, не успели британцы проголосовать, распространяется по континентальной Европе. Звучат заявления лидера Национального фронта Франции Марин Ле Пэн, такие же настроения озвучиваются в Нидерландах, в Северной Ирландии, которая пока еще является частью Великобритании. Сегодня в Европе все чаще говорят об эффекте домино. И кстати, виноваты в этом сами американцы. Именно они перераздули Европейский союз, пытаясь судорожно отторгнуть из пространства стратегического контроля России новых членов Европейского союза, бывших членов социалистического лагеря. Включая туда Румынию, Болгарию, Венгрию, Польшу, Прибалтику, американцы сильно рисковали, и спустя какое-то время этот риск оправдался.

Все эти страны явно были не готовы к интеграции в Европейский союз. Румыния, Венгрия, Болгария были не готовы, не говоря уже о прибалтийских государствах. Да и Польша-то не ахти как готова с ее постоянными демаршами и утверждениями о том, что она сама будет определять свою судьбу, что Брюссель ей не указ, что беженцы ей не нужны, потому что Польша самостоятельная и гордая страна. То есть американцы, загоняя в Европейский союз, быстро, впопыхах, новых членов, размыли его концептуальную основу и ослабили те цивилизационные узы, которые могли бы, конечно, еще значительно долго держать европейское единство в консолидированной позиции. Но американское же вмешательство и погубило то, что так и не успело толком родиться.

Brexit и политика Вашингтона: на тонущий "Титаник"

Brexit не только подорвал позиции США в Европе, но и подал американцам сигнал о том, что пора сматывать удочки и спешно эвакуироваться и с Ближнего Востока, иначе они окончательно потеряют контроль и над этим регионом. Потому что Британия - это главный союзник США в арабских авантюрах. Британия - одно из государств, которое несло на себе основную тяжесть финансирования американских нападений на суверенные государства в Ближневосточном регионе. И это то государство, которое рисковало своими гражданами.

Сегодня, выходя из ЕС, Британия ослабляет объем своих обязательств перед Вашингтоном и может действовать более свободно и более суверенно, а в условиях нынешнего кризиса становится очевидным, что объем затрат, которые несла Британия по обеспечению американских вероломных вторжений на Ближнем Востоке, будет сворачиваться. Ибо это в интересах Британского государства, британской экономики и совершенно не в интересах США, потому что это был один из главных источников, финансирующих все то безумие, которое американцы учинили на Ближнем Востоке в рамках реализации плана "Великий Ближний Восток", принятого еще в 2004 году в Анкаре на саммите НАТО.

То есть минус Британия - это, по сути, спешный конец американской затее на Ближнем Востоке. Учитывая агрессивность, которую они спровоцировали со стороны исламского мира в отношении США, не исключено, что американцев вскоре начнут просто убивать везде, где они будут появляться. Теперь уже мир станет небезопасным и для них, и не только на Ближнем Востоке, но и в других точках планеты.

Таким образом, в нынешней ситуации, с ростом евроскептицизма политика Евросоюза по расширению на Восток выглядит вовсе фантастичной. Получается так, что новые потенциальные члены ЕС стремятся, говоря иносказательно, на тонущий корабль, в то, что распадается. Сегодня Украина, Молдавия и даже Турция устремлены на… тонущий "Титаник". В нынешней ситуации как раз стремление даже не самих этих государств, но их элит, отдельных их представителей в состав ЕС - это стремление поскорее оказаться на палубе тонущего корабля. Это шлюпки, отчаянно плывущие в сторону общеевропейского судна, которое уже наполовину погрузилось под воду. Они спешат оказаться там, чтобы утонуть вместе со всеми. Зачем? Просто потому, что такова воля Вашингтона. Вот главное, единственное объяснение.

Вашингтон давно и на корню скупил элиты как всех этих новых, несостоявшихся государств, так и, что особо удивительно, Турции, как бы прискорбно это ни звучало для ее жителей, а также стран постсоветского пространства и давно принимает решения за них. Вся постсоветская элита американского опасного мира является совершенно не самостоятельной, к сожалению, опять-таки, и для нее самой тоже. Потому что судьба ее незавидная.

Технология подчинения себе элит описана, например, американским политологом Джоном Перкинсом, который был в свое время так называемым экономическим убийцей. С помощью экономики США захватывали государства, лишая их суверенитета еще в момент существования Советского Союза, и главной, отправной точкой захвата государства являлась именно скупка элит. Сначала осуществлялась финансовая подсадка элиты на иглу личного материального благосостояния, потом - открытие для нее возможности разворовывания активов собственного государства.

Для того чтобы элита была управляема, нужно дать ей возможность красть из своего государства, за счет общего благосостояния наживаться лично. Дабы отчуждение между элитами и собственным обществом максимально увеличить и, тем самым, контролировать и элиту, угрожая ей со стороны общества, в нужный момент включая некие социальные процессы недовольства. И при этом управлять обществом, не обращая внимания на его интересы, потому что отчуждение дает возможность элитам действовать, исходя из своих собственных интересов, материальных, в первую очередь, а значит - из политических интересов Вашингтона, не особо считаясь с настроением собственного населения. Этот фактический разрыв и вверг постсоветские государства, новых членов проамериканского альянса Восточной Европы в то состояние хаоса, упадка и разложения, которое мы и наблюдаем сегодня.

Brexit: прием закончен. Вопрос закрыт.

На фоне роста евроскептицизма в самом ЕС к некоторым политикам в Восточной Европе уже сейчас приходит понимание того, что не стоит рассчитывать на чью-то помощь, а стоит, возможно, присмотреться к интеграции в евразийские структуры. В первую очередь для того, чтобы реанимировать свои экономики, восстановив традиционные экономические связи с теми государствами, которые были утеряны. Brexit - это то, что вполне способно стать толчком к пробуждению.

Мало того, уже сами европейские элиты все решительнее и увереннее высказывают неготовность к принятию новых членов. Понимая катастрофичность целостности Европы как единого цивилизационного пространства, учитывая экономические проблемы нынешней Европы, взять на свой баланс еще каких-то нахлебников, которые будут требовать финансовых вливаний, и сосать соки - нынешней Европе уже не по силам. А новые члены при этом, что показывает ситуация с Польшей, будут еще и требовать считаться с ними, с их подходами, с их идентичностью. И это не считая арабов, которые и так уже находятся на территории Европы. Вот к этому не готовы сегодня даже насквозь проамериканские европейские элиты.

Даже брюссельская демократия, при всей ее безвольности и подчиненности Вашингтону, исходя исключительно из рациональных предпосылок, понимает, что они просто не вынесут новых членов Европейского союза. Поэтому вопрос о включении Молдавии можно поставить в очередь после Украины, а Украину - после Турции, а Турция, как известно, - "никогда". Поэтому наивно и смешно продолжать заклинать Европу, повторяя мантру о том, что то или иное несостоявшееся государство постсоветского пространства - "цэ Европа". После Вrexit’а - все. Прием закончен. Вопрос закрыт.

В то же самое время проект Евразийского союза все еще открыт для всех государств постсоветского пространства и даже бывшего советского блока - стран, входивших в СЭВ. Проект Евразийского союза не претендует на изъятие национального суверенитета, готов включить те активы, - финансовые, экономические и промышленные, которые есть у этих государств, - в общую, единую систему кооперационных связей. В то время как Европа сразу ставила жестким условием то, что все те промышленные мощности, которые достались постсоветским государствам от советского периода, никуда не годятся. Они не вписываются в стандарты ЕС, поэтому должны быть ликвидированы и перепрофилированы в торговые центры и офисные здания. Само же государство должно при этом жить на кредиты.

То есть если у вас нет денег, возьмите кредит у МВФ. Да, вы будете должны, но ничего, рассчитаетесь суверенитетом. Таков, собственно, алгоритм интеграции новых членов в американское европейское сообщество. Евразийский союз таких условий не ставит, предоставляя возможность возвращения в ту систему кооперационных промышленных связей, которая была отлажена и функционировала десятилетиями.

Плюс - возвращение в единое цивилизационное и историческое пространство, культурное языковое пространство. Это 10 против 90, если рассматривать баланс плюсов и минусов в выборе между европейским путем и интеграцией в евразийские структуры, в евразийское сообщество постсоветских стран. И здесь, - если исходить из здравого смысла, а не из маниакального помешательства на Европе, которой давно уже не существует, - выбор очевиден.

Если подвести черту и попытаться ответить на вопрос: может ли все-таки то или иное постсоветское государство сотрудничать и с Евразийским экономическим союзом и при этом немного сотрудничать и с Европейским союзом? Ответ: конечно, может. Но все, что нужно Европе от новых постсоветских государств - это то, чтобы они были рынком сбыта для европейских товаров и поставляли бы туристов, которые будут тратить свои деньги в европейских государствах. Больше от них Европе не нужно ничего, в то время как все остальное нужно Евразийскому союзу.

Поэтому, конечно, можно пытаться раздувать значимость европейского вектора развития и преимущества Европейского союза, но не стоит забывать при этом о печальном опыте бывшей Украины. Это то государство, которое пыталось усидеть на двух стульях, порвав себе все, что только можно. Сегодня выбор прост: или быть мостом, площадкой для диалога в рамках общеевропейского развития, или же стать расходным материалом Вашингтона в статусе американских холуев. Выбор зависит от того, кто его будет делать - скупленные американцами элиты или народы просыпающейся обновленной Европы.

http://tsargrad.tv/article/2016/07/14/evropejskij-brexit-ssha-na-vyhod