Страшный сон американский геополитических стратегов, по-видимому, начинает сбываться наяву: экономическая независимость других государств от контроля США. Вместо того, чтобы приватизировать и неолиберализировать мир в согласии с финансовым планом и в пользу США, правительства России и Китая инвестируют в экономики соседних государств на условиях, укрепляющих Евразийскую интеграцию на базе российской нефти, налогов на экспорт и китайского финансирования. Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) грозит заменить программы МВФ и Всемирного банка, выстроенные в пользу американских поставщиков, банков и держателей бонд (при том, что только США имеет право вето).

Российский займ 2013 года Украине, предоставленный по просьбе избранного пророссийского правительства Украины, показал выгоды взаимной торговли и инвестиций между двумя странами. Как указал Министр финансов России Антон Силуянов, на Украине «резервы иностранной валюты только-только покрывали стоимость трехмесячного импорта, и ни один другой кредитор не был готов дать займ на условиях, приемлемых для Киева. Тем не менее, Россия предоставила 3 миллиарда долларов столь необходимых средств при 5 процентном доходе, тогда как бонды Украины обеспечивали почти 12% дохода».

Что особенно раздражает финансовых стратегов Вашингтона, это то, что этот займ от российского суверенного фонда был защищен заемной практикой МВФ, которая в то время обеспечивала выплаты долгов тем, что не выдавала новые займы странам в состоянии дефолта по суверенным долгам (или, по крайней мере, не ведущим добросовестные переговоры о выплате). Кроме того, бонды зарегистрированы по лондонским правилам в юрисдикции лондонских судов, настроенных в пользу кредиторов.

Третьего декабря (за неделю до того, как МВФ сменил правила с целью ущемить Россию) Президент Путин предложил, что Россия «и другие страны Евразийского Экономического Союза должны начать консультации с членами Шанхайской Организации по сотрудничеству и с Ассоциацией Стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) о возможности экономического партнерства». Россия также планирует построить газопровод в Европу через дружественные, а не поддерживаемые США, страны.

Двигаясь к тому, чтобы осуществлять торговлю и инвестиции в своих собственных валютах, а не в долларах США, Китай и Россия создают геополитическую систему, свободную от контроля США. После того, как власти США угрожали отрезать Россию от банковской системы, отключив ее от межбанковской системы передачи информации и совершения платежей СВИФТ, Китай ускорил создание альтернативной Китайской международной платежной системы (CIPS) со своей системой кредитных карт, чтобы защитить евразийские экономики от назойливых угроз, исходящих от унилатералистов США.

Россия и Китай просто делаю то, что США давно сделали: используют кредитные и торговые связи для укрепления своей геополитической дипломатии. Такой тектонический геополитический сдвиг есть ни что иное, как угроза в стиле Коперника идеологии Новой Холодной войны: Вместо мировой экономики, вращающейся вокруг США (идея в стиле Птолемея об Америке как «незаменимой нации»), она может начать вращаться вокруг Евразии. Но пока глобальное финансовое папство остается в Вашингтоне в офисах МВФ и Всемирного банка, вся сила Инквизиции Американского века (скорее, Американского тысячелетия) будет сражаться против подобного смещения центра гравитации.

Представьте себе такой сценарий через 5 лет. Китай все это время строил высокоскоростные железные дороги, системы управления портами и другие инфраструктурные проекты для стран Азии и Африки, что позволило им больше производить и экспортировать. Экспортные доходы должны как раз начаться, что позволит этим странам заплатить займы, взятые под инфраструктурные проекты. Также предположим, что Россия поставляла нефть и газ, необходимые для этих проектов.

Неоконы США бояться, что подобные кредиты от одного правительства другому создают условия для независимости от контроля США. Страны будут выпускать свои собственные деньги и номинировать долги друг другу в валютах друг друга, вместо того, чтобы занимать или копить доллары, подчиняя свои финансовые планы МВФ и США с их требованиями денежных ограничений и суровой экономии для стран-должников.

Было бы меньше необходимости для правительств финансировать дефицит бюджета путем продажи ключевых объектов национальной инфраструктуры, приватизируя свои экономики. Вместо сворачивания социальных расходов, АБИИ и более широкий Евразийский экономический союз делал бы то, что делает США, то есть обеспечивал самодостаточность на основных направлениях, таких как продукты питания, технология, банковская сфера, кредитная и денежная политика.

Имея все это ввиду, предположим, что американский дипломат встретится с лидерами страны, имеющей долги Китаю, России или АБИИ, и сделает такое предложение: «Теперь, когда вы все построили, и ваша производительность выросла, зачем платить? Мы сделаем вас богатыми, если вы предадите наших врагов по Новой Холодной войне и повернетесь к западу. Мы и наши европейские союзники помогут вам оставить всю новую инфраструктуру за собой и тех, кто вас поддерживает, а также придадим ее рыночную ценность путем продажи акций в Нью Йорке и Лондоне. Тогда вы сможете потратить ваши доходы на Западе».

Как в подобной ситуации Россия и Китай смогут получить назад свои деньги? Они могут подать в суд. Но какой суд признает их права – то есть, какой суд, на который Западе обратит внимание?

Именно такой сценарий чиновники Госдепартамента и Министерства финансов США обсуждали в течение более чем года. Конфликт на горизонте стал выглядеть близким из-за долга Украины России в 3 миллиарда долларов, который должен быть выплачен 20 декабря 2015 года. Украинский режим, поддерживаемый США, объявил намерения войти в дефолт. США только что вынудили МВФ изменить правила, чтобы убрать критический пункт, на который Россия и другие страны полагались, чтобы обеспечить получение своих денег.

Роль МВФ как регулятора межправительственных долгов

В ситуации, когда нужно заставить страны платить по межгосударственным долгам, МВФ и Парижский Клуб имеют наибольшее влияние. В качестве координатора «стабилизирующих» займов центральным банкам (неолиберальный эвфемизм для внедрения жесткой экономии и дестабилизации экономики страны-заемщика, в стиле Греции), МВФ может не дать не только собственные кредиты, но и правительственные кредиты и кредиты глобальных банков, вступающих в игру, когда заемщику требуется рефинансирование. Странам, не соглашающиеся на приватизацию свое инфраструктуры и продажу западным покупателям, угрожают санкциями, а также поддерживаемыми США «сменами режимов» и «внедрением демократии» в стиле Майдана.

Таков был расклад на 8 декабря, когда главный споуксмен МВФ Гэрри Райс объявил:

«Совет МВФ сегодня решил изменить существующие на сегодня правила неприятия невыплат задолженности официальным кредиторам».

Рычаг кредитора, ранее используемый МВФ, состоял в том, что страна, не выплатившая задолженность любому правительству, не может получать займы от МВФ – и, соответственно, кредиты с участием других правительств. Эта система, в соответствии с которой мировая финансовая система работала полвека. Выгоду от нее получали кредиторы, дававшие займы в долларах США.

В этом мире, вращающемся вокруг США, Китай и Россия выглядят как потенциальные враги – если определить это как центры силы, независимые от Соединенных Штатов, поскольку они создали Шанхайскую Организацию Сотрудничества как альтернативу ГАТО и АБИИ как альтернативу паре МВФ-Всемирный банк. Даже само название, Азиатский Инфраструктурный банк, предполагает, что транспортная система и другие инфраструктурные объекты будут финансироваться правительствами, а не отдаваться в частные руки, чтобы стать источником ренты, финансируемыми кредитами из банков, ориентированных на США и превращающих ренту в процент по кредитам.

Фокус на смешанную государственную/частную экономику приводит АБИИ в столкновение с Транстихоокеанским партнерством (TPP) и его цель, направленную на передачу права государства на планирование финансовому и корпоративному секторам, чтобы они могли извлекать свою немедленную выгоду, и, более всего, цель блокировать право государства на денежное и финансовое регулирование. Главный экономист Номура Ричард Ку объяснял логику того, чтобы рассматривать АБИИ как угрозу контролируемому США МВФ: «Если конкурент МВФ под руководством Китая процветает, страны, которые он поддерживает, восстанавливают свои экономики под тем, что по сути является руководством Китая, увеличивая вероятность того, что они попадут прямо или косвенно под влияние этой страны».

Министр финансов России Антон Силуянов обвинил МВФ в том, что его решение было «поспешным и предвзятым». Но оно обсуждалось весь год с учетом многих вариантов того, какие могут быть глубокие долговременные последствия для международного права. Целью этого действия является изоляция не только Россия, но даже в большей степени Китая в его роли кредитора африканских стран и потенциальных заемщиков АБИИ.

Чиновники США вошли в штаб-квартиру МВФ в Вашингтоне в том, что можно рассматривать как юридический эквивалент пояса смертника, решив, что пришло время пустить под откос возможность России получить оплату своего суверенного долга Украине и, что важнее, планы Китая о Новом шелковом Пути, объединяющем Евразийские экономики сне пределов финансового и торгового контроля США. Андерс Аслунд, старший сотрудник ориентированного на НАТО Атлантического Совета, указывает:

«Сотрудники МВФ начали задумываться об изменении правил весной 2013 года, потому что нетрадиционные кредитора, такие как Китай, начали выдавать большие займы развивающимся странам. Один момент был тот, что эти займы были выданы на условиях, не согласующихся с обычной практикой МВФ. Китай не был членом Парижского Клуба, где обычно обсуждаются реструктуризации займов, поэтому время пришло обновить правила.

МВФ намеревался принять новые правила весной 2016 года, но разногласия по поводу 3-миллиардного займа России Украине ускорил обычно медленный процесс принятия решений»

Уолл Стрит Джорнал согласился, что мотивацией к изменению правил МВФ была угроза, что китайские кредиты станут альтернативой займам МВФ и его требованиям жесткой экономии. «Наблюдатели МВФ говорили, что МВФ сначала беспокоились о том, чтобы Пекин не смог помешать кредитованию через МВФ странам, нуждающимся в финансовом спасении, в то время, когда Пекин увеличивал кредитование развивающихся стран по всему миру». Короче говоря, стратеги США придумали политику, чтобы заблокировать торговые и финансовые соглашения за пределами контроля США, а также контроля МВФ и Всемирного Банка, в которых США единственные имеют право вето.

План был весьма прост. Торговля следует за финансами, и кредиторы обычно правят. Именно так США использовал со времен Второй Мировой Войны долларовый стандарт, чтобы направить торговлю и инвестиции стран Третьего мира в благоприятную для США сторону.

Основа торгового и банковского кредита – это способность кредитора получить возврат международного долга. Именно поэтому США и доугие страны-кредиторы использовали МВФ как посредника, действующего в качестве «честного брокера» в интересах группы кредиторов. (На практике быть «честным брокером» означало быть под властью права вето США). Чтобы использовать свой финансовый рычаг, МВФ следовал правилу, что он не будет выступать спонсором займа или рефинансирования для правительства, находящегося в состоянии дефолта по долгу другому правительству.

Однако, как Аслун выше объяснил, МВФ мог легко изменить правила о непредоставлении займов странам с задолженностями по официальным долгам, потому что это правило не включено в МВФ Положения правил, то есть МВФ устав. Совет директоров МВФ может изменить политику простым большинством. МВФ кредитовал Афганистан, Грузию и Ирак во время войн, и Россия не имеет права вето и, владея только 2.39 процентами голосов в МВФ. Когда МВФ кредитовал Грузию и Украину, голоса других члены Совета директоров МВФ перевесили голос России.

После смены правил, Аслунд позднее заметил: «МВФ может продолжать давать займы Украине независимо от того, как Украина поступить по поводу займа России, который должен быть выплачен 20 декабря».

Поскольку официальный долг Украины суверенному фонду России не является долгом правительству США, МВФ объявил свои изменения правил «разъяснением». Правило, что и одна страна не может занимать, если она уже не заплатила долг (или не ведет переговоров о выплате) другому правительству было создано в мире поле 1945 года, и регулировало отношения в течение последующих 70 лет, когда правительство США, министерство финансов или группы банков являлись участниками практически каждого международного финансового «спасения» или крупного долгового соглашения. Что это правило МВФ на самом деле означало, это то, что МВФ не будет давать кредиты странам, задолжавшим именно правительству США, а не правительствам России или Китая.

Михаил Делягин, Директор Института Проблем Глобализации, понимает двойные стандарты МВФ весьма хорошо: «Фонд даст Киеву новый займ на одном условии – что Киев не выплатит России даже доллар из 3-миллиардного долга. С юридической точки зрения все будет оформлено правильно, но они заставят Украину заплатить только западным кредиторам». Совет директоров МВФ – и в конечном счете управляющий директор – имеет право принимать решение, заслуживает ли страна кредитов. Представители США, естественно, всегда блокировали займы всем лидерам, не подчиненным США.

Печально известный пример этого – пакет займов Греции после 2010 года. Сотрудники МВФ рассчитали, что Греция никак не сможет выплатить сумму, предназначенную для спасения банков и держателей бонд. Многие члены совета директоров согласились (и впоследствии обнародовали свои мнения). Их протесты значения не имели. Доминик Стросс-Кан поддержал позицию США и Европейского центрального банка (после того, как Президент барак Обама и Министр финансов Тим Гейтнер указали на то, что банки США подписали кредитные дефолтные свопы, делая ставку на то, что Греция сможет заплатить, и потеряют деньги, если долг будет списан). В 2015 году Кристин Лагард также поддержала линии США-Европейского центрального банка несмотря на протесты сотрудников (Я рассказываю историю катастрофы Греции в книге «Убивая носителя» ).

Член совета директоров МВФ Отавио Кануто, представляющий Бразилию, отметил важность того, что «условием продолжения финансирования МВФ страны с задолженностью является продолжение добросовестных переговоров, направленных на достижение соглашения с кредиторами». Отмена этого условия открыла бы двери для других стран, которые могли бы настаивать на таком же прощении долга и избегали предпринимать серьезные и искренние усилия для достижения соглашения о выплате со странами-кредиторами.

Более серьезное правило МВФ состоит в том, что он не может финансировать страны, находящиеся в состоянии войны или что страны не могут использовать деньги МВФ для войны. Статья 1 устава от 1944-45 годов запрещает Фонду кредитовать государства, где идет гражданская война или находящиеся в состоянии войны с другим государством-членом фонда, а также выдавать займы для военных целей. Но когда глава МВФ Лагард выдала последний займ Украине весной 2015 года, она сделала символический жест, заявив, что она надеется на мир. Но президент Порошенко немедленно заявил, что он усилит гражданскую войну с русскоговорящим населением восточного региона Донбасс.

Проблема в том, что Донбасс – это то регион, из которого происходила большая часть украинского экспорта, в основном в Россию. Этот рынок был потерян из-а враждебности к России. Это обстоятельство должно было бы отрезать Украину от поддержки МВФ. Невыдача кредитов МВФ выступило бы как рычаг для принуждения к миру и выполнению Минских соглашений, но под дипломатическим давлением США эта возможность была упущена.

Самое главное условие МВФ, которое нарушается, это то, что постоянные военные действия на востоке, уничтожает любые возможности того, что Украина заплатит по новым долгам. Аслунд сам указал на внутреннее противоречие: Украина сбалансировала бюджет потому, что инфляция и падение гривны драматически уменьшили расходы на пенсии. В результате, уменьшившаяся стоимость пенсий привела к растущей оппозиции пост-майданной хунте. «Ведущие представители блока президента Петра Порошенко настаивают на массовых снижениях налогов, но не на снижении расходов; это неизбежно вызовет огромный дефицит бюджета, оцениваемый МВФ в 9-10 процентов ВНП, который невозможно финансировать». Итак, каким образом можно принять экономный бюджет, требуемый МВФ, без политического взрыва?

Итак, МВФ нарушает четыре правила. 1) Займы странам, не имеющим видимых средств для выплаты, нарушают правило «Никаких Аргентин больше», принятое после катастрофического займа МВФ 2001 года. 2) Займы странам, отказывающимся вести всерьез переговоры с официальными кредиторами, идут вразрез в ролью МВФ как основного инструмента в глобальном картеле кредиторов. 3) МВФ теперь кредитует заемщиков, находящихся в состоянии войны, причем такой, которая разрушает экспортные возможности и, следовательно, способность заплатить по долгам. 4) Наконец, МВФ кредитует страну, которая не в позиции выполнять печально знаменитую программу «экономии» МВФ – без подавления демократической оппозиции в тоталитарной манере. Вместо того, чтобы относиться к Украине как в отщепенцу, она приветствуется и финансируется.

Результат – и новые правила кредитования МВФ – состоит в том, что создается новый Железный занавес, разделяющий мир на про-США неолиберальные экономики и все остальные экономики, включая старающиеся сохранять государственные вложения в инфраструктуру, прогрессивное налогообложение, то есть то, что ранее рассматривалось как прогрессивный капитализм. Россия и Китай могут давать столько займов другим государствам, сколько они пожелают, но не существует международного механизма, который мог бы поддержать их право получить назад свои деньги, при том, что сейчас проходит как международное право.

Отказавшись уменьшить свои собственные финансовые требования или требования Европейского Центрального банка по отношению к Греции, МВФ вполне готов принять отказ от официального долга, если этот долг России, Китаю или любой стране, не входящей в список одобренных неоконами, обладающими правом вето в МВФ, Всемирном банке и подобных глобальных финансовый структурах, втянутых теперь в орбиту США. Изменив свои правила для того, чтобы расчистить путь для продолжения кредитования Украины и других стран в состоянии дефолта по официальным долгам справедливо рассматривается как эскалация новой Холодной войны США против России и как анти-китайская стратегия.

В подобных схемах главное – выбрать подходящий момент. Профессор юриспруденции Университета Джоржтауна и консультант Министерства финансов Анна Гельперн предупреждала, что «до того, как сотрудники МВФ успеют поменять правила финансирования должников по официальным займам», Россия может воспользоваться «печально известным положением о соотношении долга к ВНП, чтобы потребоваиь выплаты бонд в любое время до декабря, или просто опередить процесс реформирования правил МВФ». Согласно этому положению, если долг Украины превысит 60% ВНП, правительство России будет иметь право потребовать немедленной выплаты долга. Но, несомненно, предвидя предстоящее сражение, когда Россия попробует получить деньги по долгу, президент Путин набрался терпения и не воспользовался этим правом. Он играет в долгосрочную игру, прогибаясь назад для Украины вместо того, чтобы вести себя «отвратительно».

Более серьезная причина, удерживавшая Соединенные Штаты от изменения правил МВФ раньше, состоит в том, что это открыло бы возможность для Греции потребовать такого же разрешения не платить «тройке» – Европейскому центральному банку, ЕС комиссии и самому МВФ – по всем займам после 2010 года, столкнувшие ее в более тяжелую депрессию, чем в 1930-х.

«Вообразите, если бы правительство Греции потребовало от структур ЕС принять такую же «стрижку» долга, как и частные кредиторы страны, – поинтересовался министр финансов России Антон Силуянов. «Реакция в европейских столицах была бы более чем прохладная. И тем не менее такова позиция, занятая Киевом по отношению в 3-миллиардному долгу России в евробондах»«Российский займ не был сделан с целью получить финансовую выгоду. Как Америка и Британия постонно делают, займ представлял из себя помощь правительству, поддерживая его политику. США в настоящее время поддерживают теперешнее правителтьство Украины через свою программу гарантий» - добавил он.

Только после того, как Греция капитулировала перед европейскими требованиями экономии, путь оказался свободен для изменения правил МВФ с целью продолжить борьбу за изоляцию России. Но эта тактическая победа была достигнута за цену того, что правила МВФ и глобальной финансовой системы оказались изменены безвозвратно. Другие страны, таким образом, могут отвергнуть условия, как это сделала Украина, и потребовать списания официальных долгов иностранным правительствам.

Это то, чего больше всего прошлым летом боялись неолиберальные стратеги США и еврозоны. Основанием для разрушения экономики Греции было удержать Подемос в Испании и похожие движения в Италии и Португалии от того, чтобы бороться за национальное процветание, а не за жесткую экономию, навязываемую еврозоной. То, что двери для подобного сопротивления для Украины были открыты – это побочный результат тактики США получить тактическую победу над Россией, когда ее финансовое положение ухудшилось в результате падающих цен на нефть и газ.

Последствия этого шага протираются далеко за пределы МВФ. Фабрика международного права оказалась разорвана. Каждое действие имеет противодействие в ньютоновском мире геополитики. Это, возможно, не так уж и плохо, что мировой порядок, сложившийся после 1945 года, будет разрушен в результате тактики США против России, если это явится катализатором для других стран защищать их собственные экономики в юридической и политической сферах. И это неолибералы США, кто собственноручно способствовали появлению независимого Евразийского блока.

Противодействуя возможности для России отстаивать свои интересы в британских судах

Министерство финансов и Госдепартамент США в течение этого года обсуждали пути заблокировать возможность для России потребовать возврата долга по британскому закону, под которым зарегистрирован ее займ Украине. Рассматривая репертуар юридических зацепок, которыми может воспользоваться Украина, чтобы избежать платежа, профессор Гельперн отметила, что Украина могла бы объявить долг «отвратительным», осуществленным по принуждению или коррумпированно.

В статье, написанной для Института Петерсона по Международной Экономике (банковское лобби в Вашингтоне), она высказала предложение, что Британия должна отказать России в доступе к ее судам как дополнительную санкционную меру, направленную на укрепление других санкций в энергетической, финансовой и торговой сферах, наложенных на Россию после того, как Крым проголосовал за присоединение к России для защиты от этнической чистки Правым сектором, батальоном Азов и подобными военизированными группировками, прибывающими в регион (смотри здесь).

Другой трюк в том же духе был бы для Украины подать в суд на Россию на получение репараций за «вторжение», за спасение Крыма и Донбаса от попыток Правого Сектора захватить всю страну. Подобный трюк имел бы мало шансов на успех в международных судах (без того, чтобы они проявили себя просто как инструменты политики новой Холодной войны НАТО), но он мог бы вызвать задержку для России в получении выплат по долгу из-за длительных судебных разбирательств.

Желая объявить долг России «отвратительным» или в любом случае незаконным, президент Петро Порошенко заявил, что «деньги направлялись на укрепление лояльности Януковича к Москве, назвал долг «взяткой», согласно интервью Блумбергу в июне этого года». Юридическая и моральная проблема с подобными аргументами состоит в том, что они одинаково относятся и к займам МВФ или США, Объявление долга России «отвратительным» открыло бы дорогу для других стран отказаться от долгов, набранных диктаторами, поддерживаемыми МВФ и кредиторами США.

Побочным эффектом многофакторной попытки США аннулировать долг Украины может оказаться списание или уменьшение разрушительных займов МВФ, сделанных с условием, что заемщик осуществляет приватизацию в пользу американских, немецких и других инвесторов из стран НАТО, вводит программу строгой экономии и покупает оружие, такое как немецкие подводные лодки, которые Греция купила на специально занятые для этого деньги.

Как заметил министр иностранных дел России Сергей Лавров: «Эта реформа, которую они теперь пытаются провести, задуманная только для Украины, может заложить бомбу с часовым механизмом под все остальные программы МВФ». Эти действия явно показывают, насколько МВФ подчинен воителям Новой холодной войны в США: «По сути, эти реформы сводятся к следующему: поскольку Украина важна политически – а она важна политически только потому, что противостоит России – МВФ готов сделать для Украины все то, что он никогда не делал ни для кого другого, и ситуация, которая должна бы на 100% означать дефолт будет рассматриваться как ситуация, позволяющая МВФ кредитовать Украину».

Андрей Климов, заместитель главы Комитета по международным делам в Совете федерации (верхняя палата парламента России) обвинил США в том, что они играют «роль первой скрипки в МВФ, в то время как Европейский Союз играет вторую скрипку. Эти двое – основные спонсоры Майдана, символа государственного переворота на Украине 2014 года».

Побочные эффекты

Немногие понимают степень, в которой новая Холодная война Америки с Россией вызывает реакцию, разрывающую мировой порядок, установленный после Второй мировой войны. В дополнение к втягиванию МВФ и Всемирного банка в сферу односторонней политики США, как долго Западная Европа согласится отказаться от торговых и инвестиционных интересов в России? Германия, Италия и Франция уже чувствуют напряжение. Если и когда взрыв произойдет, он не будет ограниченным, а наоборот сейсмическим геополитическим сдвигом.

Нефтяная и газопроводная война, рассчитанная на то, чтобы обойти российский экспорт энергии, вверг Ближний Восток в анархию, длящуюся десятилетие. Она затапливает Европу беженцами и распространяет терроризм на Америку. В республиканских президентских дебатах 15 декабря 2015 года основной темой была безопасность от исламских джихадистов. Но ни один кандидат не додумался объяснить истоки терроризма союзом США с ваххабистскими Саудовской Аравией и Катаром, и, следовательно, с Аль-Каидой и ИГИЛ/Даеш, используемым для дестабилизации светских режимов, ищущих независимость от контроля США.

В качестве союзников в новой Холодной войне, США выбрал фундаменталистские режимы против светских режимов Ливии, Ирака, Сирии и ранее, Афганистана и Турции. Начиная с первородного греха ЦРУ – свержение светского Премьер министра Ирана Мохаммада Мосаддеха в 1953 году – американская внешняя политика основывалась на идее, что светские режимы имеют тенденцию быть националистическими и сопротивляться приватизации и неолиберальному режиму жесткой экономии.

На основании этой фатальной идеи, бойцы холодной войны в США объединялись не только против светских режимов, но и против демократических режимов, когда те старались продвигать процветание своих стран и экономическую независимость, а также противодействовать неолиберализму, стараясь вместо того сохранять традиционную смешанную частную/государственную экономику.

Это история борьбы США за контроль над всем миром. Разрушение правил МВФ – это только самая последняя глава. Широкомасштабное движение против России, Китая и их возможных Евразийских союзников выродилось в тактику без реалистичного понимания, каким образом эти действия порождают именно то, что они должны бы предотвратить – многополярный мир.

Центральные ценности в том, что раньше было американской и европейской демократической идеологией разрушаются, одна сфера за другой. Идеалы Просвещения о светской демократии и главенстве международного права, одинаково применяемого ко всем странам, классическая теория свободного рынка (рынка, свободного от незаработанных доходов и ренты, получаемым особо допущенными группами), и государственных инвестиций в инфраструктуру с целью снижения стоимости жизни и деловой активности оказались принесенными в жертву воинственному унилатерализму США как «незаменимой нации».

Возвышаясь над законом и национальными интересами, американские неоконсерваторы объявили, что предназначение их нации – это вести войны, чтобы не позволить иностранным светским демократиям действовать иначе, как только подчиняясь дипломатии США. На практике это означает отдавать предпочтение финансовым и корпоративным интересам США, контролирующим американскую внешнюю политику.

Просвещение не должно было развиться в это. Век назад ожидалось, что классический промышленный капитализм разовьется в экономику достатка. Вместо этого мы получили капитализм Пентагона, финансовый капитализм, вырождающийся в экономику рантье, и старый знакомый – империализм.

Финансовый Железный занавес долларового блока

Отнесясь к отказу Украины платить официальный долг Российскому суверенному фонду накопления как к чему-то в порядке вещей, МВФ благословил дефолт Украины по российским бондам. Президент Путин и Министр иностранных дел Лавров сказали, что Россия будет судиться в Британском суде. Но есть ли хоть один суд на Западе, который не был бы под пятой у США?

Что должны делать Россия и Китай, столкнувшись с тем, что МВФ выступает в качестве насмешки над судом (), решения которого подпадают под вето США? Для защиты свое независимости и права на самоопределение, они создали альтернативы МВФ и всемирному банку, НАТО и, за всем этим, долларовому стандарту.

Недавние маневры Америки в духе новой Холодной войны показали, что эти две организации Бретон-Вудской системы невозможно реформировать. Легче создать новые организации, такие как АБИИ, чем приспособить старые и плохо организованные, отягощенные наследием интересов, лежащих в их основании. Проще создать Шанхайскую организацию сотрудничества, чем поддаться на угрозы НАТО.

Стратеги США, по-видимому, вообразили, что если они исключат Россию, Китай и другие страны ШОС из подчиненной США финансовой и торговой системы, эти страны окажутся в таком же экономическом тупике, как Куба, Иран и другие страны, которые были изолированы посредством санкций. Цуль состоит в том, чтобы заставить страны выбирать между обнищанием в результате подобного исключения и подчинением неолиберальным планам США перевести их экономики в финансовый сектор и навязать политику строгой экономии их государственному сектору и рабочим.

Что отсутствует в подобных планах, так это понимание роли критической массы. Соединенные Штаты могут использовать МВФ и Всемирный банк как рычаги для исключения стран, не крутящихся в орбите США, из мировой торговой и финансовой системы, и они могут вынудить Европу ввести торговые и финансовые санкции против России. Но эти действия вызывают соответствующее противодействие. В этом состоит вечный ньютоновский закон геополитики. Подобающими мерами противодействия для других стран будет просто создание свое собственной финансовой организации как альтернативы МВФ, своей собственной «помогающей» кредитной структуры, противостоящей Ориентированному на США Всемирному банку.

Все это требует наличия международного суда для разрешения конфликтов, суда, свободного от диктата США, превращающего международное право в насмешку по приказу из Вашингтона. Евразийский Экономический Союз имеет сейчас свой собственный суд для разрешения споров. Он может выступить в качестве альтернативы федеральному суду Нью Йорка судьи Гризы, принявшего решение в пользу хищных фондов, разрушивших переговоры по долгу Аргентины и отключивших страну от иностранных финансовых рынков. Если Лондонский суд международного арбитража (по правилам которого зарегистрированы украинские бонды, приобретенные Россией) позволит необоснованные процессы (называемые «сутяжничество» [barratrey] ), подобные тому, которым президент Порошенко угрожал России в украинском парламенте, он тоже станет жертвой геополитического устаревания.

По мере того, как политика США становится все более эгоцентричной – что выражается в поддержке исламских фундаменталистов, отпочковавшихся от Аль-Каиды, по всему Ближнему Востоку, правого националистического правительства на Украине и в Прибалтике – давление нарастает на ЩОС, АБИИ и другие Евразийские организации, направленное на освобождение от Бреттон-Вудской системы устройства после 1945 года, управляемой Госдепартаментом, Министерством обороны и Министерством финансов США и структурами НАТО.

Вопрос состоит в том, смогут ли Россия и Китай удержать БРИКС и Индия. Как отметил Пол Крэйг Робертс, суммируя мои идеи, мы сейчас вернулись в ситуацию похожую на описанную Джорджем Оруэллом в 1984 с глобальным столкновением между Океанией (США, Британия и их североевропейские союзники) и Евразией.

Источник: http://vk.cc/4AWlTB