Редко согласные друг с другом министр финансов Антон Силуанов и его коллега из МЭР Алексей Улюкаев единодушно настаивают на необходимости приватизации. И хотя даже в Минфине признают, что выручка от продажи госактивов покроет едва лишь пятую часть бюджетного дефицита, и то только в течение двух лет, этот и многие другие неудобные вопросы министры постарались замять клятвенными обещаниями, что, мол, на этот раз все будет честно, прозрачно и с множеством преференций для простых граждан. В общем, приватизация будет самой народной из всех народных.

Однако, как показал опыт ранее проведенных «народных IPO», простым гражданам радоваться тут нечему.

Яркая блестяшка народного IPO

Первое «народное IPO» состоялось в России десять лет назад. В попытке привлечь на биржу максимальное количество населения компании стали продавать свои акции в России, а не за рубежом (как это было раньше), и по такой низкой цене, что купить их мог практически каждый.

Опробовали новый механизм привлечения капитала на «Роснефти». В ее «народном IPO» приняли участие 115 тыс. физических лиц, которые стали обладателями чуть более 1% акций нефтяного гиганта. В совокупности народ инвестировал в компанию 750 млн долларов. Цена одной акции составила 7,55 доллара, или 225 рублей.

Несомненный успех первопроходца подтолкнул вступить на путь «народных IPO» и других игроков. В мае 2007 года на тот момент полностью государственный ВТБ провел аналогичное размещение 22,5% своего уставного капитала. Акции были выставлены по очень демократичной цене 0,136 рубля за штуку (никакой ошибки, по 13,6 копейки) и принесли банку 8,24 млрд долларов. Вклад частных инвесторов (которых оказалось около 135 тыс. человек, в том числе 119 тыс. физических лиц) составил 1,6 млрд долларов.

В 2007-м свое «народное IPO» на 8,8 млрд долларов провел и Сбербанк. Правда, это было не первичное и уж точно не народное размещение: цена 89 тыс. рублей за бумагу была практически заградительной для значительной части населения. В результате лишь около 30 тыс. физлиц стали новыми акционерами банка.

Хотя ВТБ и Сберу не удалось побить рекорд «Роснефти», их опыт показал, что «народное IPO» — это очень легкие и относительно быстрые деньги. Практически каждая российская «голубая фишка» мечтала об аналогичном размещении, но кризис 2007–2008 годов вынудил отложить эти планы на более подходящие времена. И, надо сказать, именно это спасло сбережения населения от дальнейшего разграбления.

Для чего в мышеловке сыр

Идея «народного IPO» с самого начала основана на эксплуатации массовой экономической безграмотности населения. Как показывает статистика, 28% «народных покупателей акций» составляют пенсионеры, 23% — работающая интеллигенция, еще 20% — домохозяйки, рабочие и военнослужащие. Более семи из каждых десяти «будущих акционеров» в акциях и биржах не понимают практически ничего. Но их греет мысль о том, что они могут надежно вложить деньги в акции и безбедно жить на дивиденды. Плюс к тому сами акции еще будут дорожать, а значит, потом детям или внукам можно будет оставить солидный капитал.

Примечательно в этой мечте про поле чудес то, что ничего этого им никто не обещает, но они все равно отдают свои деньги.

Взять, например, акции «Роснефти». За десять лет с момента размещения их цена увеличилась на 58 рублей, то есть в среднем росла на 2,5% ежегодно. По итогам 2014-го размер выплаченных дивидендов составил 3,64% годовых, при этом только официальный уровень инфляции за тот же период был равен 11,4%. Все это означает, что «народные акционеры» компании несут прямые убытки. И этот результат еще не самый печальный.

СПРАВКА: С момента продажи курс народных акций ВТБ упал и с тех пор даже не приблизился к изначальной цене 13,6 копейки за штуку. Сегодня цена акции ВТБ почти вдвое ниже, чем девять лет назад. Если учесть, что минимальный объем покупки на «народном размещении» составлял 30 тыс. рублей, срочная продажа акций по биржевой стоимости принесет их держателям от силы 15 тыс. рублей; вложив те же деньги в простой депозит хотя бы под 9%, сегодня акционеры имели бы по 59,7 тыс. рублей.

Зачем затевались все эти игры в «народное IPO»? Элементарная математика. Благодаря деньгам, полученным в результате размещения, общая капитализация «Роснефти» достигла 79,8 млрд долларов, сделав ее крупнейшей в России и 11-й среди публичных нефтегазовых компаний мира. Относительно успешным, пусть и с определенными оговорками, можно также назвать результат «народного IPO» Сбера. Он получил дешевые деньги, необходимые для наращивания своих кредитных программ. А вот ВТБ достичь главной цели — сравняться по капитализации со Сбером — не удалось.

Заповедь акционера

Главное, что надо понимать: ни одна из компаний, с помпой выходившая на «народное IPO», с самого начала не ставила себе целью обеспечивать акционерам высокий уровень выплат дивидендов, существенно превосходящий инфляцию. Каждый раз ее руководством решались совершенно иные задачи, в основном сводившиеся к бесплатному заимствованию денег. Ведь чтобы взять кредит, за него надо платить заранее установленную в договоре сумму, а акционерам можно не платить почти ничего. Тем более если эти акционеры «из народа». Это крупный инвестфонд со своими миллиардами и серьезным политическим весом способен повлиять на руководство корпорации — а у бабушки-пенсионерки, решившей поиграть в акционеров, таких возможностей даже близко нет.

Полагать, что вторая приватизация, за которую так ратуют господа министры, будет какой-то другой (что по сути, что по результатам), как минимум наивно. Как и в описанных выше примерах, «народность» будет использована лишь для придания процессу видимости демократичности и справедливости. Вот вы хотели стать акционерами — вы ими стали. Остальные вопросы в другое окошко…

***

Впрочем, судя по риторике правительственных чиновников, ни в одном окошке не дадут ответа на самые главные вопросы: зачем вообще государству продавать в частные руки кур, несущих золотые яйца? Чем покроют бюджетный дефицит, когда все будет распродано? И для чего страна создавала аж два резервных фонда? Видимо, это уже не наше «народное» дело…

http://alex-leshy.livejournal.com/733390.html