Наткнулся недавно на вынесенный в заголовок статьи вопрос. В самой статье (по ссылке выше) ответа нет, но читатель подводится к тому, что особой нужды нет. В Штатах в целом федеральные и местные субсидии разным видам искусства составляют 13% от всех доходов индустрии, тогда как продажа билетов (и товаров сопутствующей символики и т.п.) и частные пожертвования приносят 44-43%.

Автор задается риторическим вопросом, почему деньги налогоплательщиков идут в основном на поддержку заведений, в коих заинтересована в основном отнюдь не бедная элита страны – Метрополитен Опера и Кеннеди Центр (театрально-концертный центр в Вашингтоне, где базируется Национальный оркестр, ставят оперные и балетные спектакли и т.д.). Видимо, что подвести читателей к мысли, что вообще в таких субсидиях смысла нет…

Но прежде, чем переходить к изложению своей позиции, небольшой обзор мнений по вопросу.

В 2009 (?) году в Англии расклад доходов учреждений искусства был примерно 75% против 25% в пользу коммерческих доходов (и добровольных пожертвований, как я подозреваю) против помощи со стороны правительства. Причем автор статьи в левой “Гардиан” подчеркивает, что львиную долю получает Королевская опера Ковент-Гарден. В статье есть интересные цифры: годовой доход “индустрии искусства” £112.5 млрд (не ясно, за какой год, т.к. статья от февраля 2010, когда данные за 2009 еще не должны быть известны) и в этой сфере работает более 1.3 миллиона человек, составляющих около 5% всей рабочей силы Великобритании. Экспорт произведений искусства £10.3 млрд. Театры Англии получили 54 миллиона фунтов субсидий, но только театры Лондона обеспечили 75 млн фунтов НДС. Посему автор предлагает смотреть на государственную поддержку искусства, как на вариант инвестиций.

Как можно подсчитать: каждый работник сферы искусств обеспечивает вклад в экономику страны примерно на 86.5 тысяч фунтов стерлингов в год, тогда как средняя зарплата англичанина в 2010 году была £26 200. Даже в Лондоне она около £33 800.

В канадской “Монреаль Газеттполагают, что изящные искусства никогда не были экономически выгодны и требовали поддержки со стороны какого-нибудь Медичи. По мнению лоббистов индустрии, искусство вообще не может генерировать прибыль. Однако автор, признаваясь в любви к опере, не понимает, почему правительство должно поддерживать это развлечение для богатых и вполне обеспеченного среднего класса.

В “Форбсе” подробно разбирается позиция сторонников государственной поддержки искусств, что, мол, несмотря на субсидии, искусство в конце концов платит за себя. Здесь автор удивляется: если искусство не убыточно, к чему тогда давать на него деньги? Второй момент – мы должны учитывать, как распорядились бы деньгами те, у кого эти деньги отобрали через налоги.

Автор “Форбса” разбивает аргумент о том, что только поддержка правительства может спасти мифического непризнанного гения: почему бюрократ сможет распознать непризнанного гения, а краудсорсингу (сбор пожертвований путем обращения к широким массам) это не удастся? И если художник такой замечательный, то почему его никто не ценит?

В статье есть блестящий пример: предположим, некое вино кому-то – винному критику, или производителю, или друзьям и маме винодела, – очень нравится, но покупатели сей “шедевр” игнорируют, надо-ли правительству “субсидировать” это вино?

В 2011 “БиБиСипредоставило трибуну как стороннику, так и противнику государственного спонсирования изящных искусств. Интересно, что в 2012/13 финансовом году распределялись £310 миллионов, а в 2011/12 – £350 миллионов.

Противник – экономист, – указал на отсутствие доказательств в поддержку того, что большие расходы правительства увеличивают в целом бюджет искусств. Второй момент: большие субсидии повышают стоимость арт-проектов, но не увеличивают число таких проектов. Цены на билеты в субсидируемые и не субсидируемые театры не отличаются принципиально. Из бюджета в 350 миллионов – 50 миллионов ушло на содержание бюрократов в самой распределяющей гранты на искусство структуре.

Сторонник – режиссер неизвестного мне театра (не самого крутого, но я же живу в Канаде, потому об английском театре имею весьма скромные знания, т.е. ее театр может быть откровенно хорош, но через океан слава пока не долетела), – чувствует себя крайне не комфортно в дискуссии, полной экономических терминов. Для того, чтобы платить хорошему актеру £400 в неделю (это процентов на 20 меньше средней по стране!), в отсутствие господдержки пришлось бы сделать входной билет в £35 (в Торонто это нормально, но мы не Англия и не Шотландия).

На интересной площадке для дебатов приводятся разные аргументы, как за, так и против. Из них выделю предположения, что субсидии способствуют появлению более новаторских произведений, а также то, что доступное искусство критически важно для образования. Хотя нет пояснений, почему эти плюсы могут быть получены исключительно при правительственных дотациях, но не частных пожертвованиях.

В право-центристской “Телеграфдоказывают, что искусства могут процветать и без поддержки со стороны правительства, особенно в годы сокращений бюджета. Да, признает автор, совет по поддержке кино дал деньги на отличный фильм “Король говорит!” (The King’s Speech), но дал ведь и на кучу откровенного кино-мусора. И вообще деньги от правительства клянчат только посредственные художники, сценаристы, режиссеры, хореографы, композиторы.

В умеренно правом американском издании отметили, что субсидии не улучшают финансовые результаты в целом, но только повышают издержки и снижают эффективность. Там же приводится статистика, что в 2010 году в Штатах “индустрия искусства” “стоила” примерно $135 млрд, обеспечила налоговые поступления в размере $22.3 млрд и заняла примерно 4 миллиона работников (это дает среднюю зарплату в 33.7 тысячи долларов в год на работника).

Интересно, что с 2005 по 2010 поддержка правительством искусства выросла на 24%, тогда размеры “индустрии” сократились на 10%, что свидетельствует об отсутствии связи между грантами и общим оборотом сферы искусств.

Лоббисты “индустрии искусств” подчеркивают, что правительственные агенства всех уровней в 2014 финансовом году выделили грантов на $306.6 миллиона, т.е. $0.96 на каждого американца, считая младенцев и заключенных.

Гранты весьма неравноценны, потому в 2011 году 2.1% всех грантов составили 46.4% от общей суммы. На каждый доллар от правительства из других источников сфера искусства получает примерно 60 долларов из других источников – частных пожертвований или за счет продажи билетов, картин, поделок и т.д.

Данный источник оценивает оборот сферы “искусств и культуры” Америки в 504 млрд (или 3.2% ВНП в 2011 г, а для сравнения индустрия туризма в Штатах – всего 2.8%), но с цифрами ситуация туманная и запутанная: откуда берутся, что включают, что исключают, не ясно…

Чтобы задать перспективу, факт из другого источника: общие сборы в кинотеатрах Америки в 2011 составили 10.4 млрд. Поверить, что театры, включая оперу и балет, даже принимая во внимание разницу в цене билетов, во много раз обставили кино, мне трудно: Бродвейские шоу в 2014 собрали 1.36 млрд долларов, театры лондонского Вест-Энда в 2012 – 530 млн фунтов стерлингов, точной информации о выручке я не нашел, но готов Офф-Бродвею и Офф-Вест-Энду записать такую же выручку, как Бродвею и Вест-Энду… Крупнейшая опера Северной Америки – Метрополитен Опера, – в 2011-12 году имела бюджет $325 млн. Королевская опера Ковент-Гарден имела бюджет в 100 млн фунтов стерлингов, из коих 27 млн – от правительства. От многочисленных стационарных цирков и гастролирующих трупп у “Цирка дю Солей” выручка $850 млн… Одним словом, не ясно, откуда эти сотня с лишним миллиардов долларов (не говоря уже о 500!) берутся!

Один профессор экономики из Иллинойса написал статью об оправданности правительственных субсидий сфере искусств: если через налоги облегчится доступ к произведения искусства для всех – как богатых, так и бедных, – то совокупное благополучие увеличится. Но почему это должно быть сделано только через налоги, а не добровольные пожертвования, осталось покрыто мраком…

Тогда как английский экономист не замечает особой отдачи от правительственных субсидий на искусство. Он перечисляет следующие причины для субсидий:

– национальная гордость (нечто вроде “даже в области балета впереди планеты всей”);

– привлекает туристов (в 1996 читал, кажется, в Financial Times, что на премьеры Мариинки стоит летать, как летают на премьеры в ЛаСкале, Венской или Берлинской операх);

– помогает научиться наслаждаться искусством;

– продвигает социально-значимые идеи посредством искусства;

– позволяет сохранить искусство для потомков;

– в целом помогает обучению подрастающего поколения;

– делает искусство доступным (а-ля “принадлежащим народу”);

– способствует новаторскому подходу.

Тем не менее оправдать государственные субсидии искусству не получается, т.к. все перечисленные цели могут быть достигнуты и без участия правительства.

Американский консервативный институт (think tank) разбирает, как правительственные субсидии снижают стремление людей жертвовать, снижают стимулы к ответственному расходованию средств и занимается продвижением политических идей под видом искусства.

Один австралийский блоггер правого толка указывает на то, что байка про художника, голодающего в мансарде, не совсем точно отражает ситуацию в современном мире, что в мире искусств и не самые талантливые могут заработать довольно неплохо. Одним словом, это не та сфера, куда правительство должно закачивать деньги.

Попробую суммировать вышесказанное: правительственные субсидии искусству в Англии и Америке – не слишком удивительный результат для поиска материалов на английском, – откровенно ничтожны на фоне прочих финансовых источников (в основном пожертвований и того, что деятели искусства зарабатывают, т.е. продажа билетов, картин и т.п.). Никаких фактов в поддержку заявлений о том, что правительственные субсидии приводят к хоть каким-то положительным результатам у нас нет.

Тем не менее вообще искусства оказывают благотворное влияние на общество в целом.

Спорить с тем, что правительственные субсидии идут в основном на поддержку тех видов искусства, которые интересуют обеспеченную часть общества, вполне способную оплатить и более дорогие билеты, а именно оперу и балет, и драматический театр, никто и не пытается.

Никаких доказательств того, что правительственные субсидии искусству приводят к созданию “более новаторских” произведений вроде как нет. Зато есть много примеров выдачи грантов на халтуру, поданную как дешевый эпатаж (например, фотография “Piss Christ” / “Христос в банке с мочой”).

Как можно убедиться, обратившись к истории живописи или музыки, несмотря на отсутствие правительственных субсидий в прошлом, и новые жанры и направления, и стили появлялись, и новые произведения высокого уровня, и спонсоры находились. Да, жизнь некоторых художников была в прошлом довольно трудной – вспомним, “Богему” Пуччини или гениев, что умерли в бедности, а то и нищете, – но не только им приходилось несладко: в то время многие категории людей жили заметно хуже, чем герои оперы.

Главный аргумент, как мне кажется, против государственной поддержки искусств – она идет не тем. Наиболее эффективно используют средства те, кто заинтересован в результате. Правительственный чиновник не заинтересован так же сильно, как человек, который готов рискнуть собственными деньгами (на покупку билета или как пожертвование). Потому те, кто спонсируют собственными деньгами или посещают спектакли, концерты и т.д., смогут точнее идентифицировать талант, чем любые гранты.

Давайте представим, что грантов на искусство не стало. Как следствие, театры и оркестры подняли цены на билеты, чтобы компенсировать снижение доходов. Поскольку по условиям задачи снижения налогов не произошло (помните $0.96 с человека в год? отмена этого налога будет означать для среднего налогоплательщика в лучшем случае на $5 меньшую сумму в ежегодной декларации), то доходы зрителей/слушателей не увеличились, что означает, что они смогут пойти на меньшее число концертов/спектаклей. Логично предположить, что в целом залы будут заполняться хуже, и для среднего коллектива это будет означать снижение доходов.

Поскольку публика исключит в первую очередь – все сомнительное, то, на что можно пойти, а можно и не пойти, – то в большей мере пострадают посредственные коллективы, т.к. если платить $50/100/150 за билет (вместо $10/20/40/60/100), то хотя бы нечто замечательное, качественное. Или таким коллективам придется умерить свои аппетиты и переходить в категорию любителей и выступать практически бесплатно (только чтобы покрыть аренду зала).

Одновременно продюсеры начнут внимательнее следить за режиссерами, режиссеры будут отбирать более удачные пьесы, лучших актеров и т.д. Что приведет к вытеснению из профессии всех не особо отягощенных талантами кадров, т.к. даже скромный доход они своей игрой обеспечить себе не смогут. Таким образом уровень профессионализма повысится. Что будет лучше и для публики, и для искусства.

При этом мы уменьшим контакт среднего человека с искусством. Что не очень хорошо… Печально? Серьезное негативное последствие? Нет, это была ловушка: как мы сказали выше, больше всего пострадают слабые театры и оркестры, т.е. резко снизится шанс случайного зрителя или слушателя нарваться на халтуру или жуть, которая надолго отвратит от повторения попытки сходить в театр/на концерт.

Если же человек ходил иногда в театр, оперу или на балет, то он и дальше будет ходить, но не столь часто, зато “обломов” от столкновения с некачественным продуктом будет меньше. Если же не ходил, то может быть и не надо? В конце концов, кто сказал, что каждый должен любить классическую музыку, оперу, балет, театр или серьезную литературу? Ведь если человек любит хоккей, баскетбол, футбол, мюзиклы или кино, его страсть никто не субсидирует, но эта страсть делает жизнь человека заметно более счастливой.

Мы принимаем как данность, что человечеству нужно искусство, но не задумываемся, какое искусство нужно. Я бы предположил, что разное: кому-то нужен Рембрант, кому-то Ван Гог, кому-то Пикассо, кому-то комиксы… Если дать возможность каждому выбирать, что именно ему ближе, на что он будет смотреть чаще, чем на другие произведения, такой подход сделает больше людей счастливыми, чем решение посадить всех в автобус и везти смотреть выставку Рубенса (или Ренуара).

И то, что я нахожу Рафаэля более интересным, чем комикс, а Чайковского – чем местную рок-группу, не означает, что точно также обязаны считать все. Или хотя бы все, числящие себя умными или интеллигентными. Совсем не обязательно. И эстетическое удовольствие или глубина выводов могут быть одинаковыми или преимущество окажется отнюдь не на стороне любителей классики и старины:)

Как и прочие левацкие прожекты, субсидия искусству исходит из предположения, что некий почти сверх-человек – госслужащий, чиновник или политик, – знает, что нужно людям, гораздо лучше, чем сами люди, что обычным людям нельзя доверять отбор лучшего театра или оркестра. Мол, как решили “на самом верху” “умные люди”, так и будет! И нечего обычным людям со своим свиным рылом в калачный ряд лезть! Вот только результаты в основном откровенно разочаровывают, но на эту мелочь обращать внимание не стоит. Show must go on!

Потому в обозримом будущем на Западе, похоже, поощрение политкорректного, т.е. левацкого псевдо-искусства будет продолжаться. Что означает поддержание на плаву халтурщиков и бездарей… И закармливание молодежи тем, что бездари и халтурщики выдают за произведения искусства…

Должно-ли правительство субсидировать изящные искусства?