В истории древнего Египта есть одна очень интересная страница. Та, которую историки и археологи называют "Амарнским периодом". И этот период для них - нечто вроде суперприза. Любой артефакт, относящийся к нему, воспринимается ими с безумным восторгом. Как нечто редкое и загадочное. Почему же так? Ответ, в общем-то, прост: всё, относящееся к периоду Амарны - редкость. По умолчанию. Априори. Он длился очень недолго - всего несколько десятилетий. Но потом долгие века его изо всех сил старались стереть из памяти - надписи сбивались со стен храмов, статуи разрушались и сбрасывались в Нил, уходили в песок целые города.

И дело было даже не в том, что забвения желали жрецы. Сами египтяне изо всех сил хотели это забыть. Уничтожить, зарыть в землю воспоминания о том, что до такой степени травмировало психику целой цивилизации. Вот почему, когда археологи находят хотя бы одну маленькую статуэтку, относящуюся к амарнскому периоду, обнаруживают хотя бы один картуш на дальней стене забытого ещё в древности храма - для них это праздник.

Но что же тогда случилось? О чём была та история? Возможно, благодаря тому огромному вниманию научной общественности, о котором я упоминал выше, историкам удалось это выяснить и восстановить ход событий довольно неплохо. А начиналось всё, как это очень часто бывает, с большого воодушевления.К власти пришёл молодой и амбициозный фараон-реформатор Аменхотеп IV. Вошедший в историю под именем Эхнатон. Тем именем, которое в Египте до самого исламского завоевания запрещено было произносить вслух. А потом и делать этого стало некому. Его снова вспомнили всего лишь менее двух столетий назад. Когда в Амарне из-под песков великой пустыни были вырыты руины его столицы. Нет, она не была разрушена. Её просто бросили. И ушли, оставив пустыне город, который перед этим сами же и построили. Оставили и бежали прочь, как от проклятого места.

Говоря сухим научным языком, Эхнатон провёл в Египте религиозную реформу, по сути, заменив один культ другим. Он ввёл культ бога Атона - солнечного диска, которому теперь следовало поклоняться всем египтянам. По началу всё шло хорошо: в Египте даже произошёл небывалый, хоть и кратковременный, творческий подъём. О котором ярко свидетельствует то, что находят учёные среди песков. Но вместе со старыми богами было отвергнуто и всё культурное наследие Египта. Всё, чем эта великая цивилизация жила, дышала и благодаря чему восставала из пепла раз за разом, разменивая тысячелетие за тысячелетием. Фактически, древний Египет отказался от себя. А когда это произошло - начались бедствия.

Потеряв себя, египетская цивилизация начала умирать. Сначала медленно и незаметно, потом всё быстрее и быстрее. Египет словно не хотел больше жить. И его народ тоже. Не прошло и пары десятилетий, как новый культ зашёл в абсолютный духовный тупик. И страна начала рушиться. А народ - вымирать. Всё это нарастало, как песчаная буря. И бедствия, которые пришли в итоге, были бесконечны, как Сахара, и ненасытны, как пустынный шакал. Люди, потерявшие точку опоры, утратившие связь с собственным "коллективным бессознательным", лишившиеся единства с предками - не могли идти в будущее. У них его просто не было. В итоге, когда упадок Египта стал просто чудовищным и почти смертельным, новый культ был отринут с такой невообразимой яростью, с таким накалом страстей, что вся память о нём была просто зарыта в горячий песок. Словно казнённый преступник, которого древнеегипетская традиция таким образом лишала загробной жизни.

Столица из Амарны была возвращена обратно в Мемфис, старые храмы восстановлены, пришла новая династия и Египет, после, без малого, века тяжелейшего кризиса, всё-таки смог вернуться на свой великий исторический путь. С которого его увела амбициозная, но невежественная и зарвавшаяся элита. Чёрная страница в истории Египта стала настолько чёрной, что на ней перестал читаться текст - свой грех египтяне на долгие тысячелетия укрыли барханом забвения.

И, знаете: на самом деле египтянам повезло. Они смогли преодолеть последствия того, что произошло с их народом и его духовной осью. Вопрос в другом: а повезёт ли так же нам с вами? Давайте уж будем откровенны - двадцать пять лет назад в России произошло то же самое, что некогда произошло в Египте. Сейчас мы переживаем свою собственную Амарну. Мы находимся в её эпицентре и наша собственная "династия" точно так же всё глубже и глубже затягивает нас в этот зыбучий песок. Вот об этом я сегодня и хочу с вами поговорить.

Давайте сравним - ведь у нас всё происходило точно так же. В начале 90-х, на волне воодушевления, нам был навязан совершенно другой "культ" - другое мировоззрение, другие ценности, другая жизнь. И всё это, от первой, до последней буквы, было нам чуждо. Это шло в разрез со всей нашей историей, всей нашей культурой, всеми нашими цивилизационными кодами. Но сначала это было не слишком заметно. Точно так же произошёл кратковременный и весьма бурный культурный всплеск. Страна и народ радостно поглощали всё это "новое" и "неведомое", пришедшее к нам из-за моря-океана. Жизнь действительно била ключом. И далеко не сразу стало ясно, что в этом ключе - отравленная вода. И не сразу стало заметно, что за всем этим блеском не стоит ничего, кроме пустоты.

Логично было бы предположить, что, после того, как это стало очевидно 90% населения страны, можно было бы задуматься об исправлении ошибки. Но как бы ни так. И причины этого лежат глубоко.

Для того, чтобы их понять, надо ответить себе на вопрос: а почему четверть века назад произошло то, что произошло? А если точнее: кто это сделал и какие им при этом двигали мотивы. Совершенно понятно, что никакие "агенты ЦРУ", "засланцы Госдепа" и прочие пришельцы из космоса никогда не свалили бы такую страну, какой являлась Красная Империя. Им это просто было бы не под силу. Но, точно так же, это было бы не под силу банальным предателям, засевшим где-то в высоких сферах. Нет, друзья мои.

Для того, чтобы свалить великий проект, нужно нечто большее, чем обычное предательство. Для этого нужна пламенная страсть. И собственная сверхидея, которую можно было бы противопоставить сверхидее Красной Империи. Ведь идею может победить только идея. Ничем иным её не одолеть. И такая идея была. Впрочем, она есть и сейчас. Это идея вхождения России в Европу. Но не просто на политическом, а на цивилизационном уровне. Именно она, эта идея, зародившись внутри части советской элиты, распространилась и привела к крушению и Красной Империи, и Красного Проекта.

Очагом и главным центром этой антиидеи (своего рода, храмом, в котором горел её огонь и находились её жрецы) стали советские спецслужбы. Той самой силой, что опрокинула Советский Союз, являлось КГБ СССР. Сей час это уже так же мало у кого вызывает сомнения. И слухи о неком "ордене" внутри советских спецслужб - по большому счёту, совсем не слухи. Они ведь и сами этого уже давно не отрицают.

Не стоит думать, что эта идея была чем-то глупым, или чем-то слабым. Совсем нет. Это был мощнейший историософский концепт, невероятной дерзости и амбициозности. Такое воссоединение в очень короткой перспективе вело к перемещению в Россию силового, культурного и цивилизационного центра Европы. Вело к полному и безоговорочному доминированию России на всём старом континенте. Это был завораживающий, головокружительный замысел. Если бы он мог быть осуществлён. Вот именно это "если бы" всё и решило. Те, кто задумывал этот "великий поворот", были абсолютно уверены, что Европа примет нас с распростёртыми объятиями, что Америке ничего не останется, кроме как смиренно уползти за океан и стать тем, чем, по сути, Америка и является: глубоко провинциальной страной, интересующейся только самой собой.

И само существование Красной Империи мешало осуществлению этого величественного и амбициозного плана. Ставки, связанные с исполнением которого, были так высоки, что приемлемой ценой для них стало даже уничтожение страны.

Но триумфа не вышло. И произошло это по двум причинам. Ну, во-первых, в Европе нас никто не ждал. Америка покорно отползать за океан совершенно не собиралась. Германия, Англия и Франция отнюдь не горели желанием отдавать кому-то устоявшийся и уже давно не обсуждаемый никем статус культурных, политических и цивилизационных центров старой Европы. И после всех принесённых жертв новая, вышедшая из недр спецслужб, российская квази-элита вдруг увидела отчётливую фигу. Жертвы эти Европа, конечно, приняла. Ну, а кто бы не принял, раз дают. Вот только пускать к себе всё это внезапно свалившееся на голову "счастье" она не собиралась исходно.

Но эта причина, скорее, политическая. Она глубоко второстепенна. Другая же причина куда глубже.

Как-то раз, ещё в аспирантуре, я присутствовал на одной беседе, что происходила между профессорами философии. В числе которых был ныне покойный Юрий Андреевич Жданов - бывший зять Сталина и один из последних выдающихся философов нашего времени. Тема беседы была мне крайне интересна: разговор шёл о возможности или невозможности объединения Православия и католицизма. И тогда от академика Жданова я услышал совершенно замечательную фразу: "Пытаться объединить Православие и католичество - это всё равно, что на полном серьёзе пытаться поженить валаамову ослицу с буридановым ослом" (с). Кто в теме - тот поймёт глубину юмора. И, в общем-то, тогда на этом беседа закончилась. Так вот, с объединением России и Европы в некое единое целое ситуация абсолютно та же.

Правда жизни состоит в том, что Россия и Европа, даже не смотря на всё внешнее сходство, внутренне до такой степени отличаются друг от друга, что объединить их в единый организм невозможно. Одни цивилизационные коды несовместимы с другими цивилизационными кодами. Причём, несовместимы на уровне системного ядра. На уровне базовой программы.

Единственный вариант интеграции при таких условиях - это полная замена одних кодов другими. Не удивительно, что философы, вроде Ракитова, прямо об этом говорили: "Мы должны изменить русское ядро". Но задача эта практически невыполнима, так как в качестве мелкого побочного эффекта подразумевает уничтожение самого русского народа, как явления. Превращения его в биомассу. И это ещё в самом лучшем случае.

А, при этом, Русский Мир уже вплотную подошёл к той черте, за которой он уже будет являться абсолютно полноценной моноцивилизацией, и это означает, что его ресурс прочности по отношению к подобным воздействиям уже крайне высок. Хоть пока ещё его и нельзя назвать непреодолимым. И Русский Мир сопротивляется. Он не хочет исчезать. Он не хочет изменяться. Это стало очевидно ещё в начале "нулевых годов". И всё время, что прошло с тех пор - это сплошная полоса мучительного отрезвления элиты.

Принудительного отрезвления.

Потому, как беда в том, что элита не хочет трезветь.

Ведь итогом этого процесса может быть только одно: признание всего, что эта квази-элита сделала, одной огромной и страшной ошибкой, которую надо исправлять. А могут ли они позволить себе такое признание? Ведь для них это признание - поражение. Крах всего, чем они жили, чем они дышали, чего страстно желали и к чему шли по миллионам трупов своих сограждан. Тех, что в 90-е погибли под руинами великой страны - стали жертвами бесчисленный войн, умерли от голода и холода в неотапливаемых квартирах, или просто погибли от социальной неустроенности, не справившись с новой чуждой реальностью, которую на них обрушили.

Так могут ли те, кто это всё устроил, просто взять и признать свою ошибку? Вряд ли. Потому, что в этом случае они одновременно признают, что, во-первых, всё это было зря, а, во-вторых, что они не герои и вершители судеб, а дураки, подлецы и убийцы. Вот так - ни больше, ни меньше. По этой причине они с тупым упорством будут и дальше биться лбом в закрытые ворота Европы, упорно искать некие новые обходные пути и, главное - пытаться договориться. И всё равно, что их же собственный опыт просто орёт о том, что договариваться бесполезно. Они будут слепы и глухи.

Впрочем, ситуация развивается таким образом, что трезветь им всё-таки придётся. Кризис, вызванный их "великим экспериментом", нарастает. И в любой момент он может переродиться в откровенную катастрофу. Но проблема ещё и в том, что эта самая квази-элита имеет кшатрианское происхождение (даже не смотря на то, что эти "кшатрии" уже выродились почти что до уровня грунта). В связи с чем:

а) она не в состоянии мыслить метафизическими категориями, не в состоянии работать со смыслами и, по этой причине, не способна к полному осмыслению проблемы, сводя её к чьей-то "договороспособности" или низводя до криминально-экономического уровня.

b) она уверена, что все вопросы можно решить брутальным силовым путём; грубо говоря, она уверена, что страну и народ можно затромбовать в Европу "в приказном порядке".
Я уже сто раз говорил и ещё раз повторюсь: "кшатрианство" в данной ситуации беспомощно. И, что самое ужасное - оно само не в состоянии этого понять.

Мы находимся в ситуации, когда нами управляют воины, возомнившие себя жрецами, а, в итоге, скатившиеся ниже уровня торговцев. И печально, что наше будущее, во многом, зависит именно от их прозрения. Им бы поспешить - времени не так уж и много. У них сейчас силён соблазн "сыграть ва-банк" или "решить вопрос любой ценой". И, кстати говоря, это тоже абсолютно чёткий признак касты воинов. Не важно, насколько она уже деградировала - родовые черты всё равно остались. Что ж. Могу лишь заметить им следующее: взгляните на бывшую "украину" - именно это "любой ценой" и превратило её из процветающей советской республики в того уродливого и обезумевшего мутанта, которого мы все сейчас имеем счастье лицезреть.

Так может вы всё-таки задумаетесь над собственным отрезвлением? Тем более, что Европа, в которую вы так рвались, уже давно не существует. Она тоже уже давно - мутант. Причём, мутант умирающий. Пытаться привести нас в неё - это всё равно, что служить падшим богам. А служение им никогда не могло и не может привести на к чему, кроме большой беды и большой крови. Падшие боги жаждут. И им всё равно, что вы там себе нафантазировали. Я понимаю, вам тяжело переступить через себя. Ну, что тут скажешь? Мне тоже тяжело. Потому, что я ненавижу вас абсолютно. Ненавижу всей душой и всем сердцем, за то, что вы сделали. Но я готов смириться с вашим существованием, если такова будет плата за жизнь моего народа. Гордыня - это мать смертных грехов. И идти у неё на поводу - значит, идти по дороге в Ад.

Если же вы намерены и дальше "бороться за Европу любой ценой", то, как бы так ни вышло, что это будет борьба до последнего русского. Вы можете считать себя самыми умными. Вы можете даже считать себя некими "жрецами", служащими высшей цели. Вот только пока что очевидно одно: если вы и "жрецы" - то те, кого в Африке и Карибском бассейне называют "унганами". Жрецы людоедского культа Вуду, которые превращают живое в "не-мёртвое". Вы ведёте себя, как тот фараон, который едва не принёс великую древнюю цивилизацию в жертву собственным амбициям, собственному невежеству и собственной спеси. И в итоге кто-нибудь вдруг встанет перед вами и скажет: "ОТПУСТИ НАРОД МОЙ!".

Когда-нибудь мы всё равно вырвемся из того зыбучего песка в который вы нас затащили. Exodus will happen! Именно это одна из причин восстания нашего народа на Донбассе. И я верю, что у моего народа хватит внутренней силы выжить и сохраниться не смотря ни на что. Но когда такие слова прозвучат - для вас самих будет уже слишком поздно.

http://haile-rastafari.livejournal.com/109264.html