Заявления СМИ и ЦРУ, что российский президент Владимир Путин «лично» руководил взломом электронной переписки штаба Клинтон, должны рассматриваться с большой долей скепсиса. Я уже говорил, что заявления о русском вмешательстве в выборы США не имеют для меня никакого смысла. Бессмысленно говорить, что Россия определила результаты выборов.

Больнее всего перед самыми выборами по Клинтон ударили две вещи: её «прискорбные» высказывания о сторонниках Трампа и письмо Коми о новых электронных письмах, которые ФБР обнаружило на компьютере Энтони Винера. Ни к чему из этого Россия не имеет отношения. Я не сомневаюсь, что русская разведка заинтересована в посеве раздора в США по поводу выборов. Я говорю, что нет никаких доказательств, что ей это удалось.

Кроме того, были взломаны электронные письма Джона Подесты. Он попался на механизм фишинга, получив фальшивое письмо с запросом информации о логине, и ответив на него, по совету своего технического консультанта. Механизм фишинга примитивен и легко нейтрализуем – никогда не нажимайте на ссылки в подозрительных письмах, не переходите на ненужные вам сайты, не раскрывайте информацию о своих паролях и логинах кому бы то ни было. Это элементарно.

И что затем? Механизм фишинга скорее свойственен легендарному нигерийскому принцу-мошеннику, чем президенту Российской Федерации. Кроме того, за фишингом стояли не разведчики из ФСБ. Это была просто гражданская группа, которая может быть, а может и не быть, связана с правительством России.

Учитывая то, что никто не может сказать определённо, что письма Подесты оказали существенное влияние на выборы, нет никаких оснований обвинять Россию. Но недавний психологический вброс от ЦРУ намекает на теорию, что Путин лично руководил взломом, чтобы насолить Хиллари Клинтон. И опять же, нам не показали доказательств этого личного участия Путина. Эта фальшивая новость, с целью запугивания американцев, создаёт впечатление, что Путин лично разрушает американскую демократию. Это просто пропаганда через персонализацию и демонизацию.

Персонализация и демонизация – хорошо известные пропагандистские приёмы Вашингтона. Когда-то Буш заявлял, что имеет право свергать Саддама Хуссейна, даже при том, что в Ираке нет оружия массового поражения. Почему? По его словам, Саддам Хуссейн был «злым». «Злобность» противника политики США – понятие метафизическое, но оно может использоваться для оправдания любой агрессии.

В 1953 году в Иране появился националистический премьер-министр, который захотел забрать у BP справедливую долю денег за иранскую нефть. Его звали Мохаммед Моссадык, он родился в аристократической семье. Правительство Эйзенхауэра и вашингтонская пресса организовали кампанию персональной дискредитации Моссадыка, распространяя фальшивые новости, что он был коммунистом и марионеткой Советского Союза. А он был аристократом и националистом! За демонизацией Моссадыка последовала операция ЦРУ по покупке террористов для свержения избранного премьер-министра в крупнейшей демократической стране. В результате этого, в стране была установлена монархия и религиозный фундаментализм.

Уго Чавес в Венесуэле тоже испытал демонизацию. Так же как и Ясир Арафат и Сальвадор Альенде. Каждый раз, когда американские шпионские службы сговариваются со СМИ, чтобы изобразить иностранного лидера с дьявольскими рогами на фоне адского пламени, мы должны понимать, что это признак подготовки агрессии против этой страны.

http://antizoomby.livejournal.com/499002.html