Турецкая республика нынче переживает не самые лучшие времена, на её восточных территориях всё более и более разгорается гражданская война, точнее сказать война с курдами, которых тайно поддерживают «союзники» Турции по НАТО – американцы, как ещё недавно сами турки (вместе с теми же американцами) активно поддерживали гражданскую войну на российском Кавказе, чеченскую войну.

Нынче само существование Турции, как единого государства, находится под вопросом, почти также, как сто лет назад стоял вопрос о возможности существования сколь-нибудь обширного Турецкого государства, после краха Османской державы, ведь в ходе Первой мировой войны значительная часть её территорий была оккупирована войсками западных стран, которые собирались создать несколько (зависимых от Запада) государств в Анатолии. Туркам отводилась лишь небольшая территории в центре Анатолийского плоскогорья, и никаких державных перспектив.

Сейчас почему-то напрочь забылся тот упрямый факт, что выживанием своим Турция, в немалой степени, обязана большевикам, которые пришли к власти в России, и, испытывая натиск Антанты, совершили хитрый, а пожалуй мудрый маневр – поддержали кемалистов в Турции, способствовали усилению турецкого национально-освободительного движения и выдворению войск Антанты из Закавказья и Малой Азии.

Историческая роль России и роль русских в турецком менталитете
В статье:

Россия глазами турок

Выживание Турции, как государства, а уж тем более в тех границах, которые сумел удержать Мустафа Кемаль, было бы очень затруднительно, если бы не усилия Михаила Фрунзе, Климента Ворошилова и лично товарища Ленина.

Эти трое были гениальными стратегами, а Фрунзе и Ворошилов – ещё и гениальными практиками сражений, и потому их вмешательство помогло переломить ситуацию в пользу турецких кемалистов.

Замечу, что не одними только советами помогала Турции молодая Советская республика. Почти сразу после того, как 16 марта 1921 года, в торжественной обстановке, был подписан Договор о дружбе и братстве между РСФСР и Турцией, были обозначены параметры взаимодействия Турции и России в Закавказье, вот тогда-то и полился в турецкую сторону мощный финансовый поток. Была достигнута договоренность об оказании со стороны Советской России помощи Турции деньгами (в сумме 10 млн. золотых рублей) и военными материалами.

Турция, фактическим главой которой стал Кемаль, вынуждена была признать Грузию, Армению и Азербайджан, в качестве социалистических республик, входящих в зону ответственности Москвы, отказаться в пользу Грузии от суверенитета над Батуми и Аджарией, в ответ на это Советское правительство уступало Турции районы Карса, Ардагана и Артвина.

Однако все договорённости между Турцией и Россией могли бы остаться лишь на бумаге, ведь судьба Турции висела на волоске, и потому в августе 1921 года Ленин решает применить на турецком направлении самую проверенную и надёжную «тяжёлую артиллерию», а именно – Михаила Фрунзе, который формально стал чрезвычайным послом Украинской ССР в Турции.

Кто на самом деле создал эрдогановскую Турцию
в статье

Кто стоит за исламизацией Турции
А так же в статье
Исламский проект ЦРУ в Турции

Оценив обстановку, Михаил Васильевич начинает слать в Москву одну депешу за другой, в каждой из которых требует чтобы Советское правительство изыскало дополнительные средства для оказания помощи Турции.

Мало кто знает, но на памятнике Республике на знаменитой сегодня площади Таксим рядом со скульптурой основателя современной Турции Кемаля Ататюрка стоят две фигуры в военной форме – Климент Ворошилов и Михаил Фрунзе. Их скульптуры были изваяны по личному указанию Кемаля.

В период подготовки к генеральному наступлению турецких войск (против войск западных держав), через Новороссийск, Туапсе и Батуми в Турцию в течение 1920-22 гг. было поставлено 39 тысяч винтовок, 327 пулеметов, 54 орудия, 63 млн. патронов, 147 тысяч снарядов и много чего ещё. С восточных границ было переброшено военное оборудование, оставленное Русской армией в 1918 году. В 1921 году переданы два морских истребителя «Живой» и «Жуткий». В Анкаре советское правительство помогло со строительством двух пороховых фабрик, одновременно поставив в Турцию оборудование для патронного завода и сырьё для производства патронов. Кроме того, советская дипломатическая миссия во главе с советником Я.Я.Упмал-Ангарским в 1920 году передала представителям ВНСТ 200,6 кг золота в слитках, обещанного советским правительством на переговорах в Москве.

Помимо прочего, Фрунзе в Трабзоне предоставил турецким властям 100 тысяч руб. золотом для организации приюта для детей, потерявших родителей на фронте. Другой советский дипломат, ставший полпредом РСФСР в Анкаре – С.И.Аралов в апреле 1922 года передал в дар турецкой армии 20 тысяч лир на приобретение походных типографий и киноустановок. Помимо этого, в начале 1922 года Турции было передано ещё несколько партий оружия. 3 мая 1922 года Аралов передал турецкому правительству 3,5 млн. зол. рублей – последний взнос из 10 млн. руб., обещанных при подписании договора 1921 г.

Сближению между странами в дальнейшем способствовали дипломатические усилия делегаций двух стран в ходе Лозаннской конференции 1922-23 гг. СССР поддерживал Турцию и защищал тезис об обязательном турецком суверенитете над Проливами (западные страны желали контролировать Проливы сами, создав для них особый статус).

После заключения Лозаннского договора Турция обрела государственную независимость, иностранные войска были выведены с турецкой территории и 29 октября 1923 года Великое Национальное Собрание провозгласило Турцию республикой. Президентом был избран Мустафа Кемаль, принявший потом имя Ататюрк.

История создания Турецкой республики помимо разговора о выдворении европейских оккупантов, содержит много нелицеприятных моментов, к примеру имела место очередная волна насилия над армянами, которых итак оставалось в Турции очень немного, над христианами вообще, произошла мерзкая история выдворения греков с территории древней Смирны (сейчас – Измир), где греческое население составляло большинство.

Мне не очень приятно говорить о становлении Турецкой республики, и ничего хорошего в её появлении мне бы и вовсе не удалось найти, если бы я не знал о той истории, что будет разворачиваться дальше, по канве удивительного и жестокого ХХ века. А история развернулась таким манером, что большевики, во главе с Лениным, оказались правы в своих замыслах, и стратегия их полностью себя оправдала в тот момент, когда в 1940-х годах, стал вопрос – «быть или не быть Советскому государству?» Да что там, вопрос стоял и том – «быть или не быть России?»

Оказалось, что помогая создать Турецкую республику, большевики сумели обезопасить южный фланг Советского государства, прикрыть его в тот роковой момент, когда всё было против нас, когда западные державы, раскармливая гитлеровскую Германию кредитами, технологиями и сырьём, готовили план тотальной войны в Евразии.

Кто бы мог подумать, что Турция, наш извечный, злой враг, многовековой, непримиримый враг, вдруг окажется нейтрализована благодаря мудрой (иначе нельзя сказать) именно мудрой политике партии и правительства. Если бы Ленин и Фрунзе не влили бы колоссальные средства в план создания независимой Турции, если бы на территории Турции были бы образованы марионеточные государства западных держав, то с немалой долей вероятности можно утверждать, что они были бы использованы в войне против СССР, как были использованы в ней все прочие государства Центральной, Восточной и Северной Европы, которые, сразу после Первой мировой войны были зависимы от западных держав, но потом оказались фактически «переданы» на руки Гитлеру, в рамках программы «умиротворения агрессора» (а те, что не были переданы, он взял потом сам).

И если бы территория, где на тот момент существовала кемалистская Турция, представляла собой тоже самое, чем были Балканы, скажем, то есть крошево небольших государств, то с большой долей вероятности можно утверждать, что Гитлер сумел бы легко захватить их и использовать в войне против СССР.

А в этом случае нам пришлось бы несладко, ох не сладко! Если бы союзные гитлеровцам силы подошли бы к Кавказу с юга и ударили по нашим силам из Закавказья, то выстоять нам было бы весьма трудно.

Однако в реальности, сложившейся к той поре, Турция была одной из стран, которая фактически оставалась в стороне от войны, и это сыграло немалую роль в спасении Советского Союза от коричневой чумы, да и спасении мира от опасности превратиться в один большой и абсурдный рейх.

Хотя, справедливости ради, нужно заметить, что и Турция, во время Второй мировой, было дело, колебалась, раздумывала над тем – вмешиваться ли ей в войну между СССР и странами Оси, либо оставаться в стороне. В какой-то момент, когда положение СССР было особенно тяжким, и когда немцы вплотную подошли к Кавказскому хребту, в Турции возник разговор о том, что коль Россия потеряет Геленджик, то турки вступят в войну, чтоб «взять своё, прежнее», то есть захватить территории, которые некогда принадлежали Османской империи.

Но мы удержали Малую Землю, отогнали врага от Новороссийска, Геленджик взят не был, Турция так и не вступила в войну, и самим фактом своей пассивной позиции уже оказала неоценимую услугу нам, ведь всё тогда было против нас, и даже наши номинальные «союзники», то есть Англия и США, в тот момент всё ещё продолжали оказывать тайную поддержку Гитлеру, и прекратили её лишь тогда, когда стало ясно, что немецкая карта бита и не сможет больше отыграться.

А ведь у Гитлера, ещё в самом начале подготовки агрессии против СССР, были большие планы в отношении Турции и мусульманских стран вообще, гитлеровцы тщательно планировали свои маневры, создание мусульманских дивизий входило в перечень главных мер по ослаблению позиций СССР в ходе возможной воны. Кстати сказать, в самой Турции были сильны симпатии к нацизму, как к идеологии, а также к Гитлеру, как к личности. Многие (в том числе влиятельные) турки открыто симпатизировали антисемитской программе гитлеризма, Турцию многое могло бы сблизить с гитлеровским проектом, и многое сближало-таки, но всё-таки Турция не стала одним из плацдармов наступления фашизма на СССР, и это важно, чрезвычайно важно.

Удивительное предвидение Ленина, его тонкое чутьё сумело обеспечить столь немаловажное условие – безопасность южного фланга советской территории в момент наивысшей опасности для СССР и для гуманитарной программы социального освобождения народов мира.

Когда я изучал этот период истории, то ловил себя на мысли, что на месте тогдашних советских руководителей поступил бы иначе, не стал бы помогать туркам создавать новое государство на землях былой Византии (а следовательно – проиграл бы, в перспективе). Во мне, быть может, победила бы брезгливость в отношении того явления, которое представляла собою Турция в период её неказистого распада, и я не стал бы прикладывать усилия, тем более – столько усилий, чтоб спасти турецкую государственность.

Турция, в период гнилостного своего распада, да и ранее тоже, являла собою явление гадкое, была очагом средневековья, ничего хорошего для человеческой цивилизации не производила и не обещала дать. В Турции, в последние пару веков её существования, не было ни писателей мирового уровня, ни композиторов, ни художников, ничем кроме террора над покорёнными народами Турция знаменита не была. Оставаться на плаву Османская империя ухитрялась лишь потому, что постепенно превратилась в одно из звеньев в цепочке «Опиумных войн» Англии и США (поставляла наркотическое сырьё), и, помимо того, помогала «сдерживать» Россию, которая шла по пути освобождения христианских народов Востока.

Османская империя была глубоко чужда и враждебна России, причём практически с самого первого дня появления турецкого фактора в Анатолии. Турки, стоило им создать своё государство, начали жестокий натиск на Византийскую Грецию, то есть на государство, которое было для нас, русских, главным окном, вратами доступа к великим достижениям античной культуры, к технологиям средиземноморского региона, к духовным высотам эллинизма.

Мы, русские, никогда не стеснялись учиться, никогда не стеснялись признать, что нашей старшей сестрой была Греция, и что мы многое у неё почерпнули.

Любопытна, кстати сказать, история первоначального знакомства русов с Грецией. Наши предки прибыли к стенам Константинополя с тем, чтоб повоевать, пощипать греческого добра, пожечь, пограбить. Ну, всё как полагается, как водится. Однако лишь увидав греческий город, лишь почувствовав дух греческой культуры, наши пращуры влюбились во всё это, бросили затею войны и стали друзьями Византии.

Нет, конечно, отношения между русами и греками не всегда были безоблачными, но всё-таки мы, русские, не стали теми варварами, которыми отчего-то стали германцы для Рима. Тупое, злобное, примитивное насилие германского племени разрушило Западную Римскую Империю, ввергло всю Западную Европу в «тёмные века», а на востоке-то всё ещё сияла Византия, и хотя она была уже далеко не такой, как её античные государства-предшественники, но, с другой стороны, имела и немало своих достижений, к примеру, она изжила рабство эволюционным путём.

Мы, русские, с уважением относились к своей «старшей сестре» - Византийской Греции, греки всегда были у нас на особом счету, ну а когда турки начали разрушать остатки былого византийского могущества и поставили палатки диких кочевников на руинах великой культуры, в Россию хлынула большая волна греческой эмиграции, и каждый из гонимых греков нашёл у нас приют (а потомки некоторых греков сумели ещё и прославить своё имя талантами, как Архип Иванович Куинджи).

Турки уничтожали церкви, превращая их в мечети, или сжигая, осуществляли планомерный и многовековой геноцид христианских народов, но мало того, турки и союзные им крымские татары не раз «наведывались» и в Россию, осуществляли набеги, массовые похищения людей из русских селений (главным образом в Малороссии, то есть на территории нынешней Украины). Славянских рабов в Османской империи было столько, что кто-то из путешественников даже удивлялся – осталось ли ещё население по ту сторону Чёрного моря, в славянских-то землях?

Эта история так и продолжалась, пока Россия не окрепла и не начала теснить турок сначала из Северного Причерноморья, потом с Кавказа, затем – с Балкан. Наконец, началась Первая Мировая Война, в которой Россия и Турция опять были противниками. Хотя, в данном-то случае России лучше было бы не ввязываться войну, но в этот раз с турками нас «столкнули лбами». Западным державам желателен был конфликт Петербурга и Стамбула, а Николай Второй бездумно «повёлся» на авантюру, вступив в войну против Турции.

В конце концов, полная победа уже почти была в руках англоязычных кукловодов Первой Мировой, они сумели разрушить и Российскую и Османскую империю, Австрийская и Германская тоже лежали в руинах. Ничего не предвещало перспективы возникновения на Востоке какой-либо серьёзной силы, которая помешает созданию сети марионеточных режимов, порабощённых англоязычным капиталом… но тут появились большевики, и переиграли всё по-своему.

Сначала большевики воссоздали Россию, собрав её из кусков и выгнав интервентов, творивших чудовищный террор на Русском Севере, на Дальнем Востоке и в Прикаспии, а потом принялись создавать ту архитектуру Евразии, которая могла бы стать основой для политического выживания молодой Советской республики. И вот, большевики помогли создать Турецкую республику, уберегли её от реализации Севрского договора (от есть от полного распада).

Ещё и ещё раз приходится констатировать – большевики явились авторами уникального в истории явления – дружбы России и Турции. Это явление поистине удивительно, но, вместе с тем, и замечательно оно, ведь стоило перебороть брезгливость, подать руку туркам, чтоб в конце концов обезопасить южные рубежи нашей Родины и выиграть главную войну тысячелетия.

К сожалению, в послевоенный период Запад сумел-таки подмять под себя Турцию, и, фактически, вырвать её из советской сферы интересов, прицепив к своей сфере влияния. Более того, американцы смогли разработать эффективную программу манипуляции внутриполитическими процессами Турции, ставя своих людей на важнейшие посты, в результате чего Турция вошла в НАТО, а во времена «перестройки» и вовсе стала одним из плацдармов нападения США на СССР, а затем Россию.

Американцы, руками исламистов и прочих экстремистов, сначала разожгли Закавказье (ещё в бытность Горбачёва у власти), устроили целый ряд «горячих точек» в южных республиках СССР, боевиков для которых готовили на территории Турции, а потом и вовсе «перенесли» войну уже непосредственно в РСФСР, которая теперь стала ельцинской Россией. Война разгорелась в Чечено-Ингушетии (а временами перекидывалсь на Дагестан, Кабардино-Балкарию и Северную Осетию).

Во всех этих подлостях турки принимали участие, в Турции существовали и до сих пор существуют центры подготовки террористов, где помимо науки диверсий, преподают сразу несколько языков – русский и языки народов Северного Кавказа.

Хочется надеяться, что теперь, после сердечного замирения Москвы и Анкары, эти центры будут закрыты.

Однако в течение всего того времени, покуда Турция была базой для атак на Кавказ, дружба Москвы и Анкары, удивительным образом, не была омрачена серьёзными неприятностями. Для меня это было очень странно, ведь Турция, фактически, вернулась на позиции османского «имперства» и долбила наши южные рубежи, всё более нагло. И хотя в данный период Турция не являлась самостоятельным субъектом, но вред, наносимый стараниями, в том числе и турецких деятелей, был существенным, как на Северном Кавказе, так и в Закавказье.

Фактически, в течение последних тридцати лет, то есть со времён горбачёвской «перестройки» шла игра в одни ворота – Россия закрывала глаза на проделки Турции, делая вид, что продолжение политики доброго соседства имеет место. Если говорить об экономике, то Россия подыгрывала Турции в масштабах немалых, так подыгрывала, будто Турция – лучший друг и товарищ!

Сначала «челноки» ельцинского периода, а потом и туристы путинской эпохи ломились в Турцию, огромными табунами, везя в Туреччину свои денежки.

В конце концов эта абсурдная ситуация окончилась тем, что Турция уже совершенно открыто вступила в войну против России на сирийском фронте, окончательно похоронив кемализм в отношениях к евразийским державам, и к России в первую очередь. Эрдоган почти открыто провозгласил нео-османский курс.

Было похоже на то, что Россия, в данном случае путинская Россия, горько проиграла, просчиталась в отношениях с Турцией, давая туркам преимущество, закрывая на всё глаза, и делая вид, что «само рассосётся».

Однако, по каким-то своим и чрезвычайно замысловатым причинам, хозяева нынешней ситуации, то есть стратеги вашингтонского режима, в данный момент наметили пустить Турцию под нож, решили зарезать Турецкое государство, точно также как они демонтировали большинство стран Ближнего Востока, начав с Ирака.

Странно, очень странно, но история вековой давности повторилась чудовищным фарсом – Турция, опять верой и правдой служила интересам англоязычной элиты, но она, эта горе-элита, всё же решила резать турецкую тушу, пускать её на мясо!

И куда же было деться Турции в такой момент? Куда ей бежать, когда поняла она, что на востоке у неё уже всерьёз загорелась своя «чечня», да ещё занимающая не меньше трети территории всей Турции?

А некуда больше податься Турции, кроме как в ноги к «белому царю». Турок пошёл на поклон к России, к тому, против которой он долго и упорно интриговал.

Трудно сказать – чего будет дальше. Большевиков нынче в Москве нет, если б были, то взялись бы и сделали, всё то, чего наметили. Коль запланировали бы спасти Турцию, то и спасли бы. Поглядим, как поступит Путин. На первый взгляд он принял турок с распростёртыми объятиями.

Но в любом случае, Турции очень повезло, что в правительственных органах России нет людей, с такими установками, как у меня, и что у власти в Москве нет ни одного убеждённого славянского националиста.

Я не люблю Турцию, никогда я не поехал бы отдыхать на турецкие курорты, поскольку меня всегда преследует мысль, что в этих местах жестоко глумились над славянскими рабами. Я называю город Константинополь именно Константинополем, и лишь тогда говорю «стамбул» когда приходится назвать столицу бывшей Османской империи. Я быть может, и не сумел перебороть свою брезгливость к Турции, свою усталость бесконечной историей предательств, которые совершала Турция, не смог бы выкинуть из памяти историю многовекового террора, осуществляемого турками по отношению к славянам. Пожалуй, я не сумел бы взять, и пойти на контакт с Турцией, которая приползла вдруг на брюхе, униженно извиняясь, я бы отправил её обратно – в объятия англоязычных хозяев, которые уже заготовили для турецких пашей, во главе с Эрдоганом, ту же историю, которая была разыграна с Хусейном, или Мубараком.

Но я был бы не прав. Чувства, эмоции, обиды, слепой голос национализма никогда не должен преобладать, тем более в тот момент, когда «холодная война» разгорелась вновь с той силой, та война, которая опять стремится поставить вопрос – быть или не быть России, во всяком случае – быть или не быть ей независимой, великой державой.

Не знаю уж насколько искренне Путин пошёл навстречу туркам, но, по всей видимости, он решил возродить великое изобретение большевиков – дружбу с Турцией. Странное изобретение, но неожиданное и полезное, как всё великое.

Кстати сказать, в ленинском наследии есть много резервов для трудных ситуаций, то и дело возникающих в неспокойной политике не окончившегося до сих пор ХХ века. Да-да, сроки истекли, а век так и не окончился, так и прокручиваются вчерашние сюжеты, досадно заедает пластинка злобной вчерашности, проигрывая, проигрывая, проигрывая всю ту же историю «холодной войны». Эта война пока так и не окончилась, почти уже перешла в абсурд, но всё же не окончилась, а значит однажды мы сумеем выйти победителями и из неё, ведь хорошо смеётся тот, кто смеётся последним. Главное – правильно оценивать задачи и трезво выбирать направления генеральных действий, действуя не эмоциями, а рассудком, как умели делать великие деятели советского прошлого, сумевшие создать условия для победы в главной войне тысячелетия.

http://maxim-akimov.livejournal.com/444896.html