«Новая газета» выдала очередную порцию компромата на социальную сеть «Вконтакте», обвинив её в сотрудничестве с властью. Первая попытка, предпринятая неделю назад, оказалась настолько слабой, что её не приняли даже матёрые оппозиционеры, назвав «заказухой за деньги». Вторая попытка мало чем отличается от первой, но важно не это. Нам стало интересно – а имеет ли право российская власть защищать свои интересы на информационном поле? И если да -- то почему против этого так яростно протестуют некоторые журналисты?

С самого начала отметим: никакой заметной лояльности и нарочитого патриотизма "Вконтакте" не проявляет. А небезызвестное высказывание основателя сети Дурова о Дне Победы и его же манифест о правильном жизнеустройстве -- как-то исключают возможность поверить в его охранительство.

О чем идет речь

В последнее время на фоне «общественного возмущения» и «оппозиционной активности масс» разного рода лица, обладающие некоторой публичностью, все чаще начинают высказывать свои суждения о том, как нам жить надо. Ксения Собчак, Борис Акунин, Артём Троицкий и даже Павел Дуров (по легенде – основатель «Вконтакте») – люди, до последнего времени далекие от политики, экономики и общественной деятельности, вдруг стали рупорами «общественной мысли».

При этом их, собственно, никто и не спрашивал – они сами «ни с того ни с сего» полезли в политики и философы. И не страшно, что образования и элементарной культуры (по делам их и словам, в разное время сказанным) большинству из этих новых «глашатаев народного гнева» явно не хватает. Важно, что они, соль земли русской, подлинная интеллигенция XXI века, и потому имеют право высказаться. Не вопрос – пусть себе высказываются.

Жаль, что их «мысли» мало кто критикует по-настоящему. И от этого возникает ощущение, что мир сошел с ума, если этот бред общество не просто слушает, но и принимает, не возмущаясь. Попробую возмутиться хотя бы я, с позиций своего понимания политики, экономики и философии. Надеюсь, кто-нибудь меня поддержит в этом.

На днях Павел Дуров (не знаю, в здравом уме или под влиянием «дури») написал и опубликовал свой манифест (!) в котором аж на 1,5 страницах машинописного текста изложил концепцию правильного жизнеустройства, которое, по его мнению, достойно современного поколения россиян. Честно говоря, меня, представителя этого самого поколения, этот текст поверг в шок.

Мне стало удивительно, как человек, излагающий такие идеи, смог создать ВКонтакте и как его организация не развалилась на второй день. Складывается полное ощущение, что Дуров – человек, живущий в мире абсолютных иллюзий.

Я, конечно допускаю, что человек, у которого не стоит проблемы ежедневного заработка, семьи, быта и пр. может находиться в таком состоянии. Но слушать-то его тогда зачем? Он несет очевидную околесицу, а его тиражируют миллионными тиражами. С таким же успехом можно было бы тиражировать мнение больных из Кащенко.

Почему я говорю, что слова Дурова – полная дурь? Попробую объяснить на примере возглавляемого этим человеком предприятия – оно вполне сравнимо по величине и социальности с небольшим государством.

Итак, как предлагает существовать государству (ну или «Вконтакту»)  его основатель:

Отказаться от законодательной инициативы. Анархия – мать порядка. Никаких законов, сопровождающих жизнь организации, не должно рождаться, все должно проистекать естественным путем. Правда, Дуров забывает, что такое общество, где «все проистекает естественным путем», называется первобытным. И даже его «скромная фирма» существует только потому, что есть внутренние правила и регламенты работы.

Далее Павел предлагает противоречащее первому пункту требование о привлечении кого угодно на роли арбитров в спорах (суды присяжных). Типа народ сам должен решать спорные вопросы. Остается только неясным, на основании каких законов, если их нет (см. п. 1). Видимо, Дуров – сторонник суда Линча. А самого себя он тоже готов отдать во власть «толпы» или для себя он отвел роль «неприкасаемого»? Об этом в тексте не сказано, как не сказано и то, существует ли в его собственной организации хоть что-то похожее на «избираемые народом арбитражи».

Налоговая политика: тут Дуров выступает как заправский лоббист, предлагая радикально повысить налоги на сырьевые отрасли (интересно мнение нефтяников) и полностью (!) снять налоги с информационной сферы. При этом известно, что топ-10 самых богатых компаний мира и самых богатых людей мира состоит сплошь из представителей информационной сферы (ИКТ, СМИ, телекоммуникации). При такой политике отказа от получения средств в пользу всего проекта со своих ведущих отделов (программистов, рекламщиков) «Вконтакт» прожил бы, я полагаю, ровно столько времени, сколько на него тратили бы деньги инвесторы…

Далее Дуров предлагает отказаться от таможенных сборов. Аргументация – «их все равно оплачивает потребитель». Я не знаю, ГДЕ учился этот человек (говорят, в СПб ГУ?)  и КТО ему преподавал экономику. Я бы на месте его учителей публично покаялся бы, а на месте Университета – отозвал бы диплом. Официально.

Следующим пунктом «манифеста» автор предлагает расширять автономию регионов вплоть до полной. То есть, Павел предлагает своим партнерам предоставить отделам «Вконтакта» право учреждать собственные «фирмы» в стенах «родителя». К чему это приведет даже на примере его фирмы, надо ли объяснять? При этом не забудьте: законов нет, все решают «суды присяжных», налогов нет, таможня отпущена по домам…

Далее Павел рассуждает про деньги – что, дескать, они есть средство грабежа. Поэтому надо разрешить свободное обращение золота и денег, жестко привязанных к нему. Хорошее предложение, только почему-то он при этом говорит: национальные валюты не нужны. Не ясно, почему не нужны, если они будут привязаны к золоту? И потом, нет ответа на вопрос – а почему именно золото, а не другие, более современные инструменты «приравнивания» ресурсов стран между собой? Может быть потому, что, по некоторым оценкам, сегодня до 80% золота на планете сосредоточено в руках частных банков?

Кадровая политика Дурова выражена пунктом об образовании. Он предлагает отказаться от стандартизированного образования – пусть все учатся как хотят и чему хотят. Вопрос только в том, а как же быть, если все «захотят» стать гламурными тусовщиками или в лучшем случае программистами (налогов то нет)? Что кушать будем, Паша?

Ну и в довершение – конечно, надо отменить границы, прописки, призывы в армию и «другие рудименты феодализма». Добро пожаловать в рай на земле, где нет никакого насилия, каждый вправе делать все что захочет и ни перед кем ему отчитываться не надо!

К счастью, все эти проекты разбиваются о скалы реальной жизни и человечество все-таки медленно, но верно, избирает другую ценность в качестве путеводной – гармоничную жизнь для всего Человеческого общества, а не бесконечную драку за выживание в стаях «свободных волков».

http://www.odnako.org/blogs/show_18374/

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Однако в данном случае -- важно не то, какова соцсеть на самом деле, а то, на каких основаниях её информационно мочит неполживое СМИ с британским издателем.

Первая атака 

В рамках первого наезда «Новая газета» опубликовала материал «В контакте с ФСБукой» (вкладка ниже), где предоставила якобы неопровержимые доказательства сотрудничества владельца сети «Вконтакте» Павла Дурова с Администрацией президента (АП). Таковым доказательством стал снимок с экрана текста письма пресс-секретаря «Вконтакте»  (АП), где среди прочего сказано:

Статья полностью

В декабре 2011 года, вскоре после первого послевыборного митинга на Болотной площади, руководитель «универсального средства для общения и поиска друзей и одноклассников, которым ежедневно пользуются десятки миллионов человек», Павел Дуров направил тогдашнему первому замглавы администрации президента (АП) и контролеру российского политического поля Владиславу Суркову письмо.

Передаточным звеном служил тогдашний пресс-секретарь «ВКонтакте» Владислав Цыплухин, который, судя по материалам, имеющимся в распоряжении «Новой газеты», в большей степени трудился на АП, чем на своего основного работодателя (это немного другая история, хотя весьма симптоматичная с точки зрения попыток власти манипулировать соцсетями). Среди его постоянных адресатов — правая рука Суркова в администрации, тогдашний руководитель Управления внутренней политики (УВП) Константин Костин, «писатель» Сергей Минаев, замруководителя департамента УВП Ирина Федина.

Из письма (точнее, из двух документов: преамбулы Цыплухина и письма Дурова Суркову) следует, что пресс-секретарь «ВКонтакте» и его коллеги «блокировали… радикально настроенных пользователей». Кроме того, Цыплухин сообщает о том, что он, «например», помогает крупнейшему писателю земли русской «Сергею Минаеву (тот самый, который «The Телки». А. К.) усилить напряжение между сторонами расколовшейся оппозиции (Чирикова — Немцов, Болотная — пл. Революции)». И добавляет: «По просьбе Минаева под моим контролем созданы группы «Мы за Немцова, встречаемся на Болотной» и «Мы за пл. Революции, за Чирикову». Теперь планируем перекрестить трафик этих двух группировок, чтобы спровоцировать конфликт».

Прямо-таки «Хвост виляет собакой» уездного масштаба…

В письме Суркову руководитель в «ВКонтакте» напоминает: «Как Вы знаете, мы уже несколько лет сотрудничаем с ФСБ и отделом «К» МВД, оперативно выдавая информацию о тысячах пользователей нашей сети в виде IP-адресов, номеров мобильных телефонов и другой информации, необходимой для их идентификации». Разумеется, эта специфическая деятельность сервиса, ориентированного на то, чтобы «всегда оставаться в контакте с теми, кто вам дорог», — оправдывается высшими государственными интересами, среди которых препятствование «распространению насилия и хаоса».

Есть и иная польза от социальной сети «ВКонтакте», сугубо патриотическая и, как и положено, антизападная: «Благодаря сверхусилиям в технологической и информационной сферах нам удается сдерживать монополизацию российского рынка социальных сетей «Фейсбуком» — процесс, который уже прошел практически во всех странах мира».

«…подорвет доверие к нашей сети среди пассионарной молодежи»

Но потаенный смысл письма не в этом. Руководитель «ВКонтакте» и, судя по всему, акционеры компании мучительно разрываются между интересами бизнеса и тем, что метафорически можно назвать «государственным интересом». То есть то, что требуют от «ВКонтакте» — блокировать оппозицию в отечественном интернет-пространстве — противоречит бизнес-интересам соцсети: она теряет клиентов и проигрывает конкурентам. Вот фрагмент, ради которого письмо и написано: «Блокирование оппозиционных сообществ «ВКонтакте» подорвет доверие к нашей сети среди пассионарной молодежи, что в долгосрочной перспективе может свести на нет наши технологические и идеологические усилия по сдерживанию натиска иностранных социальных сетей на отечественном рынке».

Характерно, что письмо сочинено на таком специальном кремлевском диалекте, внутри которого нет, естественно, понятия нормальной рыночной конкуренции, зато есть «сдерживание натиска». Нет интересов клиента, а есть как бы государственный интерес и интересы силовиков («раскрывать и пресекать преступления» — очевидно, совершаемые той самой «пассионарной молодежью»).

Дуров убеждает Суркова в том, что навязанная (судя по всему) модель поведения «ВКонтакте» «приведет лишь к возникновению у американцев серьезного конкурентного преимущества, конечным результатом которого станет утрата контроля с нашей с Вами стороны».

Глава «ВКонтакте» называет альтернативные пути: «Можно продолжить имплицитный, непрямой контроль за Рунетом, либо начать блокировать интернет-ресурсы на общенациональном уровне по китайской модели».

Конечно же, акционеры «ВКонтакте» «заинтересованы в сохранении стабильности в жизни государства», и поэтому Дуров обещает что-нибудь такое еще придумать «для снижения эмоционального накала в обществе». Хоть по-китайски, хоть как…

В заключение — изящный книксен: «Не скрою также, что мне лично симпатичны руководители администрации президента…» Ну правильно — милейшие люди. Только вынуждавшие главу компании платить им оброк услугами по «деанонимизации» Сети, входя «в контакт» не с «Фейсбуком», но с ФСБукой. Иначе, судя по всему, сохранить бизнес не удается. Вот в чем базовая проблема.

Искусственная реальность

Словом, руководству «ВКонтакте» можно только посочувствовать, а старине Цукербергу акционеры отечественной Сети могут только позавидовать: вряд ли он отчитывается перед администрацией американского президента о своей деятельности по захвату сопредельных территорий своим «Фейсбуком». Часть комиссии, «выплачиваемой» власти, это лично экс-пресс-секретарь «ВКонтакте», который чуть ли не в режиме fulltime вынужден был заниматься манипуляциями в «Твиттере» и прочих сервисах, регулярно отчитываясь перед сотрудниками АП и примкнувшими к ним деятелями искусств, ответившими «Да» на вопрос «С кем вы, мастера культуры?».

В результате «ВКонтакте» работает не на клиентов, а на группу политических манипуляторов, создающих фейковую, искусственную реальность в интернете — с выдуманными конфликтами, со стравливанием людей в Сети, с развращенными уже в нежном возрасте юношами и девушками, которым помогают создавать контролируемые сервисы для манипуляций общественным сознанием. Опять же, это отдельная история, но по ходу дела участники всей этой напряженной работы формируют, например, такую штуку, как The Twitter Journal 2.0, который нынче работает под лозунгом «Наш робот собирает ссылки на статьи российских изданий, чтобы затем анализировать их популярность. Вы читаете только важные новости». Так вот в этого «робота», в этот твиттер-Голем, вдохнула жизнь родная Старая площадь. Соответственно, «только важные новости» — тоже манипулятивный инструмент.

У них все искусственное, из пробирки. Искусственный народ, который сгоняют на многочисленные Поклонные горы. Искусственные общественные движения и митинги, собираемые за умеренную плату. Искусственные родители, сгоняемые в Колонный зал. Искусственный телевизор с подкрученными счетчиками. Искусственные выборы, держащиеся на вбросах и «каруселях». Искусственные рейтинги с зашкаливающей статистической погрешностью. И даже искусственный интернет.

Да, документы относятся к тому времени, когда на постах главных манипуляторов были другие люди. Но и сегодня, судя по качеству искусственной реальности, ничего не изменилось. Возможно, методы стали более прямолинейными, что соответствует характеру Вячеслава Володина, сменившего Владислава Суркова, но от этого они не утратили своей сугубо манипулятивной природы.

Комментарии

Бывший глава пресс-службы «ВКонтакте» Владислав ЦЫПЛУХИН (работал до 15 февраля 2013 года):

— Ни я, ни тем более Павел Дуров никаких подобных писем не писали. В должности пресс-секретаря я действительно общался с администрацией президента, с Госдумой, с Минэкономразвития. Госдума приглашала на круглые столы по законодательству, в Минэкономразвития мы встречались с другими интернет-площадками, когда обсуждались вопросы авторского права. Администрация президента — они узнавали про механизмы блокировок сообществ, как это происходит. Консультировал.

Это было на самом деле до всех событий, связанных с выборами. После первого года работы, с 2011 года, я стал общаться с госорганами. Когда я стал публичным, они стали на меня выходить, предлагать встретиться, что-то расспросить, что-то узнать. Предлагали партнерские программы. Например, с Администрацией мы пытались зарегистрировать в «ВКонтакте» представительства всех регионов России. Но до конца не довели — зарегистрировалось примерно 10 сообществ, потом забросили.

Сурков приходил к нам в офис, знакомился с Павлом. Говорили про Сколково. Владислав Юрьевич спрашивал, интересно ли ВКонтакте переехать, чем мы бы могли быть полезными для этого проекта. Но после этой встречи никаких коммуникаций, насколько я знаю, у них не было. Журналисты на встрече не присутствовали, но встреча была несекретной.

Я два раза общался с Владиславом Юрьевичем. Он в принципе интересовался моим взглядом на интернет, на медийную обстановку в нем. Он спрашивал, что у нас происходит, планируем ли мы двигаться на Запад. Ну и частично по выборам в том числе. С кем-то еще из администрации общался.

Те события (декабрь 2011-го) я плохо помню: больше года прошло. Тогда к нам больше интереса люди из «Единой России» проявляли. Пытались мне звонить, спрашивали про какие-то сообщества. Но я с незнакомыми людьми по телефону не общаюсь, а встречаться никто не предлагал. Да, после выборов звонили и из Администрации, спрашивали: «Почему не заблокирована такая-то группа?» Я говорю: «Потому что нет предписания суда». После того как Павел выступил (отказался закрывать по письменной просьбе ФСБ от 7 декабря 2011 года пять оппозиционных групп и страницы митингов, после чего был вызван для дачи объяснений в прокуратуру Санкт-Петербурга) —  всё вообще перешло в публичную плоскость. Было заметное внимание со стороны прессы и госорганов, были проблемы. Павел тогда не пошел в прокуратуру, и все замялось.

После ухода Суркова общение прекратилось вообще. С новой администрацией у меня никакого контакта не было.

Глава пресс-службы «ВКонтакте» Георгий ЛОБУШКИН:

— Павел не подтверждает авторства, причем категорически. Сказал, что это полная чушь и чтобы я его больше не беспокоил со всякими бреднями.

Влад (Цыплухин. — Е. К.), когда уходил, мне передал только контакты людей из пресс-службы Медведева, которые ведут его аккаунт «ВКонтакте». Иногда они спрашивают, как им то сделать, как сё, но это, в общем, очень технические моменты.

Но чтобы обмениваться такими письмами, я слабо себе представляю.

Ко мне не обращались ни разу. Павел в принципе редко доступен для общения с кем-либо. С журналистами, с чиновниками… По телефону он не разговаривает, e-mail’ом не пользуется. Электронные письма я передаю ему через «ВКонтакте» или при живой встрече.

По общению с правоохранительными органами четкая процедура есть давно уже. У нас есть сотрудники в службе безопасности, которые знают, как выглядит запрос, от кого он может прийти. По запросу правоохранительных органов, если есть уголовное дело, и ФСБ — мы можем представить личные данные: ip-адрес, как правило. Запрос должен быть мотивированным, немотивированные мы разворачиваем. По решению суда можем представить переписку — но это очень серьезные случаи, мы ссылаемся на статью о тайне переписки, требуем подробных объяснений. Я думаю, что не одно преступление было раскрыто благодаря нам.

По требованию Роскомнадзора мы блокируем сообщества. Можем закрыть по личным соображениям, если там жестокость или отвратительный контент. Чтобы просто так закрывать какие-то сообщества — Павел категорически отверг, еще тогда (декабрь 2011-го. Е. К.). Это его принципиальная позиция — не цензурировать ничего. Даже если информация какая-то о нем распространяется. Бывает иногда какая-то фигня – «ВКонтакте закрывается скоро», все такое. И он категорически против, чтобы мы это удаляли, хотя мы просили его.

Эти мифы (о связи соцсетей со спецслужбами. Е. К.) появились еще раньше, чем сам «ВКонтакте». И Дуров уже опровергал, и ФСБ. Если бы ФСБ была такая умная, я думаю, что у нас бы вообще дела лучше шли.

http://www.novayagazeta.ru/politics/57393.html

Чтобы прочитать, откройте вкладку

«Как Вы знаете, мы уже несколько лет сотрудничаем с ФСБ и отделом «К» МВД, оперативно выдавая информацию о тысячах пользователей нашей сети в виде IP-адресов, номеров мобильных телефонов и другой информации, необходимой для их идентификации»

При этом, понятное дело, никаких доказательств подлинности письма газетой приведено не было и предлагалось поверить её на слово.

В ответ даже такой блогер и «борец с режимом» со стажем как Антон Носик не удержался от комментария:

«Новая газета» неоднократно изобличена в публикации коммерческой и политической заказухи за деньги. Факты публикации газетой заказных материалов доказаны превыше всякого сомнения. Все публикации заказухи происходили с ведома и согласия главного редактора. Осмысленные комментарии руководства газеты по поводу этих эпизодов отсутствуют. 

Все сколько-нибудь серьёзные пиарщики Москвы знают, сколько стоит коммерческая заказуха в «Новой газете» — и в федеральном выпуске, и в региональных версиях (…) В свете вышеизложенного у редакции «Новой газеты» был очень простой выбор. Либо подойти к публикации ответственно и представить серьёзные доказательства подлинности публикуемого компромата, либо положиться на то, что пипл схавает компромат без доказательств.

Редакция выбрала второй вариант.

В связи с чем вынужден констатировать: Павел Дуров и Владислав Цыплухин меня до сих пор не обманывали ни разу, а редакция «Новой газеты» обманывала ровно столько раз, сколько раз она предлагала поверить ей на честное слово».

http://dolboeb.livejournal.com/2486670.html

Вторая атака

Спустя примерно неделю газета представила «скриншоты в виде страниц переписки открытых в почтовой программе The Bat». Суть такова – руководство социальной сети «Вконтакте» помогает власти выявлять оппозиционеров, разжигает междоусобные конфликты в их среде, а ещё запустила сервис, позволяющий выдавать пользователям (этого сервиса) отобранную информацию, влияя таким образом на картину их мировосприятия.

Ну и конечно, всё это нельзя было не подогнать под какой-нибудь пафосный вывод:

«У них все искусственное, из пробирки. Искусственный народ, который сгоняют на многочисленные Поклонные горы. Искусственные общественные движения и митинги, собираемые за умеренную плату. Искусственные родители, сгоняемые в Колонный зал. Искусственный телевизор с подкрученными счетчиками. Искусственные выборы, держащиеся на вбросах и «каруселях». Искусственные рейтинги с зашкаливающей статистической погрешностью. И даже искусственный интернет».

В общем, всё как обычно.

Отказ государству в праве самообороны

А теперь давайте представим себе на секунду интересы власти.

Давайте представим, что у нас есть социальная сеть, объединяющая несколько десятков миллионов аккаунтов и хранящая личную информацию о каждом из них. В этой сети встречаются педофилы, неофашисты, садисты, простые психи, свергатели режимов и прочие. Все они имеют склонность к объединению в сообщества и к распространению своих лозунгов и идей. То есть всё, как в обычной жизни. При этом в такой среде работают и откровенные провокаторы, в том числе из иностранных спецслужб. Вопрос – должна ли власть, если она чувствует себя хоть немного ответственной перед страной, мониторить эти социально опасные группы?

Ответ – не должна, а обязана. Более того, хорошо бы не только наблюдать, но и иметь рычаги воздействия на эти группы.

Уверен, нашим читателям не нужно рассказывать о размахе антигосударственной пропаганды в интернете, львиная доля которой распространяется через социальные сети.

Именно это право государства на самооборону от вредителей ввергает в ужас демократических журналистов. Причём ладно бы, если иные государства себе в этом праве отказывали, так нет же – активно его эксплуатируют. Нам же, как обычно, предлагают разоружиться перед не ведающим никаких принципов и ограничений противником и молчаливо терпеть удары от него.

Им можно, а нам нельзя

О том, что крупнейшая в мире социальная есть «Фэйсбук» является едва ли не изначально проектом американских спецслужб – знают теперь даже школьники. То, что эта сеть имеет беспрецедентные права доступа к личной информации вплоть до местоположения пользователей и не несёт никакой ответственности за её неразглашение – тоже факт. Известно и то, что возможности сети по тотальному контролю своих пользователей стремительно расширяются с помощью всё новых и новых ухищрений, на которые, впрочем, пользователи сами с радостью покупаются. В равной степени это относится и к сети «Твиттер» и к «Гугл+».

О чем идет речь

Уважаемые читатели! В ближайшие годы в продажу поступят очки и наручные часы, создающие дополненную реальность. То есть реальность, в которой будет понятно, что вам говорят китайцы на рынке, на какую именно достопримечательность вы смотрите и где поблизости есть хороший ресторан. Очки и часы будут подсказывать вам, куда двигаться в незнакомом городе к станции метро; не находится ли поблизости ваш знакомый, включённый в вашу сеть; сколько осталось до вашего авиарейса и к каким воротам идти. Короче – они будут операционной системой вашей повседневной жизни.

К сказанному стоит добавить, видимо, что сами очки будут делать на Тайване, а одним из первых в России это начнёт носить Д.А.Медведев.

Но если вам интересно, чем ещё обернётся дополненная реальность для нас – давайте об этом поговорим.

В принципе это штука, футурологами достаточно детально разработанная. Смысл концепции: рано или поздно каждый из нас будет таскать на себе в режиме реального времени интернет, скайп, гугл-карту и переводчик.

Но это чисто техническое описание самих функций.

А теперь про другое. В последние годы всё более актуален вопрос, кто и чем, собственно, будет дополнять эту самую реальность.

Есть основания полагать, что будет происходить в режиме «веб два ноль». То есть примерно так, как сейчас происходит заполнение разделов «Рекомендованное вам» и «Популярное» на Ютубе, раздела «Яндекс.блоги» и статей в Википедии. То есть силами т.н. активных пользователей.

И вот тут перед нами открывается довольно корявая перспектива получить вместо расширенной реальности – реальность искажённую. Ибо её для нас будут конструировать не столько массы сознательных непредвзятых юзеров (где  они сейчас?), сколько типы, для которых в русском языке сейчас нет названия. Я предлагаю термин «киберклакёры» -- по аналогии с клакерёми, феноменом, имевшим место в Италии в предыдущие столетия до развития СМИ.

«Клакой» тогда называлось неформальное мафиозное объединение, обеспечивавшее – за счёт базовой тяги человека присоединяться к явно выраженному массовому мнению – провал или успех театральным представлениям и оперным певцам. На коммерческой основе и в зависимости от заказа они либо люто аплодировали, либо бешено улюлюкали. Нет, они не мешали непредвзятым зрителям выражать своё независимое мнение. Они просто, в отличие от непредвзятых – были организованы и им было больше всех надо.

Современность, играющая в «вебдваноль» -- возрождает клакёрство как почтенный и даже жизненно важный бизнес. Им уже сегодня занимаются десятки тысяч кибер-чабанов, «нагоняющих аудиторию», организованно «плюсующих» и «минусующих». Мы об этом в общем не раз писали – в дни болотных выступлений.

Так вот: клаки бывают как самодеятельные (эти тихо сидят в своих кибер-гетто и просто отгоняют оппонентов), так и целенаправленно заточенные на активное распространение заказанных мемов. А сам заказ клакам может поступать как от коммерческих структур про что-нибудь травоядное («посетите парк аттракционов «Снежинка плейс», это нет слов, просто о-фи-гительно!»), так и от политических – про что-нибудь крайне серьёзное.

Чтобы понять, какие результаты киберклакёрство даёт уже сейчас – достаточно просто зайти в украинскую Википедию, люто свободную энциклопедию, и прочесть: «Голодомор – массовый, намеренно организованный советской властью голод, вызванный сознательными и целенаправленными действиями руководства СССР и Сталиным». Точка. Самые активные пользователи укровикипедии, выбравшие себя из своих рядов, решили так. Не нравится – не читай. Другой википедии на украинском для тебя нет.

Или можно зайти в те же Яндекс.блоги и узнать, чем, оказывается, захвачено массовое внимание. Знаете, чем? На воскресенье, 24 февраля, массовое внимание приковано к следующим планетарным событиям: «Мать погибшего в США Максима Кузьмина высадили из поезда» (это главная тема. Сама смерть ребёнка – надо думать, второстепенная), «Преподавателя МГУ увольняют за участие в инициативной группе» (режим лютует), «Россия спишет Кубе часть советского долга» (хватит кормить латиносов).

И бессмысленно объяснять, что это не главные события общественной жизни: какие-то анонимусы, пришедшие организованно и забившие поляну, уже выбрали главное, согласились друг с другом и «поставили это в топ». Спрашивать, почему именно это, бессмысленно: они высчитывают топовость по своим собственным шкалам. Не нравится – не читай.

Или можно зайти в самую свободную энциклопедию Рунета Луркмор и безнадёжно поискать там статью о самом популярном виртуале России Льве Натановиче Щаранском, создателем терминов «рукопожатность» и «неполживость»: статьи такой в гнезде киберсвободы просто нет. И создать её нельзя, потому что держателям контрольного пакета киберсвободы Лев Натанович не нравится. Ибо пародирует то самое представление о свободе, к которому высмеивающие всё и вся держатели киберсвободы относятся с внезапным трепетом. Не нравится их мир (без Щаранского) – не читай.

То есть, по факту: т.н. «свободный выбор пользователя» в понимании, отстаиваемой киберклаками, сводится не к выбору между картинами мира, а к выбору между предлагаемой ими картиной -- и одиноким самостоятельным поиском. И кстати: для того, чтобы найти некую непредвзятую альтернативу – надо будет совершить два, три, десять дополнительных действий. По одной простой причине: непредвзятую альтернативу никто не продвигает и не распространяет.

А теперь немного попрогнозируем. Что произойдёт году в 2016-м, когда технический прогресс сольёт виртуальное пространство с реальным? Есть мнение, что в обычную повседневную жизнь отдельного гражданина рванут толпы киберклакёров, которые начнут конструировать для него мироздание по поступившим заказам.

Проще говоря – власть над умами достанется тем, кто будет – через кибер-очки, кибер-часы и прочий соцсетинг – наиболее активно подсказывать современникам, что именно они видят перед собой и что им делать. В демонстративно нейтральных сервисах – типа той же Википедии – на самом деле никакой нейтральности как нет, так и не будет. В них будут безраздельно царить киберклакёры – просто потому, что им, в отличие от «просто людей», больше всех надо донести свою точку зрения. И они будут её доносить – изобретательно, настойчиво, моментально осваивая передовые технические приблуды. Во что это может вылиться, если что – могут в красках рассказать жители города Триполи, в которых в своё время заинсталлировали твиттер-революционность.

Конечно, сейчас можно заявить, что все будущие девайсы, расширяющие реальность современника, так и останутся обычными нейтральными помогалками, заменителями экскурсоводов и справочников.

Но ведь не остались же ими твиттер, фейсбук, Википедия и ЖЖ. Их же – подгребли под себя и политизировали по своему вкусу киберклаки. Почему мы должны думать, что они остановятся перед тем, чтобы подгрести под себя все будущие сервисы?

…Конечно, сейчас очертания будущих масштабов, которые примет киберклакёрство, ещё только вырисовываются. В условно-мирное время оно копошится где-то на периферии массового мировосприятия, тихонько корректируя сознание кинозрителей, путешественников, читателей блогосфер и всяких педий. Но с расширением и углублением присутствия Сети в нашей жизни – власть кибербригад, настойчиво внедряющих заданные заказчиками факты, их оценки и мнения, одним словом – мировоззрение, -- будет только расти. Потому что когда есть инструмент внедрения и есть заказ – его обязательно найдётся кому выполнить.

А теперь просто представим себе ситуацию, когда к дополненной реальности, дополняемой по заказу киберклаками, подключён стар и млад, -- а нас с вами в очередной раз заказали.

Например, случится банальная катастрофа – природная или техногенная. Они же иногда случаются, так? Вон даже метеорит прилетал.

Сегодня под вал бреда о ракетной пальбе по Челябинску попало, по большому счёту, ограниченное число наших сограждан – потому что айпад не у каждого и на твиттер не у всех есть время.

А если он всегда с вами? Если внезапно – сразу же после объявления о катастрофе -- через все ваши очки, часы и утюги на вас начинают сыпаться чудовищные новости о злодеяниях государства? И заодно, превентивно – иронические разоблачения неуклюжих попыток государства оправдаться через свои смешные устаревшие телеканалы. И призывы – выйти и разобраться с гадами прямо сейчас и прямо в указанную точку. Куда вы полезете за проверкой информации? В Луркмор, что ли?

Вот тогда мы по-настоящему наплачемся. А нынешние жалобы отечественных публицистов на перевес антигосударственной позиции в виртуальных СМИ и соцсетях – покажутся детским лепетом. И вызовут только один вопрос: что ж эти государственнические говорилки из 2013-го раньше не сообразили? Почему не взялись за отстаивание собственного взгляда на мир и позволили враждебным клакам провести окупай самых базовых и повседневных мест виртуальности? Почему не чухнулись?

…Я это всё к чему. Очень важно «чухнуться» именно сейчас. Если государство и общество России – да и всего Союза -- действительно решило бороться за информационный суверенитет, то оно не должно сдавать его киберклакам.

И речь тут, кстати, не о преследовании свободы слова. Наоборот – о борьбе с технологичными кодлами по производству мировоззрения, громче всех вопящими о своей свободности.

И это как раз тот случай, когда годится перефразировать фразу про народ, который либо будет кормить свою армию, либо чужую.

Либо государство будет внедрять во все очки и часы картину мира, обеспечивающую его собственное и наше коллективное выживание – либо даст попилить эту самую картину мира бойким приватизаторам.

Других вариантов просто нет.

http://www.odnako.org/blogs/show_24072/

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Вот что рассказывал российским журналистам из RT создатель Wikileaks Джулиан Ассандж ещё в 2011 году:

«Facebook в особенности – это самое отвратительное устройство слежения за людьми из всех, что когда-либо существовали. Перед нами самая полная в мире база данных о людях и их знакомых с именами, адресами, расположением различных посещаемых мест, контактами их знакомых, информацией о родственниках – и всё это находится в США и легко доступно американской разведке.

Facebook, Google, Yahoo – у всех этих крупных американских компаний есть специальный встроенный интерфейс для использования американскими спецслужбами. И тут дело не в том, чтобы найти адрес, по которому можно направить повестку в суд. Сам интерфейс подготовлен для того, чтобы его использовали американские разведслужбы. Принадлежит ли Facebook американской разведке? Нет, дело в другом. Американские разведслужбы могут юридическими и политическими способами оказывать давление на Facebook. Его организаторам дорого выходит выдавать записи по одной, поэтому они автоматизировали процесс.

Все должны понимать, что когда мы добавляем друзей на Facebook, мы бесплатно делаем работу для разведки США – мы составляем базу данных для них».

С тех пор возможности сетей серьёзно расширились, а новости о выдаче ими личных данных пользователей властям давно никого не удивляют.

Причём от всевидящего ока «Фэйсбук» не могут скрыться даже профессионалы. Вот что пишут сами американцы (материал CNN):

Статья полностью (на английском)

Editor's note: Bruce Schneier is a security technologist and author of "Liars and Outliers: Enabling the Trust Society Needs to Survive."

(CNN) -- I'm going to start with three data points.

One: Some of the Chinese military hackers who were implicated in a broad set of attacks against the U.S. government and corporations were identified because they accessed Facebook from the same network infrastructure they used to carry out their attacks.

Two: Hector Monsegur, one of the leaders of the LulzSac hacker movement, was identified and arrested last year by the FBI. Although he practiced good computer security and used an anonymous relay service to protect his identity, he slipped up.

And three: Paula Broadwell,who had an affair with CIA director David Petraeus, similarly took extensive precautions to hide her identity. She never logged in to her anonymous e-mail service from her home network. Instead, she used hotel and other public networks when she e-mailed him. The FBI correlated hotel registration data from several different hotels -- and hers was the common name.

The Internet is a surveillance state. Whether we admit it to ourselves or not, and whether we like it or not, we're being tracked all the time. Google tracks us, both on its pages and on other pages it has access to. Facebook does the same; it even tracks non-Facebook users. Apple tracks us on our iPhones and iPads. One reporter used a tool called Collusion to track who was tracking him; 105 companies tracked his Internet use during one 36-hour period.

Become a fan of CNNOpinion

Stay up to date on the latest opinion, analysis and conversations through social media. Join us at Facebook/CNNOpinion and follow us @CNNOpinion on Twitter. We welcome your ideas and comments.

Increasingly, what we do on the Internet is being combined with other data about us. Unmasking Broadwell's identity involved correlating her Internet activity with her hotel stays. Everything we do now involves computers, and computers produce data as a natural by-product. Everything is now being saved and correlated, and many big-data companies make money by building up intimate profiles of our lives from a variety of sources.

News: Cyberthreats getting worse, House intelligence officials warn

Facebook, for example, correlates your online behavior with your purchasing habits offline. And there's more. There's location data from your cell phone, there's a record of your movements from closed-circuit TVs.

This is ubiquitous surveillance: All of us being watched, all the time, and that data being stored forever. This is what a surveillance state looks like, and it's efficient beyond the wildest dreams of George Orwell.

Sure, we can take measures to prevent this. We can limit what we search on Google from our iPhones, and instead use computer web browsers that allow us to delete cookies. We can use an alias on Facebook. We can turn our cell phones off and spend cash. But increasingly, none of it matters.

There are simply too many ways to be tracked. The Internet, e-mail, cell phones, web browsers, social networking sites, search engines: these have become necessities, and it's fanciful to expect people to simply refuse to use them just because they don't like the spying, especially since the full extent of such spying is deliberately hidden from us and there are few alternatives being marketed by companies that don't spy.

This isn't something the free market can fix. We consumers have no choice in the matter. All the major companies that provide us with Internet services are interested in tracking us. Visit a website and it will almost certainly know who you are; there are lots of ways to be tracked without cookies. Cellphone companies routinely undo the web's privacy protection. One experiment at Carnegie Mellon took real-time videos of students on campus and was able to identify one-third of them by comparing their photos with publicly available tagged Facebook photos.

Maintaining privacy on the Internet is nearly impossible. If you forget even once to enable your protections, or click on the wrong link, or type the wrong thing, and you've permanently attached your name to whatever anonymous service you're using. Monsegur slipped up once, and the FBI got him. If the director of the CIA can't maintain his privacy on the Internet, we've got no hope.

In today's world, governments and corporations are working together to keep things that way. Governments are happy to use the data corporations collect -- occasionally demanding that they collect more and save it longer -- to spy on us. And corporations are happy to buy data from governments. Together the powerful spy on the powerless, and they're not going to give up their positions of power, despite what the people want.

Fixing this requires strong government will, but they're just as punch-drunk on data as the corporations. Slap-on-the-wrist fines notwithstanding, no one is agitating for better privacy laws.

So, we're done. Welcome to a world where Google knows exactly what sort of porn you all like, and more about your interests than your spouse does. Welcome to a world where your cell phone company knows exactly where you are all the time. Welcome to the end of private conversations, because increasingly your conversations are conducted by e-mail, text, or social networking sites.

And welcome to a world where all of this, and everything else that you do or is done on a computer, is saved, correlated, studied, passed around from company to company without your knowledge or consent; and where the government accesses it at will without a warrant.

Welcome to an Internet without privacy, and we've ended up here with hardly a fight.

http://edition.cnn.com/2013/03/16/opinion/schneier-internet-surveillance/index.html?hpt=op_t1

Чтобы прочитать, откройте вкладку

«Некоторые из китайских военных хакеров, которые были замешаны в целом фронте атак против правительства США и корпораций, были идентифицированы, потому что они подключались к Facebook из той же сетевой инфраструктуры, откуда они проводили свои атаки.

Гектор Монсегур, один из лидеров хакерского движения LulzSac, был идентифицирован и арестован в прошлом году силами ФБР. Хотя он внимательно относился к вопросам компьютерной безопасности, и использовал анонимные передаточные сервисы, чтобы скрыть свою личность, но, тем не менее, он совершил промах.

Интернет является средством государственного надзора. Хотим мы это признать или нет, и нравится нам это или нет, но за нами следят все время. Один журналист использовал инструмент под названием Collusion, который позволяет выяснить, кто за ним следит; 105 компаний следили за его интернет-активностью в течение одного периода длиной в 36 часов».

Зачем понадобился наезд на «Вконтакте»

Кстати, мы отметили интересный факт – на днях в сети была запущена целая кампания по дискредитации лично Павла Дурова в виде фотографий похожего на него человека, позирующего в женской одежде. Учитывая охват и места размещения, можно уверено утверждать, что это именно целенаправленная кампания, причём стоящая немалых денег.

Замечу, что к личности Дурова мы не относимся вообще никак и не имеем желание его выгораживать или очернять. Просто факт заказухи слишком уж очевиден, чтобы пройти мимо.

Однако не исключено, что цели кампании простираются куда дальше, чем скупка подешевевших акций «Вконтакте».

Вероятно, что главная задача кампании – перетянуть протестную публику из российской сети в «Фэйсбук». Вообще так сложилось, что «Фэйсбук» и без того воспринимается пользователями как площадка для оппозиции, а вот во «Вконтакте», напротив более сильны провластные настроения и они заметно укрепляются.

Зачем перетягивать креаклов в «Фэйсбук»? Очевидно – там с ними можно делать всё что угодно – контролировать, направлять, управлять. Павел Дуров живёт в России -- и делать на него ставку для западных кураторов недальновидно. Проще переманить нужную часть его аудитории и распоряжаться ею на свою усмотрение.

А зачем вообще западным спецслужбам наши креаклы?

События «арабской весны» наглядно демонстрируют значимость социальных сетей в уличных протестах и даже в координации боевых действий. Причём ставка всегда делалась на те соцсети, которые пользуются наибольшей популярностью в стране-мишени. Отсюда устоявшееся выражение «твиттерная революция».

В качестве малоизвестного примера приведём выдержку из недавнего расследования азербайджанских журналистов деятельности могучего американского куратора революций Алекса Григорьевса:

«После возобновления своей деятельности NDI (Национальный институт демократии) значительно расширил поле деятельности с молодежью, выработав специальную стратегию активного использования социальных сетей. В отличие от «твиттерной» революции в Молдове Алексу вполне по силам подготовка "фейсбук-революции" в Азербайджане, поскольку Facebook -- наиболее популярная в стране социальная сеть, в которой активно объединяются группы протестной молодежи. (...) на "Фэйсбуке" было разослано (в основном, с анонимных профилей) свыше 200 тысяч (!!!) приглашений на акцию протеста на площади Фонтанов, инициированную в том числе организацией N?DA, представители которой и засиживаются допоздна в офисе NDI».

В России самой популярной соцсетью остаётся «Вконтакте». Возможно, осуществить «вконтактную революцию» специалистам представляется слишком сложным делом даже в далёкой перспективе. Возможно, именно поэтому и было принято решение увести протестную молодёжь в дающий более широкие возможности по контролю и приспособленный под это дело «Фэйсбук».

О том, что задача это вполне осуществимая, говорят выводы экспертов по итогам 2012 года – общемировое количество пользователей «Фэйсбук» сократилось, а в России продолжает расти и именно наш рынок сейчас является для соцсети наиболее перспективным.

Всё это указывает на то, что нам ещё предстоит наблюдать новые баталии в сегменте соцсетей. И дай бог, чтобы они никогда не вылились за пределы виртуального мира.

http://www.odnako.org/blogs/show_24921/