Заблуждения о легализации оружия

Сложно найти ещё такой вопрос, который бы вызывал столь ожесточённые споры, и вокруг которого было бы накручено столько очевидных заблуждений и предрассудков.

Прежде чем перейти к вопросу о непосредственной перспективе их легализации следует пробежаться по некоторым наиболее очевидным заблуждениям касательно оружия в руках граждан.

Заблуждение №1: Ваша безопасность – это задача полиции.

Подобно тому как здоровье человека, его благосостояние или образование - это прежде всего его личная забота и ответственность, так и вопрос самозащиты гражданина - это в первую очередь его личная проблема. Если бы было бы иначе, то мы бы не закрывали двери, не использовали бы решетки на окнах, не прятали бы сбережения (если они конечно есть) в банках и сейфах, не имели бы глазки и цепочки на входных дверях, не спрашивали бы перед тем как открыть дверь «кто там?», не имели бы заборов на своих участках и  ходили бы со всеми своими накоплениями по ночным закоулкам рабочих окраин, отпуская детей гулять в любое время, с любой компанией и в любой район. Возможно, кому-то будет не приятно это осознать, но «спасение утопающих – это прежде всего дело рук самих утопающих» в том числе и в вопросах безопасности и защиты от преступности.

Наличие экстренных служб вовсе не означает, что мы можем свесить всю ответственность за свою жизнь на них и плевать в потолок. Глупо предполагать, что если есть больница и служба скорой помощи, то значит можно теперь есть, пить и курить в неограниченных масштабах, не хранить дома аптечку и лекарства, не знать приёмы первой помощи и выкинуть из головы понятие о здоровом образе жизни и естественном иммунитете. Точно так же и наличие пожарной службы не отменяет необходимость хранения огнетушителей, изоляцию проводов, элементарные меры пожарной безопасности и попыток тушения пожара самому в случае если он всё таки возник.

В США с их развитой судебной системой решение этой проблемы дошло до того, что суды, рассматривая иски граждан к полиции за допущение против них преступлений, юридически признали, что полиция вовсе не обязана спасать каждого из граждан по отдельности, и не несёт ответственности за все проблемы с безопасностью.

Разумеется, к полиции нужно обращаться в случае экстренных угроз уголовного плана. Безусловно,  существует небольшой шанс, что Вы сможете убежать или забаррикадироваться от угрозы, а полиция приедет вовремя. Однако не меньше вероятность того, что полиции просто останется лишь расследовать совершённое преступление и упаковать остывший труп жертвы преступления, в надежде, что преступление удастся раскрыть, а преступников найти и наказать, прежде чем они совершат новое преступление.

Преступник по самому определению действует первый, инициируя в отношении своей жертвы насилие. Поэтому у жертвы есть лишь несколько секунд на то чтобы спасти свою жизнь. Тогда как полиция даже таких высококлассных государственных систем как Норвегия, может ехать на место преступление полтора часа.

Именно поэтому рекомендация по обеспечению безопасности для жертвы носит следующий характер – прежде всего, разумеется, предпринимать все возможные меры для недопущения опасной ситуации – не открывать кому-попало двери, не провоцировать конфликты, обходить опасные районы стороной. Но далеко не всякую экстренную ситуацию можно избежать, особенно если приходится жить в неблагополучном районе и нападение преступника уже началось.

Если уже Вы попали в ситуацию преступных посягательств на Вашу жизнь – больше всего шанс остаться целым у Вас есть при даче эффективного вооружённого отпора. Одна его угроза может остановить преступника, не говоря уже о партии свинца в организм. И уже после того как Вам удалось обратить в бегство, задержать или нейтрализовать преступника, тогда стоит звонить в полицию, скорую и если необходимо покинуть опасный район.

Разумеется, каждая ситуация уникальна, однако в любом случае для того чтобы достать с пояса и привести в боеготовность пистолет даже малоопытному человеку потребуется несколько секунд, тогда как полицию мало вызвать, но она будет ещё и ехать по меньшей мере 5-10 минут. За это время массовые убийцы успевают целую школы расстрелять, поэтому модель покорного ожидания полиции будет не самой продуктивной. Аналогии со скорой помощью и лекарствами здесь 100%-ые. В случае обострения болезни человек сначала принимает средства первой помощи и лишь потом будет вызывать скорую. Обратная последовательность, как и в случае с противодействием преступности, может стоить жертве нападения жизни.

Заблуждение №2 логично вытекающее из первого заблуждения сводится к тому, что преступник по определению более профессиональный и подготовленный чем жертва нападения, а значит, сопротивление ему бесполезно и только усугубит положение жертвы.

Прежде всего, следует отметить, что этот тезис при всей его концептуальной спорности, ещё и фактически, как правило, не верен, ведь в любой стране мира абсолютное большинство преступлений совершают не профессиональные преступники – холодные и расчётливые суперзлодеи и киллеры. Такие охотятся лишь на президентов и миллиардеров, не будем себе льстить. Впрочем, и жертвы такой преступности тоже почему-то не отказываются от мер безопасности и самозащиты.

Нас же, широкую общественность, беспокоит обычная дворовая шпана, маргиналы, люмпены, пьяницы, наркоманы, спятившие соседи. Эта публика, разумеется, не является ни сколько-то профессиональной, ни сколько-то подготовленной. Это обычные бедные озлобленные люди, которых очень легко обратить в бегство или дать им отпор, если есть чем.

Даже в случае неожиданного столкновения с профессиональными ворами-домушниками, обычный человек ничем их не хуже, ведь такие преступники имеют узкую специализацию и вовсе не проводят целые дни на военных тренировках.

Собственно преступник у которого есть время и деньги для того чтобы повышать свою боевую квалификацию и вооружаться, вряд ли будет нападать на обычного человека и более вероятно, что он скорее предпочтёт ограбить банк, а не Вашу бабушку. Однако это вовсе не значит, что угроза, исходящая от непрофессиональной преступности не значительна, что их нужно пожалеть и протянуть свой кошелёк при первой их просьбе.

Большинство убийств и инвалидов делает именно такая, «стихийная» низкоквалифицированная преступность и Вы заранее не можете знать, планируют ли Вас лишь ограбить, либо ещё и изнасиловать и убить. История криминалистики знает достаточно много случаев, когда покорные жертвы не сопротивлялись и позволяли себя связать лишь для того чтобы их потом убили жестокости ради или как не нужных свидетелей. Тем более такой пассивный подход к взаимодействию с преступностью не допустим если Вы не одинокий нищенствующий монах-мудрец, а отвечаете ещё за жизни своих близких, за слабых и беззащитных детей, например. Оставлять их на милость озлобленных уголовников – более чем безответственно.

Сопротивляться преступникам нужно и можно. К сожалению СМИ не очень широко тиражируют подобные случаи, поскольку в абсолютном большинстве они оканчиваются не начавшись бегством преступников и внимание общественности редко когда привлекают. Впрочем, некоторые такие случаи можно повторить даже в Российской практике, благо это случаи столкновения не просто с обычными уголовниками, но с профессиональными убийцами, сопротивление которым якобы бесполезно. Итак:

- Май 2005 года, в Москве при покушении на генерального директора аудиторской компании киллер несколько раз выстрелил в него на лестничной площадке, но бизнесмен бросился на убийцу и отнял у него пистолет. После чего преступник скрылся, а коммерсант позвал на помощь соседей и был госпитализирован.

- Июль 2009 года при покушении на директора одного из калининградских автоцентров, жертва преступления сбила пистолет киллера в сторону, и пули попали в руку. Ему удалось повалить нападавшего, ударить его несколько раз головой об асфальт и удерживать до приезда полиции.

- Апрель этого же года в деревне Потапово Щелковского района Подмосковья преступник, вооруженный револьвером, поджидал 39-летнего Алексея — заместителя гендиректора одной из строительных фирм — у ворот его загородного дома. Когда хозяин особняка подъехал к воротам на своей машине и притормозил, чтобы открыть их, киллер начал стрелять. На машине было пять пулевых отверстий, но в жертву убийца попасть не успел. Коммерсант оказался охотником и достав свой карабин "Сайга". Алексей открыл по нападавшему огонь, попал киллеру прямо в сердце.

- В ноябре 2009 года владелец одного из столичных ЧОПов на подъезде к своему дому попал под огонь двух киллеров с пистолетами-пулемётами "Кедр". Мужчина получил ранение в живот, но сумел достать собственное оружие — пистолет Иж-71 и открыть ответный огонь в результате которого преступники скрылись, а пострадавший был госпитализирован.

- В мае 2010 года на юге Москвы было совершено покушение на генерального директора одной из фирм Сергея Лисина. Неизвестный мужчина подкараулил предпринимателя возле подъезда, где тот живет и открыл по нему огонь из пистолета. Лисин серьезно пострадал — он получил проникающее ранение грудной клетки с повреждением легкого. Убийца целился в сердце и промахнулся, но выстрелил бы снова, если бы бизнесмен не нашел в себе силы выбить оружие из рук киллера, оторвать капюшон от куртки и сбить с его головы бейсболку. Преступник бросился бежать. И т.д.

Желающие так же могут вспомнить случаи Александры Иванниковой, Гегама Саркисяна, Александра Тарасова или Татьяны Кудрявцевой – в каждом из этих инцидентов превосходящим силам противника был дан отпор обычными ножами, что приводило к гибели преступников.

И это далеко не уникальные случаи, так лишь за 11 месяцев 2008 года по данным МВД в Московской области граждане при помощи своего легального несовершенного травматического оружия сумели отбить 30 нападений, каждый из случаев вооружённой самообороны признан законным. Об этих делах либо мало, либо вообще не пишут в СМИ за редкими исключениями, поэтому общественное мнение искажается и складывается впечатление, будто оружие в целях самообороны не используется. Используется, ещё как. 30 спасённых жизней лишь за один год в одном субъекте федерации.

Между тем всего т.н. «травматическое оружие» в год от всех причин (включая самооборону и самоубийства) по данным того же МВД, убивает не более 13 человек на всю страну с 14 тысячами убийств. Процент преступлений с легальным оружием по редким оговоркам представителей полиции ничтожно мал и на массив легальных его владельцев составляет не более 6 тысячных одного процента. Всего в 2011 году среди владельцев оружия было 0,2% лиц подвергшихся уголовному преследованию, тогда как среди всех граждан (учитывая стариков и младенцев) таких было 0,6%.

Т.е. средний владелец легального оружия значительно, в разы безопаснее обычного гражданина – и это общемировая закономерность, поскольку владельцами оружия стабильно являются более ответственные люди, обладание этим правом дисциплинирует людей, тогда как преступникам легальное оружие не только не нужно, но оно им категорически вредно, ведь по нему их элементарно вычислить.

В США, в условиях более широких возможностей населения в области самообороны, такие случаи являются ещё более массовой практикой, только при помощи легального оружия американцы предотвращают по разным оценкам от 100 тысяч до 2,5 млн. преступлений в год. Если у нас успешный отпор удаётся дать обычно всё же лишь мужчинам и относительно молодым людям у которых под рукой оказался нож или ружьё, то в стране с массовым правом на ношение пистолетов периодически бывают случаи, когда успешно отстреливаются не просто женщины, но глубокие старики и даже парализованные инвалиды. В российских реалиях у таких людей бы не было шансов на успешную защиту.

Так мы уже перешли к Заблуждению №3, о том, что легальное оружие якобы приводит к росту преступности. Можно было бы на это вспомнить, что больше всего оружия именно в развитых западных странах и именно там наименьшая преступность, в десятки раз меньшая, чем в России. Можно было бы отметить, что ещё ни в одной стране мира не зафиксировано в результате увеличения количества огнестрельного оружия или легализации пистолетов в частности, роста количества насильственных преступлений как таковых. Мои оппоненты любят при этом заявлять, что доля преступлений из огнестрельного оружия больше, но она больше в первую очередь за счёт меньшего объёма преступности как таковой.

Целые сегменты преступности существующей в России были бы практически невозможны в странах, где с оружием дела обстоят лучше, поэтому не удивительно, что при снижении количества преступлений как таковых, растёт удельный вес вооружённых преступлений, имеющих место быть в любой стране мира. Но нам ведь важно не то, сколько именно людей убивают из пистолетов, нам важно спасать человеческие жизни и снижать количество убийств как таковых, а это безоговорочно зависит от доступа населения к легальному оружию, тогда как преступники без труда достают его в обход законов. Даже в США, где по стране ходят сотни миллионов легальных единиц оружия, и их продажа регламентируется крайне слабо, 93% вооружённых преступлений совершается с оружием из нелегальных источников. Те же закономерности, имеют место быть и в России.

Достаточно вспомнить российскую практику – до революции 17-года в стране пистолеты продавались гражданским лицам без проблем, и уровень преступности был в двое меньше, чем в современной России. Сейчас ежегодно количество гражданского оружия в России увеличивается почти на 10%, а за последние несколько лет оружейный рынок вырос вообще на 47%. В этих же объемах снижается уровень насильственной преступности и вооружённых преступлений. В 2011 году оно составило - 13%. В прошлом году с участием легального оружия совершено «целых» 216 преступлений и эта цифра имеет тенденцию к снижению.

Увеличение оружия на руках у населения не приводит к росту насилия, скорее наоборот. И это легко понять, если вспомнить, почему холодная война не переросла в Третью Мировую и почему силовые ведомства и охранники вовсе не спешат разоружаться. Оружие обладает сдерживающим свойством. Продолжая аналогии, можно сказать, что вооружение граждан травматическим оружием вместо боевого подобно наращиванию страной не ядерных арсеналов, а петард и пиротехники – вряд ли это кого-то будет сдерживать от нападения на неё, так же как уличных преступников слабо пугает перспектива получить синяк.

В обществе, где преступники полновластные обладатели привилегии быть эффективно вооружёнными – они как лисы в курятнике. По некоторым оценкам объёмы чёрного рынка оружия в России составляют порядка 10 миллионов единиц оружия, тогда как легального у гражданских лиц всего лишь 6,5 миллионов. Это сущие крохи по сравнению с почти 300 млн. единиц оружия у гражданского населения в США.

Дополнительной иллюстрацией этого тезиса является и тот факт, что бесспорно наиболее вооружённый регион России в виде Северного Кавказа (по причине местных традиций и постоянных войн) – является при этом территорией с наименьшим уровнем насильственных преступлений по стране. Безусловно, там периодически стреляют и гремят взрывы, однако это мелочи по сравнению с масштабами обычного криминального насилия охватившего остальную страну. При этом Россия, являясь почти единственной страной Европы, где запрещены к владению нормальные пистолеты, является при этом страной с наибольшим уровнем преступного насилия.

Редкий печальный опыт Англии, где пистолеты недавно тоже запретили – лишь подтверждает эту закономерность своим увеличением преступности сразу после 1997 года, когда этот закон был принят.

При этом другой распространённый стереотип, мы его назовём Заблуждением №4, о том, что возврат прав граждан на пистолеты якобы приведёт к масштабным массовым расстрелам, тоже лишён оснований, поскольку в абсолютном большинстве подобных массовых расстрелов в США используются уже легальные в России виды длинноствольного оружия. При этом сами эти расстрелы поголовно происходят в зонах, где ношение оружия законопослушным гражданам запрещено, поэтому при чём здесь пистолеты – не очень понятно. Тем более, важно учитывать, что масштабы этой проблемы серьёзно переоцениваются – ежегодно в США от таких инцидентов погибает не более 100 человек и эта цифра держится примерно на одинаковом уровне уже десятилетия, что учитывая радикальный рост количества оружия у населения за последние годы, это означает фактическое снижение числа таких случаев в общей пропорции вооружённых граждан.

Учитывая же то, что эти случаи – капля в общем море преступности (для сравнения – в России ежегодно в минимальных значениях убивали 14 тысяч человек), а сами случаи массовых убийств совершаются чем угодно, достаточно вспомнить многочисленные поджоги, наезды на пешеходов, резню в станице Кущёвская или систематические случаи резни ножами в Японии и Китае, вообще не понятно, почему проблему массовых убийств увязывают именно с оружием, тем более легальным, тем более пистолетами.

В США для решения этой проблемы выдвинули единственно верное решение и законодатели штатов сейчас там запрещают так называемые «Зоны свободные от оружия». Аналогичный опыт в Израиле привёл к тому, что местных террористов расстреливают местные мирные граждане ещё до подъезда полиции.

В том числе в силу подобной практики куда более продолжительная и ожесточённая война Израиля со своими террористами обернулась для них существенно меньшими человеческими потерями среди гражданского населения, чем в России. Хотя и у нас были в этой проблеме успешные начинания, так в  1999 году именно гражданское население приграничных районов Дагестана первым встретило боевиков Хаттаба оказав им вооружённый отпор и сдерживая их до подхода федеральных сил. В 2012 году, в условиях роста террористической активности, местное население Дагестана снова инициировало создание добровольческих дружим поддержания правопорядка в регионе, но власти отказывают им в возможности вооружиться.

Собственно можно до бесконечности перечислять существующие мифы и заблуждения связанные с оружием, но я пожалею Ваше внимание и перейду к заключению, о том, почему возврат прав граждан на короткоствольное оружие неизбежен. В том числе и в силу обострения таких факторов как добровольческие дружины в Дагестане которые сегодня не могут действовать на правовых основаниях (когда они действовали в 1999 году о законности автоматов у местных жителей разумеется никто не задумывался). Кроме этого приволжские муфтии недавно потребовали от государства права на реальное вооружение, в условиях участившихся случаев покушений на их жизни. Аналогичный законопроект внесён с Госудуму для журналистов, главой их профильной организации, поскольку в России крайне широко распространена практика нападений и на сотрудников СМИ в том числе. Да и активная промышленная политика правительства, направленная на развитие экономики в последнее время позволяет надеется, что власти заинтересованы в развитии отечественной оружейной отрасли.

Но более всего важно то, что с ростом уровня жизни населения растёт и количество сторонников права граждан на оружие. Все социологические исследования показывают, что таких среди лиц с высоким уровнем достатка и образования больше, что логично, учитывая связь оружия и ответственности. Последние социологические исследования портала Суперджоб показали, что более 55% экономически активных пользователей интернета поддерживают в той или иной форме легализацию пистолетов в России и ясно, что со временем эта цифра будет и дальше расти.

Вполне вероятно, что в условиях текущей политической нестабильности, власти будут вынуждены искать новые решения для наведения в стране порядка и повышения лояльности населения и подобная реформа оружейной сферы в этих условиях становится вопросом ближайшей перспективы.

http://butina.livejournal.com/477228.html

Опубликовано 24 Дек 2017 в 19:00. Рубрика: Оружие. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.