Действительно ли войны на Ближнем Востоке и в Северной Африке ведутся за нефть?

Война в Ираке шла действительно за нефть, если верить Алану Гринспену, Джону МакКейну, Джорджу У.Бушу, Саре Пэйлин и высокопоставленному представителю Совета национальной безопасности и прочим.

Дик Чейни сделал месторождения иракской нефти приоритетом национальной безопасности ещё до 9/11.

«Sunday Herald» писала:

За пять месяцев до 11 сентября США выступали за использование силы против Ирака…чтобы обеспечить контроль над его нефтью.

Война в Афганистане планировалась до 9/11 (см. здесь и здесь). По словам представителей французских спецслужб, США хотели проложить трубопровод через территорию Афганистана для более лёгкой и дешёвой транспортировки центрально-азиатской нефти. И поэтому США заявили талибам вскоре после 9/11, что они получат либо «ковёр из золота, либо ковёр из бомб», – первый, если дадут «зелёный свет» трубопроводу, второй – если этого не сделают. См. здесь, здесь и здесь.

Конгрессмен Эд Мэрки заявил:

«Да, мы находимся в Ливии из-за нефти».

Сенатор Грэхем с ним согласился.

И США и Великобритания когда-то свергли демократически избранного лидера Ирана, потому что он объявил, что национализирует нефтяную отрасль в своей стране.

Это война за газ
Но речь идёт о газе в той же степени, как и о нефти…

Как заявил в прошлом году главный архитектор войны, Джон Болтон:

«Важнейший регион по производству нефти и природного газа, за который мы вели так много войн, пытаясь защитить нашу экономику от негативного влияния прекращения этих поставок или получения их только по очень высоким ценам».

Например, трубопровод, который США хотели проложить по территории Афганистана ещё до 9/11, предназначался для транспортировки в равной степени как газа, так и нефти.

Джон К.К.Дэйли подчёркивает:

Предполагаемый трубопровод TAPI [Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия… надо сказать, труднопроизносимое словосочетание, но вы много раз будете его слышать в предстоящие месяцы], стоимостью в 7.6 млрд. долларов и протяжённостью 1 040 миль для транспортировки природного газа, имеет долгую региональную историю – он был предложен впервые ещё до того, как талибы захватили Кабул, а в 1995 году Туркменистан и Пакистан парафировали соглашение о намерениях. TAPI с мощностью 33 млрд. кубометров в год для транспортировки туркменского природного газа, как предполагалось, должен был пройти от Довлетабадского газового месторождения через Афганистан и Пакистан, и оканчиваться на северо-западе Индии, у города Фазилка.

Для TAPI потребовалось бы согласие талибов, и два года спустя после заключения соглашения о намерениях с консорциумом Central Asia Gas Pipeline Ltd., возглавляемым американской компанией Unocal, делегация талибов вылетела в штаб-квартиру Unocal, где талибы поставили свои подписи под проектом.

Визит Талибана в США был подтверждён официальными СМИ. Действительно, вот снимок делегации талибов во время её визита в штаб-квартиру компании Unocal в Хьюстоне, 2007 г.:

Американские компании, такие как Unocal (проталкивающие создание газопровода) и Enron (см. также здесь), при полной поддержке правительства США, продолжали обхаживать Талибан вплоть до 2001 года, пытаясь уговорить его дать «зелёный свет» трубопроводу.

Например, два французских автора с большим опытом в разведывательной аналитике (один из них – бывший секретный агент французской спецслужбы) – утверждают:

«До августа [2001 г.] правительство США рассматривало режим Талибана как «источник стабильности в Центральной Азии, что давало возможность строить газопроводы через Центральную Азию, от богатых нефтяных месторождений Туркменистана, Узбекистана и Казахстана через Афганистан и Пакистан, до Индийского океана. До сих пор, говорится в книге, «запасы нефти и газа в Центральной Азии контролировались Россией. Правительство Буша хотело всё это изменить».

Пепе Эскобар отмечает:

«При новоизбранном президенте Джордже У.Буше…Unocal снова втёрлось в игру и ещё в январе 2001 года продолжила заигрывать с Талибаном, на этот раз при поддержке звёздных правительственных персонажей, включая заместителя госсекретаря Ричарда Армитеджа, который являлся бывшим лоббистом Unocal».

***

В конце концов, переговоры прервались из-за бесконечных требований транзитных пошлин со стороны Талибана. Остерегайтесь ярости Империи. Во время саммита G8 в Генуе в июне 2001 года западные дипломаты указывали, что администрация Буша решила отстранить Талибан от власти до конца года. (Пакистанские дипломаты в Исламабаде позже это мне подтвердили). Атаки 11 сентября 2001 года только слегка ускорили график.

Вскоре после начала войны в Афганистане президентом стал Карзай (хотя Le Monde и сообщала, что Карзай является консультантом Unocal, возможно, она перепутала его с консультантом Unocal и неоконом, который обстряпал избрание Крзая – с Залмаем Хализадом). В любом случае, всего лишь год спустя дружественный к американцам режим поставил подпись под TAPI.

Индия только формально поставила подпись под договором о TAPI. Это положило конец давно предлагавшемуся конкурирующему проекту: трубопроводу Иран-Пакистан-Индия (IRI).

Мечты о конкурирующих трубах

Фактически всё существующее сейчас геополитическое напряжение основано на том, чьё видение Нового шёлкового пути одержит верх.

Но прежде чем мы можем понять соперничающие точки зрения, нам необходимо взглянуть на карты:

Второй крупнейший в мире нефтегазовый рынок

Естественный транзитный маршрут

Крупнейшие в мире источники нефти и газа

Трубопроводы Европы

А вот конкурирующие трубопроводы, поддерживаемые США и Ираном, до того как Индия приняла сторону США:

С картами в руках сейчас мы можем обсудить великую геополитическую битву, разыгравшуюся между США и их союзниками, с одной стороны, и Россией, Китаем и Ираном – с другой.

Иран и Пакистан всё ещё обсуждают трубопровод без участия Индии, а Россия также поддерживает и этот проект.

Несомненно, «Большая игра» разыгрывающаяся сейчас мировыми державами, сводится в значительной степени к борьбе между США и Россией за контроль над евразийскими нефтегазовыми ресурсами.

Россия и США находятся в положении соперников в этом регионе, ещё с тех пор как распался Советский Союз, и Россия непреклонна в том, чтобы не допускать американцев на свой задний двор. Россия нацелена на то, чтобы усилить зависимость европейской газовой сферы от своих ресурсов, в то время как США хотят, чтобы Европейский Союз диверсифицировал свои поставки энергоносителей, в первую очередь, избавившись от российского доминирования. Уже существуют три основных российских трубопровода, поставляющие энергоносители в Европу, и Россия запланировала ещё два новых.

Растущая супердержава, Китай, также включается в эту Большую игру:

«Третий крупный игрок в этой Большой игре – Китай, – скоро будет крупнейшим мировым потребителем энергоносителей, он уже импортирует газ из Туркменистана через Казахстан и Узбекистан в свою провинцию Хуньцзянь – по так называемому Центрально-азиатско-Китайскому трубопроводу, который может склонить чашу весов в сторону Азии. Пепе Эскобар в 2009 году, когда этот трубопровод начал функционировать, назвал его открытием Шёлкового пути 21-го века.

Потребность Китая в энергоносителях, согласно прогнозам, увеличится на 150%, что объясняет, почему он подписал, вероятно, наибольшее количество сделок не только с республиками Центральной Азии, но и с находящимся под жёсткими санкциями Ираном и даже с Афганистаном. Китай планирует строительство примерно пяти трубопроводов, идущих с запада на восток, – в Китай; один из них уже запущен (из провинции Синьцзян в Шанхай), другие же находятся в стадии строительства и будут подключены к газовым месторождениям Центральной Азии.

Игроком, выступающим с собственных позиций, является и Иран:

«Ещё одной важной страной является Иран. Иран находится на втором месте в мире по величине запасов природного газа, и обладает более чем 93 млрд. баррелями доказанных запасов нефти, при совокупной добыче 4.17 млн. баррелей в день (2009 г.). К недовольству США, Иран – очень активный игрок. Газопровод Туркменистан - Иран, построенный в 1997 г., был первым, идущим из Центральной Азии. Кроме того, Иран заключил контракт на разработку газовых месторождений стоимостью 120 млрд. долларов – часто называемый «сделкой века» – с Китаем. Это соглашение по газу, подписанное в 2007 году, предполагает ежегодный экспорт около 10 млн. тонн иранского сжиженного природного газа (СПГ) в Китай в течение 25 лет.

Контракт также даёт Китайской государственной нефтяной компании права на участие в таких проектах, как разведка и бурение для нефтехимической и газовой промышленности в Иране. Кроме того, Иран планирует поставлять свой газ в Европу по своему трубопроводу Persian Gas, который может стать конкурентом американскому Nabucco. Что ещё более важно, это ключевая сторона в предполагаемом трубопроводе Иран-Пакистан (IP), известном ранее также как «трубопровод мира». Согласно плану строительства этого трубопровода, впервые предложенному в 1995 году, Иран будет продавать газ со своего мега-месторождения Южный Парс Пакистану и Индии.

Китайская поддержка Ирана по большей части объясняется нефтью и газом:

Говоря о Китае, Эскобар утверждает: «самое важное – то, что, «изолированному» Ирану случилось оказаться высшим национальным приоритетом Китая, который уже, не моргнув глазом, отклонил последние санкции Вашингтона», и что «Китай, возможно, окажется истинным победителем вследствие вашингтонских санкций, потому что, скорее всего, будет получать свои нефть и газ по более низким ценам, так как иранцы становятся всё более зависимыми от китайского рынка».

Китай также проявил заинтересованность в строительстве IP со стороны Пакистана и дальнейшем увеличении его до Китая. Это означает, что, начав с Гвадара, Пекин планирует построить ещё один трубопровод, пересекающий Белуджистан и затем следующий вдоль Каракорумского шоссе к северу по всему пути до Синьцзяна, китайского Дальнего Запада. Китай также, скорее всего, получит контракт на строительство этого трубопровода.

Как говорилось раньше, китайские фирмы являются частью консорциума, получившего контракт по финансовому консалтингу проекта. Более тесное сотрудничество в азиатских энергетических проектах также поможет Китаю увеличить своё влияние в регионе для его цели – создать «жемчужную нить» через территорию региона – что всегда пугало Индию как стратегия окружения, проводимая китайским правительством.

Почему Сирия?

Вы можете спросить, почему в настоящее время так много внимания уделяется Сирии.

А Сирия – неотъемлемая часть предлагаемого 1 200-километрового Арабского трубопровода:

Арабкий трубопровод

Вот ещё несколько схем, любезно предоставленных Адамом Карри:

Арабкий трубопровод

Арабкий трубопровод

Арабкий трубопровод

Поэтому – да, смена режима в Сирии планировалась (так же, как и в Ираке, Ливии, Ливане, Сомали, Судане и Иране) 20 лет назад.

И, конечно же, нападение на Сирию ослабляет её близких союзников – Иран и Россию… и косвенно – Китай.

Но центральная роль Сирии в Арабском трубопроводе также является ключом к пониманию того, почему сейчас она избрана мишенью.

Точно так же, как было запланировано сместить талибов после того как они запросили слишком много за трубопровод Unocal, сирийский президент Асад сейчас находится под ударом, потому что он «ненадёжный» игрок.

В частности, Турция, Израиль и их союзник США желают гарантированной транспортировки газа через сирийскую территорию и не желают сирийского режима, который не был бы беспрекословно лояльным по отношению к этим трём странам и встал бы на пути этого трубопровода… или чьи слишком большие требования сократили бы прибыли.

ПепеЭскобар резюмирует, что именно движет сегодняшней глобальной геополитикой и войной:

«То, о чём на самом деле идёт разговор – о том, что происходит на огромном поле боя за энергоносители, которое простирается от Ирана до Тихого океана. Именно здесь идёт текучая война за контроль над Евразией.

Да, всё это сводится к чёрному золоту и «голубому золоту» (природному газу), беспрецедентным запасам углеводородов, и поэтому пришло время проделать путешествие в это вечно-текущее царство чудес – Трубопроводистан».

P.S. Эта стратегия разработана не только неоконами. Советник по национальной безопасности при Джимми Картере помог спланировать план битвы за нефтегазовые ресурсы Евразии больше десятилетия назад, и Обама явно продолжает ту же программу.

Некоторые могут сказать, что войны ведутся также за то, чтобы удержать мир под властью доллара и частных центробанков, но это уже другая история.

http://forum.polismi.org/index.php?/topic/3874-global-research-