США ввели санкции против ряда венгерских чиновников и бизнесменов, запретив им въезд в страну. Об этом в эфире венгерского ТВ сообщил поверенный в делах США в Венгрии Андре Гудфренд.

Гудфренд высказался с несвойственной для дипломата прямотой:

Здесь есть лица, точнее сказать представители истеблишмента и члены правительства, которые рассматриваются в США как несоответствующие требованиям для въезда в страну.

По сообщениям венгерских СМИ, санкции коснутся ближайшего окружения премьер-министра страны Виктора Орбана и высокопоставленных чиновников налоговой службы. Поводом для подобного демарша стал результат работы венгерских фискальных органов, которые проверили американские компании и обнаружили уклонения от уплаты налогов. Сами американские бизнесмены расценили служебное рвение налоговиков как наглое вымогательство и потребовали асимметричного ответа.

Но истинные причины конфликта сокрыты, как водится, несколько глубже. Венгрия давно числится у Запада в списках неблагонадежных стран и продолжает усугублять, не выказывая признаков раскаяния.

Между тем, евроинтеграция начиналась многообещающе. Венгры одни из первых взяли курс на сближение с Европой. В 1982 страна стала членом МВФ и МБРР. В 1991 вошла в Совет Европы. С 2004 вступила в ЕС. На начало 2000-х 30 тыс. венгерских компаний принадлежали иностранцам, на них приходилось до 70% ВВП, до 80% экспорта. Иностранный капитал владел 80% банковского сектора.

В мае 2010 г. премьер-министром вновь стал Виктор Орбан, который пообещал, что будет защищать интересы своего народа. Либеральную оппозицию покоробили такие слова, но большой тревоги не вызвали – списали на предвыборный популизм.

Однако вновь избранный руководитель страны оказался на удивление (для политика) последовательным: отказался выполнять требования МВФ о сокращении бюджетных расходов и потребовал подчинить Венгерский национальный банк венгерскому государству.

1 января 2012 была принята новая конституция, согласно которой:

  • народ Венгрии объединяют Бог и христианство;
  • Центробанк подчиняется правительству страны;
  • национальной денежной единицей является форинт;
  • государственный долг не должен превышать 50% ВВП;
  • семья – главная традиционная ценность;
  • семья – это союз между мужчиной и женщиной.

Просвещенный запад не смог оставить без внимания подобное ретроградство, и на улицах Будапешта появились демонстранты, претендующие на роль прогрессивной части венгерского народа. Параллельно ведущие рейтинговые агентства резко понизили кредитный рейтинг Венгрии. Произошел отток капитала, курс форинта снизился.

В апреле правительство вынуждено было пойти на уступки и восстановить «независимость» своего ЦБ. Однако добрососедские отношения не восстановились.

В частности, в мае 2012 Виктор Орбан заявил:

Шайка бандитов, захватившая власть в Евросоюзе, занимается банальным порабощением всех, кого удаётся туда заманить! В Венгрии это поняли и пытаются спастись. Но международная финансовая мафия крепко держит венгров за горло...

Весной 2013 правящий консервативный блок продолжил борьбу за национальную свободу. Нацбанк вновь поставили под контроль правительства, а пост председателя занял верный премьер-министру человек – Дьёрдь Матольчи.

Летом 2013 власти Венгрии объявили, что закрыли обязательства перед МВФ и потребовали ликвидировать офис Фонда в Будапеште – за ненадобностью.

Испортив отношения с ЕС, венгры обратили взор на восток – прозвучали первые заявления о необходимости «перезапуска» торгово-экономических отношений с Россией.

В качестве затравки Росатом получил контракт на строительство новых энергоблоков для венгерской АЭС «Пакш». Венгрия активно поддержала строительство «Южного потока» и увеличила долю российского газа от всего потребляемого до 70%. К 2014 году РФ стала третьим по величине торговым партнером.

Антироссийские санкции венгры восприняли крайне болезненно. По заявлению главы МИД Венгрии Петера Сийярто, экономика страны ежедневно теряет около 206 тыс. долларов, экспорт в Россию и СНГ сократился на 12%.

Виктор Орбан сказал прямым текстом:

Мы не заинтересованы в новых возможных экономических санкциях. Они будут не в интересах Евросоюза и, тем более, не в наших интересах.

По украинскому вопросу венгерские власти заняли позицию выверенную, но сильно отдающую плохо скрываемым глумлением над западными интересами.

Присоединение Крыма к России осудили, но почти одновременно с этим потребовали предоставить этническим венграм Закарпатья автономию. В июле 2014 призвали сменить либеральную демократию на модель государственного устройства, сходную с РФ. С 25 сентября приостановили реверсные поставки газа на Украину, дипломатично объяснив сей шаг тем, что им самим не хватает.

В контексте вышесказанного, санкции США против ряда венгерских чиновников и бизнесменов, при всей их незначительности, можно рассматривать как первое и весьма серьезное предупреждение. В таких условиях перед российской дипломатией встает довольно сложная задача: найти пути поддержки тех стран Восточной Европы, которые готовы сотрудничать с Россией, но справедливо опасаются политических и экономических репрессий от соседей по ЕС и заокеанских "партнеров".

21 октября 2014 г. поверенный в делах США в Венгрии Андре Гудфренд подтвердил, что США запретили въезд в страну шестерым венгерским чиновникам и лицам, имеющим связи с правительством. По утверждениям СМИ, запрет распространяется на главу венгерской налоговой службы Илдико Вида, неофициального советника премьер-министра Арпада Хабони, главу проправительственного экспертного центра Szazadveg Петера Хейма и других лиц.

Официально США объясняют свои действия борьбой с коррупцией. Но, как заявляет министр юстиции Венгрии Ласло Тросани, США никогда не направляли жалоб на действия венгерских властей. Понятно, что бездоказательные обвинения в коррупции используются как предлог, а реальные причины являются политическими. В противном случае Вашингтон не делал бы официальных заявлений, а сообщил о возникшей проблеме по дипломатическим каналам.

Месяц назад США начали открытую борьбу против венгерского премьера Виктора Орбана. 19 сентября экс-президент Билл Клинтон обвинил Орбана в том, что он хочет «вечно оставаться» у власти и «обогащаться». Спустя несколько дней Барак Обама упомянул Венгрию в числе стран, где происходит «открытое запугивание» гражданского общества. 2 октября с более развёрнутыми обвинениями выступила помощник госсекретаря Виктория Нуланд: в косвенной форме она обвинила Венгрию в «разжигании национализма», «ограничении свободы прессы», «демонизации гражданского общества» и заключении «грязных сделок» в энергетической сфере (имелось в виду январское соглашение России и Венгрии о строительстве двух энергоблоков АЭС «Пакш» и предоставлении российского кредита на сумму 10 млрд евро). Сейчас от слов США переходят к действиям. Конечной целью является, по-видимому, смещение Орбана.

По-другому и быть не могло. Конечно, венгерский премьер не стремится к конфронтации с США, но его действия входят в неразрешимое противоречие с американскими интересами. В основе этих действий лежат представления о том, что государство должно самостоятельно определять основные параметры экономической, внутренней, внешней и идеологической политики. А чтобы утвердить реальный суверенитет страны, необходимы системные действия во всех этих сферах. В свою очередь, в США считают, что для «рядовых» членов НАТО эти параметры давно определены, а правительства должны действовать в строго заданных рамках («общие ценности», «трансатлантическая солидарность» и пр.). Отклонения в частных вопросах допускаются, но системное противодействие этой линии должно быть исключено. Поэтому конфликт американского и венгерского подходов был неминуем.

В экономической сфере правительство Орбана последовательно стремится увеличить роль государства — за счёт интересов международных финансовых организаций, ТНК и ТНБ. В 2013 г. Венгрия досрочно погасила кредит МВФ размером 20 млрд евро и настояла на закрытии представительства МВФ в стране. Был усилен фактический контроль правительства над Центробанком, введены специальные налоги в отношении крупнейших (преимущественно иностранных) предприятий, национализирована пенсионная система, введён первый в Европе налог на финансовые транзакции, уменьшена доля иностранных собственников в банковской сфере и энергетике.

Естественно, эти меры вызвали серьёзное сопротивление транснационального бизнеса и влиятельных кругов из США и Западной Европы. Это проявлялось как в открытой форме (путём усиления давления Еврокомиссии на Венгрию), так и неявно. По утверждению Хельги Видерманн, бывшей помощницы министра экономики Венгрии, в 2011 г. сложился союз заинтересованных государственных деятелей и частных лиц из США и Западной Европы, который попытался спровоцировать валютный кризис в Венгрии и отставку Орбана.

Во внутриполитической сфере правительство Орбана, во-первых, значительно усилило свои позиции после принятия новой конституции и ряда новых законов, а, во-вторых, попыталось ограничить влияние иностранных НКО. В частности, власти инициировали проверки сети норвежских фондов, поддерживавших оппозицию и получавших значительную финансовую поддержку. Орбан публично обвинил НКО в обслуживании иностранных интересов и политической предвзятости, а через СМИ транслировалась мысль о том, что средства, формально перечисляемые Норвегией, в реальности могут иметь иное происхождение. Действия Венгрии вызвали резкое недовольство США, для которых НКО являются одним из ключевых инструментов влияния на иностранные правительства.

Во внешней политике курс Орбана получил название «открытости на Восток». Особое внимание уделяется развитию отношений с ключевыми незападными странами — в особенности с Россией и Китаем. Это вызвано как экономическими интересами (в т.ч. энергетическими и финансовыми), так и представлениями о том, что после финансового кризиса 2008 г. Запад утрачивает лидирующие политические позиции в мире. В июле 2014 г. Орбан заявил, что после 2008 г. баланс сил в мире изменился не менее значительно, чем после двух мировых войн и событий начала 1990-х гг. Что не менее важно, венгерский премьер сказал, что события рубежа 1980-1990-х гг. должны стать частью истории (т.е. сохранить положительные оценки, но не оказывать влияния на современный внешнеполитический курс). Это коренным образом противоречит линии США: с их точки зрения, события 1989-1990 гг. и сложившиеся вокруг них «национальные мифы» должны постоянно использоваться для поддержания сложных отношений между Россией и странами Восточной Европы.

Наконец, существенные различия между политикой США и Венгрии возникли и в идеологической сфере. В США особое внимание уделили выступлению Орбана на тему «нелиберальной демократии». По Орбану, западный (либеральный) путь развития не гарантирует успеха в конкуренции стран и их объединений. Поэтому необходимо изучать и, возможно, перенимать опыт других стран — в т.ч. Сингапура, Китая, Индии, Турции и России. Вместо либеральной демократии Орбан предложил создать в Венгрии «государство, основанное на труде». В этой государственной модели права и свободы сохраняются, но утрачивают центральную роль, а составными элементами идеологии являются защита национальных интересов, укрепление солидарности венгерского народа (в т.ч. венгров за рубежом), защита общественного благосостояния, общественной собственности и обеспечение конкурентных преимуществ страны в мире. Попытка Орбана выдвинуть собственные идеологические постулаты вызвала крайне нервную реакцию в западных СМИ. В некоторых из них даже появились призывы лишить Венгрию права голоса в ЕС по причине отклонения от «общих ценностей».

Таким образом, Венгрия проводит системную политику по укреплению суверенитета и приобретению реальной самостоятельности. Поэтому начало открытого давления США на Будапешт необходимо увязывать, прежде всего, не с отдельными действиями Венгрии (призывами создать венгерскую автономию на Украине, критикой антироссийских санкций и др.), а с её политическим курсом в целом. Отношение США к Венгрии показывает очень высокую степень нетерпимости к любому проявлению самостоятельности в НАТО — в особенности со стороны небольших стран. Никаких попыток договориться нет, есть лишь метод принуждения. Вполне возможно, что в Венгрии к выборам 2018 г. будет запущен сценарий «цветной» революции. Во всяком случае, США уже послали Орбану однозначный сигнал: если он не отступит от своего курса, то давление будет усиливаться.

http://rusrand.ru/news/ssha-vynesli-vengrii-pervoe-preduprezhdenie

http://www.regnum.ru/news/polit/1859586.html