Вслед за исламистской сенсацией из Средней Азии – уход в «Исламское государство» полковника таджикского ОМОН Г. Халимова – ещё более резонансный случай произошёл накануне в Киргизии. Муфтий одной из крупнейших мечетей на юге страны Рашид Камалов вербовал верующих не только для войны в составе ИГ, но и для свержения киргизского правительства. За вербовку на войну в Сирию он был задержан ещё в марте, однако теперь выяснилось, что этот служитель ислама готовил группу экстремистов для терактов и убийств политиков в самой Киргизии. Военную подготовку завербованные кыргызстанцы проходили в ОАЭ и Турции, однако, кроме них, заговорщики планировали использовать «возможности боевиков из Ирака и Сирии». Всё это подтверждает уже  широко известную конспирологию вокруг исламизма о том, что ИГ – инструмент для организации в странах Средней Азии исламистских переворотов по образцу «Арабской весны».

Один и тот же заказчик

Сразу же возникает вопрос: кому это нужно? Заказчик у «Арабской весны» один и тот же. Приведение к власти исламистов на границах России и Китая является для США стратегической  задачей. Ведь в этом случае Вашингтону удастся отсечь от РФ и КНР среднеазиатские страны, поскольку именно Средняя Азия составляет стратегический тыл в трансфере углеводородов в Китай с использованием трубопроводов. Вот почему исламисты нацелены на захват власти, а для их воздействия на соседние государства была выбрана такая криминализированная страна, как Киргизия. География вербовки в Кара-Суйской мечети подтверждает создание там исходного плацдарма для радикальных исламистов.  Группу экстремистов для захвата власти в Киргизии возглавлял гражданин Таджикистана, а группу поддержки арестованный муфтий имел в Узбекистане.

В настоящее время, согласно официальной статистике, в рядах «Исламского государства» из стран Средней Азии воюет несколько тысяч человек:  2 тыс. чел. — из Таджикистана, тысяча – из Киргизии, 500 чел. – из Узбекистана, 200 чел. – из Казахстана. Однако в реальности эта цифра должна быть больше. Точная численность самого ИГ также доподлинно неизвестна. По заниженным данным ЦРУ, это 30 тыс. человек, однако, с учётом данных иранской и курдской разведок, численность ИГ балансирует от 200 тыс. до 300 тыс. человек. По данным сирийского муфтията, в составе 70 тыс. наёмников ИГ из 83 стран на СНГ приходится 7 тыс. наёмников, причём, большинство из них происходят из Казахстана, Туркмении и Азербайджана.

Война газопроводов

Таким образом, даже плавающие цифры говорят о существовании армии террористов для каждой центральноазиатской страны. Соответственно должны быть геополитические разломы, на которые заказчик ориентирует завербованных ИГ жителей этих стран. Киргизия оказалась не только наиболее удобной площадкой для запуска там подготовки вооружённого переворота, но и новым членом Таможенного союза в рамках ЕврАзЭс. Однако главный интерес для США сегодня представляет Туркмения, чтобы  перенаправить туркменский газ сразу по двум направлениям – с России на Турцию и с Китая на Пакистан. США заинтересованы дорастить недостаточный для обеспечения ЕС объём газа из Азербайджана в проекте TANAP и сорвать поставки туркменского газа в Китай, перенаправив его по проекту ТАПИ (Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия).

Ситуация на севере Афганистана говорит о том, что подготовка к «центральноазиатской весне» идёт полным ходом. Проникшие в Афганистан боевики ИГ готовят для наступления в Среднюю Азию два направления: традиционное восточное – через Фергану и Киргизию, и новое западное – на Туркменистан. Начиная с осени 2014 года, ситуация на афгано-туркменской границе  со стороны Афганистана отмечена характерным для ИГ массовым обезглавливанием, убийством местных жителей и захватом в плен туркменских пограничников. Развитие наступления ИГ и талибов на севере Афганистана зависит также от участия в «войне газопроводов» Турции, Катара и Саудовской Аравии. Турция заинтересована в экспорте туркменского газа через Каспий для заполнения TANAP, а Саудиты торпедириуют строительство газопровода ТАПИ, который лоббируют Катар и США.

Антироссийские интересы

«Война газопроводов» делает среднеазиатские страны, как и сам Афганистан, заложником сложной геополитической борьбы за контроль над потоками энергоресурсов, обеспечивающих функционирование целых стран и народов. США, Катар, Турция и Саудовская Аравия ведут на границах Средней Азии большую прокси-войну, финансируя «Талибан» и используя новые когорты террористов-салафитов. Так, туркменские талибы взяли под контроль территорию вдоль афгано-туркменской границы, по которой планируется проложить газопровод ТАПИ. При этом они претендуют на возвращение им их родовых земель в районе Серахского и Мургабского оазисов, которые были утрачены ими в 20-е годы во время разгрома басмаческого движения. Именно там находятся газовые месторождения, которые составляют сырьевую базу для ТАПИ.

Показательно, что ИГ  в северных районах Афганистана действует именно в районе афгано-туркменской границы, осуществляя зачистку приграничных районов от местного населения под оперативные коридоры для будущего прорыва. Параллельно ведёт вербовку как в рядах афганских талибов, так и на территории самих среднеазиатских стран. Связь арестованного муфтия из Кара-Суйской мечети с Турцией и ОАЭ говорит об интересе «турецко-саудовской партии» к закреплению в Киргизии исламистского плацдарма, хотя Турция – союзник Катара. США же традиционно играют на столкновении интересов региональных держав, используя здесь ИГ  для подготовки антироссийских переворотов. В этой связи показательно, что в марте в той же Ошской области, где располагается злополучная мечеть, власти Киргизии арестовали американского журналиста Умара Фарруха, который собирал сведения о религиозной обстановке в регионе.

Круговорот событий в Афганистане набирает скорость. Эпизоды противостояния по всем направлениям мелькают во всё нарастающем темпе. Каждый день приносит нечто новое, и как тут не прийти к неутешительному выводу — раскрутившийся маховик конфликта может «пойти вразнос». Вот что произошло только за последнее время. По порядку.

Пару недель тому назад официальный представитель министерства внутренних дел Афганистана Сиддик Сиддики опроверг слухи о том, что его ведомство снабжает оружием неправительственные антиталибские формирования. Эти разговоры, в которых упоминалось в том числе о предоставлении вооружений отрядам моджахедов, возглавляемым полевыми командирами бывшего Северного альянса, вызвали обеспокоенность ряда общественных деятелей.

Туркестан - Численность русскоязычных

В частности, этот вопрос обсуждался на заседании афганского парламента, и некоторые депутаты выразили опасения в связи с тем, что предоставление оружия неправительственным группам, пусть и в целях самозащиты, может привести к проблемам с безопасностью в будущем. Сиддики поспешил развеять связанные со слухами опасения, подчеркнув, что МВД ИРА не предоставляет оружия лицам, не являющимся сотрудниками ведомства. Он признал, что полиция оказывает содействие «силам, оказывающим сопротивление террористам», но не занимается формированием и оснащением вневедомственных подразделений.

Сенсационные события минувшей недели вернули к жизни передававшиеся из уст в уста слухи о передаче оружия неправительственным формированиям. Произошло вот что. Впервые за последние 14 лет натовские подразделения в ходе боевой операции в провинции Парван уничтожили подпольный склад оружия, принадлежавший… нет, не талибам, и не боевикам «Исламского государства» (ИГ), а бывшему командиру моджахедов из наиболее крупной и влиятельной еще с 1960 года партии «Исламское общество Афганистана» (ИОА) Джан Ахмаду. В ходе мероприятия, проведённого с использованием авиации в городе Чарикар, иностранным военным попытались оказать сопротивление сотрудники охраны влиятельного северянина. Краткая перестрелка обошлась без человеческих жертв. Помимо оружия, непосредственно в доме Джан Ахмада при проведении рейда были обнаружены взрывные устройства, которые были благополучно обезврежены служащими коалиционных сил.

В ответ на эти действия несколько сотен сторонников Джан Ахмада вышли на демонстрацию протеста. Они выразили своё возмущение тем, что рейд проводился в жилом районе без согласования с населением, притом в священный месяц Рамадан, вызвал панику среди местных жителей и привёл к разрушению расположенной поблизости мельницы. Сообщения о проведении операции, в ходе которой был нанесён ущерб собственности местных жителей, вызвали гневную реакцию со стороны руководства ИОА во главе с одним из сильнейших лидеров таджикской общины северного Афганистана, политиком, соратником Джан Ахмада Атта Мохаммадом Нуром, всегда считавшим борьбу с талибами своей первейшей задачей. Он решительно осудил действия НАТО, заявив, что расценивает эту военную операцию против Джан Ахмада как атаку на всех членов ИОА, которые готовы мобилизовать все силы для вооруженного отпора натовскому контингенту.

Это заявление не на шутку встревожило центральную власть в Кабуле, где всегда опасались активизации отрядов местной самообороны не только Атта Мохаммада Нура, но и других бывших командиров — моджахедов, таких, к примеру, как ветеран моджахедского движения, бывший губернатор Герата и бывший министр энергетики и водных ресурсов Мохаммад Исмаил-хан, считающих, что нынешнее афганское руководство, действуя заодно с Соединенными Штатами и НАТО, втягивает страну в непрогнозируемую ситуацию. Не имея достаточных сил для противодействия бойцам Джан Ахмада, в Кабуле, естественно, попросили помощи у дислоцированного в стране контингента войск НАТО, которые и нанесли удар по вотчине местного авторитета Джан Ахмада. Целью этой операции был не сам Джан Ахмад, а напоминание Атта Мохаммаду Нуру о том, что в следующий раз с ним обойдутся так же.

Как говорится, свекровь кошку бьет, а невестке наветки дает. Но и это еще не все. Некоторые афганские наблюдатели расценивают удар натовцев как предупреждение Ата Мохаммаду Нуру не препятствовать продвижению талибов и боевиков ИГ через северные территории Афганистана к границам со среднеазиатскими странами. Возникает абсурдная ситуация. Американские военные используют бывших моджахедов в борьбе с талибами, боевиками ИГ и другими экстремистскими группировками и в то же время наносят по ним удары. Но именно подобный подход — удаление из политики бывших полевых командиров, а ныне военных князьей типа Атта Мохаммада Нура, Сайяфа и пр., поможет вывести Афганистан на путь демократии, — Пентагон считает правильным.

Даже если такая оценка этих людей справедлива, (а она справедлива в том плане, что они далеко не ангелы, на их совести гибель множества жителей страны), не следует забывать и о том, что для многих афганцев на севере страны лидеры моджахедов остаются единственными авторитетами и даже, возможно, просто кормильцами, гарантами их физического выживания, защитниками от притеснения пуштунов. Афганцы хорошо помнят, как арабские наемники, воевавшие на стороне пуштунов-талибов, вырезали целые узбекские, таджикские и хазарейские семьи. Они одновременно и главные экономические фигуры в своих регионах, работодатели, центры власти и влияния, в их руках сосредоточены все экономические рычаги и узлы такого бедного общества, как Афганистан.

На самом деле американская политика демонстрирует другой, абсолютно прагматичный подход: в Афганистане полезно всё, что приносит результат. Известно, что на политику США повлияло и то обстоятельство, что основным внутренним противником талибов, которые представляли пуштунское большинство Афганистана, был Северный альянс — коалиция афганских этнических меньшинств: таджиков, узбеков и хазарейцев. Их лидеры, в первую очередь Ахмад Шах Масуд, пользовались негласной поддержкой Москвы, которая направляла серьезную военно-техническую помощь «северянам», в том числе через Таджикистан и Узбекистан, своих союзников по СНГ. По этой причине Америка не была заинтересована в том, чтобы Северный альянс доминировал в Афганистане. Тем более она не заинтересована в этом сегодня в связи с обострением российско-американских отношений. Разыграть «афганскую карту», создать угрозу в Средней Азии, а оттуда угрожать России — вот задача Вашингтона.

Что же касается реакции высшего афганского руководства на события в Парване, то глава исполнительной власти страны Абдулла Абдулла, представитель национальных меньшинств, выходец из Панджшера, хотя он по отцу является пуштуном, в избирательной кампании которого в прошлом году участвовал Джан Ахмад, осудил проведение рейда, пообещав, что по факту не согласованной с властями операции будет проведено расследование. Заранее можно прогнозировать, что среди оппонентов Абдуллы найдутся те, кто одобрит действия коалиционных сил в провинции Парван. Они укажут на проблему, которая зародилась не сейчас, — разоружение бывших моджахедов. На каком основании, спросят они, представители Северного альянса имеют собственные небольшие армии для охраны собственных районов. Что это за государство в государстве?

Понятно, что разоружение возможно только в одном случае, если людям под командованием военных князей предложат какую-то альтернативу, если их, например, включат в военную полицию, если их пошлют обратно в их деревни, чтобы они работали в поле, если их заставят вернуться домой и восстанавливать ирригационные системы. Вот тогда можно говорить о разоружении. Но истинная причина, по которой настоящего разоружения нет, состоит в том, что экономика страны просто не предоставляет никаких возможностей для того, чтобы эти боевики были интегрированы в процесс восстановления в мирных целях. Вот в этом и состоит существо проблемы. Демилитаризация не произойдет до тех пор, пока политическая власть держится на дуле пистолета и винтовки.

Отметим ещё один аспект афганской ситуации, продолжающий оказывать влияние на политику США. Известно, что уже начало формирования «правительства национального согласия» в Кабуле сопровождалось многочисленными скандалами, что свидетельствовало о неэффективности созданной Джоном Керри в сентябре прошлого года политической конструкции, в основу которой было заложено неконституционное соглашение между признанным президентом Ашрафом Гани и назначенным «премьер-министром с широкими полномочиями» Абдуллой Абдуллой.

Следует ожидать, что после событий в Парване усилится напряженность между сторонниками президента пуштуна Ашрафа Гани Ахмадзая и группой вокруг представителя таджиков премьер-министра Абдуллы Абдуллы. Хотелось бы ошибиться, но логика нынешней хаотизации Афганистана просто вынуждает рассматривать в качестве основного этот сценарий, который исполняется «продвинутыми» и изощренными кукловодами-англосаксами.

http://bvostok.com/3160-ssha-pereformatiruyut-arabskuyu-vesnu-v-tsentralnoaziatskuyu/

http://regnum.ru/news/international/1940404.html