Политические процессы, связанные с распадом СССР и сопровождавшего его «парадом суверенитетов», в национальных республиках России привели к националистическому реваншу правящих элит. На практике это выражалась в моноэтниизация государственного аппарата, когда руководящие посты занимались представителями титульного этноса, поддержкой антироссийских настроений в общественно-политическом пространстве региона, неравным финансированием национальных культур (предпочтение отдавалась культуре титульного этноса), закреплением за языком титульного этноса государственного статуса и обязательное его изучением всеми школьниками, мифологизацией местной национальной истории.

сепаратизм

Идель-Урал по версии татарских националистов

Применительно к Татарстану весь этот набор признаков националистического реванша был характерен, и в 1990-е годы при слабом федеральном центре получил свое внедрение. Несмотря на постоянное декларативное подчеркивание со стороны региональных властей отсутствия ущемлений русского населения, последнее ощущало определенную степень дискриминации, что было отражено даже в Конституции Татарстана, где в преамбуле Основного закона было прописано, что он выражает волю «многонационального народа Республики Татарстан» и «татарского народа», тем самым даже юридически было обозначено неравноправие (татар выделили в отдельную юридическую категорию, русских и все остальные национальные группы были отнесены в понятие «многонациональный народ Татарстана»).

Хотя реформы второго президента России Владимира Путина в 2000-е годы были направлены на приведение регионального законодательства в соответствие с федеральным, выстраивание вертикали власти и борьбу с иными проявлениями сепаратизма в республиках, комплекс проблем, получивший название «русский вопрос», не был разрешен в Татарстане. Сам по себе «русский вопрос» в Татарстане сводится к трем проблемам: 1) отсутствие должного этнического представительства русских в органах власти; 2) положение православия (отсутствие полной реституции церквей, запущенное состояние православных храмов, искусственное превращение православной общины в религиозное меньшинство, массовые поджоги церквей ваххабитами и др.); 3) положение русского языка в школах Татарстана.

Последняя проблема привела за последние 5 лет к формированию этнолингвистического конфликта в Татарстане. Этнолингвистический конфликт в Татарстане – это конфликт не между русскими и татарами, а конфликт между русскоязычными и региональными органами власти по поводу права обучать своих детей русскому языку и русской литературе в том же объеме, что и по всей России [1].

Придание в 1991 году татарскому языку статуса государственного и закрепление его положения в региональной конституции на практике вылилось в обязательное его изучение в средних общеобразовательных учреждениях. В 1990-е годы подобное решение региональных властей русскими поддерживались (по опросу 1995 года 65,3% русских считали, что татарский язык должен преподаваться в школе; у русской молодежи в 1997 году поддержку это решение вызывало уже лишь у 53,2% опрошенных [2]) и воспринималось как в целом справедливое решение, тем более, что на фоне советской практики национальное образование у татар находилось в удручающем состоянии (в Казани действовала всего 1 татарская национальная школа).

Однако почти 20-летняя практика преподавания татарского языка как обязательного предмета не привела к тому, что знания у русскоязычных детей в сфере его изучения улучшились. Это констатировали и педагоги, и родители, и сами вчерашние школьники, отмечая безрезультатность в деле изучения татарского языка. Так, в ходе социологических опросов важность знания татарского языка отметили лишь 21,2% (по Татарстану) и 12,5% (по Казани) русских детей [3]. Педагоги констатировали незначительное повышение мотивации обучения татарскому языку как в городской, так и в сельской местности [4].

Практика введения татарского языка в школах как обязательного предмета для поголовного изучения происходила за счет сокращения часов, отводимых на русский язык. В результате если школьники России за годы обучения в школе в 1-4 классах получали 675 часов и в 5-9 классах 735 часов русского языка, то школьники Татарстана – только 405 часов в 1-4 классах и 490 часов в 5-9 классах [5]. Эта существенная разница в часах, отводимых на изучение русского языка при низкой результативности русскоязычных учащихся по татарскому языку, стала выливаться в форме протестов родителей русскоязычных детей. Первый подобный публичный протест высказал Сергей Хапугин, который обратился в суд в 2001 году по поводу того, что его сын лишен возможности изучать русский язык в полном объеме, как все остальные школьники, живущие за пределами Татарстана. Помимо этого он был не согласен с обязательным изучением татарского языка, большими его объемами в школьном расписании. Однако его судебные тяжбы в 2001-2002 гг. (он дошел до Конституционного суда РФ)  не привели к изменению ситуации.

В 2008 году всплеск возмущений родителей вылился в сетевое пространство: было организовано интернет-сообщество «Русский язык в школах Татарстана», которое собрало 15 тысяч участников, активно высказывавших свое недовольство существующей практикой. В 2010 году начинается длительная переписка с органами власти, когда эту проблему пытаются решить конструктивным путем. Результата это никакого не дало. После этого конфликт переходит в форму уличных протестов: в феврале 2011 года проходит одиночный пикет в Казани напротив здания Министерства образования и науки Республики Татарстан, в апреле 2011 года первый массовый митинг родителей в Казани (организатором выступило Общество русской культуры Республики Татарстан) и Набережных Челнах, затем в июне и сентябре 2011 года пикеты в Казани, в апреле 2012 года был митинг в Казани, в июне 2013 года митинг в центре Казани, в ноябре 2013 года шествие под лозунгом «За русский язык» в Казани, пикет в Москве в декабре 2013 года, одиночные пикеты в Казани в феврале 2014 года [6].

Таким образом, проблема русского языка стала причиной для регулярных уличных акций протеста. При этом со стороны региональных властей в отношении родителей, которые считали, что обязательное изучение татарского языка не нужно им детям, начались судебные преследования. Так, мать двух детей Виктория Можарова из Нижнекамска (город в Татарстане) привлекалась в суд за то, что ее дети в течение 5 лет не посещали уроки татарского языка в школе [7].

Ситуация остается острой еще и потому, что русская общественность выступает за изучение русского языка в качестве родного, а чиновники в Татарстане отказывают им в этом праве. По российскому законодательству понятие «родной язык» закреплено за всеми национальными языками народов России, кроме русского. Русский, имея статус государственного языка, не обладает статусом родного языка. Этот парадоксальный факт дает повод для юридической манипуляции в национальных республиках вроде Татарстана: в регионе часы, выделяемые в школьном расписании на изучение родного языка, отдаются под изучение татарского языка. В результате получается абсурдная картина: для русских детей родным языком по документам объявляется татарский язык.

Родители русскоязычных детей настаивают на том, чтобы их дети изучали свой родной русский язык, а власти Татарстана не дают этого делать, отдавая все часы, выделяемые на изучение родного языка, под татарский язык. Исследователи констатируют: концепт «родного языка» в Татарстане чрезвычайно идеологически перегружен. На протяжении всего постсоветского времени именно он составлял риторику татарских националистических групп. «Сегодня этот концепт активно заимствуется активистами, отстаивающими положение русского языка. Основная публично дебатируемая проблема для них – преподавание русского языка во всех русскоязычных школах Татарстана „по плану национальной школы“. Таким образом, русский формально имеет статус неродного языка, в том числе и для этнически русских школьников, в то время как татарский язык преподается как «родной“ для всех» [8], — констатирует социолог Екатерина Ходжаева.

Отличительная особенность этнолингвистического конфликта в Татарстане заключается в том, что сторонниками факультативной формы обучения татарскому языку выступают не только родители детей русской национальности, но и татарской [9]. Для городских татар понимание необходимости изучения русского языка в большем объеме, чем он существует в школах Татарстана, объясняется их прагматичностью: высшее образование и возможности карьерного успеха в будущем для детей возможны благодаря хорошему знанию русского языка. Поэтому на уличных акциях протеста русской общественности в защиту русского языка участвуют и татары [10].

Противостояние родителей и региональных властей усугубляется акциями со стороны татарских национал-сепаратистами, вставшими в этом конфликте на сторону местных органов власти. При этом со стороны татарских националистов в адрес родителей сыплются обвинения в фашизме, татарофобии, а также регулярно звучат призывы к тому, чтобы родители русскоязычных детей за свое несогласие с существующей образовательной практикой в регионе, покинули Татарстан. Серия ответных уличных акций и громких заявлений со стороны татарских сепаратистов, выступавших в роли защитников татарского языка, позволила региональным властям преподнести их акции как ответ возмущенной татарской общественности и попытаться нивелировать требования родителей русскоязычных детей.

Здесь очень важно подчеркнуть, что как и родители, так и русская общественность выступали не против татарского языка, а за русский язык, говорили о праве изучать его детям в том объеме, в каком он практикуется по всей стране. Более того, русская общественность поддерживала необходимость сохранения татарских национальных школ, подвергнувшихся «оптимизации» (т.е. закрытию), особенно в сельской местности. Однако аргументы русской стороны в ходе организованного по инициативе Общества русской культуры Татарстана 28 апреля 2011 года круглого стола с приглашением татарских националистов последними не были услышаны, а само мероприятие они постарались эмоционально заболтать, тем самым, убедив всех в собственной недоговороспособности и нежелании идти на компромиссы.

Разрешить ситуацию с положением русского языка попытались через Государственную Думу России, где на заседаниях экспертного совета Комитета по делам национальностей нижней палаты российского парламента, состоялось несколько заседаний, в том числе с участием родителей не только из Татарстана, но и из Башкортостана, где схожая ситуация с положением русского языка [11]. Члены экспертного совета Комитета по делам национальностей Госдумы РФ признавали нарушения в региональном законодательстве Татарстана в сфере образования [12]. Возникала и до сих пор продолжает быть данностью ситуация, при которой федеральное законодательство предоставляет родителям выбор стандартов образования, в том числе и возможность изучать русский язык в качестве родного языка в школах, а республиканское законодательство этой возможности выбора лишает. Более того, парламент Татарстана выступил против предложений внести изменения в федеральный закон «О языках народов России», которые предусматривали наделение русского языка статусом родного языка, и это при том, что Госсовет Татарстана регулярно выступает поборником родных языков народов России [13].

В результате этнолингвистический конфликт в Татарстане, переросший в затяжной характер, превратился в основную причину дискомфортности своего положения у русских в этом регионе. Если с отсутствием равного этнического представительства в органах власти русских кадров русское население в целом смирилось (никаких уличных протестов по этому поводу не возникало до сих пор, а обсуждение подобных перекосов в кадровой политике, как правило, дальше публичных заявлений не пошло), то в вопросе положения русского языка возмущение до сих пор не утихает. Со стороны же региональных властей предпринимаются попытки по дальнейшему усугублению этнолингвистического конфликта: татарский язык в обязательном порядке внедрен для изучения в детские сады для всех детей [14]. Тотальное насаждение даже в дошкольных учреждениях татарского языка, когда русские дети еще не освоили собственный родной русский язык, вызывает естественную тревогу у родителей. При этом все это сопровождается внедрением халяльного питания (разрешенного с точки зрения шариата) в детсадах и школах, оставляя вопрос о добровольности и согласия родителей за скобками [15].

На наш взгляд разрешиться этнолингвистический конфликт в Татарстане мог бы путем предоставления родителям выбора стандарта образования, по которому те родители, которые хотели бы, чтобы их ребенок изучал русский язык в том же объеме, что и по всей стране, то они получили бы такое право и могли бы его реализовать. Те же родители, для которых важно, чтобы их ребенок больше изучал татарского языка, должны за собой это право сохранить. Только таким образом, вероятно разрешить эту ситуацию, тем более, что федеральное законодательство в сфере образования подобные возможности предоставляет. Принудительные меры сохранения навязывания татарского языка в ущерб русскому языку будут неизбежно вызывать у родителей и русской общественности справедливые возмущения. Нежелание региональных властей в Татарстане идти по такому, в принципе демократическому пути, объясняется их стремлением сохранить этнократическую модель политического строя Татарстана, где татарскому языку придается символическое значение.

К тому же существует в глазах этнократов убеждение (оно никакими эмпирическими данными не подтверждено, но это убеждение неоднократно озвучивалось татарскими националистами в беседах с автором), что предоставление выбора стандарта образования в школах Татарстана приведет к тому, что не только родители русских детей, но и родители татарских детей выбор сделают в пользу большего изучения русского языка и факультатива для татарского, что на практике приведет к языковой ассимиляции татарской молодежи в будущем. Подобные страхи ведут к тому, что, несмотря на низкую результативность познаний в области татарского языка среди русскоязычных детей за все годы обучения в школе (эта практика существует уже 23 года), татарский язык будет сохраняться как обязательный предмет обучения для всех поголовно в ущерб русскому языку, изучать который в качестве родного языка не будет возможным в Татарстане, соответственно, часов, отводимых в школьном расписании на изучение русского языка в республике, будет меньше, чем по всей остальной стране.

Оказавшись в подобной ситуации, когда федеральный центр закрывает на это глаза (попытки добиться поправок в законодательстве России не увенчались успехом: «татарстанское лобби» в Госдуме России заблокировало эти инициативы [16]), родители переживают отчаяние. Истории о том, как приходится дома родителям сидеть с детьми, помогая им делать домашние задания по татарскому языку, полны упаднических настроений [17]. Из личных бесед автора с рядом из них сложилось мнение о намерениях покинуть Татарстан и переехать в другой регион России, чтобы дети имели возможность полноценно изучать русский язык, не испытывая препятствий в этом их праве. Если проблема этнолингвистического конфликта в Татарстане не будет разрешена, то может начаться отток русского населения из этого региона. Люди, испытывая притеснения со стороны местных властей, обычно голосуют ногами. Русские в Татарстане хотят своим детям давать знания в том же объеме, что и по всей стране. Печально, что федеральные органы власти предпочитают не замечать подобной проблемы. «Русский вопрос» в Татарстане так и остается без ответа.

Примечания:

1. Сулейманов Р. Р. Этнолингвистический конфликт в Татарстане: проблема русского языка в региональной системе образования // Агентство политических новостей, 18 апреля 2012 года. URL: http://www.apn.ru/publications/article26389.htm

2. Мухаметшина Р.Ф. Проблема двуязычия в аспекте диалога русской и родной культур // Социолингвистические проблемы функционирования государственных языков Республики Татарстан: сборник научных статей / М.З.Закиев, Я.З.Гарипов, З.А.Исхакова и др. – Казань: Татарское книжное издательство, 2007. – С.127

3. Сагитова Л.В. Мотивации к изучению языков среди учащихся школ Республики Татарстан и их родителей // Языки в системе образования Республики Татарстан: по материалам этносоциологического исследования. – Казань: Татарское книжное издательство, 2011. – С.52

4. Харисова Ч. М. Об учете социолингвистических факторов в процессе формирования двуязычия // Русский язык как государственный в национально-региональных условиях Татарстана / Сборник материалов республиканской научно-практической конференции (7 декабря 2007 г.). – Казань: Татарское книжное издательство, 2007. – С.151

5. Салагаев А. Л., Лучшева Л. В. Этнолингвистический конфликт в Республике Татарстан как следствие противоречий языковой и образовательной политик // Новые проблемы социокультурной эволюции регионов: сборник VII Всероссийской научно-практической конференции по программе «Социокультурная эволюция России и ее регионов». 12-15 октября 2011 г. / М-во образ. и науки России, Казанский национально-исследовательский технологический университет. – Казань: КНИТУ, 2011. – С.163

6. Постояли за русский язык // Вечерняя Казань, 22 февраля 2014 года. URL: http://www.evening-kazan.ru/articles/postoyali-za-rodnoy-yazyk.html

7. «Я только за добровольное изучение татарского!» // Вечерняя Казань, 19 сентября 2012 года. URL: http://www.evening-kazan.ru/articles/ya-tolko-za-dobrovolnoe-izuchenie-tatarskogo.html

8. Ходжаева Е.А. Татарский язык в школах Татарстана: общественные дебаты и мнение населения // Неприкосновенный запас. – 2011. — №     6. – С.246-247

9. Языки в системе образования Республики Татарстан: по материалам этносоциологического исследования. – Казань: Татарское книжное издательство, 2011. – С.136

10. Раис Сулейманов: Русский язык в Татарстане объединил русских и татар // ИА REGNUM, 18 апреля 2011 года. URL: http://www.regnum.ru/news/1395944.html

11. В Комитете Госдумы обсудили этнолингвистический конфликт в Татарстане // ИА REGNUM, 20 сентября 2012 года. URL: http://www.regnum.ru/news/fd-volga/tatarstan/1573271.html

12. Ольга Артеменко: Законопроект «Об образовании в Татарстане» содержит нарушения // ИА REGNUM, 30 мая 2013 года. URL: http://www.regnum.ru/news/fd-volga/tatarstan/1665186.html

13. Госсовет Татарстана не поддержал законопроект о русском как родном // Национальный акцент, 17 сентября 2013 года. URL: http://nazaccent.ru/content/9081-gossovet-tatarstana-ne-podderzhal-zakonoproekt-o.html

14. Билингв по принуждению — татарскому языку русских детей в Татарстане обучают с детского сада // ИА REGNUM, 8 мая 2013 года. URL: http://www.regnum.ru/news/1657041.html

15. Шариат — в детский сад? // Intertat.ru, 2 апреля 2012 года. URL: http://intertat.ru/ru/obschestvo/item/3554-a-to-kozlenochkom-stanesh?.html

16. Татарстанское лобби в Госдуме РФ намерено торпедировать поправки к закону «О языках» // ИА REGNUM, 25 сентября 2013 года. URL: http://www.regnum.ru/news/1712129.html

17. Насильно родным не будешь // Официальный сайт Ирины Волынец, 18 сентября 2013 года. URL: http://ivolin.ru/families-will-not-be-forced

Источник: http://www.kazan-center.ru/osnovnye-razdely/17/457/