В кулуарах Валдайского форума президент Владимир Путин не согласился с тем, что разделение на «ястребов» и «голубей», столь популярное в Америке, не подходит для России. Путин довольно определенно подтвердил, что те же категории уместны и для характеристики отечественных политиков, причем себя Владимир Владимирович отнес именно к «голубям», но с «мощными» или, точнее, «крепкими» крыльями. Мы – «голуби», но «крылья» должны быть крепкие, вот так точно выразился Путин, подтвердив свою способность к блестящим экспромтам. Потом уже пресса несколько заострила эту метафору, но поскольку опровержения от пресс-службы не поступало, президент, очевидно, согласился и с этим вариантом.

Так что с этого момента «ястребы» и «голуби» официально вошли в лексикон отечественной политической журналистики. Посмотрим теперь вместе с заместителем главного редактора «РI» Василием Ванчуговым, как «hawks» и «doves» сосуществуют и взаимодействуют в политической жизни Соединенных Штатов, и к какой категории следует отнести основных кандидатов от Республиканской партии.

***

Антивоенная риторика Барака Обамы в период его избирательной кампании принесла ему дополнительные голоса избирателей, а также Нобелевскую премию мира с формулировкой «за огромные усилия по укреплению международной дипломатии и сотрудничества между народами». И хотя «пацифистика» — софистика под видом пацифизма — сохранилась, во внешнеполитической деятельности полагались исключительно на силу, экспансию и присутствие своих военных, явно или скрытно, во всех значимых для «национальной безопасности» регионах. Однако Обаме скоро оставлять Белый дом, а нам следует уделить внимание риторике кандидатов от Республиканской партии, претендующих на кресло в Овальном кабинете.

Как заявил Дональд Трамп, в случае избрания, он «поладит» с российским коллегой (не без основания не уважающего Обаму), обсудит с ним Сирию, Украину и все другие внешнеполитические проблемы, которые непременно решатся, поскольку за дело возьмутся реалисты.

Он обвиняет своих соперников по предвыборной гонке в желании начать «третью мировую войну». Трамп считает, что России нужно позволить действовать так, как она хочет, в том числе и в Сирии, глумясь над конкурентами, в частности, над Карли Фиориной, вознамерившейся «задействовать Шестой флот» и отдать ряд распоряжений, за которыми слышно «бряцание оружием».

Если Россия решила добраться до «Исламского государства»[1], равно как и американцы, то не стоит Москве мешать, потому что от ее действий всем будет только выгода и польза. При этом он подчеркнул, что также хочет усилить американскую армию, но не для того, чтобы подталкивать Америку к военным действиям за ее пределами. Трамп напомнил избирателям, что выступал против войны в Ираке, которая закончилась, как он и предсказывал, «триллионами потраченных долларов, тысячами потерянных жизней и дестабилизацией на Ближнем Востоке».

Признав, что именно катастрофа в Ираке породила террористическую группировку «Исламское государство», Трамп одобрил российскую военную операцию в Сирии против боевиков «ИГ», «чтобы те не добрались до России». В интервью телеканалу NBC он заявил также, что свержение Штатами Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи ввергло Ирак и Ливию в хаос и если бы они остались у власти, то ситуация на Ближнем Востоке была бы стабильной. И не стоит питать иллюзий относительно Сирии, которую Штаты хотят избавить от законного президента Башара Асада.

О том, что американцы должны идти на контакт с Россией, на первых дебатах отметил и сенатор Рэнд Пол во время полемики с Карли Фиориной: «Мы должны идти на контакт с Россией, это не значит во всем соглашаться с Россией или Китаем, но мы шли на контакт с Россией во время холодной войны, и было бы огромной ошибкой не делать этого сейчас».

В отличие от большинства республиканцев, Рэнд Пол не одобряет вторжения США в Ирак и считает, что оно нарушило равновесие между суннитами и шиитами в регионе, посеяв хаос, который продолжается до сих пор.

К особенностям избирательной кампании Рэнда Пола следует отнести его попытку предъявить консерваторам образ «другого республиканца». Будучи одним из ярких представителей «Движения чаепития», он обещает не втягивать страну в авантюры международного масштаба ради эфемерной роли мирового полицейского, вместо этого призывая оппонентов по избирательной гонке и коллег по партии сконцентрироваться исключительно на своих внутренних проблемах и начать жить по средствам.

Его внешнеполитические взгляды обусловлены либертарианством, согласно им, достаточно и необходимо иметь для процветания, для успешной социальной и экономической политики «минимум государства», малое правительство, и потому в «Центре национальных интересов» в Нью-Йорке 23 октября 2014 г. Рэнд Пол заявил о необходимости следования в международных отношениях «консервативному реализму»[2].

Его советниками в выстраивании отношения с Россией являются бывший посол США в Германии Ричард Берт (Richard Burt) и наш бывший соотечественник Дмитрий Саймс (Dimitri Simes) — американский политолог советского происхождения, президент Центра национальных интересов (The Center for the National Interest, которому предшествовал The Nixon Center), призывающий Штаты к разумному сочетанию решимости и сдержанности.

Когда задеты жизненные интересы страны, то американцы должны быть готовы сражаться, убивать и умирать. Но, по возможности, лучше держаться линии эффективного сдерживания, для чего следует четко обозначать «красные линии», пересечение которых недопустимо, быть способными ответить на агрессию так, что потери нападавшего перевесят все ожидаемые выгоды, и демонстрировать свою готовность выполнить обязательства перед союзниками.

При этом Штаты должны признать, что их военное столкновение с русскими нарушит одно из главных ограничений времен «холодной войны», которое уважали обе стороны, и потому, в итоге, они сами могут спровоцировать войну, в которой не будет победителей.

Теперь перейдем к помощникам другого кандидата. Когда «The Washington Post» представил, для наглядности, в виде диаграммы всех внешнеполитических советников Джеба Буша, то стало понятно, что в его команде сплошь те же люди, что были и при Рональде Рейгане, и при Джордже Буше старшем и младшем (19 из 21 работали в администрациях его отца или брата).

Джебу приходится прилагать немало усилий, чтобы дистанцироваться от иракской кампании своего брата, которую большинство американцев считают внешнеполитической ошибкой, о чем он и заявил в начале августа, когда прошли первые предвыборные теледебаты кандидатов-республиканцев. Тем не менее именно среди его советников оказались «архитекторы войны» в Ираке.

Следует отметить, что еще в конце 90-х Джеб был среди поддержавших появление Project for a New American Century (Проект «Нового американского века», неоконсервативной «фабрики мысли», устроенной для «продвижения американского глобального лидерства», одинаково хорошего и для Америки, и для всего мира), сотрудники этого проекта вскоре призвали американские власти к свержению Саддама Хусейна. С тех пор представления Джеба относительно глобального лидерства мало изменились, о чем свидетельствует и круг его советников: Пол Вулфовиц (заместитель министра обороны США при Буше-младшем), Джеймс Бейкер (госсекретарь при Буше-старшем), Роберт Зеллик (помощник и главный советник Бейкера), Карл Роув (политтехнолог, один из ближайших советников Буша-младшего) и многие другие.

О первом следует сказать особо. В сентябре 1992 г. в «Вашингтон пост», с комментариями обозревателя Бартона Геллмана, был опубликован — фрагментарно — меморандум Вулфовица «Основы национальной военной стратегии» — новой доктрины, основу которой составлял принцип глобального военного присутствия США на всех континентах с целью удержания потенциальных противников от стремления приобрести более значимую роль в региональном или мировом масштабе. Прежняя стратегия сдерживания признавалась устаревшей, она заменялась стратегией «установления и укрепления нового мирового порядка».

В сентябре 2002 г., когда Вулфовиц вернулся в Белый дом и вошел в команду Буша-младшего, на официальном сайте администрации президента США вскоре появился документ «Стратегия национальной безопасности Соединенных Штатов», представлявший лишь несколько видоизмененный прежний меморандум.

Доктрина Вулфовица поддерживалась и поддерживается мощным военно-промышленным лобби, и она, вкупе с набором идеологем из «Нового американского века», используется и в этой президентской гонке. Джеб Буш, опираясь на нее и желая дистанцироваться от прежней воинственности брата, все же не может не выразить свое особое мнение и демонстрировать жесткость в отношении внешнего мира, не во всем разделяющего ценности американского правительства.

В интервью Reuters Джеб Буш заверил, что в случае избрания его президентом США, он станет проводить по отношению к Москве более агрессивную политику. Назвав президента России «хулиганом», «задирой» (bully), он заявил, что Штаты и Европа должны расширить санкции против Кремля и, имея дело с русскими, лучше разговаривать на их языке, "не создавать воинственную обстановку вокруг, а просто предупредить о будущих последствиях".

Судя по стилю письма и выступлений, а также кругу советников, Джеба Буша следовало бы отнести скорее к «стальным голубям», по сути своей близким к «ястребам», и потому в публикациях его часто помещают на одну «ветку» в паре с Марко Рубио.

От «голубей» теперь перейдем к «ястребам», отличительным признаком которых является жесткая критика Обамы за «мягкотелость» во внешней политике, и начнем с сенатора Марко Рубио, помня, что рядом с ним восседает и Джеб Буш.

То, что доктрина Вулфовица и проект «Нового американского века» активно используются и в президентской гонке 2016 года, видно по речи Марко Рубио в начале предвыборной кампании, которая так и называлась — "Новый американский век".

С возникновением украинского кризиса Рубио неоднократно давал американским СМИ интервью, в которых призывал Вашингтон к введению, а потом и к ужесточению санкций в отношении России. Так в марте 2014 г. в журнале Politico он опубликовал статью под заголовком «Восемь шагов, которые необходимо сделать Обаме, чтобы наказать Россию»[3]. Используя свое место в Комитете по иностранным делам Сената, Рубио проводил интервенционистскую внешнюю политику, выступая против бюджетных сокращений для военных. В мае этого года, в выступлении перед Советом по международным отношениям в Нью-Йорке, Рубио обозначил подход к внешней политике, которого он будет придерживаться, если станет главой Белого дома.

Среди его советников Джеми Флай (Jamie Fly), который при безобидности своей фамилии — «Муха» — типичный «ястреб». Он присоединился к Рубио в январе 2013 г. в качестве советника зарубежной и национальной политики и безопасности, имел ряд должностей в администрации Буша-младшего, в том числе в Совете национальной безопасности, а также в министерстве обороны при Дональде Рамсфельде. Когда Буш покинул свой пост, то для сохранения и дальнейшего претворения в жизнь его инициатив в области внешней политики в 2009 г. был создан своего рода инкубатор молодых неоконсерваторов — центр «Внешнеполитическая инициатива» (The Foreign Policy Initiative), среди основателей центра Уильям Кристол и Роберт Каган (Кейган) - этот фонд отметился рядом антироссийских акций и провокаций.

Исполнительным директором был назначен именно Флай, перед которым стояла задача сохранить заложенные в годы Буша-младшего традиции агрессивной защиты американских интересов на международной арене, консолидировать силы для противодействия «возродившихся и растущих сил Китая и России», а также «остальных автократий, нарушающих права своих граждан». Свои внешнеполитические принципы Флай изложил (в соавторстве с Гэри Шмиттом) в статье 2012 г., где призвал США напасть на Иран и, не ограничивая себя авиаударами, для препятствия развития ядерной программы, "дестабилизировать режим".

Марко Рубио полагает, что администрация США оставила на Ближнем Востоке «вакуум», который теперь заполняет Россия, и потому авианалеты в этом регионе не только нанесут урон «Исламскому государству», но и будут содействовать поддержке президента Сирии. А после этого, как вероятный сценарий развития событий, Россия обратится, по мнению Рубио, к ближневосточным странам с призывом: «Америка больше не является надежным союзником, Египет, Саудовская Аравия, начните полагаться на нас», давая тем самым давая им понять, что Россия способна заменить Штаты в роли более сильного посредника.

Рубио понятны намерения президента России, который хочет, чтобы его страна вновь заняла место геополитической державы, поскольку разрушение Советского Союза, по мнению Путина, было крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века.

В интервью Джону Харвуду из телекомпании CNBC Марко Рубио характеризовал президента России как «самого влиятельного геополитического брокера в регионе» («most influential geopolitical broker in the region»)[4] и заявил, что готов пойти на риск войны с ним для установления над Сирией зоны, закрытой для полетов, чтобы не позволить Москве атаковать повстанцев, получающих поддержку от ЦРУ. Марко Рубио уверен, что ВВС США могут обеспечить такую зону и что русские не рискнут испытывать американцев на прочность. А на вопрос, что бы он сделал, если бы российские военные попытались войти в бесполетную зону, заметил, что тогда «возникнет проблема».

Идею бесполетной зоны в Сирии поддержал и губернатор Нью-Джерси Крис Кристи, и потому, если российский самолет посмеет ее нарушить, его следует сбивать. Также он возмущен тем, что Россия намерена занять лидерские позиции на Ближнем Востоке. Перспектива войны с Россией его не испугала, о чем он заявил в интервью Fox News, где признался, что американцы потратили несметное количество «денег и крови», чтобы уничтожить СССР, и потому они не должны позволить ему возродиться.

Впрочем, этим заявлением Кристи подставил себя под удар, представ в глазах избирателей легкомысленным «поджигателем войны», готовым подвергнуть опасности американских военнослужащих не тогда, когда надо защищать собственную национальную безопасность или союзников, а всего лишь аморфное сообщество радикальных исламских повстанцев в Сирии. В итоге, социальные сети были наполнены издевательствами по поводу безрассудной воинственности кандидата в президенты Криса Кристи. Но тот заявляет, что относит себя к «ястребам», не видящим необходимости вдаваться в нюансы, когда дело доходит до борьбы с терроризмом.

Воинственный дух продемонстрировала в начавшейся гонке и бывший исполнительный директор компании Hewlett-Packard Карли Фиорина, назвавшая президента России «плохим парнем», хвастая своей встречей с ним в 2001 г. на одном из экономических форумов. Когда на телеканале CNN прошли вторые дебаты между кандидатами в президенты от Республиканской партии, Карли Фиорина заявила, что Россия — «плохой игрок» и что с нашим руководством «вообще не стоит говорить», а нужно дать почувствовать свою силу и решимость.

Также она заверила, что если бы снова встретилась с российским президентом, то вообще не стала бы с ним разговаривать, поскольку американцы и так слишком много потратили на это времени, так что вместо разговоров Фиорина предпочла бы усилить шестой флот, установить систему ПРО в Польше и отдать приказ проводить регулярные и агрессивные учения в балтийских странах, а в Германию отправить несколько тысяч военных, после чего «Путин понял бы сигнал». Также, по ее убеждению, США необходимо поддержать Египет и Иорданию, чтобы противодействовать России, которая совместно с Ираном усиливает свое влияние в Сирии.

Комментируя ее выступление в Twitter, многие отметили, что она говорила почти как Рональд Рейган 35 лет назад, что особенно подчеркивалось соответствующим антуражем — дебаты проходили в Калифорнии, в мемориальной библиотеке президента-республиканца, и позади кандидатов от партии — борт номер один, самолет Air Force One, на котором когда-то летал борец с Империей зла.

Впрочем, на фоне других кандидатов, Фиорина, скорее, «бумажный ястреб» или, как про таких говорят неполиткорректно в социальных сетях, «боевая курица». Она ближе к «голубям», но пытается от «воркования» перейти к «клекоту», характерному для хищных птиц, и тем самым восхитить часть республиканской аудитории.

Еще один кандидат — Линдси Грэм — в вопросах внешней политики имеет репутацию «ястреба», поскольку считает, что мир возможен только с позиции силы. В августе 2011 г. он выступил одним из соавторов резолюции сената в поддержку суверенитета и территориальной целостности Грузии, которая признала Абхазию и Южную Осетию оккупированными Россией территориями, через два года призывал рассмотреть возможность американского бойкота зимней Олимпиады 2014 года в Сочи из-за внешней политики Кремля. Он выступает за усиление санкций против России, которую считает главным инициатором конфликта в восточной Украине, и призывает предоставить Украине летальное оружие. Также Линдси Грэм поддержал активное вмешательство США в Сирию и уверен, что если Дамаск будет получать помощь от России, то война никогда не прекратится, и потому Асад должен уйти, а Путин — знать свое место, не пересекать красных линий, установленных Вашингтоном по периметру своих национальных интересов.

В завершение своего краткого обзора упомяну существование используемой в теории игр модели «Ястребы и голуби» (Hawks and Doves), описывающей конкурентные отношения и выработку эволюционно стабильной стратегии. Здесь исходят из допущения, что имеется популяция животных, в которой отдельные особи конкурируют между собой за некоторый ресурс, например, самок, за право спариться с которыми самцы вынуждены устраивать брачные турниры.

Самцы распадаются, по темпераменту, на две воображаемые группы, условно называемые «голуби» (символ миролюбия) и «ястребы» (символ агрессивности). Последние всегда дерутся до победы и отступают только в том случае, если получат серьезные увечья, первые же ограничиваются угрозами и демонстрацией агрессивности, стремясь подавить соперника не физически, а эмоционально, так что если дело доходит до настоящей схватки, то они отступают. Таким образом, если «голубь» дерется с «ястребом», победа достается второму, однако отступивший не получает в схватке повреждений и, в принципе, ничего не теряет.

Если же в поединок вступают два «голубя», то победа достается тому, у кого крепче нервы, а увечий никто из них не получает, хотя оба тратят энергию. Ну а когда дерутся два «ястреба», то побеждает один, а для другого схватка заканчивается тяжелыми увечьями…

Те же типы мы имеем и в политике. В избирательной гонке кандидаты в президенты США приступили к поединкам за обладание желанного ресурса. И уже по тем боевым кличам, которые они издают, можно определить наиболее решительных. На данный момент, если говорить о республиканской «стае», это Джеб Буш и Марко Рубио. При этом у первого обороты речи чуть мягче, но советники — более жесткие и влиятельные, а ресурсная база богаче, чем у конкурента. Но станет ли он первым в гонке? При сравнении кандидатов по другим параметрам, о чем будет сказано чуть позже, здесь у наблюдателей возникает сильное сомнение.

[1] Организация, запрещенная в России.

[2] Rand Paul: The Case for Conservative Realism: Гровер Норквист, который давно выступает за менее интервенционистскую внешнюю политику, сообщил журналистам, что он только что словно бы услышал самого Рональда Рейгана; на сайте Vox было отмечено, что Рэнд Пол «только что выступил с одним из самых важных заявлений по внешней политике за последние десятилетия», потому что «объявил войну собственной партии»; The Hill определил выступление как «анти-изоляционистское», и через четыре дня после речи главный редактор Reason Мэтт Уэлш говорит с кандидатом по телефону, чтобы тот подробнее изложил свою концепцию «консервативного реализма» (Rand Paul: The Conservative Realist?)

[3] 8 StepsObama Must Take to Punish Russia; на русском: Как наказать Россию ("Politico", США).

[4] Obama's ideas don't work:Rubio // CNBC Transcript: CNBC Chief Washington Correspondent John Harwood Speaks with Florida Senator Marco Rubio Today on CNBC’s “Fast Money Halftime Report”

Источник: http://vk.cc/4lOZJs