В наши дни дискуссии по сверхмощному ядерному вооружению вряд ли вызовут то воодушевление, которое когда-то вдохновляло на создание таких слоганов, как «ядерными руками не обнимешь детей». Движение «нет ядерному оружию» миновало путь Холодной войны и музыкальных клипов на MTV, не так ли?

Предполагалось, что Договор о сокращении стратегических вооружений 2002 года и Новый START (Strategic Arms Reduction Treaty) 2010 года запустят обратный отсчёт на двустороннее сокращение боеголовок, и – нет никаких планов производства дополнительного ядерного оружия. Но, как и всё, излучаемое из Вашингтона, ядерная разрядка не является тем, чем кажется на первый взгляд.

Несмотря на планы сокращения дефицита бюджета на 1,2 триллиона долларов в ближайшие 10 лет и продолжающиеся переговоры так называемой супер-комиссии о сокращениях ещё на 1,5 триллиона долларов, члены Конгресса продавливают строительство в Лос-Аламосской национальной лаборатории в Нью-Мексико экспериментального комплекса для хранения и вспомогательного производства плутония. Критики говорят, что комплекс не является так уж необходимым, плохо спроектирован и опасен – линии разломов пронизывают всю территорию объекта – а его стоимость возросла с 375 миллионов долларов в 2001 году до сегодняшних 5,5 миллиардов.

Он ещё не построен – на самом деле, за десять лет не закончены даже проекты. Но Ядерный Комплекс Замены Научно-Технической Базы Исследований в области Химии и Металургии (CMRR-NF) всё равно продолжает высасывать деньги налогоплательщиков одновременно с метастазированием границ самого проекта.

«У страны нет денег, чтобы вливать их в эту гигантскую безделушку, превзошедшую по размерам все мыслимые ожидания, – обвиняет Грег Мелло, исполнительный директор наблюдательной группы по Лос-Аламосской национальной лаборатории, пожалуй, самой жёсткой оппозиции, с которой сегодня сталкивается проект CMPR-NF. – Когда стоимость проекта возрастает более чем в десять раз, в то время как его фундаментальные цели улетучиваются, самое время остановиться, сделать паузу и задаться вопросом, – а настолько ли уж этот проект необходим».

Без сомнения, жизненная необходимость сокращения бюджета нарушает гармонию старого способа ведения бизнеса на Капитолийском холме, как только любимое детище и выделенные на него деньги попадают под более пристальное внимание. Бюрократические учреждения, привыкшие добиваться своего путём послаблений затрат на потенциально спорные программы, находящиеся вне поля видимости, внезапно обнаруживают себя непосредственно под взглядами критиков.

Это относится и к CMRR-NF, никогда не бывшему предметом открытых слушаний в Конгрессе или пылких выступлений в Сенате – а тем более жарких обсуждений на кабельном телевидении или радио – и, тем не менее, ставшему предметом споров.

«Я думаю, ключевым вопросом являются денежные затраты, оказавшиеся чудовищными, и, конкретно в нашей финансовой ситуации, вообще с этим нет необходимости спешить» – говорит Питер Стоктон, старший следователь по контролю за Проектом со стороны правительства, работающий в настоящее время над собственным докладом по CMRR-NF.

***

Миссия Национальной администрации по ядерной безопасности, являющейяся полуавтономным агентством Министерства Энергетики США, учреждена для «укрепления национальной безопасности посредством военного применения ядерной энергии». Она контролирует работу Лос-Аламосской национальной лаборатории и отвечает за проект CMRR.

Первоначально, деятельность NNSA была сосредоточена на реконструкции здания старого химико-металургического исследовательского комплекса, к 1990-м годам устаревшего и изветшавшего. Исследования выявили наличие под объектом тектонических разломов, могущих стать причиной опасных землетрясений.

После избрания президентом Джорджа У.Буша планы укрепления и переоборудования восстановленного шестидесятилетнего CMR были выброшены за ненадобностью, а NNSA просто приступила к проектированию замещающего комплекса из двух зданий в миле от предыдущего.

Первое здание – административный корпус радиологической лаборатории – не является предметом спора и практически достроено. Второе – ядерный комплекс проекта CMRR-NF – новый ядерный объект, который будет поддерживать ядерную оружейную миссию Лос-Аламосской национальной лаборатории, включая хранение плутония и помощь в производстве «питов»* на основе плутония, для производства ядерного оружия. Сейчас это происходит на существующем ядерном объекте TA-55/PF-4, расположенном в непосредственной близости от предлагаемого объекта.

Согласно утверждениям критиков, ядерный объект превратился в монстра. Помимо стремительно выросших оценок его стоимости, по словам Мелло, предлагаемый объект позволит TA-55/PF-4 вдвое увеличить количество питов, производимых Лос Аламосом ежегодно, и сможет вместить до шести метрических тонн плутония, «достаточно, для того, чтобы восстановить весь американский стратегический арсенал». И это в то время, когда на хранении уже находятся тысячи питов, а соглашение с русскими резко ограничивает ядерный арсенал. Даже если бы увеличение производства питов было необходимо – а как указывают Мелло и другие, большая часть информации грифована, и, таким образом, не доступна общественности – для того, чтобы выполнить публично заявленную миссию Лос-Аламоса по обновлению существующего запаса, достаточно было модернизировать существующую лабораторию. Критики выражают недовольство тем, что NNSA в настоящий момент отказывается от серьёзного обсуждения какой бы то ни было альтернативы.

«Мы считаем, что существуют более простые, дешёвые и быстрые варианты выполнения заявленной миссии, даже с учётом того, что заявленная с самого начала миссия расширилась», – говорит президент наблюдательной группы по Лос-Аламосу Питер Нейлс, побывавший в октябре на Капитолийском холме, чтобы сделать сообщение о CMRR-NF. Он осуждает вышедший из-под контроля проект и его быстро растущую стоимость, замешанную на идеологии Холодной войны, сверх-уверенности в подрядчиках и самоподдерживающемся менталитете всех чиновников.

Проще говоря, по словам Мелло, «боеголовочное ведомство и ястребы Холодной Войны не могут упустить из рук проектирование и производство новых боеголовок, чтобы создать то, что они называют непрерывной работой по содействию оружейному комплексу».

***

Как следует из докладов американских учёных, по состоянию на июнь этого года США имели 1 950 оперативно-стратегических ядерных боеголовок, плюс приблизительно 200 развёрнутых от имени союзнических стран – Бельгии, Турции, Нидерландов, Италии и Германии – и 2 850 в резерве. Кроме того, приблизительно 3 500 снятых с дежурства боеголовок ожидают демонтажа. Всё это согласуется с цифрами, приведёнными Государственным департаментом в 2010-м году. START требует от США к 2018 году снизить количество развёрнутых боеголовок до 1 550-ти.

На пике Холодной Войны – в 1967 году – ядерный запас страны составлял 31 225 боеголовок. К моменту падения Берлинской стены – в 1889-м, у Америки их было 22 217. Если бы Холодная Война всё ещё продолжалась, заявляют критики, возможно, нам и потребовались бы дополнительные мощности для производства питов. Но у нас и без того есть тысячи годных к употреблению питов, а по единодушному мнению учёных плутониевые питы имеют срок службы минимум в 100 лет. Так что в этом отношении американский арсенал хорошо обеспечен.

Новый CMRR-NF, по мнению наблюдателей, позволит Лос-Аламосскому объекту TA-55/PF4, по самым скромным подсчётам, увеличить производство до 125 питов в год, при работе в две смены.

Это возмутительно, потому что это – не нужно, утверждает Фрэнк ван Хиппель, профессор и научный руководитель программы исследований в области науки и глобальной безопасности Университета Принстона в письменном заключении рабочей группы по Лос-Аламосу, пытающейся через суд надавить на NNSA.

«На протяжении нескольких десятилетий для производства питов в США не существует никакого ожидаемого спроса», – пишет он. Самому старому питу, произведённому в США – 32 года, добавляет он, отмечая, что нынешняя норма производства TA-55/PF-4 – 10 питов в год – адекватна для любых продолжающихся под покровительством NNSA необходимых замен.

Критики говорят, что, с тех пор как был задуман CMRR-NR, обстановка в целом вокруг производства ядерного оружия изменилась – всё в том же направлении сокращения ядерного запаса – но, тем не менее, каждая корректировка проекта комплекса выражалась в дальнейшем наращивании объёмов хранения и производству дополнительных питов.

Прежде всего Конгрессом было прекращено финансирование, а затем, в 2009-м, и вовсе администрацией Обамы была отмена разработка надёжных замещающих боеприпасов нового семейства боеголовок, разработанных в 2004 году и используемых в качестве главного обоснования для модернизации ядерного оружейного комплекса Лос-Аламосской национальной лаборатории.

CMRR-NR «строится для увеличения объёмов производства питов, несмотря на то, что это (производство питов) – не то, в чём мы нуждаемся», – обвиняет проект надзирающий за проектом со стороны правительства Стоктон. NNSA не ответило на ряд звонков, чтобы прокомментировать эти и другие обвинения, выдвигаемые оппозицией. В трёхстраничных «Вопросах и ответах касательно проекта CMRR» изданных ещё до отмены надёжных замещающих боеприпасов, утверждается, что «основной миссией CMRR является поддержка текущих запасов ядерного оружия посредством программ надзора и продления жизненного цикла, необходимых для ядерного оружейного комплекса» и «размер CMMR остаётся неизменным». Они пеняют на резкий рост расходов относительно низких первоначальных оценок: цены «в строительной индустрии во всём мире» растут, как и требования, касающиеся сейсмических рисков, обеспечения ядерной надёжности и безопасности. Слова «активная зона» и «пит» ни разу не упоминались.

NNSA также утверждает, что совсем недавно она выдвинула на суд общественности альтернативы, когда внесла поправки в планы в своём Последнем Дополнении к Заключению о Влиянии на Окружающую Среду, в которое, по утверждению агентства, включена «обновлённая информация по сейсмобезопасности проекта». (Наблюдательная Группа по Лос-Аламосской лаборатории не согласна и выдвигает против NNSA повторный иск, утверждая, что та полагается на устаревшие исследования и изучение воздействий, помимо прочих обвинений).

Критики заявляют, что если миссия нового комплекса заключается всего лишь в поддержании запасов, работа может выполняться на усовершенствованном и модернизированном объекте TF-22/P4, или где-либо ещё за гораздо меньшие деньги. Что же касается размеров, утверждает Мелло, NNSA может и дальше заявлять, что объект остался «таким же» – площади, возможно, и те же, но масштаб инженерного обеспечения с 2001 года безусловно вырос.

***

У CMRR-NF есть противники и на Капитолийском холме. Все эти годы его бюджет и планы исследовались по всем вышеизложенным доводам и многим другим. Несомненно, сегодняшнее налогово-бюджетное окружение подстрекает критику, приводя в результате к тому, что мы видим как взаимно конкурирующие билли об ассигнованиях Белого Дома и Конгресса (с 2002 года на CMRR было выделено около 450 миллионов долларов).

Назвав это «стратегией снижения стоимости», Белый Дом в июле урезал на 100 миллионов долларов 300 миллионный запрос CMRR-NF как часть пакета ассигнований на водо- и энергообеспечение на 2012 финансовый год общим объемом в 30.6 миллиарда долларов. «Подкомитет по водному и энергетическому обеспечению» Белого дома полностью поддерживает планы администрации по модернизации инфраструктуры, но намеревается внимательно рассмотреть финансовый запрос на новые инвестиции, чтобы убедиться в том, что эти планы придерживаются хорошей практики управления проектами», – гласит последнее заключение.

Урезая запрос агентства на треть, Белый дом отказался предоставить «дополнительное финансирование на поддержку начала строительства» и не будет этого делать до тех пор, пока NNSA не устранит «основные сейсмические проблемы проекта» и не снизит его себестоимость.

Сенатский подкомитет также поспешил выразить свою озабоченность. Указывая на рост себестоимости, его проект ассигнований на 2012 год требует о NNSA предоставления плана чрезвычайных мероприятий на случай откладывания ввода проекта CMRR, как и запланированного Комплекса переработки урана в Окридже, штат Теннеси – ещё один проект, выросший за пять лет от изначальной оценки в 1,5 миллиарда до 6, 5 миллиарда долларов. Комитет также предложил сократить 300-милллионный запрос CMRR на 60 миллионов долларов, но разрешил предварительную «подготовку площадки» – другими словами, может начаться строительство объекта, проект которого ещё не завершён.

Мелло и Нейс пытались убедить законодателей наложить долговременное ограничение на строительство CMRR-NF. Но это трудная задача, утверждают они. Многие законодатели слышат об этой проблеме впервые и могут оказаться не готовы продираться сквозь пугающий научно-технический жаргон, чтобы понять, почему этот проект – дурная новость.

А проект CMRR-NF уже получил импульс. Майк Лофгрен, проведший на Капиталийском Холме 28 лет в качестве помощника по вопросам обороны в Белом доме и финансовых комитетах Сената, говорит, что это бюрократия в действии, и ничто, касающееся вопросов вооружения не может быть дорогим.

«Меня не удивляет то, что после того, как исчезла потребность, или резко сократилась необходимость, они просто продолжили это делать, – говорит Лофгрен в своём интервью The American Conservative, – такие проекты заряжены оптимистическими стоимостными прогнозами и преувеличениями типа «эй, нам это действительно необходимо», поэтому когда вы выдвигаете и политически формулируете их, не забудьте расшевелить местного конгрессмена, заявив, что это создаст новые рабочие места».

Как говорит Лофгрен, когда законодатели начинают спрашивать, действительно ли этот проект того стоит, неизменно следует ответ «слишком рано что-либо утверждать или слишком поздно останавливаться», и попытки продолжаются до тех пор, пока деньги не выделят, вне зависимости от того, достигнута цель или нет. Достаточно взглянуть на парк Рапторов F-22 ценой в 65 миллиардов долларов каждый, приземлённый с мая по август 2011 года из-за эксплуатационных проблем и так и не побывавший ни в одном бою.

Трудно найти тот «ручник», который мог бы остановить CMRR-NF, потому что никто не желает об этом разговаривать – ни хулители из Подкомитета развития энергетики и водного хозяйства, ни сторонники проекта, долгое время возглавляемые такими фигурами, как сенатор Джон Кайл (республиканец, штат Аризона). На самом деле, сенатские отчёты времён переговоров по договору СНВ-3 указывают на то, что как главе республиканской фракции в сенате, Кайлу удалось получить дополнительное финансирование для CMRR-NF взамен поддержки партией Республиканцев договора Обамы с русскими. Штаб Кайла никак не прокомментировал это.

Сенатор Джефф Бингаман (демократ, Нью-Мексико), известный как давний сторонник проекта CMRR, ответил заявлением, больше походившим на звонкое одобрение.

«CMRR – важный проект как для Лос-Аламосской национальной лаборатории, так и для всего Нью-Мексико, но необходимо также убедиться, что вопросы экологии и стоимости рассмотрены полностью», – сказал Бингаман. – Моим главным беспокойством по мере развития проекта остаётся надёжность и безопасность проектируемого комплекса».

Подрядчики, идеологи Холодной войны и бюрократия могут поддерживать продвижение проекта CMRR-NF, но их интересы сталкиваются непосредственно с силами бюджетных ограничений и новыми экологическими угрозами. После катастрофы на атомной электростанции Фукусима весной 2011 года, вызванной землетрясением, страхи перед сейсмоопасностью в Лос-Аламосе только возросли.

Тем временем наблюдательная группа по Лос-Аламосу настаивает на том, что её цель состоит не в том, чтобы остановить американскую ядерную программу, а в том, чтобы сделать её более эффективной и менее затратной.

Ядерно-Оружейное ведомство «могло бы выполнять свою работу более эффективно и дёшево, если бы не придавало своей работе столько идеологической направленности, а было более открытым и практичным», – утверждает Мелло. И CMRR-NF – не единственная программа, которая могла бы стать предметом дополнительного расследования. Согласно Нью-Йорк Таймс, этот объект – всего лишь один из массы проектов по модернизации, которые обойдутся налогоплательщикам в более чем 600 миллиардов долларов в ближайшее десятилетие.

Примечание:

* ­– Pit, металлический уран или плутоний (или оба одновременно) оружейного качества, герметично запакованный в оболочку из тугоплавкого металла. В то же время Pit углубление, впадина, лунка, волчья яма, западня, одиночный окоп, шурф, темница.

http://forum.polismi.org/