В настоящее время стратегические ядерные силы России сохраняют баланс по боевым возможностям в отношении стратегических наступательных сил США. Вместе с тем, чтобы соответствовать к 5 февраля 2018 г. планке в 700 единиц развернутых носителей, установленной Договором СНВ-3, России приходится решать сложнейшую двуединую задачу.

Ядерное оружие, как это определено в обновленной Военной доктрине Российской Федерации, утвержденной Президентом России В.В. Путиным 25 декабря 2014 г., «будет оставаться важным фактором предотвращения ядерных военных конфликтов и военных конфликтов с применением обычных средств поражения (крупномасштабной войны, региональной войны)» [1].Исходя из этого посыла, одной из основных задач Российской Федерации по сдерживанию и предотвращению военных конфликтов является «поддержание потенциала ядерного сдерживания на достаточном уровне» [2].

Поскольку основной вклад в российский потенциал ядерного сдерживания вносят стратегические ядерные силы (СЯС), то представляется интересным дать оценку их нынешнего состояния и перспектив развития на обозримую перспективу.

СЯС России предназначены для осуществления глобального ядерного сдерживания и включают в себя Ракетные войска стратегического назначения (РВСН), морские стратегические ядерное силы (МСЯС), авиационные стратегические ядерные силы (АСЯС) и обеспечивающие их применение системы [3]. Поддержание состава, состояния боевой и мобилизационной готовности и подготовки СЯС России на уровне, гарантирующем нанесение неприемлемого ущерба любому агрессору в любых условиях обстановки, является высшим государственным приоритетом [4].

В настоящее время строительство и развитие СЯС России осуществляется с учетом тех ограничений, которые наложены российско-американским Договором СНВ-3 [5]. Согласно статье II этого Договора [6] каждая из сторон сокращает и ограничивает свои межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) и пусковые установки (ПУ) МБР, баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ) и ПУ БРПЛ, тяжелые бомбардировщики (ТБ), боезаряды МБР, боезаряды БРПЛ и ядерные вооружения ТБ таким образом, чтобы через семь лет после вступления в силу Договора (к 5 февраля 2018 г.) и в дальнейшем до истечения срока его действия суммарные количества не превышали:

– 700 единиц для развернутых МБР, развернутых БРПЛ и развернутых ТБ;

– 1550 единиц для боезарядов на развернутых МБР, боезарядов на развернутых БРПЛ и ядерных боезарядов, засчитываемых за развернутыми ТБ [7];

– 800 единиц для развернутых и неразвернутых ПУ МБР, развернутых и неразвернутых ПУ БРПЛ, развернутых и неразвернутых ТБ.

При этом каждая из сторон Договора самостоятельно определяет состав и структуру своих стратегических наступательных вооружений.

Согласно последнему обмену уведомлениями сторонами Договора СНВ-3 (на 1 сентября 2014 г.) суммарно у России имелось 911 единиц развернутых и неразвернутых стратегических наступательных вооружений, у США – 912 единиц. Из них развернутых носителей: у России – 528 единиц с засчитываемыми за ними 1643 боезарядами, у США – 784 единицы с засчитываемыми за ними 1642 боезарядами [8].

Указанное выше соотношение стратегических наступательных вооружений свидетельствует о том, что в настоящее время СЯС России сохраняют баланс по боевым возможностям в отношении стратегических наступательных сил (СНС) США. Вместе с тем следует иметь в виду, что для того, чтобы соответствовать к 5 февраля 2018 г. планке в 700 единиц развернутых носителей, России приходится решать сложнейшую двуединую задачу: выводя из боевого состава СЯС носители с выработанным эксплуатационным ресурсом, вводить взамен такое количество новых носителей, которое не только бы компенсировало эти потери, но и покрыло бы образовавшуюся на 1 сентября 2014 г. разницу более чем в 170 единиц от установленного Договором СНВ-3 уровня для развернутых носителей. США же существенно проще выполнять условия Договора СНВ-3: им предстоит лишь сократить излишествующее количество носителей и снять с оставшихся развернутых носителей избыточное число боезарядов.

1. Ракетные войска стратегического назначения.

В силу своего геостратегического положения Советский Союз, а затем и Россия основной упор в формировании структуры СЯС традиционно делали и делают на их наземную составляющую – РВСН.

Ведущая роль РВСН в стратегической ядерной триаде определяется не только превалированием их в ней по количеству развернутых носителей (более 60 процентов) и по числу ядерных боезарядов (до двух третей от суммарного количества), но и их высочайшей оперативной готовностью к выполнению боевых задач (в считанные минуты), а также всепогодностью их решения и устойчивостью боевого управления в условиях возможного противодействия агрессора [9].

Сегодня РВСН – это войска постоянной боевой готовности, несущие непрерывное боевое дежурство в готовности к выполнению боевых задач по приказу Президента России – Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации. Они представляют собой самостоятельный род войск в составе Вооруженных Сил Российской Федерации, находящийся в непосредственном подчинении Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации (ГШ ВС РФ).

В состав РВСН входят три ракетные армии (РА): 27-я гвардейская РА (штаб расположен в г. Владимире), 31-я РА (штаб расположен в г. Оренбурге) и 33-я гвардейская РА (штаб расположен в г. Омске) [10]. На конец 2014 года в составе этих армий имелось 12 ракетных дивизий, на вооружении которых находилось в общей сложности около 400 ПУ ракетных комплексов (РК) шахтного и мобильного базирования [11]. По оценке, количество развернутых МБР составляет порядка 350 единиц с размещенными на них около 1200 ядерными боезарядами (ЯБЗ) [12]. До 96 процентов этой ударной группировки содержится в готовности к немедленному применению [13].

Таблица 1

Вооружение ракетных дивизий РВСН

Тип РК (тип МБР) Кол-во ПУ Места дислокации
«Воевода» (РС-20В) 58 Домбаровский, Ужур
«Стилет» (РС-18) 66 Козельск, Татищево
«Тополь» (РС-12М) 145 Выползово, Йошкар-Ола, Юрья, Нижний Тагил, Новосибирск, Барнаул, Иркутск
«Тополь-М» шахт. (РС-12М2) 60 Татищево
«Тополь-М» моб. (РС-12М1) 18 Тейково
«Ярс» моб. (РС-24) 45 Тейково, Нижний Тагил, Новосибирск
«Ярс» шахт. (РС-24) 4 Козельск
Всего 396

Источник: Стратегическое ядерное вооружение России, russianforces.org/rus/missiles/; Federation of Atomic Scientists (FAS), bos.sagepub.com/content/70/2/75.full.pdf+html

Шахтный РК «Воевода» разработан в Конструкторском бюро «Южное» (г. Днепропетровск, Украина). Его развертывание производилось в 1988-1992 годы. МБР РС-20В (Р-36М2, SS-18) – двухступенчатая жидкостная ракета со стартовой массой 211,1 тонны (тяжелого класса), может нести до 10 ЯБЗ (существует также вариант моноблочной ракеты), дальность стрельбы – до 11000 км (при оснащении моноблочной головной частью – до 16000 км). Производство ракет осуществлялось на Южном машиностроительном заводе (г. Днепропетровск, Украина). Первоначальный гарантийный срок эксплуатации ракеты РС-20В составлял 15 лет. В настоящее время осуществляется комплекс мероприятий по сохранению этой ракеты в группировке РВСН до 2022 года. При этом, начиная с лета 2014 года, Конструкторское бюро «Южное» и другие украинские предприятия выведены из кооперации промышленности, обеспечивающей поддержание РК «Воевода» в технической готовности (ныне головным предприятием в этой кооперации промышленности является Государственный ракетный центр имени академика В.П. Макеева, г. Миасс Челябинской области) [14].

Шахтный РК «Стилет» разработан в Научно-производственном объединении машиностроения (г. Реутов Московской области). Его развертывание производилось в 1979-1984 годы. МБР РС-18 (УР-100Н УТТХ, SS-19) – двухступенчатая жидкостная ракета со стартовой массой 105,6 тонны, может нести до шести ЯБЗ, дальность стрельбы – до 10000 км. Производство ракет осуществлялось на Машиностроительном заводе имени М.В. Хруничева (г. Москва). Первоначальный гарантийный срок эксплуатации ракеты РС-18 составлял 10 лет. В настоящее время срок эксплуатации этой ракеты продлен до 35 лет. Проводимый комплекс мероприятий по поддержанию РК «Стилет» в технической готовности позволит, как предполагается, сохранить этот комплекс в группировке РВСН до 2019 года [15].

Подвижный грунтовый РК «Тополь» разработан в Московском институте теплотехники. Его развертывание производилось в 1985-1992 годы. МБР РС-12М (SS-25) – трехступенчатая твердотопливная ракета со стартовой массой 45 тонн, несет один ЯБЗ, дальность стрельбы – до 10500 км. Производство ракет осуществлялось на Воткинском машиностроительном заводе (Удмуртия). Первоначальный гарантийный срок эксплуатации ракеты РС-12М составлял 10 лет. В настоящее время срок эксплуатации этой ракеты продлен до 25 лет. Проводятся мероприятия по его увеличению до 27 лет, что позволит сохранить РК «Тополь» в группировке РВСН до 2019 года [16].

Шахтный РК «Тополь-М» разработан в Московском институте теплотехники. Его развертывание производилось в 1997-2012 годы. МБР РС-12М2 (SS-27) – трехступенчатая твердотопливная ракета со стартовой массой 47,2 тонны, несет один ЯБЗ, дальность стрельбы – до 11500 км. Производство ракет осуществлялось на Воткинском машиностроительном заводе (Удмуртия). Первоначальный гарантийный срок эксплуатации ракеты РС-12М2 составляет 15 лет. В настоящее время развертывание шахтного РК «Тополь-М» прекращено, но проводится комплекс мероприятий по сохранению его в группировке РВСН до 2029 года [17].

Подвижный грунтовый РК «Тополь-М» является мобильной модификацией шахтного РК «Тополь-М». В его составе используется модифицированная МБР РС-12М1 с теми же тактико-техническими характеристиками, что и у МБР РС-12М2. В настоящее время развертывание подвижного грунтового РК «Тополь-М», начало которому было положено в 2006 году, прекращено. Предполагается сохранить этот комплекс в группировке РВСН до 2029 года [18].

Подвижный грунтовый РК «Ярс» разработан в Московском институте теплотехники. Его развертывание началось в 2010 году. МБР РС-24 (SS-29) [19] – трехступенчатая твердотопливная ракета со стартовой массой 46,5 тонны, может нести до шести ЯБЗ, дальность стрельбы – до 10500 км. Производство ракет осуществляет Воткинский машиностроительный завод (Удмуртия). Первоначальный гарантийный срок эксплуатации ракеты РС-24 составляет 15 лет. Предполагается, что подвижный грунтовый РК «Ярс» сохранится в группировке РВСН до середины 30-х годов нынешнего столетия [20].

Шахтный РК «Ярс» является стационарной модификацией подвижного грунтового РК «Ярс». Его развертывание в Козельской ракетной дивизии началось в 2014 году. Он оснащается той же МБР, что и подвижный грунтовый РК «Ярс». Предполагается, что шахтный РК «Ярс» сохранится в группировке РВСН до конца 30-х годов нынешнего столетия [21].

2. Морские стратегические ядерные силы.

МСЯС формируют бóльшую часть потенциала глубокого ответного удара СЯС России, поскольку им априори присуща повышенная живучесть благодаря высокой скрытности действий при нахождении в море. Слабыми сторонами МСЯС, и не только российских, считаются уязвимость ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (РПКСН) при нахождении их в пунктах базирования и низкая надежность доведения приказов централизованного боевого управления до них в подводном положении [22]. К тому же, вследствие произошедшего в 1990-2010 годы значительного ослабления потенциала сил общего назначения Военно-морского флота (ВМФ) России, российским РПКСН в океанских просторах присуща существенно меньшая боевая устойчивость, чем аналогичным американским подводным лодкам атомным с баллистическими ракетами (ПЛАРБ).

РПКСН, оснащенные корабельным ракетным комплексом (КРК) с БРПЛ, входят в состав двух российских флотов – Северного и Тихоокеанского (их штабы расположены в г. Североморске Мурманской области и г. Владивостоке соответственно) [23].

По состоянию на конец 2014 года в составе ВМФ России находилось 12 РПКСН четырех типов: два подводных крейсера проекта 667БДР («Кальмар»), шесть подводных крейсеров проекта 667БДРМ («Дельфин»), один подводный крейсер проекта 941У («Акула») и три подводных крейсера проекта 955 («Борей») [24]. По оценке, все подводные крейсеры проектов 667БДР и 667БДРМ и один подводный крейсер проекта 955 («Юрий Долгорукий») имели баллистические ракеты на борту (всего 144 развернутых БРПЛ с размещенными на них более 400 ЯБЗ) [25].

Таблица 2

Вооружение МСЯС

Тип РПКСН Кол-во РПКСН Развернутые БРПЛ
тип кол-во
Проект 667БДР («Кальмар») 2 РСМ-50 32
Проект 667БДРМ («Дельфин») 6 РСМ-54 96
Проект 941У («Акула») 1         -       -
Проект 955 («Борей») 3 РСМ-56 16
Всего 12 144

Источники: Стратегическое ядерное вооружение России, russianforces.org/rus/navy/; Federation of Atomic Scientists (FAS), bos.sagepub.com/content/70/2/75.full.pdf+html

Разработка всех РПКСН проведена Центральным конструкторским бюро морской техники «Рубин» (г. Санкт-Петербург), а их строительство осуществлено производственным объединением Северное машиностроительное предприятие (г. Северодвинск Архангельской области) [26].

Два РПКСН проекта 667БДР входят в состав 26-й дивизии атомных подводных лодок командования подводных сил Тихоокеанского флота (ТОФ), которая базируется в пос. Вилючинске (бухта Крашенинникова, полуостров Камчатка) [27]. Этого типа подводные крейсера были введены в состав ВМФ в 1976-1982 годы (всего было построено 14 единиц) [28]. Они вооружены КРК Д-9Р с 16 ПУ БРПЛ РСМ-50 (Р-29Р, SS-N-18) разработки Конструкторского бюро машиностроения (г. Миасс Челябинской области) [29]. БРПЛ РСМ-50 – двухступенчатая жидкостная ракета со стартовой массой 35,3 тонны, может нести до трех ЯБЗ, дальность стрельбы – до 6500 км [30]. Производство ракет осуществлялось на Красноярском машиностроительном заводе. Планируется, что РПКСН проекта 667БДР в ближайшие несколько лет будут выведены из боевого состава ТОФ [31].

Шесть РПКСН проекта 667БДРМ входят в состав одного из соединений командования подводными силами Северного флота (СФ). Это соединение (31-я дивизия атомных подводных лодок) базируется в пос. Гаджиево (бухта Ягельная, Кольский полуостров) [32]. РПКСН проекта 667БДРМ были введены в состав ВМФ в 1985-1991 годы (всего было построено семь единиц) [33]. Они вооружены КРК Д-9РМ с 16 ПУ БРПЛ РСМ-54 (Р-29РМ, SS-N-23) разработки Конструкторского бюро машиностроения (г. Миасс Челябинской области). БРПЛ РСМ-54 – трехступенчатая жидкостная ракета со стартовой массой 40,3 тонны, может нести до четырех ЯБЗ, дальность стрельбы – до 8300 км [34]. Производство ракет осуществлялось на Красноярском машиностроительном заводе. В 1999 году было возобновлено производство этих ракет в модернизированном варианте, известном как «Синева» [35], чтобы перевооружить на них проходивших восстановительный капитальный ремонт РПКСН проекта 667БДРM [36]. В 2012 году была испытана, а в начале 2014 года принята на вооружение усовершенствованная модификация БРПЛ РСМ-54, получившая название «Лайнер». Эта ракета способна нести до 10 ЯБЗ малой мощности [37]. Информация о развертывании ракеты «Лайнер» на РПКСН проекта 667 БДРМ отсутствует.

РПКСН проекта 941 (тяжелого класса) были введены в состав ВМФ в 1981-1989 годы (всего было построено шесть единиц) [38]. Они были вооружены КРК Д-19 с 20 ПУ БРПЛ РСМ-52 (Р-39, SS-N-20) [39] разработки Конструкторского бюро машиностроения (г. Миасс Челябинской области). К настоящему времени из шести построенных РПКСН проекта 941 пять выведены из боевого состава СФ. Исключение составляет головной РПКСН «Дмитрий Донской», который переоборудован для использования в качестве испытательной платформы для отработки РСМ-56 («Булава»). Он известен как подводный крейсер проекта 941У и приписан к Северодвинской военно-морской базе [40].

Три РПКСН проекта 955, носящие названия «Юрий Долгорукий», «Александр Невский» и «Владимир Мономах», введены в состав ВМФ в 2013-2014 годы [41]. Подводный крейсер «Юрий Долгорукий» входит в состав СФ, а подводные крейсера «Александр Невский» и «Владимир Мономах» приписаны к ТОФ, но временно базируются в пос. Гаджиево (их межфлотский переход к месту постоянного базирования в пос. Вилючинске спланирован на лето-осень 2015 года) [42]. Эти крейсера вооружены КРК с 16 ПУ БРПЛ РСМ-56 (Р-30, SS-NX-32) разработки Московского института теплотехники. БРПЛ РСМ-56 – трехступенчатая твердотопливная ракета со стартовой массой 36,8 тонны, может нести от 6 до 10 ЯБЗ, дальность стрельбы при оснащении шестью боеголовками – 9300 км, при оснащении десятью боеголовками – 8000 км [43]. Производство ракет осуществляется на Воткинском машиностроительном заводе (Удмуртия) [44].

В настоящее время в состав сил постоянной готовности входит только подводный крейсер «Юрий Долгорукий».

С учетом того, что все РПКСН проекта 667БДРМ прошли в недавнем прошлом восстановительный капитальный ремонт с перевооружениям на новые БРПЛ «Синева» и что в состав ВМФ уже введены три РПКСН проекта 955, на сегодня оснащенность МСЯС современными образцами вооружения оценивается на уровне 56 процентов [45].

3. Авиационные стратегические ядерные силы.

АСЯС по праву считаются гибким средством как глобального, так и регионального ядерного сдерживания. Такими возможностями по гибкости их применения не обладают никакие другие компоненты стратегической ядерной триады. Слабой стороной российских АСЯС является ограниченность аэродромов базирования ТБ и самолетов-заправщиков [46].

По состоянию на конец 2014 года в боевом составе стратегической авиации России насчитывалось 66 ТБ: 11 бомбардировщиков Ту-160 и 55 бомбардировщиков Ту-59МС [47]. Все они, как и полк самолетов-заправщиков Ил-78М, входят в состав командования Дальней авиации (ДА) Военно-воздушных сил (ВВС) [48]. Местами постоянного базирования ТБ являются авиабазы в г. Энгельсе (Саратовская область) и в пос. Украинка (Амурская область), а самолетов-заправщиков – авиабаза в г. Рязани [49].

На авиабазе в г. Энгельсе дислоцируются полк ТБ Ту-160 и полк ТБ Ту-95МС, а на авиабазе в пос. Украинка – два полка ТБ Ту-95МС [50]. На этих базах, по оценке, складировано 200-300 ядерных крылатых ракет воздушного базирования (КРВБ) большой дальности, предназначенных для установки на ТБ [51].

Таблица 3

Вооружение АСЯС

Тип ТБ Кол-во ТБ КРВБ
тип макс. кол-во на ТБ dвсего
Ту-95МС6 (Bear-H6) 27 Х-55 6 162
Ту-95МС16 (Bear-H16) 28 Х-55 16 448
Ту-160 (Blackjack) 11 Х-55СМ 12 132
Всего 66 742

Источники: Стратегическое ядерное вооружение России, russianforces.org/rus/aviation/; Federation of Atomic Scientists (FAS), bos.sagepub.com/content/70/2/75.full.pdf+html

Разработка всех ТБ проведена Конструкторским бюро имени А.Н. Туполева (г. Москва) [52].

Серийное производство ТБ Ту-95МС осуществлялось в 1984-1991 годы на авиационном заводе в г. Куйбышеве (в настоящее время – авиационный завод «Авиакор», г. Самара). Этот бомбардировщик представляет собой свободнонесущий моноплан со среднерасположенным стреловидным крылом, стреловидным оперением и трехстоечным шасси с носовым колесом. Максимальная взлетная масса – 185 тонн. Силовая установка состоит из четырех турбовинтовых двигателей НК-12МП (каждый мощностью 15000 л.с.). Максимальная скорость полета – 910 км/час, крейсерская – 800 км/час. Практический потолок полета – 12000 м. Экипаж – 7 человек. Ударное вооружение бомбардировщика в варианте Ту-95МС6 состоит из шести ядерных КРВБ Х-55, которые размещаются в бомбоотсеке на многопозиционной катапультовой установке (МКУ). Вариант бомбардировщика, обозначаемый как Ту-95МС16, способен дополнительно нести до 10 КРВБ Х-55, размещаемых на пилонах под крыльями самолета. Но при этом его дальность полета значительно уменьшается (с10500 км до 6500 км без дозаправки в воздухе) [53].

Серийное производство ТБ Ту-160 осуществлялось в 1984-1992 годы на авиационном заводе в г. Казани (в настоящее время – Казанское авиационное производственное объединение имени С.П. Горбунова, КАПО имени С.П. Горбунова). В 1999 году было возобновлено штучное производство этого бомбардировщика (выпущено два самолета в 2000 и 2008 году). ТБ Ту-160 представляет собой самолет, планер которого выполнен по нормальной аэродинамической схеме с интегральной компоновкой центроплана. Крыло изменяемой геометрии обеспечивает полет самолета по различным профилям, в том числе на малых высотах в режиме следования рельефу местности. Шасси имеет управляемую двухколесную носовую и две шестиколесные основные стойки. Максимальная взлетная масса самолета – 275 тонн. Силовая установка состоит из четырех двухконтурных турбореактивных двигателей НК-32 (каждый мощностью 25000 л.с.), которые размещены в двух мотогондолах под неподвижными частями крыльев, а также имеется бортовая вспомогательная силовая установка. Максимальная скорость полета – 2200 км/час, крейсерская – 2000 км/час. Практический потолок полета – 15000 км. Дальность полета без дозаправки в воздухе с максимальной боевой нагрузкой – 10500 км, с нормальной боевой нагрузкой – до 14000 км. Экипаж – 4 человека. Ударное вооружение самолета включает 12 ядерных КРВБ Х-55СМ, которые размещаются на двух МКУ по шесть единиц в двух внутрифюзеляжных бомбоотсеках [54].

КРВБ Х-55 (РКВ-500А, AS-15А) разработана Машиностроительным конструкторским бюро «Радуга» (г. Дубна Московской области). Максимальная дальность полета до цели – 3500 км. Производство ракет с 1983 года осуществлял Дубнинский машиностроительный завод. Был разработан также вариант ракеты Х-55СМ (РКВ-500Б, AS-15B), обладающей повышенной дальностью полета за счет установки дополнительных топливных баков. В 1999 году были проведены испытания модернизированного варианта ракеты, ставшего известным как Х-555 (представляет собой неядерную КРВБ, которой могут оснащаться ТБ Ту-160) [55].

4. Перспективы развития СЯС.

Перспективное строительство СЯС осуществляется в соответствии с положениями Концепции строительства и развития Вооруженных Сил Российской Федерации на период до 2020 года [56], Основ военно-технической политики Российской Федерации на период до 2020 года и дальнейшую перспективу [57] и Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. №603 «О реализации планов (программ) строительства и развития Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов и модернизации оборонно-промышленного комплекса» [58] в рамках, определенных Федеральным законом Российской Федерации от 28 января 2011 г. №1-ФЗ «О ратификации Договора между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений» [59] и Государственной программы вооружения на 2011-2020 годы (ГПВ-2020) [60].

В течение 2013-2014 годов Президент России В.В. Путин провел серию совещаний в г. Сочи (Краснодарский край) с руководящим составом Минобороны России и представителями оборонно-промышленного комплекса (ОПК) по вопросам состояния и развития Вооруженных Сил Российской Федерации [61]. На этих совещаниях большое внимание было уделено обсуждению и выработке тех мер, реализация которых при посильных для государства затратах обеспечит способность России осуществлять надежное ядерное сдерживание любого агрессора при любом развитии военно-политической обстановки в мире. При этом Президентом России В.В. Путиным были даны целевые установки в отношении количественно-качественных характеристик ядерных сил страны на период до 2020 года и дальнейшую перспективу.

Вышеуказанные основополагающие документы и указания, отданные Президентом России В.В. Путиным, позволяют сформулировать следующие три основных направления перспективного строительства СЯС до 2020 года:

– создание и развертывание новых РК наземного и морского базирования и модернизация существующих ТБ, что должно обеспечить доведение доли перспективных и современных вооружений в составе компонентов СЯС до 90-95 процентов, а по ряду типов вооружений – до 100 процентов;

– разработка и создание для стратегических носителей перспективного боевого оснащения со специализированными боевыми блоками и эффективными средствами преодоления противоракетной обороны (ПРО);

– совершенствование системы централизованного боевого управления СЯС с обеспечением гарантированного доведения приказов до стратегических носителей в любых условиях обстановки.

Совершенствование и повышение боевых возможностей группировки РВСН связано прежде всего с наращиванием темпов ввода в боевой состав современных РК, а также с созданием перспективных РК [62].

Ввод в состав Нижнетагильской, Новосибирской и Козельской ракетных дивизий в 2014 году трех ракетных полков, перевооруженных на РК «Ярс», с постановкой их на боевое дежурство позволил увеличить долю современных РК в группировке РВСН до 50 процентов [63]. В 2015 году предусмотрено продолжить перевооружение вышеуказанных ракетных дивизий на РК «Ярс», а также начать развертывание этого РК в мобильном варианте в Йошкар-Олинской ракетной дивизии [64]. В дальнейшем темпы перевооружения на РК «Ярс» тех ракетных дивизий, которые ныне вооружены РК «Тополь» и РК «Стилет», планируется существенно повысить с тем, чтобы завершить этот процесс к концу 2020 года [65].

Что касается перспективных РК, то в настоящее время ведутся три опытно-конструкторские работы (ОКР) по созданию таких РК.

В рамках ОКР «Рубеж» завершается разработка подвижного грунтового РК «Ярс-М» с МБР РС-26 [66]. Принятие на вооружение РК «Ярс-М» запланировано в 2015 году, а с 2016 года начнется его развертывание в Иркутской ракетной дивизии [67].

В рамках ОКР «Сармат» кооперацией российских промышленных предприятий во главе с ГРЦ имени В.П. Макеева ведется разработка шахтного РК с жидкостной МБР тяжелого класса [68]. Это будет качественно новый РК с характеристиками, превосходящими по многим параметрам РК «Воевода» [69]. В настоящее время завершено проектирование МБР и в целом РК. Выпущена конструкторская и технологическая документация и начато изготовление составных частей РК, узлов и агрегатов МБР. Проводится их экспериментальная обработка. Предполагается, что летно-конструкторские испытания МБР начнутся во второй половине 2016 года. Принятие РК на вооружение возможно в 2018-2020 годах [70].

В рамках ОКР «Баргузин» начата разработка боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) [71]. Этот мобильный РК воплотит в себе положительный опыт создания и эксплуатации своего предшественника – БЖРК 15П961 [72], но при этом будет значительно превосходить его по целому ряду характеристик [73]. В конце 2014 года было завершено эскизное проектирование воссоздаваемого БЖРК и начата разработка конструкторской документации. Ожидается, что отработка БЖРК с проведением летно-конструкторских испытаний МБР, которой он будет оснащен, завершится в 2018 году с последующим принятием его на вооружение не позднее 2020 года [74]. По оценке, в ракетной дивизии, которая получит на вооружение БЖРК, будет пять ракетных полков-поездов [75].

Таким образом, к 2021 году в группировке РВСН будут находиться только современные и перспективные РК двух видов базирования: шахтные (РК «Тополь-М», РК «Ярс» и РК с МБР тяжелого класса) и мобильные (РК «Тополь-М», РК «Ярс», РК «Ярс-М» и БЖРК). При этом все МБР, которыми будут оснащены РК «Тополь-М», РК «Ярс», РК «Ярс-М» и БЖРК, относятся к одному семейству твердотопливных ракет, первой из которых была МБР РС-12М. Лишь МБР тяжелого класса будет жидкостной ракетой.

Группировку МСЯС планируется обновить коренным образом за счет ввода в боевой состав СФ и ТОФ дополнительного количества РПКСН типа «Борей». Из существующих РПКСН проекта 667БДРМ сохранятся только те, которые обладают запасом эксплуатационного ресурса после 2020 года, а РПКСН проекта 667БДР, как уже отмечалось, будут выведены из состава подводных сил ТОФ [76].

В настоящее время на стапелях производственного объединения Северное машиностроительное предприятие ведется строительство трех РПКСН модернизированного проекта 955А [77] (подводный крейсер «Князь Владимир», заложен в июле 2012 г.; подводный крейсер «Князь Олег», заложен в июле 2014 г.; подводный крейсер «Генералиссимус Суворов» [78], заложен в декабре 2014 г.) [79].

Всего же по плану развития МСЯС предусмотрено строительство серии из восьми РПКСН типа «Борей» [80]. Как сообщается, два последних подводных крейсера этой серии (в облике РПКСН проекта 955А) будут заложены в 2015 году [81]. Это позволит ввести их в строй к 2020 году и тем самым полностью реализовать ГПВ-2020 в части, касающейся наращивания боевых возможностей группировки МСЯС.

Следует заметить, что РПКСН типа «Борей» не уступают лучшим мировым образцам, а по ряду характеристик и превосходят их. Так, максимальная глубина погружения у РПКСН типа «Борей» составляет 450 м, а у американской ПЛАРБ типа «Огайо» – менее 400 м; максимальная скорость подводного хода у РПКСН типа «Борей» – 29 узлов, у ПЛАРБ типа «Огайо» – 26 узлов [82].

После 2020 года, как заявил гендиректор Центрального конструкторского бюро морской техники «Рубин» И.В. Вильнит, предусмотрено дальнейшее совершенствование РПКСН типа «Борей» [83].

В отношении авиационного компонента СЯС запланирована модернизация всего парка существующих ТБ, а также разработка перспективного авиационного комплекса Дальней авиации (ПАК ДА) и авиационных средств поражения нового поколения [84].

Модернизацию ТБ Ту-160 осуществляет КАПО имени С.П. Горбунова [85], а ТБ Ту-95МС – авиационный завод «Авиакор». Как заявил командующий ДА генерал-лейтенант А.Д. Жихарев, на всех самолетах, подвергаемых модернизации, будут не только заменены морально устаревшие узлы и агрегаты, но и установлены новые двигатели, а также новые системы вооружения, которые обеспечат применение перспективных образцов авиационных средств поражения. Это позволит увеличить срок службы самолетов, повысить их боевые возможности и эффективность применения.

В 2014 году в боевой состав ДА были введены семь модернизированных ТБ Ту-160 и Ту-95МС, а также два модернизированных дальних бомбардировщика Ту-22М3 [86]. Гособоронзаказом на 2015 год предусмотрена модернизация 12 самолетов с сохранением в дальнейшем этого графика – по 12 единиц в год [87].

Самолеты-заправщики Ил-78М в настоящее время проходят выборочный восстановительный ремонт с заменой выработавших эксплуатационный ресурс узлов и агрегатов. В ближайшей перспективе планируются поставки в ДА модернизированного самолета-заправщика Ил-78М2-90А, а во второй половине текущего десятилетия – нового стратегического самолета-заправщика, создаваемого на базе транспортного самолета Ил-96-400Т [88].

Расширенные возможности вышеуказанных перспективных самолетов-заправщиков позволят увеличить дальность действия ударных авиационных комплексов [89].

Что касается разработки ПАК ДА, то здесь дело обстоит следующим образом. В августе 2009 г. Минобороны России заключило трехгодичный контракт с Конструкторским бюро имени А.Н. Туполева на научно-исследовательскую работу (НИР) по разработке аванпроекта ПАК ДА [90]. Защита разработанного аванпроекта состоялась в 2012 году, а в марте 2013 г. был утвержден эскизный проект ПАК ДА, по которому предусмотрено создание самолета по схеме «летающее крыло» [91]. Он будет дозвуковым с дальностью полета без дозаправки в воздухе до 15000 км, а его ударный арсенал будет включать широкий спектр вооружений [92].

Считается, что ПАК ДА придет на замену не только ТБ Ту-95МС и Ту-160, но и дальнего бомбардировщика Ту-22М3. То есть в перспективе у ДА будет один тип ударного самолета, что позволит снизить эксплуатационные затраты [93].

Государственный контракт на выполнение ОКР по созданию ПАК ДА был заключен с ОАО «Объединенная авиастроительная корпорация» («ОАК») в конце 2013 года [94]. Для создания ПАК ДА сформирована кооперация входящих в «ОАК» предприятий во главе с Конструкторским бюро имени А.Н. Туполева, с минимальным привлечением сторонних исполнителей [95]. Ожидается, что первые самолеты для проведения испытаний появятся в 2019 году, а на вооружение ПАК ДА поступит в 2025 году [96].

Относительно разработки новых КРВБ большой дальности для ТБ имеющаяся в открытом доступе информация скудная и во многом противоречивая. Достоверно можно утверждать только одно, что Машиностроительное конструкторское бюро «Радуга» реализует проект, целью которого является создание двух новых КРВБ большой дальности: Х-101 и Х-102 [97]. Предполагается, что обе ракеты, являющихся дальнейшим развитием концепции, заложенной при создании КРВБ Х-55, будут максимально унифицированы, а все различия коснутся лишь их боевого оснащения: у КРВБ Х-101 будет осколочно-фугасная боевая часть [98], а у КРВБ Х-102 – ядерная боевая часть [99].

Весной 2012 года тогдашний министра обороны России А.Э. Сердюков в выступлении на расширенном заседании коллегии Минобороны России упомянул, что ВВС получили на вооружение новую КРВБ большой дальности. Однако несколько месяцев спустя, в сентябре 2012 г., в СМИ появилась другая информация. Со ссылкой на тогдашнего первого заместителя министра обороны России А.П. Сухорукова утверждалось, что в течение ближайших месяцев на вооружение ДА будет принят новый боеприпас – КРВБ повышенной дальности [100]. С момента тех заявлений прошло достаточно много времени, но официальных сообщений о принятии на вооружение КРВБ Х-101/Х-102 пока не было.

Проведенная оценка отрывочных сообщений о разработке КРВБ Х-101/Х-102, появившихся в СМИ в 2013-2014 годах со ссылками на анонимные источники [101], позволяет предположить, что в настоящее время эти ракеты все еще проходят цикл испытаний. А имевшие место сообщения о включении в гособоронзаказ 2012 и 2013 годов закупки небольших партий КРВБ Х-101/Х-102 (в количестве до 20 единиц) [102] следует, вероятнее всего, расценивать как приобретение ВВС экспериментальных партий этих ракет для последующих их испытаний в составе модернизируемых ТБ Ту-95МС и Ту-160.

В отношении тактико-технических характеристик КРВБ Х-101/Х-102 имеется следующая доступная информация: длина ракеты – около 7,5 м, ее стартовая масса – 2200-2400 кг, максимальная скорость полета – 250-270 м/сек, максимальная дальность полета – 5000-5500 км [103]. Также сообщается, что эти ракеты оснащены автономной оптико-электронной корреляционной системой и интегрированным приемником системы ГЛОНАСС, а на конечном участке траектории их полета задействуется оптико-электронная головка самонаведения [104]. Все это обеспечивает возможность полета ракет на предельно малых высотах (30-70 м) с огибанием рельефа местности, что значительно затрудняет их обнаружение радарами на фоне подстилающей поверхности, а также позволяет достигнуть высокой точности попадания в цель (КВО порядка 9-12 м для КРВБ Х-101 и менее 100 м для КРВБ Х-102) [105].

Если вышеприведенные характеристики КРВБ Х-101/Х-102 соответствует реальности, то оснащение этими ракетами ТБ Ту-95МС и Ту-160 значительно повысит их боевые возможности и придаст им способность поражать цели на расстояниях, позволяющих этим самолетам не входить в зону противовоздушной обороны противника.

Повышение уровня боевой мощи СЯС в значительной степени зависит от роста качества управления ими. Поэтому, как сказал начальник ГШ ВС РФ генерал армии В.В. Герасимов, задача по созданию перспективной системы централизованного боевого управления СЯС для Минобороны России является приоритетной во всех отношениях [106].

Первым реальным шагом в этом направлении стало создание в 2014 году Национального центра управления обороной (НЦУО) Российской Федерации, который был поставлен на боевое дежурство 1 декабря [107]. В составе НЦУО отдельно выделен Центр управления СЯС, предназначенный для применения ядерного оружия по решению высшего военно-политического руководства страны [108].

Другой первоочередной задачей является завершение разработки и принятие на вооружение Единой космической системы (ЕКС) раннего предупреждения и боевого управления. Эта система создается в рамках ГПВ-2020. В ее составе планируется иметь орбитальную группировку из 10 специализированных космических аппаратов (КА) нового поколения (ОКР «Тундра») и модернизированные командные пункты, обеспечивающие управление орбитальной группировкой, прием, обработку и передачу специальной информации потребителям в автоматическом режиме [109]. При этом создаваемые КА будут многофункциональными: они способны не только надежно определить факт старта любых баллистических ракет и отследить траектории их полета, но и, благодаря размещенной на их борту связной аппаратуре, составят космический сегмент автоматизированной системы боевого управления СЯС. Через них в считанные секунды может быть передан приказ Президента Российской Федерации – Верховного Главнокомандующего ВС РФ на ответные действия СЯС [110].

Как заявил 29 ноября 2014 г. в эфире радиостанции «Эхо Москвы» заместитель командующего войсками космического командования Войск воздушно-космической обороны Российской Федерации генерал-майор А.Н. Нестечук, в 2015 году спланирован запуск первого КА для формирования орбитальной группировки ЕКС. Полноценная же орбитальная группировка ЕКС, по его словам, начнет функционировать в 2018 году [111].

Это позволит в разы повысить своевременность обнаружения ракетного нападения на Россию, надежность и оперативность доведения приказов централизованного боевого управления на ответные действия СЯС в самой неблагоприятной для России ситуации [112].

5. Заключение.

Выполнение вышеперечисленных планов (программ) строительства и развития СЯС потребует серьезных усилий со стороны Правительства Российской Федерации не только в части ресурсного, прежде всего финансового и кадрового, обеспечения этих планов (программ), но и модернизации ОПК. С последним мы явно запаздываем и, как следствие, образовался недопустимый разрыв между теми передовыми инженерными решениями, которые закладываются в разрабатываемые новые вооружения, и производственными возможностями ОПК по воплощению этих решений в жизнь. Если этот разрыв оперативно не ликвидировать, то все благие намерения по оснащению СЯС перспективными образцами вооружения повиснут в воздухе.

И второе. С учетом складывающейся негативной ситуации в экономике России, чреватой повторением кризиса 2008-2009 годов, а, вероятнее всего, и более серьезными последствиями, нельзя исключать того, что намеченные планы (программы) строительства и развития СЯС могут быть подвергнуты существенной корректировке. При этом представляется весьма важным сохранить потребные объемы финансирования для выполнения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) по созданию перспективных образцов стратегических наступательных вооружений, поступившись объемами их серийного производства. Последнее сравнительно легко можно будет увеличить после выхода экономики страны из критического состояния, а вот замедление либо хуже того – замораживание НИОКР крайне пагубно скажется на перспективах развития СЯС.

Не станет критичным для национальной безопасности и то обстоятельство, если Россия к 2018 году не сможет достигнуть паритета с США по количеству стратегических наступательных вооружений. Исходя из проведенных российским экспертным сообществом оценок, представляется вполне приемлемым иметь в СЯС России к этому сроку 530-570 развернутых носителей и около 1550 размещенных на них боезарядов [113]. Структура этой ударной группировки может быть такой: 300-320 развернутых РК с МБР, оснащенных 900-940 боеголовками; 11-12 РПКСН со 176-192 развернутыми БРПЛ и 530-560 боеголовками на них; 54-58 развернутых ТБ с засчитываемыми за ними 54-58 боезарядами.

Нет сомнения, что к 2018 году в СНС США будет 700 развернутых носителей с 1550 боезарядами на них, да к тому же американцы будут обладать бóльшим, чем у россиян, так называемым возвратным потенциалом стратегических наступательных вооружений [114]. Но это превосходство американцев по возвратному потенциалу не окажет существенного влияния на российский потенциал ядерного сдерживания, поскольку возвратным потенциалом ни одна из сторон российско-американского Договора СНВ-3 не сможет воспользоваться, находясь в рамках этого Договора (срок его действия – до 5 февраля 2021 г.). К моменту истечения срока действия Договора СНВ-3 Россия, как представляется, в любом случае приблизится к той планке в 700 развернутых носителей, которая установлена этим Договором.

Этим самым будет обеспечено подержание потенциала СЯС России на уровне, обеспечивающем возможность решения задачи нанесения неприемлемого ущерба любому агрессору и, как следствие, стратегического его сдерживания от развязывания войны против нашей страны и ее союзников в любых условиях военно-стратегической обстановки.

Источник: http://www.perspektivy.info/rus/konturi/ctrategicheskoje_jadernoje_oruzhije_rossijskoj_federacii_2016-02-11.htm