В последнее время, Соединенные Штаты неожиданно для многих экспертов вдруг начали уделять повышенное внимание самому разрушительному на сегодняшний день средству силового воздействия. Неожиданность заключается в том, что на протяжении вот уже более 10 лет высокопоставленные американские военные, политики и представители аналитического сообщества в один голос твердят об архаичности ядерного оружия (исчерпало потенциал прорывного технологического совершенствования), его абсолютной неэффективности с военной точки зрения (в завоевании радиоактивной пустыни никто не заинтересован), о том, что их передовые концепции и доктрины ставят во главу угла высокоточное, точечно-гуманное, работающее на новых физических принципах, оружие.

США - ядерные объекты

США - ядерные объекты

Все эти годы в официальных выступлениях для публики ответственные функционеры США отмечали, что средства на ядерные арсеналы выделяются исключительно по принципу минимальной достаточности, что арсеналы эти состоят из изделий преимущественно 60-70-ых годов прошлого века, и многократно предлагали России провести новое массовое сокращение данных средств поражения, особенно его тактического звена. И вот вдруг, новый год для американской армии начинается с двухдневной поездки министра обороны Чака Хейгела по базам, обслуживающим ядерные арсеналы. Во время этого турне, он делает важное заявление о том, что Соединенные Штаты всегда поддерживали идею сохранения могущественного ядерного арсенала и, что этот подход не изменится и в будущем.

Незадолго до этого, бюджетное управление Конгресса США обнародовало данные о предстоящих расходах на поддержание в боевом состоянии имеющихся ядерных вооружений, их носителей, и на разработку новых их образцов. Согласно прогнозу управления, в 2014-2023 годах на эти цели будут израсходованы 355 миллиардов долларов. И что самое главное, после 2023 года траты на ядерное оружие будут увеличиваться, поскольку министерство обороны США начнет покупать его новые образцы. Спрашивается, зачем? Ведь это бесперспективное оружие. Последнее средство защиты, или «оружие обреченных», как любит называть его западная пресса.

Америке ли, с ее самой мощной и самой нападающей армией в мире, мыслить такими категориями? При этом почему-то никто не говорит о том, что в 2020-ые годы США планируют в целом завершить строительство глобальной противоракетной обороны и довести ее перехватывающие возможности до максимального совершенства. Если сопоставить одно с другим, возникает резонный вопрос, почему время выхода на полную проектную мощность ПРО и начала массовой закупки новых образцов ядерного оружия совпадают? Интересно также, почему американцы продолжают упорно отказываться от подписания с Россией любых документов юридического или правового характера по поводу европейской ПРО.

Почему во время своего официального визита в Москву в прошлом месяце, тот же Хейгел в ходе пресс-конференции с министром обороны РФ Сергеем Шойгу сообщил, что США и их союзники будут продолжать осуществление планов по размещению ПРО в Европе, несмотря на то, что удалось урегулировать иранскую ядерную проблему в рамках встречи 5+1 в Женеве. Почему Барак Обама, всё в том же декабре прошлого года фактически заблокировал принятием соответствующего закона, размещение на территории США станций российской системы глобального позиционирования и навигации ГЛОНАСС (об этой проблеме я писал в своей колонке «Не подумайте чего плохого»).

Кстати, положение о станциях ГЛОНАСС содержится в подписанном Обамой законе об оборонных расходах США на 2014 год. Казалось бы, причем здесь оборона? В наших законах об оборонных расходах, о станциях GPS ведь нет ни слова. Если собрать вместе все эти и многие другие «почему», то начинает казаться, что «суслик» во всём этом полевом многообразии все-таки есть, хоть его никто пока и не видит. А видеть надо.

Противоракетная оборона и модернизация ядерного оружия - звенья одной цепи. Это щит и меч для полноценного, эффективного воздействия на противника. Говорят, что ядерное оружие, - это оружие устрашения, настолько ужасное, что его никто никогда не применит. Не факт. США уже однажды применили его. И применили потому, что противнику нечем было ответить.

С тех пор больше не применяли потому, что противнику в лице социалистического блока, а теперь России и некоторых других стран, было, и пока есть чем ответить. Но что будет, когда этот ответный удар удастся предотвратить, а свое ядерное жало довести до высокотехнологичного совершенства?

Не будем забывать, что после 2020 года не только наземная ПРО в Европе, но и корабли ВМС США, оснащенные системой противоракетной обороны морского базирования Aegis получат полноценные антиракеты для уничтожения межконтинентальных баллистических. К тому времени будет усовершенствована и сама система. Эти, так называемые, платформы для перехвата баллистических ракет натовские стратеги уже примериваются разместить в ключевых для нас позиционных районах.

Таких, например, как северные моря. Всего кораблей (крейсера УРО (управления ракетным оружием) класса «Саратога» и эсминцы УРО типа «Орвеборг») до последнего времени насчитывалось около 85 единиц. В ближайшей перспективе их количество вырастет до 107. Каждый из них способен принять на борт до 30-40 противоракет. Против кого развертывается этот, невообразимых размеров противоракетный дикобраз? В том числе, возможно и в северных морях. Против Северной Кореи, Ирана, Китая?

Еще один важный момент прямой взаимосвязи ПРО и ядерного оружия, щита и меча. Указанные корабли способны не только перехватывать чужие ракеты, но и сами могут наносить удары крылатыми ракетами большого радиуса действия. А кто сказал, что часть из них не будет оснащена ядерными зарядами, над усовершенствованием которых сейчас интенсивно работают американцы?

Больше года бороздит просторы околоземного космического пространства прототип американского перспективного орбитального беспилотного летательного аппарата X-37B. Какие задачи выполняет беспилотник на орбите, неизвестно. Что еще важнее, засекречены данные и о его полезной нагрузке. Проект ведется, как в интересах ВВС, так и созданного Пентагоном без лишней помпезности и презентаций в СМИ, управления, ответственного за ведение боевых действий в космосе. А также из космоса и при помощи космоса.

Например, американцы активно расширяют свои возможности по мониторингу обнаружения наших передвижных грунтовых ракетных комплексов. Для этих целей, до 2015 года, на основе малых космических аппаратов, предусматривается создание всепогодной системы радиолокационной разведки. И это далеко не вся работа, ведущаяся по многим направлениям, но, видимо, с одной целью. Вопрос, с какой? Отчасти ответ на него дают высказывания некоторых высокопоставленных американских военных.

Так, например, теперь уже бывший директор американской программы ПРО, полковник Роберт Боуман, откровенно называл план противоракетной обороны «недостающим звеном для первого удара». Излишнюю болтливость полковника никто из начальства не опроверг до сих пор. Никто не опроверг и пророчества бывшего министра обороны, а ныне главы фонда имени себя, Дональда Рамсфельда, который сказал, что если война не сможет существенно изменить геополитическую карту мира, США не смогут оставаться подавляющей сверхдержавой. Формально фонд Рамсфельда поддерживает развитие «свободных экономических систем за рубежом». Однако есть сильное подозрение, что это всего лишь «ширма», и старые солдаты по-прежнему в строю, теперь уже на аналитическом фронте куют планы глобального американского доминирования в XXI веке.

И наконец, последнее. По крупицам той информации, которая просачивается через открытые источники, можно сделать вывод о том, что американцами ведется интенсивная научная и научно-практическая работа, направленная на недопущение непригодности для последующего освоения и проживания, территории подвергшейся воздействию ядерных зарядов нового поколения.

Контрольные даты те же - 2020-2025 годы. Если все вышеперечисленные исследования и работы успешно завершаться к назначенным срокам, то Пентагон впервые с начала 1950-ых годов обретет ядерное превосходство, которое военные стратеги называют возможностью нанести первый удар и победить. России в этом плане есть над чем задуматься и потрудиться. Уже принято решение о возрождении и постановке на боевое дежурство боевых железнодорожных ракетных комплексов (БЖРК), или как их называют американцы «поездов-убийц». Думается, что это только начало осуществления встречного плана мероприятий.

http://interaffairs.ru/read.php?item=10430