На сегодняшний день Китай имеет целый комплекс проблем в сфере энергетики. В первую очередь проблема связана с сильной зависимостью китайской энергетики от угольных электростанций, что превращается в препятствие для дальнейшего устойчивого развития. С угольной энергетикой связаны серьезные экологические проблемы и логистические трудности. В т.ч., перегруженность транспортной системы перевозками угля из угледобывающих районов на восток страны. Кроме того, КНР уже несколько лет является крупным импортером угля (в 2010 г. этот показатель достиг 166 млн. т). Возможности КНР по развитию гидроэнергетики ограничены природными факторами: значительная часть гидроресурсов находится в сейсмоопасной зоне. В свою очередь, потенциал других возобновляемых источников энергии остается пока недостаточным.

В этих условиях развитие атомной энергетики рассматривается КНР как одно из наиболее перспективных направлений в обеспечении энергетической безопасности. Несмотря на то, что ввод первого энергоблока в Китае было осуществлено в 1991 г., сегодня страна реализует крупнейшую в мире программу развития атомной энергетики, к участию в которой привлечены ведущие европейские, американские и российские производители оборудования для АЭС.

Китай атом

Атомная отрасль Китая

Атомная отрасль Китая включает в себя геологическую разведку и добычу урана, его конверсию и обогащение, эксплуатацию ядерных реакторов, переработку отработанного топлива, хранение радиоактивных отходов, производство специального оборудования и приборов, сооружение и монтаж новых установок и радиационную защиту.

В настоящее время атомная отрасль Китая развивается в трех основных направлениях:

  • выработка электроэнергии на атомных электростанциях;

  • ядерно-топливный цикл;

  • научно-исследовательская, проектно-конструкторская деятельность.

По данным Всемирной ядерной ассоциации, на сегодняшний день в Китае действуют 14 реакторов, еще 27 находятся на стадии строительства, а к 2030 г. планируется ввести в эксплуатацию еще 50 реакторов (приложение 1 и 2). Китайские власти рассчитывают к 2020 г. довести долю АЭС в производстве электроэнергии до 5%, увеличив их мощность в 4 раза.

В целях реализации указанных задач, в 2005 г. Госсовет КНР принял «Программу среднесрочного и долгосрочного развития ядерной энергетики (2005-2020 гг.)», которая предусматривает увеличение установленной мощности АЭС до 42 ГВт. В соответствии с этой программой, развитие национальной ядерной энергетики КНР базируется на следующих положениях:

  • основным типом реактора считать PWR мощностью 1000 МВт;

  • повысить долю оборудования собственного производства, расширить самостоятельность китайской промышленности в проектировании, строительстве, эксплуатации и профилактическом ремонте собственных АЭС;

  • сократить сроки строительства АЭС;

  • обеспечить конкурентоспособность АЭС по сравнению с электростанциями на угольном топливе;

  • разрабатывать ядерные реакторы нового поколения (реакторы на быстрых нейтронах и высокотемпературные реакторы с газовым охлаждением);

  • использовать топливные сборки отечественного производства, в то же время поощрять международное сотрудничество [1].

В качестве приоритетных задач были определены:

  • уменьшение вредных выбросов в атмосферу;

  • разгрузка железных дорог (пропускная способность на 50% занята перевозкой угля для ТЭС);

  • повышение технологического уровня энергетической промышленности;

  • создание производства реакторного оборудования и разработка собственных реакторных проектов [2].

Помимо этого, правительство КНР разработало «Концепцию энергетической безопасности» на ближайшие 5 лет, которая была включена в 12-й пятилетний план развития страны (2011-2015 гг.), объявленный на съезде ВСНП в марте 2011 г.

В соответствии с данной Концепцией, все аспекты развития ядерной энергетики Китая находятся под государственным контролем. В связи с этим решения о принципах и направлениях развития отрасли принимаются на высшем государственном уровне. Центром принятия решений по ядерной политике является Госсовет КНР. Решения вырабатываются в Государственной комиссии по развитию и реформе на основе данных, поступающих из Государственного бюро по энергетике. За исполнение принятых решений отвечают, главным образом, две государственные компании: Китайская госкорпорация ядерной энергетики (CNNC) и Китайская корпорация ядерной энергетики провинции Гуандун (CGNPC). Обе компании осуществляют строительство и эксплуатацию АЭС на территории Китая. Однако так сложилось, что мощности по конверсии, обогащению урана, и производству ядерного топлива находятся в ведении компании CNNC, равно как и большая часть исследовательских центров, ведущих работы в области ядерной энергетики.

В рамках реализации концепции энергетической безопасности до 2015 г. CNNC запланировала инвестировать в строительство АЭС более 500 млрд. юаней ($78 млрд.), что приведет к увеличению установленной мощности парка ядерных реакторов до 40 ГВт [3]. В результате проводимых мер, сегодня, как видно из таблицы 1, Китай по количеству строящихся реакторов, значительно опережает остальные ядерные державы, в т.ч. Россию и Индию.

Таблица 1. Вес КНР в развитии ЯЭ в мире

Источник

Более того, КНР активно осваивает новые технологии в атомной промышленности. Так, к примеру, в августе 2011 г. китайские СМИ сообщили о создании своего первого ядерного реактора 4-го поколения. По сообщению Китайского института атомной энергии, экспериментальный реактор на быстрых нейтронах, который разрабатывался в течение 20 лет, позволит сократить количество радиоактивных отходов. Таким образом, Китай стал девятой страной, разработавшей реактор на быстрых нейтронах, который использует уран в 60 раз эффективнее обычного реактора, что позволит снизить зависимость страны от импорта этого сырья.

Тем не менее, несмотря на определенные достижения, ядерная энергетика КНР все еще занимает одно из последних мест в общем энергобалансе страны. По данным за 2010 г., более 70% энергии в Китае вырабатывают тепловые электростанции, работающие на угле и углеводородном топливе, около 17,5% - гидроэлектростанции и только 2,3% – атомные [4]. Таким образом, Китай, на сегодняшний день не входит в список даже 10 стран по числу установленных мощностей АЭС. По последним данным, в мире функционируют 443 атомных реактора в 31 стране общей установленной мощностью 377,7 ГВт. Самым большим парком АЭС в мире обладают США (104 атомных энергоблока) и Франция (58).

Помимо этого, среди китайских специалистов по ядерной энергетике нет единства мнения по такому важному вопросу как приоритетный вид ректора. В частности, основной спор заключается в выборе между реакторами 2-го и 3-го поколений. Китайскими и зарубежными исследователями многократно отмечалось, что строящиеся и планируемые китайские реакторы CPR-1000 2-го поколения к моменту истечения срока службы (к 2070-2080 гг.), значительно устареют с точки зрения безопасности, что серьезно увеличит суммарные риски китайского ядерного парка. В январском отчете Исследовательской группы при Госсовете КНР также было рекомендовано сосредоточиться на реакторах AP1000 3-го поколения.

Группа исследователей при Госсовете КНР, проводившая исследования после катастрофы в Японии, также считает, что страна должна сосредоточить усилия на разработке реакторов 3-го поколения, на основе технологии реакторной установки AP1000 разработки «Westinghouse Electric Co.» [5].

На сегодняшний день все 14 эксплуатирующихся в Китае энергоблоков атомных станций оснащены реакторами 2-го поколения. Из этого следует, что на данный момент китайское правительство в качестве базового типа реактора для своей атомной энергетики фактически выбрало CPR-1000 - реактор 2-го поколения с водой под давлением, базирующийся на французских технологических достижениях.

Другим значительным препятствием на пути развития ядерной энергетики является отсутствие у Китая передовых технологий в указанной сфере. Во всех сегодняшних АЭС в КНР значительная доля технологий импортирована из-за рубежа и освоена с участием иностранных фирм (из России, Канады, Франции и США).

Таким образом, Китай в мировом ядерном сообществе пока не занимает лидирующее место. Однако, исходя из планов Госсовета КНР по крупномасштабному строительству новых АЭС, можно предположить, что в среднесрочной перспективе Китай значительно усилит свои позиции среди стран, использующих атомную энергетику. В то же время, вероятнее всего авария в Японии стала мощным катализатором процесса пересмотра строящихся ядерных объектов, с одной стороны, и реформы законодательной базы – с другой. Ожидается, что после соответствующих проверок руководство Госсовета примет новые правовые акты относительно ядерной промышленности, предусматривающие расширение штата сотрудников надзорных органов, а также создание высшего надзорного органа для атомной энергетики страны.

Китайское руководство достаточно оперативно отреагировало на трагические события в Японии. Госсовет КНР принял решение приостановить выдачу лицензий на строительство новых атомных электростанций и провести комплексную проверку всех строящихся и функционирующих АЭС на безопасность. В середине апреля 2011 г. Пекин создал инспекционную группу, состоящую из представителей Национального управления ядерной безопасности, Национального энергетического управления и Китайского управления сейсмологии, которая начала проверку на безопасность всех строящихся и эксплуатируемых атомных станций страны. По поручению Госсовета КНР, были сформулированы т.н. «4 государственных требования» по повышению безопасности АЭС:

  • незамедлительно провести тотальную проверку всех эксплуатируемых АЭС и убедиться в абсолютной безопасности и надежности станций;

  • усилить контроль за безопасностью на местах, по-новому подойти к вопросу безопасности АЭС и жестко следить за выполнением требований;

  • провести оценку состояния строящихся площадок, руководствуясь высшими международными стандартами, при обнаружении проблем приостановить строительные работы;

  • до окончания полной инспекции приостановить рассмотрение и одобрение новых площадок [6].

В августе 2011 г. китайское правительство объявило об окончании проверки и заявило о том, что «у Китая нет серьезных проблем с безопасностью на АЭС».

Тем не менее, китайские власти приняли некоторые корректировки в собственной ядерной политике. В частности, в заявлениях китайских официальных лиц и докладах надзорных органов прозвучал ряд предложений о пересмотре атомной политики страны. Так, было предложено вовсе отказаться от строительства реакторов 2-го поколения CPR-1000 и сконцентрироваться на развитии реакторов 3-го поколения АР-1000. Также было заявлено о намерении пересмотреть ряд будущих площадок и по возможности избегать строительства АЭС в непосредственной близости от моря, что в ряде районов непросто, т.к. прибрежная зона КНР наиболее промышленно развитая и, соответственно, требует больше энергии.

Одновременно с этим, развернулись дискуссии о возможности полного отказа КНР от атомной энергетики в пользу развития альтернативных источников энергии. По этому поводу контраргументом стала позиция бывшего председателя Государственного управления по энергетике, ныне члена НПКСК Чжан Гобао, который заявил: Китай не сможет отказаться от ядерной энергетики [7]. По его мнению, КНР пытается по максимуму использовать свои водные ресурсы, но даже наличие нескольких полноводных рек не решает энергетическую проблему, т.к. их расположение не позволяет обеспечивать энергией нуждающиеся в ней юго-восточные провинции страны.

Параллельно с проверкой ядерных объектов китайские власти усиленно вели пропаганду о безопасности китайских АЭС среди общественности. В частности, это делалось посредством выступлений и докладов авторитетных китайских ученых и экспертов. Наиболее популярными среди пользователей китайского интернет-пространства стали статьи: «Кризис на Фукусиме и китайская ядерная энергетика», «Что принес Китаю ядерный кризис на Фукусиме», «Кризис в Японии на руку КНР», «Ядерный кризис в Японии и противодействующие меры Китая» и т.д. [8]. Все указанные статьи были посвящены разъяснению разницы между технологиями, используемыми в Японии и в Китае, а также были призваны успокоить китайскую общественность и заверить в невозможности повторения ситуации на какой-либо китайской АЭС по японскому сценарию.

Но при всей твердости основного курса Госсовет Китая все-таки приостановил выдачу новых разрешений на строительство АЭС и приказал провести дополнительную проверку имеющихся ядерных объектов. Из заявлений китайских властей следует, что безопасности АЭС теперь будет уделяться больше внимания. В частности, в рамках корректировки курса можно перечислить следующие меры:

  • переосмысление приоритетной реакторной технологии для будущих энергоблоков, вероятное перераспределение некоторой части площадок, предназначенных для реакторов 2-го поколения, в пользу реакторов 3-го поколения;

  • более тщательное и всестороннее рассмотрение площадок для строительства, будущих АЭС с учетом переоценки угрозы цунами и землетрясения;

  • повышение требований к станциям: дополнительные проверки и инспекции в части безопасности строительства и эксплуатации АЭС;

  • замедление темпов строительства и ввода в эксплуатацию новых АЭС. Понижение планки по доле энергии, вырабатываемой АЭС к 2020 г.;

  • реформирование китайского бюрократического аппарата в атомной сфере и упорядочивание китайского атомного законодательства;

  • проведение работы с населением на всех уровнях, усилить меры по поддержанию позитивного образа китайской атомной промышленности в глазах китайской общественности [9].

Таким образом, КНР после японской аварии одна из первых решила провести проверку всех АЭС в стране. Целью правительственных мер была проверка АЭС на выносливость в «экстремальных условиях»: при риске наводнения, землетрясения, поломке системы охлаждения и отключении электропитания. На основе полученных данных китайское правительство решило, что Китай будет продолжать развивать собственную ядерную промышленность и строительство новых АЭС. Как отмечает директор Центра китайских исследований в области энергетики Линь Боцянь, «приостановка утверждения новых ядерных проектов – временное явление, которое не окажет влияния на долгосрочные планы Китая по строительству реакторов» [10].

Все вышеуказанные положения были подтверждены в выступлении Ху Цзиньтао на последнем Сеульском саммите по ядерной безопасности [11].

В целом на основе приведенного анализа проблемы развития ядерной энергетики в КНР можно сделать следующие выводы:

1. Китай вынужден развивать ядерную энергетику, поскольку быстрорастущая экономика страны требует постоянного увеличения потребления энергетических ресурсов. Основными препятствиями на пути развития китайской ядерной энергетики являются:

- неспособность собственными силами обеспечить производство всех необходимых компонентов тепловыделяющих сборок;

- дефицит квалифицированных специалистов, что осложняет задачу развертывания производства, способного удовлетворить растущий спрос на ядерное топливо и переход на обеспечение станций топливом целиком за счет китайских производителей;

- расхождение мнений относительно перспективного вида технологий атомных реакторов;

- экологические проблемы, в т.ч. трудности переработки и утилизации РАО.

Исходя из существующих проблем и вызовов энергетической безопасности, власти КНР интенсифицируют развитие ядерной отрасли, в т.ч. путем масштабных инвестиций в разработку собственных ядерных технологий и строительство АЭС. За этот путь развития выступают как китайские политики, так и эксперты, основывая свои доводы на том, что в условиях углубляющегося дефицита производственных мощностей и растущего потребления электроэнергии, реальной альтернативы развитию ядерной энергетики не существует.

2. Правительство КНР в настоящее время реализует крупнейшую в мире программу строительства атомных электростанций. В рамках реализации концепции энергетической безопасности до 2015 г. CNNC планирует инвестировать в строительство АЭС более 500 млрд. юаней (78 млрд. долл.), что приведет к увеличению установленной мощности парка ядерных реакторов до 42 ГВт. Помимо этого, реализация плана развития ядерной энергетики КНР на 2005-2020 гг. позволит увеличить долю АЭС в общем энергобалансе страны с имеющихся 2 до 5%.

В связи с этим спрос на китайском энергетическом рынке будет постоянно увеличиваться и для Казахстана открываются большие возможности занять нишу основного поставщика ядерного топлива. Однако в этом плане нужно учитывать то, что из-за недостаточности уранового сырья в России, российское руководство также будет вынуждено увеличивать импорт урана, в частности, из Казахстана. Ввиду прогнозируемого роста потребления топливных ресурсов на китайских и российских АЭС, в среднесрочной перспективе возможно обострение конкуренции в плане инвестиций в казахстанские месторождения уранового сырья.

3. Принимая во внимание планируемое увеличение потребности китайской ядерной промышленности в урановых ресурсах, правительство КНР вынуждено искать надежные источники поставки урана. В этом плане следует учитывать то, что руководство КНР выделяет Казахстан в качестве стратегического партнера в области добычи и поставок урана в Китай.

http://journal-neo.com/?q=ru/node/15059