Христианство у средневековых вайнахов

На Северном Кавказе христианство не смогло вытеснить автохтонные религиозно-культовые представления, став органичной частью местного язычества, значительно обогатив его при этом

Вайнахи (чеченцы, ингуши и бацбийцы) - автохтонное население Центрального и Северо-Восточного Кавказа. В религиозном отношении сегодня они, как известно, исповедуют ислам суннитского толка, ханафитского мазхаба (тарикаты накшбандийя и кадирийя). Однако, история религиозных воззрений вайнахов достаточно сложна.

Христианство стало проникать к вайнахам, начиная с Х века, преимущественно со стороны Грузии, которая пыталась укрепить и обезопасить свои северные границы путем обращения населения горного Кавказа в христианство.

Первоначально вайнахи, несомненно, были язычниками и имели автохтонный пантеон. Сложность данного вопроса заключается в том, что при имеющихся свидетельствах об истории вайнахов мы не можем представить себе вайнахское язычество без христианских элементов, «вросших» в сам концепт языческих верований вайнахов, в их структуру.

Это объясняется тем, что вайнахи испытали на себе немалое влияние христианства, более того, они, как и многие другие кавказские народы, несколько веков считались христианами. Христианство стало проникать к ним, начиная с Х века, преимущественно со стороны Грузии, которая пыталась укрепить и обезопасить свои северные границы путем обращения населения горного Кавказа в христианство. Вероятно, некоторые христианские элементы заимствовались и из Руси, с которой вайнахи поддерживали отношения.

В средние века разделения на чеченцев, ингушей и бацбийцев еще не существовало, они представляли единую нахскую этнокультурную общность. Вайнахи достаточно легко приняли христианство, видимо, его догматы не вошли в острое противоречие с древними языческими представлениями. Около XI века в вайнахских горах начинается строительство храмов, в них завозятся церковные книги, написанные на древнегрузинском языке. Некоторые из древних нахских христианских церквей сохранились до наших дней. Самые значимые из них - храм Тхаба-Ерды (ТкъобIa-Ерды) в Ассиновском ущелье Ингушетии, Алби-Ерды и Таргим в Горной Ингушетии. Развалины древних храмов располагаются и в горах Чечни - в районе Галанчожа, в Аргунском ущелье и т. д.

Наиболее интересный памятник средневекового вайнахского христианства - храм Тхаба-Ерды. Он был возведен приблизительно в XII веке, видимо, грузинскими мастерами при сотрудничестве с местными вайнахами. Надпись на нем гласит, что выстроил его Давид при епископе Георгии. Тхаба-Ерды богато украшен различными рисунками, петроглифами, барельефами, носящими местный характер. Само название церкви «Тхаба-Ерды» переводят то как «Святой двух тысяч», то как «Святой Фома», точно выяснить генезис названия достаточно сложно. Видимо, более всего по смыслу подходит последнее - «Храм святого Фомы».

Старинный грузинский документ, датируемый 1310 годом, говорит о поездке епископа Грузии Евфимия по храмам горного Кавказа, в частности, он посетил храмы «Хунзов» (хунзахских аварцев) и «Нохчиев» (чеченцев). Последнее недвусмысленно доказывает бытование христианства в начале XIV века у тукхума Нохчамахкхой, впоследствии составившем ядро формирования собственно чеченского народа.

Однако, вайнахское христианство было достаточно неглубоким по своему наполнению. Проповедникам так и не удалось всерьез обратить вайнахов в христианство. Исполняя христианские обряды и молясь христианскому богу, они, тем не менее, сохраняли языческие представления о мире и автохтонное мировоззрение.

Дальнейшие исторические обстоятельства сложились так, что христианство у вайнахов не прижилось, не закрепилось, на его место снова вернулось древнее язычество, но уже впитавшее в себя многие элементы христианского вероучения и космологии. Проповедь была возобновлена Грузией лишь с военным походом царя Теймураза в горы Чечни и Ингушетии в 1638 году, однако, тогда ему удалось обратить в христианство лишь немногих вайнахов, которые вскоре снова возвратились к язычеству. Впрочем, в петроглифах башен XVI-XVII веков заметна и христианская символика: изображаются распятия, кресты.

По свидетельству И. Цискарова («Записки о Тушетии», 1848), один 100-летний старик в горной Чечне рассказывал, что во времена его детства вайнахи еще молились в церквах, к середине ХIX века только начавших разрушаться, а затем в горы приехали «персияне» и обратили вайнахских горцев в ислам. Из этого становится очевидно, что мелхистинцы или жители Шаро-Аргунского ущелья в начале-середине XVIII века все еще исповедовали христианство и справляли соответствующие обряды. Однако, уже в конце XVIII века горцы были либо язычниками, либо мусульманами - посланный в ингушские горы в 1798 году для «евангельской проповеди» о. Стефан Гаврилов в 1799 году был там убит.

История вайнахского христианства достаточно типична для Кавказа. Имеются многие моменты структурного и фактического сходства религиозной истории нахов с историей адыгов и карачаево-балкарцев.

Христианство оставило много следов в культуре нахских народов. Скорее всего благодаря ему в вайнахском язычестве оформился концепт главного, единого Бога - вседержителя и творца (чеченский «Дала», ингушский «Даьла»). Некоторые языческие культы приобрели христианские черты, указывающие на возможность проникновения этой религии и со стороны Древней Руси. Так, языческие жрецы при обращении к Богу говорили «очче Даьла, очио», а святилище женского божества на горе ЦIaйлоам («Святая гора») называлось «Маьтар Даьла». Считается, что это могут быть видоизмененные русские слова «отче» и «матерь», широко используемые в русской религиозной практике.

Некоторые названия дней недели в чеченском и ингушском языках - христианского происхождения. К примеру, «пятница» - чеченская «пIepacка», ингушская «пIaьраска» - происходят от «параскева». Чеченское слово «жаар» и ингушское «жIapг» - «крест» идут от грузинского «джвари».

Действительно, христианство со временем забылось в Чечне и Ингушетии, но вайнахи-язычники продолжали использовать христианские храмы как языческие святилища, относясь к ним с сакральным страхом и благоговением. В них и около них производились моления в честь местных Богов, святых и покровителей. По мнению многих авторов, само вайнахское слово «элгыц» - «языческое святилище» имеет корни в греческом «экклесия». Это указывает на то, что в народном и историческом сознании нахов христианская и языческая, автохтонная атрибутика сплавились воедино.

Еще в ХIX веке в ингушском храме Тхаба-Ерды сохранялось древнегрузинское Евангелие, к которому горцы относились с трепетом, боялись прикоснуться к нему. Богослужебная книга хранилась и в святилище Маго-Ерды в Ингушетии. Аналогичные случаи отмечались не только у вайнахов, но и у кабардинцев, абазин и других северокавказских народов. Об этом упоминал еще С. Броневский в 1823 году.

Известно, что вплоть до ХХ века плоскостные чеченцы именовали обитателей горной полосы Чечни и Ингушетии - «ламан кераста», что переводится как «горные христиане». Это относилось и к аккинцам, и к мелхистинцам, и к другим тукхумам горных вайнахов.

История вайнахского христианства достаточно типична для Кавказа. Имеются многие моменты структурного и фактического сходства религиозной истории нахов с историей адыгов и карачаево-балкарцев. У всех этих народов христианство не стало господствующей религией, но христианские представления, активно привнесенные в их культуру в Средневековье, слились с языческими, «вросли» в них и создали религиозный синкретизм. Христианство на Северном Кавказе практически не смогло вытеснить автохтонные религиозно-культовые представления, оно стало органичной частью местного язычества, несомненно, значительно обогатив его при этом.

http://evrazia.org/article/1997

Опубликовано 13 Авг 2017 в 18:00. Рубрика: Вопросы религии. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.