Если проанализировать историю общественной деятельности Хиллари Клинтон, невозможно не заметить, что она последовательно придерживалась антиизраильской позиции. «Но, — могут мне возразить, — она действительно поддерживала Израиль во время своего пребывания в Сенате». Действительно, Клинтон поддерживала Израиль, но — лишь определенный период, с 2000-го (когда она стала членом Сената) по 2009 год (когда она ушла из Сената, чтобы занять пост Госсекретаря США). Потому что тогда она нуждалась в еврейских голосах. Все остальное время Клинтон никогда не была другом Израиля. Как только она стала Госсекретарем Штатов, она помогла Обаме сформировать его антиизраильскую политическую линию.

Еще до своего брака с Биллом Клинтоном, Хиллари выступала против Израиля и поддерживала террористов. В своей книге «Американская Эвита» (стр. 49) Кристофер Андерсон пишет: «Во времена, когда американские левые круги приняли палестинский нарратив и осуждали Израиль, Хиллари говорила своим друзьям, что она «очень сочувствует» террористической организации (ООП) и ее яркому лидеру Ясеру Арафату. Когда Арафат в ноябре 1974 года появился перед Генеральной Ассамблеей ООН в форме революционного борца с кобурой на бедре, Билл Клинтон, как и многие другие, был возмущен (это свидетельствует его товарищ по университету). Однако Хиллари пыталась убедить Билла, что Арафат — «борец за свободу», поставивший своей целью освободить свой народ от «израильских угнетателей».

На 50 странице в той же книги рассказывается, что в 1973 году Билл Клинтон и Хиллари (тогда они еще не были женаты) поехали в Арканзас — Билл хотел познакомить Хиллари со своим другом, который имел большие политические связи. Когда Билл и Хиллари подъехали к дому друга, они увидели еврейскую мезузу, прикрепленную к входной двери.

«Мой отец был наполовину евреем, — объяснил друг. — Однажды он приехал ко мне и прикрепил мезузу к двери моего дома. Отец очень хотел, чтобы я гордился своей причастностью к еврейскому народу. Я не смог ему отказать».

К великому удивлению друга, Хиллари, увидев мезузу, отказалась выйти из машины.

«Билл подошел ко мне и сказал, — вспоминал друг, — что она слишком устала с дороги. Но позднее он объяснил настоящую причину ее поведения «Сожалею, — сказал он, — но у Хиллари очень тесные связи с людьми из ООП в Нью-Йорке. Они — ее друзья, и она, увидев мезузу, ощутила некую неловкость».

Позиция Хиллари не изменилась, когда она стала женой президента США. В мае 1998 года г-жа Клинтон предложила совершенно новое решение ближневосточной проблемы, предусматривающее создание Палестинского государства. Такую идею до нее еще никто не выдвигал, никто, ни в одной из предыдущих американских администраций (ни при Картере, ни при Рейгане или Буше) не призывал к созданию Палестинского государства.

На молодежной конференции, посвященной проблемам Ближнего Востока, которая проходила в Швейцарии, г-жа Клинтон во всеуслышание заявила об этом. А ее представитель, Марша Берри, поспешила сказать репортерам: «Это — ее личная точка зрения».

В ноябре 1999 года, во время своего визита на Ближний Восток, Хиллари Клинтон публично появлялась с женой Ясера Арафата, Сухой Арафат. В своем выступлении Суха Арафат делала клеветнические заявления. И сказала, в частности, что «палестинский народ ежедневно подвергается интенсивному воздействию отравляющих газов, используемых израильскими военными. Что привело к росту показателей раковых заболеваний у палестинских женщин и детей». Далее Суха обвиняла Израиль и в отравлении источников воды «химическими препаратами».

Г-жа Клинтон молча слушала синхронный перевод, а когда жена террориста закончила свою речь, Хиллари, так растрогалась, что нежно обняла и поцеловала ее.

Позже, через несколько часов после этого выступления, когда об этом заговорили в СМИ, г-жа Клинтон заявила, что «Обе стороны должны воздержаться от подстрекательской риторики и беспочвенных обвинений», имела в виду и Израиль, хотя израильский лидеры никогда не высказывали «беспочвенных обвинений».

Только несколько лет спустя Хиллари Клинтон попыталась оправдать свою реакцию на отвратительную ложь жены Арафата — недостатками перевода.

До того, как Хиллари Клинтон заняла должность Госсекретаря США, она, вместе с супругом, заработала колоссальные деньги на связях с Дубаем. Дубай в то время славился тем, что возглавил движение за бойкот Израиля и был этаким «Гонконгом» в мире террора.

Чета Клинтонов основала факультеты изучения Дубая в университетах США и Лондоне. Им, надо сказать, пришлось хорошо поработать, чтобы легализовать эту страну, ненавидящую евреев и поддерживающую террор.

Хорошие связи были у Клинтонов и с Саудовской Аравией, которая в то время являлась самым крупным экспортером террора в мире. Королевская семья Саудовской Аравии пожертвовала библиотеке Клинтон 10 миллионов долларов.

В 1993 году в популярной американской газете Нью-Йорк Таймс опубликовали статью, в которой упоминалось, что Билл Клинтон учился в Джорджта́унском университете вместе с принцем Турки бин Фейсал. На момент написания статьи Турки бин Фейсал уже возглавлял разведывательную службу Саудовской Аравии. Когда Билл Клинтон был губернатором штата Арканзас, он широко использовал это знакомство. Саудовская Аравия пожертвовала университету Арканзаса на осуществление программы по Ближнему Востоку — несколько миллионов долларов.

Потом началась война в Персидском заливе, и получение дотации было приостановлено, но затем снова возобновлено. Так в 1992 году университет в Арканзасе получил 3,5 миллионов долларов, а другие 20 миллионов поступили уже после инаугурации Билла Клинтона на пост президента США.

Во время своего пребывания в Сенате г-жа Клинтон высказывалась в поддержку Израиля. Потому лишь, что нуждалась в еврейских голосах. Однако, получив должность Госсекретаря США, тут же проигнорировала соглашения, достигнутые между Израилем и США, и предъявила Израилю требование прекратить строительство в уже существующих поселениях. Заявив, что договоренности, позволяющей расширять поселения в связи с естественным приростом их населения — никогда не было. Ее не остановило даже то, что Эллиот Абрамс, который при Буше был заместителем Госсекретаря, принимал участие в переговорах по вопросу об израильских поселениях и доподлинно знал, что такое соглашение существовало — публично разоблачил Клинтон, сказав, что она лжет.

Потребовав в 2009 году замораживания строительства в израильских поселениях, Хиллари Клинтон считала это — «небольшая уступка» со стороны Израиля. Для Израиля же это было тяжелым ударом: поженившись, молодые люди, родители которых жили в поселениях, лишились возможности рядом построить жилье для себя.

Более того, в проект «замораживания» Клинтон включила и некоторые районы Иерусалима. И вместе с президентом Обамой постоянно обрушивалась на Израиль с критикой. Заданный ею тон общения с израильскими лидерами сохранился и после того, как она оставила свой пост.

За созданную Хиллари Клинтон проблему с поселениями мгновенно ухватились палестинцы. Ее изобретение стало для них настоящим подарком. С тех самых пор они неизменно пользовались им в качестве предварительного условия для их согласия на продолжение «мирных переговоров» с Израилем.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу объявил о десятимесячном сроке замораживания строительства в поселениях. Правительственный кабинет одобрил это решение. Оно вошло в силу 25 ноября 2009 года, а 25 сентября 2010-го срок запрета должен был закончиться.

Палестинцы, не обращая внимания на давление США, настаивавших на начале переговоров, выжидали более девяти месяцев «замораживания», и к столу переговоров вернулись только в сентябре 2010 года — за три недели до предполагаемой отмены запрета на строительство.

Они все рассчитали. Как только закончился объявленный период, США снова начали давить на Израиль, требуя продления срока замораживания строительства. Однако Израиль, хотя и был готов снова заморозить строительство в поселениях Иудеи и Самарии, потеряв веру в устные заверения Клинтон и Обамы — потребовал от США письменные гарантии в ответ на свой шаг. Г-жа Клинтон играла с Израилем в «кошки-мышки» — никаких письменных гарантий Израиль так и не дождался.

В какой-то момент дипломаты США заявили, что письменных обязательств не будет. Госсекретарь Соединенных Штатов Хиллари Клинтон просто пыталась обмануть Биньямина Нетаниягу. Как писал один из американских дипломатов, участвовавших в американо-израильских переговорах, Клинтон, встретившись с Нетаниягу в Вашингтоне, давала ему обещания и говорила об обязательствах, которые США готовы на себя взять. А когда наступало время выполнять обещанное — она ссылалась на Обаму, дескать, ее слова «не были согласованы с президентом», и он не одобрил ее предложение.

В 2011 году Хиллари Клинтон выступала в Центре Сабана по Ближнему Востоку при институте Брукингса. В своей речи она подвергла сомнению факт, что Израиль — демократическая страна. И в подтверждение рассказала, как несколько религиозных солдат покинули зал выступлений, когда на сцену вышли девушки-солдатки с вокальными номерами.

Приведя еще ряд аналогичных примеров, Клинтон заявила, что ситуация в Израиле ассоциируется у нее с Ираном. И особо подчеркнула, что религиозные убеждения можно демонстрировать исключительно в тех местах, где молятся последователи той или иной конфессии.

Такие высказывания Хиллари Клинтон имели весьма серьезную подоплеку. Госдепартамент США под руководством г-жи Клинтон предпринимал последовательные попытки доказать несостоятельность израильской демократии и тем самым — дискредитировать основной аргумент американской поддержки Израиля как единственного на Ближнем Востоке демократического государства.

В 2014 году вышла в свет ее книга политических мемуаров под названием «Трудный выбор», которая включает в себя несколько антиизраильских высказываний.

«…Затем мы посетили Йерихо на Западном Берегу» — пишет Клинтон. — «Я увидела, как живут палестинцы под израильской оккупацией, когда у них отнято чувство собственного достоинства и право на самоопределение, то, что для американцев — само собой разумеется».

При этом Хиллари Клинтон ни словом не обмолвилась о терроризме в Израиле, где в то время взрывались автобусы со школьниками. Она не упомянула и о том, что в период, когда ее муж был президентом США, Ясер Арафат отверг израильское предложение отдать ему 98 процентов территории, на которую он претендовал.

Или такой пример: «Иерусалим, — сообщает она, — камень преткновения. Восточный Иерусалим, вместе с Западным Берегом, захвачен израильтянами во время войны 1967 года. А ведь палестинцы мечтали о том, что однажды этот город станет столицей их будущего государства».

Тут г-жа Клинтон заметно исказила факты. Израиль никогда не захватывал Иерусалим. Если кто и захватывал его, так это — Иордания в 1948 году.

Евреи составляли большинство в Иерусалиме с 1844 года и до создания государства Израиль в 1948-м (в 1948 году Иордания изгнала евреев из восточной части города).

Палестинцы «мечтают», чтобы Восточный Иерусалим стал их столицей, только потому, что они не хотят, чтобы он был столицей Израиля.

После подавления восстания Бар Кохбы в 135 году н.э., в наказание за восстание, римляне попытались стереть память о евреях на этой земле. Они переименовали Иудею в «Палестину», а Иерусалим у них стал называться — «Элия Капитолина». Однако весь мир всегда считал Святую Землю и Иерусалим — еврейскими. Иерусалим признается еврейским городом и в древних мусульманских источниках.

«Террор длился почти десятилетие, — пишет далее в своей книге г-жа Клинтон. — Это была вторая интифада, которая началась в сентябре 2000 года. В течение пяти лет, с 2000-го по 2005-й год погибло около тысячи израильтян, и восемь тысяч были ранены. Однако палестинцы за тот же период понесли втрое большие потери».

Как и во многих других антиизраильских источниках, Клинтон ставит знак равенства между террористами и Израилем, который вынужден защищаться от террора. Если применить ее нелепую логику к истории США — можно было бы сказать, допустим, что 11 сентября 2001 года боевиков Аль Каиды погибло гораздо больше, нежели американцев.

Во время второй интифады палестинские террористы взрывали автобусы со школьниками, взрывали бомбы в пиццериях и кафе, во время проведения Пасхального Седера и т.д. По определению не может быть знака равенства между нападениями на мирных израильских граждан и их попытками себя защитить.

В той же книге Хиллари Клинтон беспокоится и о судьбах будущих поколений палестинцев. «Поскольку уровень рождаемости у палестинцев высокий, а у израильтян — значительно ниже, — пишет она, — близок день, когда палестинцы станут в Израиле большинством. И это палестинское большинство окажется гражданами второго сорта, у которых нет даже избирательных прав».

Эти заметки Клинтон перекликаются с высказываниями Джона Керри по поводу апартеида в Израиле (от которых, кстати, Керри впоследствии отказался).

Достойный ответ на антиизраильские реплики Керри дал Дани Данон, который был тогда заместителем министра обороны Израиля.

«Разговоры о том, что еврейский народ когда-либо создаст в своей стране режим апартеида, — отметил Данон, — наносит огромный ущерб — такой же, как применение двойных стандартов. Хотя администрация Обамы иногда может поворчать на палестинцев по поводу их «бесполезных действий», это ворчание не идет ни в какое сравнение с уровнем критики, которую США обрушивает на правительство Израиля. США обвиняют израильтян и палестинцев в срыве мирных переговоров.

Хотя с самого начала независимые эксперты квалифицировали переговоры, как (в лучшем случае) попытку, имеющую мизерные шансы на успех. Это, однако, создало иллюзию равенства между двумя сторонами. Высказывания Государственного Секретаря Джона Керри ставят на одну доску решения израильского правительства о строительстве или дебаты об освобождении террористов — с поведением убийц (которые в США, скорее всего, получили бы высшую меру наказания) во главе с Махмудом Аббасом (Абу Мазеном), подписавшим договор с террористической организацией Хамас...».

Следует упомянуть здесь и об электронной переписке Клинтон с близким другом Сиднеем Блюменталь. Множество писем было посвящено израильской теме. Некоторые содержали пересылку антисемитских статей, написанных его сыном, Максом Блюменталем. В других — были рекомендации по поводу политики в отношении к Израилю, где Израиль именовался «угнетателем».

В 2010 году Клинтон получила от Блюменталя по электронной почте десятки писем. Например, накануне ее выступления в марте 2010 года перед Американо-израильским комитетом по общественным связям (AIPAC), Блюменталь послал Клинтон скандальную статью Ури Авнери, израильского писателя, известного своими крайне левыми взглядами. В этой статье он обвинял правительство Нетаниягу в том, что оно «Начало восстание против Соединенных Штатов Америки» и придерживается позиции, «противоречащей интересам США».

«Завтра я выступаю перед AIPAC, — пишет в ответ Клинтон. — Стоит ли мне использовать эту статью и как?».

Блюменталь посоветовал Клинтон «напомнить AIPAC, что эта организация не обладает монополией на мнение американских евреев, что Биби использует еврейские организации США против администрации Соединенных Штатов и что AIPAC превратился в орган израильских правых».

Интересно, что в Ликуде считают AIPAC, скорее, благоволит к израильским левым партиям.

17 мая Блюменталь пересылает Клинтон статью о решении израильского правительства отказать профессору и палестинскому активисту, публицисту Ноаму Холмскому во въезде в Иудею и Самарию.

«США не могут быть сторонними наблюдателями, — пишет Блюменталь, — но должны приложить усилия, чтобы добиться для него права на въезд».

Хиллари Клинтон переслала это письмо своим подчиненным с припиской: «Отпечатать 3 копии» .

Холмский выступал против права Израиля на самозащиту от террора (многие считают его антисемитом). Официально ему запретили въезд в Израиль еще в 2010 году.

В другом письме, адресованном Клинтон (от 31 мая), Блюменталь обвиняет израильского премьер-министра в «комплексе неполноценности» — за действия Израиля, не допустившего провокационное вторжение флотилии из шести кораблей (в их числе — Мави Мармара) в закрытую военную зону вблизи берегов сектора Газы.

«Биби отчаянно ищет одобрения своего папы, — пишет в нем Блюменталь. — Он никогда не чувствовал себя равным своему погибшему брату». И далее — намекнул, что действия Израиля имели своей целью «убить мирный процесс» и унизить президента Обаму перед его визитом в Израиль.

Клинтон передала это письмо своему заместителю по кадрам с припиской: «Для информации. Я же вам говорила!».

Сейчас Хиллари Клинтон ведет борьбу за пост президента США. В ходе своей избирательной кампании она пытается представить себя другом Израиля — точно так же, как в те времена, когда она заседала в Сенате.

Став Государственным Секретарем США, г-жа Клинтон проводила самую антиизраильскую (за все годы существования Израиля) политику. И это — истинное отражение ее взглядов, которые она не меняла всю свою жизнь.

Будем надеяться, что республиканцы не позволят бывшему Госсекретарю США скрыть свое настоящее лицо…

http://www.evrey.com/sitep/object/arkhiv.php3?menu=683