И сторонники Хиллари Клинтон, и ее противники согласны в том, что козырной туз в предвыборной колоде бывшей первой леди – ее муж, экс-президент Билл Клинтон. Популярность его среди демократов выше, чем когда-либо, каждое его выступление собирает огромные толпы поклонников, беснующихся, словно на концерте рок-музыки, каждое его слово покрывается восторженным ревом одобрения.

Забыто все – что правление администрации Клинтона вылилось в непрерывную череду скандалов и разоблачений, что началось оно с трагедии – гибели 86 последователей секты “Ветвь Давидова”, в том числе 25 детей, а закончилось фарсом, когда президент бойко торговал помилованиями, а его супруга грабила Белый Дом, вывозя из него мебель и предметы убранства. Для демократов правление Клинтона подернулось ностальгическим флером и превратилось в сон золотой о райских кущах, откуда их несправедливо изгнали восемь лет назад.

Для многих, очень многих избирателей-демократов победа Хиллари Клинтон на выборах будет означать в первую очередь возвращение к власти ее мужа, фактически третий срок его правления. Что можно ожидать от демократической администрации в случае такой реставрации?

Делать предсказания – неблагодарное занятие. Но, памятуя старую поговорку о том, что прошлое – лишь пролог к настоящему (и, соответственно, также к будущему), можно на основе анализа прошлого получить  известное представление о том, что нас ждет в случае, если Хиллари Клинтон победит на президентских выборах и в сопровождении мужа триумфально вернется в потерянный и заново обретенный рай.

В пользу такой методики пророчества свидетельствует хотя бы тот факт, что восемь лет пребывания Билла Клинтона в Белом Доме с высокой, едва ли не зеркальной точностью отразили его поведение на посту губернатора Арканзаса в молодые годы. Практически у каждого скандала, ознаменовавшего клинтоновское правление в последнее десятилетие XX века, имелся аналог в предыдущем десятилетии.

Даже единственный реальный проект Хиллари Клинтон на государственном поприще – катастрофическая попытка национализировать американскую медицину, на долю которой приходится до 17%  национальной экономики, – перекликается с ее кампанией по реформированию системы образования вверенного ее мужу штата в 80-е годы. Под руководством первой леди школы Арканзаса передвинулись по сумме показателей с 48-го места в стране на… 49-е (спасибо, что есть Миссисипи, где дела обстояли еще хуже).

Покидая Белый Дом в начале 2001 года, президентская чета вывезла целый обоз мебели, утвари и произведений искусства для своего особняка в пригороде Нью-Йорка, которое Хиллари купила, чтобы обзавестись нью-йоркским адресом, готовясь баллотироваться на пост сенатора от этого штата (правда, когда экс-президентскую чету приперли к стенке, пришлось вернуть часть краденного добра на 28 тысяч долларов – тоже было громкое дело, и тоже благополучно предано забвению). Подобным же образом супруга губернатора Клинтона после его поражения на выборах 1980 года очистила от мебели губернаторский дворец.

Правление Билла Клинтона ознаменовалось целым рядом громких скандалов в связи с нарушениями законов о сборе средств на политические кампании. Особенно дурной запах издавали финансовые потоки из весьма подозрительных китайских источников. В 90-е годы вокруг Белого Дома крутилась целая шайка темных личностей китайского происхождения, щедро пополнявших предвыборный фонд президента. Один из них по имени Джонни Чанг прославился метким афоризмом об администрации своего высокого патрона: “Белый Дом – это все равно что турникет в метро: опусти монетку – проходи внутрь”.

В числе этих прытких дельцов выделялась семья индонезийских китайцев-миллиардеров Рияди, которых молва связывала с военной разведкой КНР. В 2001 году Рияди уплатили свыше восьми миллионов долларов штрафов, наложенных на них Федеральной комиссией по выборам за вопиющие нарушения американских законов о финансировании политических кампаний. Между тем, их связь с Биллом Клинтоном восходила еще к 1986 году, когда Рияди откуда ни возьмись появились в Литл-Роке и начали снабжать деньгами всесильного губернатора штата, не утруждая себя соблюдением американского законодательства.

Еще более давние связи у Клинтона с крайне сомнительной фигурой по имени Я Линь Три. Этот человек по прозванию “Чарли” еще в 70-е годы неизвестно откуда возник в столице Арканзаса, открыл китайский ресторан, куда стал частенько захаживать губернатор, и быстро втерся в доверие к Клинтону. Любители шпионского жанра не преминут отметить, насколько укладывается этот персонаж в классический образ связника-разведчика, засланного для вербовки перспективного агента или, если он уже завербован, для работы с ним на месте.

Тем более, что после триумфа Билла Клинтона на президентских выборах 1992 года китайский ресторатор бросил свое заведение и последовал за своим любимым клиентом в Вашингтон, где занялся сбором средств на нужды Демократической партии, также не особенно связывая себя требованиями закона. Его основное занятие состояло в том, чтобы распределять деньги, потоком поступавшие из азиатских источников. Газета “Вашингтон пост” писала в 1996 году, что правительство КНР, практически не скрываясь, стремилось повлиять на исход выборов в США, оказывая демократам финансовую поддержку.

Следует отметить, что президент Клинтон не остался в долгу у щедрых китайских друзей. По его личному приказу коммунистическому Китаю была передана секретная технология отделения от ракеты-носителя полезного груза — спутника связи или, скажем, боеголовки. При этом президент отмел возражения против сделки со стороны всех заинтересованных государственных ведомств, проявивших в данном случае редкое единодушие.

Да и клан Рияди тоже не остался в накладе. В сентябре 1996 года, баллотируясь на второй срок, президент Клинтон неожиданно, как гром с ясного неба, объявил огромную территорию в штате Юта площадью почти 2 миллиона акров национальным заповедником «Гранд Стйэркейс – Эскаланте» – крупнейшим в стране. Тем самым он закрыл для коммерческой эксплуатации громадное месторождение «чистого» (низкосернистого) угля. Таких месторождений в мире всего три. Второе находится в труднодоступной горной местности в Колумбии, а третье – в Индонезии, и принадлежит оно — ну, кто бы мог подумать! – семье Рияди.

Если выбирать для Билла Клинтона небесного покровителя из числа греческих небожителей, то ведущим кандидатом, безусловно, будет богиня любви Афродита. Написаны десятки книг о его амурных похождениях, увенчавшихся плотскими утехами в самом Овальном кабинете Белого Дома с молоденькой стажеркой Моникой Левински. И опять-таки любовные подвиги президента перекликаются с его неутомимой деятельностью на стезе донжуанства в бытность его губернатором Арканзаса. Не будем забывать: он подвергся импичменту за лжесвидетельство в ходе судебного дознания по давнему делу о сексуальных домогательствах, возбужденному Полой Джонс против тогда еще губернатора Клинтона.

В последние дни своего пребывания на посту президента Билл Клинтон отменил или смягчил наказания 177 правонарушителям, не проконсультировавшись ни с Федеральным бюро расследований, ни с министерством юстиции, ни с канцелярией генерального атторнея, по свидетельству бывшего директора ФБР Луи Фри.

На фоне ряда особенно вопиющих помилований, от которых за версту разило коррупцией, сравнительно незамеченным прошло снятие судимости с младшего брата президента Роджера Клинтона, отсидевшего срок за хранение и торговлю кокаином. Подобное попустительство по отношению к родственнику, безусловно, подрывает престиж президента как верховного стража закона (вступая в должность, президент клянется защищать Конституцию США – высший закон страны), но по-человечески оно хотя бы понятно.

Однако если копнуть поглубже, выясняется, что у этого эпизода давняя и не такая уж невинная предистория. В 1980 году губернатор Клинтон подружился с видным арканзасским бизнесменом Дэном Ласатером, широко известным как дилер ценных бумаг и… наркотиков. К этому времени Роджер Клинтон, ставший безнадежным наркоманом (по его собственному свидетельству он в день пропускал через ноздрю совершенно чудовищное количество кокаина — 6-8 граммов), наделал кучу долгов, погасить которые у него не было никакой возможности.

С уличными ростовщиками шутки плохи, над братом губернатора и его семьей нависла реальная угроза. По наущению Билла Клинтона Дэн Ласатер взял брата нубернатора под свое покровительство, заплатил его долги и устроил к себе на работу. За свое великодушие Ласатер потребовал ответной услуги от Билла Клинтона, спустя два года вернувшегося на пост губернатора: назначения своих людей в состав штатного Управления жилищного строительства, в функции которого входил выбор андеррайтеров – гарантов размещения облигаций штатных займов.

Благодарный губернатор не мог отказать благодетелю своего брата и передал в его распоряжение одну из самых хлебных кормушек в штате. По данным, приводимым в книге Hell to Pay покойной Барбары Олсон (она погибла на борту авиалайнера, захваченного террористами и направленного на здание Пентагона), через руки Ласатера прошли облигации займов на общую сумму 637 миллионов долларов.

Более того, Билл Клинтон лично лоббировал арканзасских законодателей, добиваясь того, чтобы Ласатеру отдали контракт стоимостью 30 миллионов долларов на модернизацию радиосети штатной полиции, хотя губернатору было отлично известно, что его дружок в то время находился под следствием за торговлю кокаином.

Обоюдовыгодное сотрудничество политического властителя Арканзаса с наркодельцом оборвалось в 1984 году, когда Дэн Ласатер и Роджер Клинтон были осуждены за хранение и торговлю кокаином. Губернатор избежал судебного преследования, хотя в распоряжении полиции было достаточно доказательств его виновности, в частности, видеозапись, на которой Роджер Клинтон, покупая кокаин, доверительно поведал дилеру: “Мне обязательно нужно взять кокаина для брата, у него нос, как пылесос”.

Билл Клинтон увенчал свою губернаторскую карьеру помилованием Дэна Ласатера. Но этого мало – став президентом, Клинтон взял к себе в аппарат Пэтси Томассон, главную помощницу и доверенное лицо Дэна Ласатера, которая вела все дела своего босса, пока тот сидел за решеткой. В администрации бывшего губернатора Арканзаса эта темная дама получила пост директора административного отдела и возглавила программу проверки сотрудников Белого Дома на употребление наркотиков. Трудно отделаться от впечатления, что президент просто издевался над правосудием. Как сказал бы Виктор Гюго, “король забавлялся”.

Если снятие судимости с Роджера Клинтона прошло стороной, то вокруг помилования Марка Рича возник изрядный шум. Этот международный делец, в нарушение закона торговавший иранской нефтью, скрывался от американского правосудия в Швейцарии. Президентская снисходительность по отношению к беглому преступнику была куплена бывшей женой Рича Дениз за немалые пожертвования: миллион долларов Демократической партии и еще 450 тысяч в фонд президентской библиотеки Билла Клинтона.

Беспардонная торговля президентскими помилованиями на некоторое время вызвала возмущение даже среди верных союзников Билла Клинтона, до тех пор спускавших ему с рук любые прегрешения. Министр труда в его администрации Роберт Райш публично объявил, что “Клинтон окончательно запятнал себя”. Обозреватель “Нью-Йорк таймс” Боб Херберт гневно писал: “Билл Клинтон – позор Демократический партии. Вон его!… Пора партии отряхнуть его прах со своих ног. Остракизм представляется неплохим первым шагом. Партия должна полностью порвать с Клинтоном… Некоторые из его ближайших соратников и сторонников ныне вынуждены признать правоту его врагов, которые годами предупреждали, что он настолько морально прогнил, что даже страшно”.

Особенно примечательна редакционная статья “Нью-Йорк таймс”, появившаяся в феврале 2001 года. До тех пор без лести преданная союзница Клинтонов, газета по свежим следам скандала возмущалась: “…Бывший президент в последние мгновения своего правления, похоже, делал все возможное, чтобы пасть как можно ниже и обмануть и без того не бог весть какие ожидания наиболее циничных врагов и большинства друзей Билла Клинтона, которым осточертели его неблаговидные поступки”.

Комментируя позорный факт ограбления Белого Дома президентской четой, автор редакционной статьи жаловался: “Невозможно понять, как уходящий со своего поста президент и его жена могли опуститься до того, чтобы поставить кушетки и тарелки выше правил приличия, которые, казалось бы, не пристало нарушать лицам, занимающим столь высокое положение”.  Вот так негодовали по поводу возмутительного поведения бывшего президента его верные союзники.

А как можно пройти мимо неслыханной по масштабам “коммерциализации президентства” (по презрительному выражению скрупулезно честного Гарри Трумэна)? Билл Клинтон превратил свое президентство в гигантскую машину для сбора средств на политические цели. Продавалось все – от кофепитий с президентом и ночевок в Линкольновской спальне Белого Дома до поездок за границу в составе правительственных делегаций всех уровней. Клинтон даже умудрился продать место захоронения на Арлингтонском военном кладбище.

По истечении срока своего правления Билл Клинтон, вопреки примеру Трумэна,  после ухода на покой отказывавшегося от гонораров за выступления, очертя голову ринулся делать деньги на престиже своей бывшей должности, причем уже не прикрываясь фиговым листком политической необходимости, а  просто и откровенно ради личного обогащения. С тех пор, как Клинтон покинул Белый Дом, он заработал более 100 миллионов долларов в виде гонораров за выступления – беспримерное стяжательство в президентских анналах.

Тем не менее, все прощено, все забыто. Хотя нужно крепко зажмуриться, чтобы не видеть горы проступков, злоупотреблений  и откровенных правонарушений, под знаком которых прошли долгие восемь лет властвования Билла Клинтон при деятельном соучастии его супруги. Веб-сайт Just One Minute подготовил список рекордов, установленных его администрацией по части этики:

  • “единственный в истории президент, подвергнутый импичменту за уголовные деяния (клятвопреступление и чинение препятствий отправлению правосудия);
  • первый президент, которому был предъявлен иск за сексуальные домогательства;
  • первый президент, обвиненный в изнасиловании;
  • первый президент, попавший под следствие по обвинению в уголовных преступлениях;
  • первый президент, учредивший для себя фонд юридической защиты;
  • первый президент, признанный виновным в неуважении к суду;
  • первый президент, лишенный права заниматься юридической практикой и выступать перед Верховным Судом США и штатным судом;
  • единственная в истории первая леди, попавшая под следствие по обвинению в уголовных преступлениях;
  • рекордное число судимостей и заявлений о признании вины среди друзей и соратников (47 тяжких преступлений плюс 61 менее опасное правонарушение — misdimeanors);
  • рекордное число министров, попавших под следствие по обвинению в уголовных преступлениях (5);
  • рекордное число свидетелей, отказавшихся давать показания во избежание самооговора (право, гарантированное Пятой поправкой к Конституции), бежавших за границу, чтобы уклониться от дачи показаний или (в случае иностранных граждан) отказавшихся выступить перед Конгрессом с показаниями (122);
  • рекордное число свидетелей, внезапно погибших при загадочных обстоятельствах;
  • рекордная сумма штрафов за нарушения законов о финансировании политических кампаний;
  • рекордная сумма противозаконных политических пожертвований;
  • рекордная сумма противозаконных политических пожертвований, поступивших из заграничных источников;
  • беспрецедентные злоупотребления властью, в первую очередь натравливание правоохранительных и налоговых органов на политических противников и просто неугодных лиц;
  • беспрецедентно широкое использование архивов ФБР для целей политического шантажа [имеется в виду незаконное массовое копирование материалов ФБР – компромата, проверенного или непроверенного, практически на всех официальных лиц в самом начале президентства Клинтона. – В.В.]”.

Внушительный список, не правда ли? Особенно впечатляющий в свете того пикантного обстоятельства, что при вступлении в должность Билл Клинтон торжественно провозгласил, что его администрация будет “самой этичной в истории”. И о возвращении этого человека в Белый Дом страстно мечтает немалый сегмент либерального электората! Что ж, в американских тюрьмах, наверное, можно найти еще более подходящих кандидатов. Если как следует поискать, конечно.

http://vk.cc/24fB6N