На эту тему в последнее время очень много рассуждают, приходя к самым различным выводам. Одни считают, что страна вообще не управляется, что Путин и компания просто живут своей весьма небедной жизнью среди давно пришедших в негодность органов управления. Другие видят в Путине всемогущего диктатора, который будет править пока сможет физически и уход которого неминуемо закончится гибелью России. Менее либеральные аналитики рассматривают российского президента, как человека наделенного колоссальной властью, но нерешительного и плохо понимающего что и как ему делать. Уже само это разнообразие мнений указывает на некую неопределенность всех этих построений, без разрешения которой более-менее однозначная интерпретация путинской политики оказывается просто невозможной.

Неопределенной оказывается главная цель путинской политики. К чему собственно стремится Путин все эти годы? Сам он на эту тему не высказывался, а если бы даже и высказывался? Как известно язык дан, чтобы скрывать свои мысли, а уж что говорить об одержимом секретностью российском президенте. В результате вопрос обычно игнорируются, а все внимание сосредотачиваясь на видимых последствиях путинской политики.

Путин в очках

Лучше всего получается у эхомосковских либералов. Как и подобает истинным поклонникам всего американского, они используют единственный, понятный американцам подход к анализу проблем, известный как конструктивизм (суть вещи полностью определяется ее конструкцией). Берём путинскую вертикаль, разбираем ее на коррупционные составляющие и всем сразу становятся ясна как вся гнусность этой власти, так и путь решения проблемы, подразумевающий замену продажной и неэффективной вертикали на (более эффективную?) парламентскую демократию.

Разумеется, никакого отношения к познанию действительности подобный «анализ» не имеет, но он для этого и не предназначен. Задача его организовать процесс собирания камней, которыми потом можно будет эффективно пробить дороге перестройке II. К сожалению, нелиберальные аналитики также не представляют достойной альтернативы подобному «анализу», предпочитая концентрироваться на перечислении достижений путинского курса.

Чтобы разобраться с реальными целями русского президента, а также ответить на вопрос почему он на эту тему предпочитает молчать, надо вернуться к теперь уже подзабытой, центральной идее горбачевской перестройки.  Идея эта состояла в том, что главная проблема СССР — это административно-командная система управления, давно потерявшая свою былую эффективность. Которую надо менять на правовое государство.

Это был безусловно правильный вывод, вопрос был только в выборе пути решения этой задачи. Система управления страной это ее стержень. Так просто ее не изменишь. Это как если ты сидишь не одном дереве, а надо перелезть на другое. Нормальное решение: - слезть с не того дерева, подойти к тому и залезть на него. К тому времени, китайское руководство как раз начало процесс слезания, занявшись переводом страны на рыночную экономику. Но, китайцы (на тот момент еще младшие братья) были Кремлю не указ. Как и подобает настоящему ленинцу, Горбачев сразу взялся за главную проблему начав демократизацию и либерализацию политической системы СССР. Иными словами, не тратя время на какие-то там слезания-залезания он просто решил перепрыгнуть с одного дерева на другое, потому что пропасть в два прыжка не преодолевают.

Прыжок не получился, страна развалилась, а Горбачева сменил ненавидевший его Ельцин. Который, не смотря на всю свою ненависть, главную идею своего предшественника полностью перенял, начав свое правление с известного призыва к регионам забрать столько суверенитета, сколько им захочется.  Ельцин был первым правителем в истории России и СССР, который отказался от административного руководства страной и в основном занимался вопросами развития российской демократии. Уходя в отставку 31 декабря 1999 года Ельцин извинился перед народом за страдания, причиненные его политикой, но от самой политики не отказался.

Следующие два месяца, после своей отставки Ельцин посвятил натаскиванию, исполнявшего тогда президентские обязанности Владимира Путина на его новую роль и, если судить по последовавшей затем политике, именно продолжение процесса строительства правового государства стояло в центре этого президентского ликбеза.

Что думал сам Путин об управлении Россией за полгода до того, когда Ельцин объявил его своим преемником, судить сложно. Скорее всего ничего особенного выходящего за рамки «мочения в сортире» в его политическом арсенале не было. К власти он не стремился, в политической активности замечен не был. В общем такой аполитичный, но очень надежный и исполнительный бюрократ, которого, именно благодаря своей аполитичности и надежности, можно было эффективно направить в нужную сторону. Задача вполне выполнимая, особенно когда за нее берется такой выдающийся политик, каким несомненно был Борис Николаевич Ельцин.

В своем втором Послании Федеральному Собранию Российской Федерации в апреле 2001 Путин следующем образом сформулировал свой политический курс.

«Я хочу сказать определенно: мы не боимся и не должны бояться перемен. Но любые перемены – политические и административные – должны быть оправданы обстоятельствами. Конечно, общественные ожидания и опасения появляются не на пустом месте. Они основаны на известной логике: за революцией обычно следует контрреволюция, за реформами – контрреформы, а потом и поиски виновных в революционных издержках и их наказание, тем более что собственный исторический опыт России богат такими примерами. Но пора твердо сказать: этот цикл закончен, не будет ни революций, ни контрреволюций. Прочная и экономически обоснованная государственная стабильность является благом для России и для ее людей, и давно пора учиться жить в этой нормальной человеческой логике, пора осознать, что предстоит длительная и трудная работа. Наши главные проблемы слишком глубоки, и они требуют не политики наскока, а квалифицированного, ежедневного труда. Но стабильность – это вовсе не аппаратный застой. Нам потребуются смелые и глубоко продуманные решения, понадобятся грамотные, подготовленные специалисты и среди предпринимателей, и среди государственных служащих.»

В переводе с политического: - с администрированием покончено, теперь все будет по закону. Будут глубоко продуманные решения и грамотные специалисты. Другое дело, что закон в России что дышло, продуманные решения вовсе не обязательно должны следовать стандартной логике среднего гражданина, а у специалистов могут оказаться неожиданные специальности.

Практически это свелось, к тому, что Путин вслед за Ельциным отказался от прямого управления Россией, теперь эта работа должна была выполняться теми бюрократическими инстанциями, которые были за нее ответственны по закону. Президентские возможности в таких условиях резко сокращались, значит нужно было искать неадминистративные рычаги управления, а таковыми могли быть только деньги. С повышением цен на нефть денег стало много и стал вопрос, что с ними делать.

Конечно можно было бы отдать их народу, который их пропьет и прогуляет, но вот если оставить деньги коррумпированным чиновникам, то они конечно же прогуляют какую-то часть, но остальное вложат в дело. И пусть даже часть, этих вложений пропадет, остальные начнут в конце концов приносить доход, а значит и современные рабочие места. Вот вам и готовые капитаны будущей русской индустрии. Ну а там и до формирования столь необходимого среднего класса рукой подать.

А поскольку для того, чтобы украсть сколько ни будь значительную сумму нужно иметь голову на плечах, то и вопрос с разным там конкурсом и отборам наиболее способных просто отпадает. Специалисты сами себя находят и сами себя развивают. Надо только не мешать, да и самим не отставать, а иначе, того и гляди, попадешь от них в зависимость. Они же высококвалифицированные.

Таким образом, коррупция оказалась в России политически целесообразной, а потому всякая борьба против нее была прекращена. Как не аморально это выглядит, но в условиях отказа от административных рычагов, другие методы управления были бы гораздо менее эффективны. Обогащение высшей власти это часть все той же политической целесообразности, иначе эта власть вообще не была бы способна сохранить бразды управления страной.

Нет никакого сомнения, что именно отказ от командно-административных методов, составляют стержень путинской политики. На Западе такие методы уже давно вышли из моды, главным образом по причине их недостаточной эффективности, но сфера их применения здесь всегда была ограниченна. Совсем другое дело в России, где дело не только в коммунистах, доведших эти методы до абсурда, но и в том, что в этой стране такие методы доминировали всегда. Отсюда дарвинизм российского руководства, ставящего неконкурентоспособные институты перед выбором: - стань конкурентоспособным или умирай.

Как реформа Сердюкова, которая, судя по событиям последнего года, оказалась очень успешной.

Как готовность продавать Китаю наиболее современное вооружение, явно мотивированная идеей о том, что пока китайцы будут копировать купленные образцы, русские инженеры создадут и наладят выпуск оружия нового поколения.

Как нежелание что-то предпринимать против пятой колонны. Если вы, граждане с нею несогласные, то боритесь сами. А если не хотите, то тогда и дальше будете вести рабское существование.

Сомнений в благородности целей Путина быть не должно. Русский президент не на словах, а на деле формирует в России либеральное демократическое устройство, другое дело, что ввиду специфики методов, выбранных для достижения этой благородной цели, он не может заявить об этом открыто. Но посвященные конечно же знают реальное содержание путинской политики. Не зря же экс-бундесканцлер Герхард Шредер называл Путина истинным демократом. И называет до сих пор, несмотря уничижительную критику в немецких медиа.

Ничего удивительного в подобной политике нет, преобразования в России всегда осуществлялись на спине народа. Если же смотреть на вещи шире, то преступление — это совершенно нормальная часть любой большой политики. Иное дело, что руководители стран Запада осуществляют свои преступления за пределами своих стран, в то время как в России страдают свои.

Главное все же понять, что первичным для Путина является именно политика. Он вообще дисциплинированный человек, если надо будет доставать вазы со дна моря, ловить сверхтяжелых щук или вот не бороться с коррупцией. Но когда понадобится он конечно будет с ней бороться, только пока еще не надо.

Плодоносить, посаженное Ельциным дерево русской демократии, начало где-то лет пять назад. Для такого стороннего, наблюдателя как я, первым плодом ельцинско-путинской модернизации, стал конкурс Евровидения 2009, состоявшейся в Москве. Это было первое шоу мирового уровня на русском телевидении, за которым последовало множество других. Следующий качественный скачок произошел на Олимпиаде в Сочи, организация которого уже даже превзошла мировой уровень. Если учитывать колоссальную роль медиа в жизни современного общества, то значение этих событий не стоит недооценивать.

Другой успешный пример модернизации показывают российские вооруженные силы. За последние десятилетия мы привыкли к рассказам о бедственном положении российской армии и когда Путин вдруг направил российские ВМС к берегам Сирии, то это смотрелось как какая-то смешная вылазка. Года не прошло и все сомнения относительно боеспособности русской армии развеялись, а теперь вот некоторые немецкие журналисты вообще стали демонстрировать страх перед военной мощью русских.

Третьим, хорошо заметным признаком модернизации, стало резкое повышение интеллектуального уровня сообщества политических экспертов. В девяностых таких, пожалуй, не было вообще. В двухтысячных, более-менее заметен был только Михаил Леонтьев. Сейчас счет пошел уже на десятки компетентных специалистов. Это исключительно важное явление, поскольку оно свидетельствует, что российское общество наконец-то начинает выбираться из ведущего в никуда лабиринта либеральных «ценностей».

Критикам путинской политики надо сначала разобраться с ее действительным (а не кажущимся) содержанием. Речь идет о стратегической линии, разработка которой началась почти 30 лет тому назад, реализация которой сначала привела к гибели СССР, а сейчас приводит к расцвету России. Нет сомнения, что по своему содержанию это наиболее радикальная реформа со времен Петра I.

Возврат Крыма и последовавшие за ним события показали, что Путину удалась модернизация русской элиты, избавившийся от унаследованной от СССР отсталости. В глазах европейцев и американцев русские чиновники, бизнесмены и интеллектуалы, уже выглядят, не дикарями как это было раньше, а конкурентами. Со всеми вытекающими отсюда и не всегда приятными последствиями.

Завершив первый этап модернизации России, Путин имеет все основания ощущать себя победителем, а значит не стоит ожидать серьезного пересмотра этой политики. Надо также понимать фундаментализм русских президентов в ее осуществлении. После штурма белого дома, Гайдар предложил Ельцину отложить новые выборы и сначала провести все необходимые политические и экономические реформы. Будь это сделано, российские 90е были бы совсем другими. Ельцин от этого предложения отказался, и я полагаю это было сделано потому, что он окончательно решил покончить с административно-командным управлением Россией, а вовсе не потому, что чего-то там не додумал.

Нет никаких оснований полагать что Путин считает иначе. А потому не следует ожидать возврата к административно-командным методам, по крайней мере до того момента, пока Россия не окажется в состоянии настоящей, а не холодной войны.

Возможная смена правительства, вряд ли приведет к уходу из него либералов, другое дело, что перед ними буду поставлены другие задачи. Хотя некоторые идеи Глазьева, как отход от доллара, будут использоваться, но не его концепции в целом, поскольку Путину куда ближе неолиберальная система, в рамках которой он прожил всю свою политическую жизнь. Я вообще полагаю, что назначение Глазьева в число путинских советников вызвано скорее желанием минимизировать вред от свободного функционирования альтернативных экономических идей, чем желанием этими идеями реально пользоваться.

Главная российская интрига на сегодня это противоречие между вполне понятным путинским желанием ничего не менять и реальным развитием событием. Тот недостаток поддержки со стороны России, который ощущает Новороссия не имеет никакого отношения ни к Суркову, ни к каким-то другим «национал-предателям», но объясняется исключительно стремлением Путина оставить все как есть.

Даже отказ Меркель в дружбе с Россией ничего не изменил в путинской политики. Его досрочный отъезд из Брисбена это всего лишь игра – будете и дальше так себя вести, я от вас уйду. Еще одно не совсем серьезное действие — это путинское заявление о том, что Россия не будет участвовать в западных геополитических играх. Конфликт на Украине уже есть, а, следовательно, имеется и участие.

В тому же ряду стоит предложение российского МИДа о взаимной отмене санкций. Понятно, что санкции никто отменять не будет, но чего только не сделаешь для успокоения Первого Лица.

Отсюда конечно не следует, что Путин потерял чувство реальности и стремится за химерой мира, которого больше нет. Просто, занимающий пост российского президента агент КГБ, не имеет право на провал из-за игнорирования какой-то, пусть даже самой незначительной мелочи. Когда все шансы на сохранение нынешнего курса будут исчерпаны Путин повернет, но не минутой раньше.

А до того момента следует ожидать сохранения статуса-кво. Со стороны России давление в котле «Новороссия» будет всегда чуточку больше давления в котле «Украина». Чтобы содержимое Новороссии лилось на Украину, а не наоборот.

Другая сторона также действуют на основе стратегических соображений.

Меркель вовсе не является американской марионеткой, как это часто предполагают. Ее цели очень хорошо описаны в http://voprosik.net/merkel-protiv-rossii/. Между Германией как национальным государством и Германией как частью будущего общеевропейского государства, Меркель выбрала второе. А посему ее главная задача на сегодня заключается в спасении ЕС, который может развалиться в случае глобального экономического кризиса. А потому нужно успеть до того нейтрализовать Россию, которая в противном случае сможет стать привлекательной альтернативой для многих восточно-европейских стран.

Что касается Америки, то она стала заложницей своей истории. Это тем более любопытно, что американцы в своем большинстве, категорий исторического развития не понимают (хотя Истории об этом, судя по всему, еще не доложили). Главной, а скорее даже единственный, движущей силой американского общества является экспансионизм. Можно насчитать пять экспансий это общество сформировавших.

  1. Заселение Америки. Началось в середине 16 века и длилось до 70-80х годов 19 века.
  2. Доктрина Монро (завоевание зоны внешнего влияния). С 30х годов 19 века и до конца первой мировой.
  3. Экспансия капитализма. С 70х годов 19 века и по 1929.
  4. Холодная Война, превратившая США в лидера западного мира.
  5. Установление контроля над миром посредством развязанной после разрушения СССР глобализации.

Теперь американцы пытаются стартовать шестую экспансию с целью повторного завоевания мира, поскольку их былые позиции начинают сдавать.

В таких условиях Россия имеет три возможных стратегии: самоизоляция, союз с Китаем и ответный удар. На самоизоляцию Путин не пойдет, потому как вся его политика пойдет насмарку. Союз с Китаем хорош как дополнение, но будучи выбран в качестве генеральной линии, может окончится тем, что Россия окончательно превратится в младшего партнера. Поэтому остается ответный удар, главным оружием в котором должны стать оранжевые революции в западных странах. Сейчас для этого сложились очень благоприятные условия.

Конечно США далеко и окружена океанами, но веревку на которой их подвесят – глобализацию – они сплели сами. Наш мир принадлежит глобальным компаниям и глобальным интересы, в настоящий момент в этой сфере безраздельно доминируют американцы, правда только некоторые. Так супер-фонд Vanguard Group, контролирующий большую часть американских финансовых и производственных кампаний, конечно необычайной силен, но врагов то у него также не перечесть. И не стоит сомневаться в том, что эти враги будут рады любой иностранной помощи, для борьбы с этим чудовищем. Есть конфликт между Обамой и республиканцами на котором можно играть. Есть конфликт между традиционными республиканцами и tea party на котором можно играть. Есть конфликт между неоконами и настоящими консерваторами, которые уже давно не скрывают своего позитивного отношения к Путину.

И наконец, есть множество стран, имеющих свои каналы влияния в США, которых эта страна уже достала. Известно, что между странами БРИК очень мало общих интересов, но вот как раз интерес дать хорошую взбучку Америки может стать первым таким примером.

А судя по тому несоразмерному и нарочитому вниманию, которое российские СМИ уделяют происходящему в Фергюсоне, механизм революционного экспорта, уже потихоньку налаживается.

Перспективы омайданивания Европе так и просто великолепны. Бюджет ЕС 110млрд евро, непокрытых обязательств уже сейчас на 220млрд. После создания евро, все развитие в южной и восточной Европе осуществлялась исключительно за счет кредитов. В случае серьезного экономического кризиса, все эти страны останутся не только без всяких средств к существованию, но также без каких-то серьезных перспектив на будущее. К этому надо добавить дерево мультикультурализма, которое заботливо выращивалось в течении десятилетий, но которое начнет по-настоящему плодоносить именно в посткризисных условиях.

Главная опора ЕС на сегодня это Германия, но это только пока есть экономический подъем. Все будет иначе, когда он закончится. Антиевропейские настроения уже не редкость, а когда немцы выяснят, что именно их назначили в качестве главных спасателей посткризисной Европы, то энтузиазм пропадет полностью.

Меркель борется как умеет. Русского президента она реально боится, поскольку все столкновения, которые у них были до сих пор она позорно проиграла. Я не думаю, что она так уж сильно верит в свою победу. Ее главный расчет на американских и европейских друзей и вероятно она считает, что когда друзей будет много, то Путин не пойдет на обострение.

Отделение России от Европы есть только часть меркелевской политики. Ее дальнейшие действия полностью зависят от (не)успеха с договорами о свободной торговле с Канадой (CETA) и США(TTIP). Успех хотя бы с одним из этих договоров, значительно увеличит ее агрессивность, хотя пока все указывает на то, что в таком виде как они есть эти договоры будут в конечном счете отвергнуты

Важным орудием немецкого майдана может стать RTDeutsch (Russia Today на немецком). По моим наблюдениям, этот канал готовился к выходу в эфир еще весной, но после прихода Суркова был заморожен, вероятно, чтобы не злить Меркель. По сообщениям немецкой прессы он должен скоро начать работать круглосуточно и предлагать объем материалов превышающий объемы материалов других новостных каналов немецкого телевидения. Пока имеется только часовая передача в интернете, но учитывая ту супермодель, которая ведет там прямой эфир, незамеченной эта программа точно не останется.

В целом немцы очень плохо информированы о реальном состоянии дел на Украине. При обострении правда начнет всплывать и я пока не понимаю, что будет в этом случае делать Меркель. Мое предположение заключается в том, что она, как и другие профессиональные «европейцы» не очень хорошо представляют те проблемы, которыми чревато нынешнее противостояние с Россией. Иначе они были бы поосторожнее.

http://worldcrisis.ru/crisis/1721769