Министерство среды и регионального развития Латвии заказало аналитическое исследование демографии страны. Кроме обычного, скажем так, отраслевого, был у заказчика и чисто коммерческий интерес.

Около 20% ВВП страны формируется за счет дотаций Евросоюза из всевозможных фондов. Например, фонда борьбы с бедностью, фонда экономического развития, фонда поддержки инфраструктуры и т.п. При этом Европарламент дает деньги не просто так, а с привязкой к численности населения. Так сказать, по конкретной сумме на человека. Что требует периодического проведения подобных исследований для подтверждения опорных цифр. Так вот, в этот раз итоги заказчика не обрадовали. Сильно не обрадовали.

С 2000 по 2014 год население Латвии сократилось на 380 тысяч человек. Для латышей это очень много. Фактически за 14 лет оно уменьшилось на 16%. А если считать с 1990 года — с даты принятия Декларации о восстановлении независимости Латвийской Республики, — и при сохранении нынешней тенденции, то к 2020 году Латвия лишится почти 45% своего населения.

В 1960 году в Латвии проживало 2,12 млн. человек. В 2014 году их, по официальным данным, насчитали лишь 1,98 млн. человек. Причем, как показало исследование, эти данные недостоверны. Ради приукрашивания картины, в население Латвии всеми правдами и неправдами записали и тех латышей, которые уже давно из нее уехали и окончательно осели за рубежом. Так что, если считать честно, то в самой стране сегодня проживает только 1,6 — 1,7 млн. человек.

Прибалтика

Латвия и Эстония - Внешний долг на душу населения

Однако, в результатах исследования гораздо более важными являются несколько другие цифры. Население не просто сокращается. Оно стареет. Средний возраст латыша сегодня составляет 40,6 года.

На первый взгляд, положение далеко от критического. В соседней Литве он равен 40,1, в Эстонии — 40,5. Вот только в Белоруссии эта цифра составляет 39 лет, а в России — 38,7. Таким образом, «вступив в Европу» и «выгнав русских оккупантов», Латвия по среднему возрасту своего населения стала сближаться со «старой Европой», где средний возраст немца составляет 44,9 лет, итальянца — 43,5, финна и грека — 42,5.

Та же картина наблюдается во всех «младоевропейских» странах Восточной Европы. С той лишь разницей, что прибалтийские государства по территории и общей численности населения значительно меньше, от того и негативный эффект проявляется быстрее и масштабнее.

Причем, проблема тут не только в падении рождаемости. Хотя она тоже играет не последнюю роль. В советские времена в Латвии коэффициент рождаемости составлял 2,15 и был самым высоким за всю историю латышского народа. Сегодня он упал до 1,29 и продолжает снижаться. Куда более серьезным является изменение демографической структуры населения страны.

Прибалтика

Латвия и Эстония - Внешний долг (Всего)

Как показывают цифры, на словах латыши боролись как бы за свободу и независимость своей страны, но на деле они просто хотели «свободы уехать». Потому, добившись независимости, тут же реализовали эту свою мечту. Наибольший поток эмиграции выплеснулся в Великобританию и Германию.

В 2013 году 10% всех новорожденных латышей появилось на свет… в Англии! Сегодня за пределами Латвии проживает более 300 тыс. латышей и ежегодно к ним прибавляется примерно 20 тысяч человек. Причем уезжают не пенсионеры, а, наоборот, самые молодые, образованные и трудоспособные.

В результате чего за 20 лет произошел коренной сдвиг в структуре населения. Доля пожилых людей (в возрасте старше 65 лет) составляет 28% по отношению к работоспособному населению (в возрасте от 15 до 64 лет). Это самый высокий показатель в ЕС. Впрочем, у соседей по Прибалтике ситуация не сильно лучше. При сохранении нынешней тенденции, из-за эмиграции, к 2020 году это соотношение достигнет: в Латвии 43%, в Литве — 42%, в Эстонии — 40%.

Сохранение сложившейся тенденции напрямую ведет к разрушению не только общества, но и государства. По мере того, как сокращается доля трудоспособного населения, падает и собираемость налогов, в том числе — идущих на социальные гарантии.

Прибалтика

Латвия и Эстония - Внешний долг (в процентах ВВП)

Да и вообще смысл налоги платить пропадает. Дороги и инфраструктура? На это дело деньги дает Брюссель. Будущая пенсия? Молодежь перспективы ее получения к наступлению собственного пенсионного возраста оценивает в подавляющем большинстве негативно.

А раз пенсии не будет все равно, то зачем сейчас на нее отдавать государству налоги? Уехать в более благополучные страны становится наиболее оптимальным выбором. Благо вступление в Евросоюз сделало перемещение трудовых ресурсов внутри еврозоны практически безпроблемным. В следствие чего вся Прибалтика ударными темпами превращается в край «пионЭров и пенсионЭров».

Как ни странно, но такая тенденция порождает рост местной безработицы. Население той же Латвии (да и всей Прибалтики в целом) не просто стареет. Оно заметно беднеет. От того постепенно перебирается в места более благополучные. Прежде всего — в крупные города. А их там не много. Что приводит к сохранению более-менее приемлемого уровня жизни в основных урбанистических точках и уже фактически обезлюживанию всей остальной территории.

Так, в частности, в Латвии эта тенденция уже заставила власти провести территориально-административную реформу и «укрупнить», через слияние, значительную часть существующих волостей. Впрочем, желаемого эффекта она не принесла.

Прибалтика

Безработица в Латвии и Эстонии по годам

Разрыв между более благополучными городами и глубинкой лишь ускорился. Государству уже сегодня оказывается не по карману содержать собственную территорию. Если в целом по стране за 14 лет количество школьников сократилось вдвое, то в пустеющих волостях падение достигло 3 — 4 раз.

Однако государство вынуждено содержать там полноценные школы, так как их закрытие лишь еще сильнее подтолкнет убытие оставшегося населения. А без него сама территория потеряет какую бы то ни было экономическую привлекательность, без которой не станет денег на содержание инфраструктуры.

Собственно, там их уже не хватает. Да и откуда им там взяться, если, к примеру, в городе Резекне детей и пенсионеров насчитывается 11 тысяч, а трудоспособного населения — всего 19 тыс.? С учетом почти 30%-го уровня безработицы получается, что один работник там содержит двоих иждивенцев.

Нет денег — нет платежеспособного спроса, а без него становится бесперспективным запуск любого бизнеса, что делает регион неинтересным для инвесторов. Пока подобные территории живут за счет дотаций из фондов выравнивания ЕС и центрального бюджета страны. Но размер сумм прямо зависти от количества проживающих, а они уезжают за лучшей долей. Меньше людей — меньше дотаций.

Прибалтика

И вот так — там везде. Конечно, правительства прибалтийских стран пытаются тенденцию переломить. Но в основном лишь разного рода манипулятивными методами в области статистики. Программы стимулирования рождаемости не срабатывают. Они лишь несколько снижают темпы деградации, но уже не способны их остановить.

Даже с учетом того, что на 20-25% пенсии в Прибалтике формируются за счет общеевропейских дотаций, по своему размеру они отстают даже от средних по ЕС, не говоря уже про наиболее богатые страны Европы. Так, например, в 4-м квартале 2012 года средняя пенсия по возрасту в Литве составляла 236 евро. В Латвии и Эстонии — 271 и 316 соответственно.

При официально установленном прожиточном минимуме в 247 евро, лишь 53% латышских пенсионеров получают 271 — 285 евро, а у 24% она составляет менее 214 евро. Выходит так, что примерно каждый второй пенсионер в Прибалтике живет на грани или даже за чертой бедности.

Если говорить прямо, Прибалтика вымирает. За четверть века «свободы и независимости» она потеряла более 2 миллионов человек. Это больше, чем ее потери на протяжении прошлых двух сотен лет, включая обе мировые войны. Причем точка невозврата, судя по всему, уже безоговорочно пройдена.

За все это время прибалты так и не поняли, зачем вообще им необходимо государство. Взяв на щит, вместо государственнических, идеи национализма, они с самого начала выбрали дорогу, ведущую в тупик. Вместо создания системы, развивающей окружающий мир (тем самым создающей рабочие места, пространство для жизни, чем стимулирующей рост благосостояния и рождаемость), они сформировали нечто, направленное исключительно на эксплуатацию окружающего мира исключительно с целью самосохранения национальности.

Прибалтика

А закостенелая этническая ксенофобия не позволяет им допустить даже мысли о возможности пополнения населения за счет массовой иммиграции. Из опасения потери все той же этической идентичности.

В следствие чего окончательно сложился замкнутый круг. Нет работы, потому что нет предприятий. Нет предприятий, потому что нет сбыта. Нет сбыта, потому что нет населения. Нет населения, потому что нет работы. Нет работы, потому, что нет предприятий.

Пока в прибалтийских странах все держится на дотациях из фондов ЕС, в частности — из фонда выравнивания. Но оно так просуществует до тех пор, пока Прибалтика будет в состоянии поставлять дешевой, но квалифицированной рабочей силы больше, чем стоят эти дотации. После чего краник закроется. Да и общие перспективы у ЕС на ближайший десяток лет оптимизма не внушают.

Под вопросом стоит сохранение самого Евросоюза в существующем виде. В подобных катаклизмах перво-наперво заканчиваются деньги, а значит под сокращение идут все ненужные дотационные расходы. Это означает гарантированное крушение всей прибалтийской государственности.

Впрочем, уже сейчас в той же Латвии на уровне министров обсуждается вопрос уменьшения пенсий в ближайшие годы до весьма символичного размера. А официальные лица Литвы даже заговаривают о приемлемости эвтаназии, в качестве средства борьбы с бедностью.

Прибалтика

Латвия - миграция

Последнее конечно звучит жутко. Но если вспомнить, что речь идет о мерах по отношению к пенсионерам, а сегодняшние пенсионеры, это как раз те люди, которые четверть века назад «сделал европейский выбор», то, может быть, в этом и есть проявление смысла понятия «ответственности за свой выбор»?

А территория… она, да, освободится. На нее конечно давно зарятся поляки, все еще мечтающие о возрождении чего-то имперского, вроде «Жечи посполитой» «от можа и до можа». Но уже сейчас у Польши наблюдаются схожие демографические проблемы.

При сохранении нынешних тенденций через двадцать лет у Варшавы на аннексию и последующее освоение новых земель уже точно не будет ни лишнего населения, ни лишних денег. Не то что на освоение, а даже на содержание. Ибо прибалтийские земли на природные ресурсы по сути своей бедные. Раз на них невозможно заработать, то зачем тратиться на содержание?

Причем, без надобности территория Прибалтики окажется для всех европейских государств. Ибо ни одно из них не страдает демографическими излишками, требующими нового жизненного пространства. Единственная страна, кому эти земли окажутся нужными это Россия. Не столько для расселения собственных демографических «излишков», которых у нее, кстати сказать, нет, сколько в виду необходимости наличия надежного и безопасного сухопутного коридора в Калининградскую область.

Такая вот горькая ирония. Уйти «из России», по пути потеряв все нажитое за сотню лет, чтобы в итоге вымереть и вернуть территорию все той же России. А все потому, что законы природы одинаковы для всех. Таблице умножения без разницы, вы продаете или покупаете. Дважды два все равно четыре.

Единственным путем, ведущим Прибалтику к процветанию являлось ее нахождение в составе России. Все остальные варианты в конечном итоге заканчиваются полным вымиранием прибалтов, как нации. И сей процесс уже стал необратим.

Министр обороны Латвии Раймонд Вейонис знает, как противостоять России, планирующей коварно захватить и поработить всех трех «балтийских тигров» — Литву, Латвию и Эстонию. «Во-первых, своими силами — готовностью противостоять. Во-вторых, путем дислокации союзников, и особенно США, на территории стран Балтии. В-третьих, углубленными познаниями относительно поведения России», — перечислил военачальник все три ловких способа, благодаря которым можно дать решительный отпор ордам с востока.

Его внимательно слушали участники дискуссии, которая недавно прошла в Центре стратегических и международных исследований о безопасности в Балтийском регионе. И даже, наверное, записывали, чтобы не забыть ни одну из военных хитростей, которыми так щедро поделился с ними старый солдат Раймонд Вейонис.

Но ни один из присутствовавших не задался простым вопросом: а зачем России нападать на Прибалтику, которую, судя по статистике миграции, недолюбливает даже собственное население?

Та же Латвия потеряла из-за эмиграции 16 процентов населения за последние 14 лет. И отток не остановится — по прогнозам Евростата, к 2030 году страна лишится еще двадцати процентов своих жителей, а доля пожилых людей увеличится до четверти. В исследовании отмечается, что миграция особенно быстро росла после вступления Латвии в ЕС.

Та же невеселая картина в Литве: с 2006 года из страны уехали почто триста тысяч человек. В Эстонии ситуация получше, но численность населения все равно убывает.

Пару лет назад известный всей Латвии композитор Имант Калныньш написал пронзительное письмо, буквально взорвавшее страну. В нем он честно признался в своих прежних заблуждениях относительно независимости — сегодня композитор считает Латвию страной без будущего, честно называет задворками Европы. «Если оглянуться вокруг, газон разглядеть трудно, зато мы по горло в коричневой жиже», — вынес приговор Имант Калныньш.

Между прочим, в свое время он стоял у истоков независимости Латвии, был депутатом латвийского Верховного Совета и Сейма в самом начале 90-х. Сейчас картина мира для него выглядит иначе: «Я ищу в мире тех, кто пытается этому противостоять, и вижу, что по соседству президент Беларуси Александр Лукашенко старается защитить свой народ и страну, как бы ни возмущались «демократические» шакалы обанкротившегося Запада. У нас по соседству президент России Владимир Путин не позволяет превратить свою страну в проходной двор, в трактир или игорный дом, куда каждый может влезть со своими порядками и, если повезет, урвать что-нибудь в свой карман».

Совсем недавно наступило просветление и у Роландаса Паулаускаса, одного из подписантов Акта о восстановлении независимости Литвы в 1990 году. Для него тоже стал очевиден конец европейской сказки. Вот его главные разочарования:

• Независимость — это не только флаг и гимн, но и свои законы, денежная система и таможенные сборы. Но законы мы принять не можем, поскольку у нас примат европейских законов. Главные налоги регулирует Брюссель. Таможенные сборы собирать мы не можем. Остались только флаг и гимн.

• Общесоюзный рынок пропал, поэтому и производство Литвы пропало. То же самое происходит, например, в Молдавии, а также в бывших соцстранах типа Болгарии или Румынии.

• Литовцы как нация исчезают. Та же тенденция — у эстонцев и латышей. Латвия (кроме Риги) — пустая, будто война прошла. Зачем жить молодежи в копии, если можно уехать в оригинал? Наше поколение ничего сказать им не может.

Непонятно, что и от кого собираются защищать местные генералы. Теперь благополучие местного населения — забота партнеров по Евросоюзу, и мы тут, в России, даже довольны, что в свое время нам удалось избавиться от вечно недовольных балтийских тигров и их подрыкивающих тигрят.

Однако и Старый Свет, похоже, постепенно приходит в себя и все чаще неодобрительно посматривает в сторону Восточной Европы, которая не может навести у себя порядок без серьезных дотаций. Гастарбайтеры из Прибалтики обустраиваются в Великобритании, Ирландии, Скандинавии и не горят желанием возвращаться на историческую родину.

Заняты они, в основном, на низкооплачиваемых и малоквалифицированных работах — примерно как у нас жители бывших советских республик из Средней Азии. Также безропотны и молчаливы, потому что плохо знают язык. Также берутся за все, лишь бы прокормиться самим и отправить перевод оставшимся дома родственникам.

Однажды газета Independent опубликовала карикатуру на литовцев. На ней изображена упаковка популярной торговойсети, в которой уложены тела людей, покрытых пленкой. Надпись на крышке гласила: «Работники-мигранты», «Упаковка дешевой рабочей силы», «Продукт из Восточной Европы», «2 по цене 1», «Каждый литовец помогает» (каламбур из слогана Every little helps).

Посол в Лондоне Аста Сайсгирите-Ляушкене была возмущена (и по-моему, вполне закономерно). «Я написала письмо редактору The Independent, в котором выразила глубокое сожаление, что такое независимое издание, каким является The Independent, могло напечатать такую ужасную, ксенофобскую и расистскую карикатуру», — рассказала дипломат соотечественникам. И смиренно попросила газету опубликовать свои извинения.

Издание, конечно, извинения принесло. Но его читатели мнения о гастарбайтерах из Прибалтики, к сожалению, не изменили.

http://alex-leshy.livejournal.com/511050.html

http://politrussia.com/world/pochemu-baltiyskie-tigryata-521/